макет Национальная безопасность


НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА: СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ
Материалы всероссийской
научно-практической конференции
(Челябинск, 12 октября 2017 г.)
1393382210544
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ГУМАНИТАРНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»
«Ассоциация работников правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации»
НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА: СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ
Материалы всероссийской
научно-практической конференции
(Челябинск, 12 октября 2017 г.)
284416547434500Челябинск
14451402722112018
УДК 371:32(06)
ББК 74.04:66.5я43
Национальная безопасность и молодёжная политика. Современные вызовы [Текст]: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, г. Челябинск, 12 октября 2017 г. – Челябинск: Изд-во ЮУрГГПУ, 2018. – 223 с.
ISBN 978-5-91155-061-5
В сборнике представлены материалы Всероссийской научно-практической конференции «Национальная безопасность и молодёжная политика. Современные вызовы», которая проводилась Челябинской ассоциацией работников правоохранительных органов и спецслужб РФ совместно с Южно-Уральским государственным гуманитарно-педагогическим университетом, а также Управлением по делам молодежи администрации г. Челябинска. Материалы сборника посвящены актуальным вопросам формирования антиэкстремистского и антитеррористического мировоззрения в студенческой среде, повышению уровня компетентности молодежи в процессах, проходящих в стране, формированию неприятия участия в движениях сектантской направленности, противодействия распространению радикальных религиозных идей на территории региона, взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, правоохранительных структур региона, духовенства, общественности, молодежных движений.
ISBN 978-5-91155-061-5
© Издательство Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета, 2018
© Издательско-полиграфическая ассоциация высших учебных заведений, 2018
1508760176530
СОДЕРЖАНИЕ
Садырин В.В.
Обеспечение комплексной безопасности в Южно-Уральском гуманитарно-педагогическом университете ………………….................... 66
Коваленко С.Ю., Белевитин В.А., Черновол И.Г
Цифровое видеонаблюдение как средство повышения безопасности в организации ................................................................. 115
Тюнин А.И.
Эффективность рейтинговой системы контроля знаний
студентов ……………………………………………………………………………….............. 221
Алексеева Л.П., Тюнин А.И.
Влияние контроля персонала на экономическую безопасность организации ……………………………………………………….………………….… 224
Павлова Л.Н., Зотолова И.А.
Профессиональная социализация студентов педагогического вуза как условие безопасности на рынке труда ………………………………. 338
Белевитин В.А., Коваленко С.Ю., Ульянова В.Г., Смирнов Е.Н.
Квалиметрическая оценка профессиональных и личных качеств мастеров обучения вождению автомобиля организаций дополнительного профессионального образования …………………………… 443
Гнатышина Е.В., Горев В.Н.
Анализ основных форм организации обучения персонала в системе управления ……………………………………………………………………….. 551
Горев В.Н.
Мотивация как основа управления персоналом …………………… 559
Иванова М.Н.
Теоретические аспекты повышения эффективности управления образовательной организацией …………………………………………………………….. 65 Кострюкова Л.А.
Понятийный аппарат финансового менеджмента ………………………... 69
Черновол И.Г.
Создание и проверка информационной безопасности образовательного контента ……………………………………………………………………… 74
Каклюгина Н.В.
Молодёжь как основная вербовочная мишень тоталитарных деструктивных культов (сект) в России: технологии вербовки и удержания в группах …………………………………………………………………………….. 80
Силантьев Р.А.
Актуальные проблемы религиозной безопасности в России и их влияние молодежь ………………………………………………………………………..… 105
Кострюкова Л.А.
Бедность и критерии, ее определяющие ……………………………………. 116
Кондаурова А.А.
Безопасность оптимизации товародвижения в логистической системе ………………………………………………………………………… 121
Контогова Н.В.
Роль адхократического подхода в стимулировании сотрудников образовательной организации ………………………………………... 126
Прилукова Е.Г., Кошкарова Н.Н.
Социально-лингвистическая интерпретация понятий «террор» и «терроризм» ………………………………………………………………………… 131
Савченков А.В., Ногина А.А.
Формирование антиэкстремистского мировоззрения в студенческой среде в образовательном процессе вуза …………………….. 137
Ращектаева Т.В.
Информационная безопасность в социальных сетях …………………. 141
Коняева Е.А.
Готовность будущих педагогов профессионального обучения к межнациональному общению в современной поликультурной среде ……………………………………………………………………………. 146
Гафарова Е.А.
О необходимости актуализации нормативно-правовой базы для организации педагогического сопровождения подростков в социальной сети «ВКонтакте» …….………………………………………………………. 151
Зацепин А.С., Романова Е.С.
Молодежный экстремизм и его проявления. Правоприменительная практика органов внутренних дел Челябинской области ……………..……… 156
Сапегина А.М.
Инновационная деятельность руководителя организации как фактор повышения качества управления ……………………………………… 161
Рябинина Е.В.
Влияние социальных сетей на формирование экономических установок ………………………………………………………………..…… 165
Котовщиков А.В.
Безопасность использования программ для ЭВМ ……………………… 171
Чередникова М.В.
Правонарушения в информационной сфере: понятие, основные черты, формы проявления …………………………………………………… 177
Столбова Е.А.
Имидж педагога в пространстве интернета ……………………………….. 183
Цилицкий В.С.
Сущность личностно-рефлексивного компонента будущих педагогов-дефектологов, ориентированных на тьюторскую профессиональную деятельность …………………………………………………………. 188
Амелина Я.А.
Деструктивно-агрессивные сообщества в социальной сети ВКонтакте: последние тенденции ………………………………………………………….. 193
Шварцкоп О.Н.
Мобильная безопасность: геолокация и защита личной информации ……………………………………………………………………………….. 199
Щетинина Е.В.
Российская молодежь в свете проблем медиабезопасности: основные угрозы и методы контрпропаганды ……………………………………… 204
Юнусова А.Б.
Молодежь на рынке интернет-терроризма ………………………………… 210
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ ………………………………..………………………………. 219

Садырин В.В.
г. Челябинск
Обеспечение комплексной безопасности в Южно-Уральском гуманитарно-педагогическом университете
В современных условиях общественного развития, пожалуй, не существует более важной проблемы для отдельного человека и человечества в целом, чем проблема обеспечения безопасности. Последних два века принесли людям не только достижения в области научного и технического прогресса, облегчившие им жизнь, но и массу проблем, затрудняющих ее, а нередко делающих просто невыносимой. Экологические и техногенные катастрофы, войны, новые виды заболеваний, терроризм во всех его проявлениях, голод одних на фоне сверхбогатства других, торговля людьми и их судьбами.
Сегодня глобальной бедой на планете стал разгул вседозволенности и бесконтрольности, породивший рост преступности. Причем преступления становятся жестокими и изощренными. Самыми распространенными уголовными преступлениями в наше время считаются убийства, наркоторговля, угон автомобилей, рэкет, грабежи и кражи. От них не застрахованы ни простые граждане, ни известные люди. Все это тем или иным образом отражается на каждом из нас и составляет комплекс угроз для жизни людей на планете. Многие люди считают, что эти беды обойдут их стороной, никакие глобальные проблемы их не коснутся.
Однако, находясь в той или иной социальной и природной среде, человек не может быть свободным от происходящих вокруг него событий. Как уберечься от всевозможных опасностей в повседневной жизни? На фоне этого вопроса и появляется понятие безопасности, обеспечение которой и позволяет в определенной степени застраховаться от объективно возникающих проблем.
Образование как социальный институт структурно и количественно включает огромное множество людей и объектов, обеспечение безопасности которых является национальной задачей непреходящей важности в каждой стране. Институт образования, являясь объектом угроз, в свою очередь, может рассматриваться и как средство, обеспечивающее национальную безопасность.
Обеспечение безопасности образовательного пространства, защита прав, охрана жизни и здоровья участников образовательного процесса является одним из приоритетных направлений образовательной политики в ЮУрГГПУ. Так, например, руководством университета в течение 2016–2017 учебного года проводились мероприятия по обеспечению комплексной безопасности образовательного процесса. В целях создания условий для безопасной жизнедеятельности университета принят Комплексный план мероприятий по противодействию идеологии экстремизма и терроризма, обеспечению безопасности в ЮУрГГПУ до 2018 года.
В целях антитеррористической защиты в мае 2017 года УФСБ России по Челябинской области в Миасском филиале университета проведена проверка, в ходе которой были выявлены недостатки, создающие угрозу безопасности. В результате проведенных мероприятий выявленные нарушения устранены. В этом же месяце была проведена тренировка по действиям ППС, сотрудников и студентов университета в условиях угрозы возникновения ЧС террористического характера. Для проверки уровня подготовки УФСБ России по Челябинской области были смоделированы реальные ситуации, связанные с угрозой проведения террористического акта в ЮУрГГПУ.
Во втором квартале 2017 года проведена проверка музейного комплекса ЮУрГГПУ по условиям хранения предметов, внешне похожих на боеприпасы. Выявленные экспонаты переданы на уничтожение в отдел полиции «Центральный» УМВД по г. Челябинску.
Проведенная проверка по оценке эффективности системы криптографической защиты информационных систем университета выявила ряд недостатков, для устранения которых разработан специальный план.
В общежитиях ЮУрГГПУ на постоянной основе проводятся комплексные обследования комиссией, состоящей из представителей структурных подразделений университета (АХЧ, УВР, заместителей деканов по воспитательной работе, международного отдела, Управления по охране и безопасности), всего за год – 20.
Особое внимание уделяется контролю за соблюдением правил внутреннего распорядка в стенах университета и общежитий. В рамках целевой программы «Безопасный университет» в 2016–2017 учебном году продолжена установка камер видеонаблюдения в учебных корпусах.
Составной частью комплексной безопасности университета является деятельность отдела ГО и ЧС, специалистами которого разрабатывались и корректировались нормативные и регламентирующие документы, определяющие функционирование системы ГО и ЧС университета.
В соответствии с планом основных мероприятий ЮУрГГПУ в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах на 2017 год» в университете в мае 2017 года проведены объектовые тренировки по эвакуации учащихся и сотрудников в условиях террористической угрозы. К тренировке привлекались: дежурно-диспетчерская служба, члены эвакуационной комиссии, администрация сборного эвакуационного пункта, руководители служб ГО, деканы факультетов и заведующие общеуниверситетскими кафедрами, директора институтов и филиала, руководители структурных подразделений, сотрудники и студенты университета.
Основными направлениями всех подразделений вуза в работе по профилактике терроризма и противодействии проявлениям экстремизма в молодежной среде являются – профилактика экстремистской деятельности, воспитание культуры и мира, межнационального согласия и межконфессионального мира в молодёжной среде и повышения уровня эффективности системы антитеррористической защищенности университета.
С целью проведения профилактической работы направленной на недопущение в Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете проявлений экстремистского характера в течение учебного года совместно с прокуратурой г. Челябинска и правоохранительными органами Челябинской области, экспертами проведены различные занятия (беседы, семинары, круглые столы) со студентами «группы риска» (молодежь колеблющегося типа), кураторами академических групп, заместителями деканов по воспитательной работе:
– «О недопустимости проведения в университете религиозной деятельности»;
– «Ответственность за совершение преступлений террористического и экстремистского характера»;
– «Этноконфессиональные проблемы в молодежной среде и пути их разрешения»;
– «Экстремизм в виртуальном пространстве (основные понятия этноэкстремизма и радикального ислама, символика и др.).
Целью данной работы является воспитание гражданина России, патриота малой Родины, осознающего свою идентичность как члена семьи, этнической и религиозной группы, локальной и региональной общности и желающего принять активное участие в развитии культуры родного города Челябинска. В ходе данной работы мы показываем, что Челябинская область – многонациональный и поликонфессиональный регион, в состав населения которого входят выходцы из государств центрально-азиатского региона.
Для решения данной задачи в вузе действуют структурные подразделения и общественные организации (деканаты факультетов, Управление воспитательной работы, Институт дополнительных творческих педагогических профессий (ИДТПП), Музейный комплекс ЧГПУ, профком студентов и аспирантов ЧГПУ, Общественный совет учащихся), которые в течение учебного года проводят различные массовые культурные мероприятия (Неделя толерантности, посвященная Дню народного единства; Часы правовой культуры, посвященные 20-летию Конституции Российской Федерации; циклы лекций, бесед, направленных на профилактику экстремизма, преступлений против личности, общества, государства; празднование Дня защитника Отечества на факультетах; фестиваль «Весна студенческая»; Фестиваль-лаборатория студенческих театров России «ARTсессия»; встречи в Музейной гостиной; праздник «День дружбы народов» с участием иностранных студентов; организована работа поисковых отрядов «Этерна», «Медальон»; празднование 69-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне; круглый стол «Россия и Запад: на чьей стороне правда?» с участием преподавателей и студентов вуза; мероприятия, посвященные Дню славянской письменности, Дню русского языка; подготовка и проведение интеллектуальной игры «Русский мир», организована работа постоянно действующего семинара для кураторов «Воспитание в высшем образовании» и т.д.). В конце марта 2014 года совместно с администрацией г. Челябинска была организована встреча руководителей традиционных конфессий Владыки Феофана и муфтия Ринат хаджи-хазрат Раева со студентами и сотрудниками университета, где обсуждались актуальные вопросы межконфессионального и межнационального общения, направленные на совершенствование духовно-нравственного воспитания студентов вуза.
С целью формирования толерантности поведения и навыков критического осмысления, происходящих общественных процессов в университете широко используются возможности средств массовой информации (газета «Молодой учитель») и сайта вуза. В течение 2013–2014 учебного года было опубликовано 118 таких материалов.
Различными структурными подразделениями в вузе проводится систематический мониторинг по развитию и выявлению субкультур и межнациональных отношений в вузе, изучению уровня сформированности качеств личности и гражданской зрелости студентов, уровня адаптации первокурсников и т.д. (на базе кафедры теоретической и прикладной психологии факультета психологии создан психологический центр «АКМЕ». Основной задачей психологического центра является совершенствование процесса подготовки будущего педагога-психолога, специального психолога. Создается учебно-методическая база для качественного проведения практических и лабораторных занятий на основе компьютерных технологий, оказывается практическая психологическая помощь студентам, преподавателям и сотрудникам университета). Так в мае 2013 года Управлением воспитательной работы был проведен мониторинг, в котором приняли участие 552 студента 1–4 курсов всех факультетов.
Одновременно с этим студентам доводится до сведения то, что у педагога одной из главных задач является формирование у учащихся чувства патриотизма и гражданственности. Для этого преподаватели и студенты университета разрабатывают учебную и методическую литературу для учащихся. В результате освоения программы студенты овладевают навыками составления методических разработок уроков с использованием основного содержания курса, методическими приемами преподавания духовных основ отечественной культуры, навыками поиска необходимой информации по православной культуре. Так, преподаватель вуза Э.Ф. Вертякова разработала Тетради творческих заданий для учащихся начальных классов «Основы исламской культуры Южного Урала», «Башкирский народный костюм», «Татарский народный костюм», «Костюмы народов Южного Урала»; а студентка факультета подготовки учителей начальных классов А. Пьянкова подготовила Памятку для родителей «Основы духовно - нравственной культуры народов России или «Основы религиозной культуры и светской этики». Группой преподавателей вуза разработана и внедряется Программа опережающего обучения по дополнительной образовательной профессиональной программе «Преподавание основ православной культуры в общеобразовательной школе» для будущих учителей, студентов педагогического вуза. Преподавателями вуза проводится работа по разработке и внедрению в учебный процесс учебных материалов для будущих педагогов, раскрывающих роль образования в профилактике экстремизма: рекомендации по использованию методического пособия для младших школьников «Основы исламской культуры Южного Урала».
Воспитанию толерантности и патриотизма способствует добровольческая деятельность студентов. В рамках реализации Программы развития волонтерства на Южном Урале в вузе была создана молодежная общественная организация «Центр волонтёрских объединений ЮУрГГПУ». Волонтёрами Центра являются студенты различных факультетов университета.
В вузе учатся представители почти всех народов и национальностей России, ближнего и дальнего зарубежья. В прошлом учебном году университет принял в свою семью студентов из Китая, Турции, Конго, Южной Кореи, Индии, которые также участвуют в указанном процессе. Для этого разработаны различные культурные мероприятия, где иностранные студенты показывают свою самобытность, особенности своей нации.
С целью проведения профилактической работы, направленной на недопущение в Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете проявлений экстремистского характера в течение учебного года совместно с прокуратурой г. Челябинска и правоохранительными органами Челябинской области, экспертами проведены различные занятия (беседы, семинары, круглые столы) со студентами «группы риска» (молодежь колеблющегося типа), кураторами академических групп, заместителями деканов по воспитательной работе: «О недопустимости проведения в университете религиозной деятельности»; «Ответственность за совершение преступлений террористического и экстремистского характера»; «Этноконфессиональные проблемы в молодежной среде и пути их разрешения»; «Экстремизм в виртуальном пространстве (основные понятия этноэкстремизма и радикального ислама, символика).
16 сентября 2017 года, в единый день для всей страны, в Челябинске прошел Парад российского студенчества – всероссийское посвящение первокурсников в студенты. Участниками Парада стали студенты 17 образовательных организаций высшего образования и 4 образовательных организаций профессионального образования города Челябинска (список прилагается). Всего в Параде приняло участие более 7500 человек.
Парад подтвердил свою актуальность и продемонстрировал необходимость проведения организованных массовых социально-ориентированных мероприятий для студенческой молодежи. Он был нацелен на повышение сплоченности студентов города, осознание ими себя частью огромного студенческого братства, демонстрацию активной жизненной позиции студентов, консолидации усилий органов власти и общественных организаций в сфере реализации государственной молодежной политики.
У студентов Парад вызвал яркие эмоции, сплотил в едином гражданском порыве, вызвал чувство гордости за принадлежность к огромной армии студенчества страны. В то же время продемонстрировал обществу, органам государственной власти, руководству образовательных организаций (вузов, колледжей, техникумов) готовность к конструктивному диалогу, взаимодействию и сотрудничеству, способность проявлять гражданскую позицию и участие в решении насущных проблем города, региона, страны.
Практика подтверждает необходимость системной и непрерывной работы со студенческой молодежью. Важными также являются не только специально организованные мероприятия по предотвращению проявления экстремизма и межнациональных разногласий в студенческой среде, но и в большей степени, реализация мероприятий, способствующих гражданско-патриотическому и духовно-нравственному становлению молодежи.
Исходя из сложившегося опыта, мы можем рассматривать деятельность молодежных общественных объединений как действующий инструмент противодействия терроризму и экстремизму в студенческой среде. Отсутствие проявлений экстремистского характера в молодёжной среде вуза свидетельствует об успешности предпринимаемой комплексной работы по обеспечению безопасности.
13 июня прошло заседание Совета по воспитательной и внеучебной работе образовательных организаций высшего образования Челябинской области, на котором рассмотрены вопросы профилактики экстремизма в образовательных организациях высшего образования.
21 апреля прошла X Всероссийская очно-заочная научно-практическая конференция молодых учёных, аспирантов и студентов «Экологическая безопасность, здоровье и образование». Её провели преподаватели кафедры безопасности жизнедеятельности и медико-биологических дисциплин. В конференции участвовали более 500 молодых учёных, магистрантов, аспирантов, студентов, преподавателей из 12 регионов РФ. 5 из 12 секций прошли в ЮУрГГПУ. К научному мероприятию также присоседились 7 вузов, которые провели заседания секций на базе своих учебных заведений: Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена (Санк-Петербург), Тюменский государственный университет, Институт гуманитарного и социально-экономического образования (Екатеринбург), Самарский государственный социально-педагогический университет, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы, Алтайский государственный университет (Барнаул), Шадринский государственный педагогический университет. На пленарном заседании выступили помощник ректора по антитеррористической и информационной безопасности А.А. Жуков с докладом «Особенности взаимодействия структурных подразделений ЮУрГГПУ по выявлению и предупреждению экстремизма в молодёжной среде».
В мае 2017 года аппаратом НАК проверена деятельность университета по исполнению мероприятий Комплексного плана противодействия идеологии терроризма в РФ на 2013–2018 годы. В процессе проверки высоко оценена деятельность ЮУрГГПУ по реализации дополнительной программы «Гражданское население в противодействии распространению идеологии терроризма» и организации профилактической работы среди студентов, материалы о положительном опыте работы университета направлены в аппарат НАК России.
Коваленко С.Ю., Белевитин В.А., Черновол И.Г.
г. Челябинск
ЦИФРОВОЕ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЕ КАК СРЕДСТВО ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ В ОРГАНИЗАЦИИ
Аннотация. В статье описываются достоинства и недостатки применения цифрового видеонаблюдения. Приводятся конкретные примеры из различных областей применений современных подходов к применению систем видеонаблюдения.
Ключевые слова: безопасность организации, IP-видеонаблюдение, средства обеспечения безопасности, современные технологии передачи данных.
В современных организациях применение систем видеонаблюдения стало общепринятой нормой. Системы видеонаблюдения круглосуточно наблюдают за всем, что творится на подконтрольной территории. И, конечно, при эксплуатации сложной и разветвленной системы охраны неизбежно возникают и проблемы, связанные с техническими особенностями установленного оборудования, и проблемы, являющиеся результатом злого умысла или неосторожности.
Возможности и опасности
Не редкость, когда охраняемая территория организации удалена от центрального пульта охраны на многие километры и прокладывать собственный кабель слишком дорого. Гораздо выгоднее данные видеонаблюдения передавать по уже имеющимся каналам связи, например по локальной сети.
Еще одна проблема, связанная с организацией видеонаблюдения, – то, что делать в экстремальной ситуации, когда не имеется возможности попасть в комнату управления? Современные технологии помогают и в этом случае: имеется возможность подключиться к любой видеокамере, используя обычный компьютер и смартфон. Все это позволяют сделать современные информационные технологии, благодаря которым системы видеонаблюдения вышли на третий этап своей эволюции. Этот этап характеризуется следующими особенностями.
Для передачи данных используется уже существующая IP-инфраструктура – локальная сеть и даже Интернет. Данные могут передаваться как через обычный кабель (Ethernet), так и с помощью беспроводных технологий (WiFi). Подключение аппаратуры через беспроводные сети имеет ряд достоинств, основным из которых является подключение видеокамеры в любом, даже самом непредсказуемом месте, и к ней не потребуется тянуть кабель для передачи видеосигнала.
Видеокодеки, один из которых самых полных наборов K-Lite Codec Pack Full и соответствующих утилит, уже встроены в видеокамеры наряду с поддержкой IP-протокола, что устраняет необходимость приобретения и установки специального оборудования, выполняющего преобразование аналогового видеосигнала в цифровой формат и его передачу в IP-сеть. Цифровой формат делает возможными разные методы обработки и анализа видеоизображений – распознавание, корреляция и т.д., но помимо преимуществ, которые несет с собой совмещение системы видеонаблюдения с локальной сетью, имеется и ряд особенностей, которые необходимо учитывать при внедрении системы IP-видеонаблюдения.
Если забыть об информационной безопасности, то не только любой желающий сможет получить доступ к данным видеонаблюдения, но и любой злоумышленник сможет нарушить работоспособность видеокамер, систем хранения и архивирования видеоданных. Данная статья и посвящена тому, как избежать ситуаций, подобных той, в которую попал известный на весь мир Оксфордский университет. В июле 2004 года два студента этого вуза проникли в компьютерную сеть университета и получили доступ к камерам видеонаблюдения. Известны и более серьезные инциденты. В начале 2001 года в Германии разразился большой скандал, когда Министерство обороны и МИД страны отказались от использования продуктов Microsoft. В частности, МИД мотивировал свой отказ тем, что все видеоконференции NetMeeting передавались через США и некоторые организации могли иметь доступ ко всем переговорам МИД с посольствами.
Первое, с чего надо начать защиту IP-видеонаблюдения, – это разделение сегментов данных и видеонаблюдения, что достигается с помощью позволяющей сконфигурировать несколько виртуальных широковещательных доменов в рамках одного физического широковещательного домена технологии VLAN [1–2], реализованной практически в любом коммутаторе, например, линейки Cisco 2960. Использование данного подхода позволяет не приобретать дополнительные средства защиты, а воспользоваться тем, что и так уже реализовано в вашем сетевом оборудовании. Однако гораздо более высокий уровень безопасности достигается за счет применения межсетевых экранов (firewall или брандмауэров), которые четко определяют, кто, когда, куда и с какими привилегиями может получить доступ к видеокамерам и записанным ими данным. Применяются и другие механизмы защиты: port security, VLAN ACL (VACL), запрет Gratuitous ARP, Source Guard, DHCP Snooping и т.д. Все эти механизмы существенно затрудняют злоумышленникам доступ к видеосегменту.
Но что делать в том случае, если видеонаблюдение построено не на кабельной системе, которую эффективно защищают вышеназванные механизмы, а на беспроводной технологии? В этом случае получить доступ к видеосигналу не составляет большого труда. В частности, такая проблема возникает в аэропортах, использующих беспроводные IP-видеокамеры. Но и эту проблему могут решить современные системы защиты, например, средства построения VPN (Virtual Private Network). Эта технология, называемая V3PN (Voice and Video-enabled VPN), может задействовать различные стандартизованные протоколы, используемые в зависимости от потребностей конкретной организации – IPSec, SSL, MPLS.
Несанкционированный доступ и изменение настроек. С целью предотвращения этой угрозы используется механизм аутентификации, который определяет взаимоотношения между видеокамерой и сервером управления, а также между сервером управления и архивом видеоизображений. Не пройдя процесс подтверждения подлинности, никто не сможет получить доступ к изображению, получаемому с камер наблюдения.
Если вышеперечисленные меры защиты внедрены и настроены правильно, то у злоумышленников остается последний шанс – атаки «отказ в обслуживании», которые могут не только нарушить функционирование подсистем видеонаблюдения (IP-камер, архива, сервера управления и т.п.), но и задеть другие сегменты корпоративной сети. С целью защиты от этой напасти можно использовать принцип эшелонированной обороны, когда средства обнаружения и предотвращения атак устанавливаются как на уровне сети, так и на уровне конкретного узла – сервера управления видеонаблюдением и видеоархива. Необходимо заметить, что такие системы должны не только обнаруживать, но и блокировать атаки, чтобы не допустить нанесения ущерба защищаемым ресурсам [3–10].
При выборе системы защиты видеотрафика необходимо учитывать ряд важных аспектов:
Производительность. Шифрование видеосигнала может сказаться на пропускной способности канала связи.
Задержки. Шифрование требует определенных ресурсов, что может вносить определенные задержки видеосигнала. При превышении некоторого порогового значения в получаемом с камер наблюдения изображении могут появляться помехи, оно может «скакать» и т.п.
Качество сервиса. Использование некоторых протоколов шифрования приводит не только к полному скрытию всей передаваемой информации, но и к скрытию от средств передачи данных специальных меток (QoS), влияющих на очередь обработки трафика. А раз эти метки скрыты, то сетевое оборудование не будет приоритезировать видеоданные, что может привести к задержкам и помехам.
Пример проекта защиты системы видеонаблюдения в американском городе Seal Beach. Этот проект, развернутый в рамках целой административной единицы, дал возможность всем правоохранительным структурам города быть всегда в курсе того, что, где, когда и как происходит. В случае совершения правонарушения сотрудники полиции еще по дороге к месту преступления могут получить доступ к беспроводным IP-видеокамерам и контролировать все происходящее, изучать дислокацию преступников и готовиться к ответным действиям. В качестве центрального компонента системы видеонаблюдения с передачей данных по протоколу IP выступает обычный коммутатор, к которому подключены видеоархив и сервер управления. Сами же видеокамеры установлены по всему городу – больницы, библиотека, школа, муниципальные учреждения, спортивные учреждения, вокзалы и т.д. Для защиты сети используются все вышеназванные средства и механизмы защиты, на которые также возложена задача защиты и всей остальной инфраструктуры. А управление осуществляется централизованно с помощью всего одной интегрированной системы.
Библиографический список
Лыткин, А.А. IP-видеонаблюдение [Текст]: наглядное пособие / А.А. Лыткин. – М.: Книжный мир, 2011. – 200 с.
Твой сетевичок [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tvoi-setevichok.ru/korporativnaya-set/cisco-2960-nastroyka-marshrutizatsii-mezhdu-vlan.html.
Белевитин, В.А. Научно-исследовательская работа магистранта: теория и практика организации и проведения [Текст]: учебное пособие / В.А. Белевитин, Е.А. Гнатышина, И.Г. Черновол. – Челябинск: Изд-во Южно-Урал. гос. гуман.-пед. ун-та, 2017. – 122 с.
Белевитин, В.А. Магистерская диссертация: рекомендации по подготовке и защите [Текст]: учебно-методическое пособие / В.А. Белевитин, Е.А. Гнатышина, И.Г. Черновол. – Челябинск: Изд-во Челяб. Южно-Урал. гос.-пед. ун-та, 2016. – 159 с.
Белевитин, В.А. Операционно-зачетные работы по общеслесарной производственной практике [Текст]: сб-к лаб. работ / В.А. Белевитин, А.В. Суворов, Е.П. Меркулов. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2015. – 184 с.
Минаев, А.А. Расчет параметров пластического формоизменения сортовых заготовок [Текст] / А.А. Минаев, В.А. Белевитин, Е.Н. Смирнов // Известия высших учебных заведений. Черная Металлургия, 1990. – № 12. – С. 26–28.
Belevitin V. Modeling of the Energy Potential saving in the production of seamless / V. Belevitin , Y. Smyrnov, S. Kovalenko, A. Suvorov, V. Skliar // Journal of Chemical Technology and Metallurgy, 52. 2017. № 4. Р. 718–723.
Belevitin V.A. Simulation of the macrostructure influence of forging ingots on the potential capabilities of obtaining high-quality forgings / V.A. Belevitin, Y.N. Smyrnov, S.Yu. Kovalenko, A.V. Suvorov // Metallurgical and mining industry. 2016. № 7. P. 18–23.
Руднев, В.В. Аспекты формирования инженерной культуры будущих педагогов по обеспечению информационной безопасности обучающихся в образовательной организации / В.В. Руднев, В.А. Белевитин, Е.А. Гнатышина, И.Г. Черновол, И.Ф. Юсупов // В сб. науч. трудов «Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы». – 2016. – С. 120–127.
Черновол, И.Г. Выявление степени влияния и значимости факторов в педагогических исследованиях / И.Г. Черновол, В.А. Белевитин, М.Ю. Катина и [др.] // В сб. науч. трудов «Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы». – 2016. – С. 163–171.
Тюнин А.И.
г. Челябинск
ЭФФЕКТИВНОСТЬ РЕЙТИНГОВОЙ СИСТЕМЫ КОНТРОЛЯ ЗНАНИЙ СТУДЕНТОВ
Аннотация. В статье раскрывается сущность и необходимость рейтинговой системы контроля знаний студентов, показывается эффективность данной системы, ее основные составляющие. Показывается значение фонда оценочных средств (ФОС).
Ключевые слова: рейтинг, рейтинговая система, контроль знаний дидактическая эффективность.
Рыночная экономика внесла свои коррективы в образовательный процесс и рейтинг студентов, особенно итоговый рейтинг выпускников может быть критерием для заказчиков при подборе кадров и заключении трудовых отношений с выпускником вуза.
По нашему мнению, введение рейтинговой системы позволяет сократить в большинстве случаев время на выяснение подготовленности студентов к занятиям; заинтересованность студентов в максимально возможной для них рейтинговой оценки настраивает их на добросовестную работу в процессе самостоятельной работы [1].
Подготовленность же к занятиям тех студентов, которые смирились с тем, что не получают оценку по рейтингу, можно проверять в индивидуальном порядке, не сокращая для большей части студентов время.
Это способствует, с одной стороны, отходу от традиционных «школярских» методов работы, а с другой – позволяет, при непрерывном контроле, оказывать большее доверие студентам, не подвергая изначальному сомнению факт их подготовки к занятию.
Рейтинговая система позволяет получить объективную информацию о системе успешности обучения студентов относительно друг друга. Уже по истечению двух–трех месяцев можно выделить и худших студентов группы. Это дает администрации мощный повод, позволяющий поощрять лучших и наказывать худших.
Помимо этого, уже на раннем этапе формируются массивы студентов по прогностическому показателю, претендентов на «отлично», «хорошо» и тех, которые отстают от учебного плана и могут остаться не аттестованными. Ранний прогноз позволяет внести корректировку в дальнейшее обучение.
Для оценки знаний студентов используется фонд оценочных средств, который включает тесты, задачи, упражнения и итоговый тест-контроль перед экзаменом, для тех у кого низкий рейтинг.
На первый взгляд может показаться, что студенты, набравшие определенную сумму баллов, обеспечивающую им подходящую оценку, могут перестать заниматься, но в основном происходит срабатывание определенного механизма соперничества, соревнования в процессе прохождения обучения. Введение рейтинговой системы контроля знаний в значительной степени устраняет негативные стороны уравнительной системы обучения и оценки знаний и достижений.
В результате исчезают усредненные группы отличников, хорошистов и т.д. Вместо них появляется «первый», «пятый», «сотый». И желание непрерывно повышать качество своей подготовки [2–11]. Правильное использование элементов рейтинговой оценки знаний позволяет избежать конфликтов при оценивании обучаемых [12,13].
Использование рейтинга позволяет снижать возможность получения незаслуженной оценки (случайной оценки), в результате оценка учитывается не по отдельной теме, а в течение всего полугодия и всего курса обучения в ВУЗе, вплоть до его окончания.
Конкурентоспособный выпускник – это выпускник с рейтингом выше среднего. Вне конкуренции выпускники первой сотни.
В Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете используется данный элемент конкурентного начала: «100 –лучших выпускников» данного года. И это становится основной оценкой качества подготовки специалиста и его «профессиональным потенциалом» при будущем трудоустройстве в педагогической и других видах деятельности.
Если выпускник вуза проявил свои профессиональные компетенции, зарекомендовал себя на протяжении всего срока обучения в науке, учебе, освоении профессиональной педагогической деятельности, то он имеет право участвовать в конкурсе, но из всех подавших документы на конкурс отбираются только 100 лучших (с самым высоким рейтингом).
Участники и победители данного конкурса имеют возможность еще раз продемонстрировать потенциальным работодателям свои профессиональные компетенции, получить от них и обратную связь, и ценные советы и рабочие места.
Библиографический список
Тюнин, А.И. Дидактическая эффективность рейтинговой системы контроля знаний студентов ВУЗа / А.И. Тюнин // «Актуальные проблемы развития экономики и подготовки специалистов с экономическим образованием в странах СНГ» (17 июня 2005 года): тезисы докладов VI Международной научно-практической конференции. – Тараз: Алматинская академия экономики и статистики, 2005. – С. 294–295.
Тюнин, А.И. Непрерывное экономическое образование в условиях общеобразовательной школы: монография / А.И. Тюнин. – Алматы: Алматинская академия экономики и статистики, 2004. – 192 с.
Тюнин, А.И. Технология системы непрерывного экономического образования / А.И. Тюнин // Наука №1. – 2001. – С. 25–27.
Тюнин, А.И. Эволюция непрерывного экономического образования. Профессиональный проект: идеи, технологии, результаты / А.И. Тюнин. – 2012. – № 3. – С. 97–103.
Тюнин, А.И. Непрерывное экономическое образование – основа подготовки, экономически грамотного гражданина в условиях рыночной экономики / А.И. Тюнин // Методика профессионального образования: от теории к практике: сборник статей по итогам Всероссийской олимпиады по методике профессионального обучения. – 2016. – С. 99–104.
Тюнин, А.И. Непрерывное экономическое образование в условиях общеобразовательной школы: дис. ... канд. пед. наук / А.И. Тюнин. – Челябинск, 2001. – 177 с.
Аменд, А.Ф. Непрерывное экономическое образование в условиях общеобразовательной школы / А.Ф. Аменд, А.И. Тюнин // Вестник института развития образования и воспитания подрастающего поколения при ЧГПУ. – 2001. – № 4. – С. 20–28.
Тюнин, А.И. Дистанционные технологии подготовки специалистов наукоемких специальностей: факторы перехода на новый этап развития / А.И. Тюнин, Н.А. Верезубова // Проблемы энергообеспечения, информатизации и автоматизации, безопасности и природопользования в АПК: международная научно-техническая конференция. – 2012. – С. 148–155.
Тюнин, А.И. Формирование познавательного интереса к предмету «Экономика» на уроках и внеурочной деятельности учащихся. Фундаментальная и прикладная наука / А.И. Тюнин, А.С. Юлдыбаева, Е.В. Яковлева. – 2016. – №1. – С. 52–54.
Тюнин, А.И. Непрерывное экономическое образование в условиях общеобразовательной школы как основа сознательного выбора профессии / А.И. Тюнин // Региональная конкурентоспособность и образование в контексте глобальных вызовов: материалы и доклады Международной научно-практической конференции IV Уральского вернисажа науки и бизнеса; под общей редакцией Е.П. Велихова. – Челябинск: Энциклопедия, 2017. – С. 394–399.
Тюнин, А.И. Причины трудовых конфликтов / А.И. Тюнин // Фундаментальная и прикладная наука: сборник научных статей по итогам научно-исследовательской работы за 2014 год. Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2015. – С. 225–227.
Тюнин, А.И. Конфликты в сфере управления / А.И. Тюнин // Фундаментальная и прикладная наука: сборник научных статей по итогам научно-исследовательской работы за 2012–2013 учебный год. – Челябинск, 2013. – С. 35–40.
А.И. Тюнин, Л.П. Алексеева
г. Челябинск
ВЛИЯНИЕ КОНТРОЛЯ ПЕРСОНАЛА НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ
Аннотация. В статье раскрывается сущность процесса экономической безопасности и осуществления контроля. Раскрываются основные задачи экономической безопасности. Рассматривается сущность процесса контроля персонала.
Ключевые слова: безопасность, национальная безопасность, экономическая безопасность, экономическая безопасность предприятия, контроль персонала, ситуации контроля, виды контроля.
Одним из основополагающих понятий, определяющих задачи государственного регулирования социально-экономической жизни России, является национальная безопасность [1]. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию содержит определение: «…Национальная безопасность понимается как состояние защищенности национальных интересов от внутренних и внешних угроз, обеспечивающих прогрессивное развитие личности, общества и государства» [2]. Правовые основы реализации и защиты национальных интересов Российской Федерации закреплены в Законе РФ «О безопасности» [3]. В нем содержатся, и расшифровываются основные используемые понятия и термины.
В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля безопасность определяется как «отсутствие опасности, сохранность, надёжность». В словаре С.И. Ожегова безопасность трактуется как «состояние, при котором не угрожает опасность, есть защита от опасности». Эта трактовка безопасности сохранилась и до сих пор, войдя в словари и учебники по специальным дисциплинам учебных заведений спецслужб [4; 5].
В чем заключается сущность экономической безопасности? По нашему мнению, «экономическая безопасность» – это такое состояние национальной экономики, при котором обеспечиваются защита национальных интересов, устойчивость к внутренним и внешним угрозам, способность к развитию и защищенность жизненно важных интересов людей, общества, государства. Под жизненно важными интересами в данном контексте понимают совокупность потребностей, которые обеспечивают существование и прогрессивное развитие личности, общества, государства. Экономическая безопасность является одной из составляющих национальной безопасности, которая охватывает также оборонную, экологическую безопасность и т.д.
Основными задачами экономической безопасности являются: обеспечение пропорционального и непрерывного экономического роста, обуздание инфляции и безработицы, формирование эффективной структуры экономики и развитого рынка ценных бумаг, сокращение дефицита бюджета и государственного долга, обеспечение социальной защиты и повышения качества жизни населения, поддержание устойчивости национальной валюты и т.п. Эти задачи определяют стратегию экономической безопасности как формирование и обоснование стратегических приоритетов, национальных интересов, средств и механизмов решения проблем. В макроэкономическом анализе экономической безопасности выделяют следующие составляющие: экономическую независимость; устойчивость и стабильность национальной экономики; способность к саморазвитию и прогрессу. Экономическая независимость означает, прежде всего, возможность осуществления государственного контроля над использованием национальных ресурсов, способность обеспечить национальные конкурентные преимущества для равноправного участия в международной торговле. Устойчивость и стабильность национальной экономики предусматривает прочность и надежность всех элементов экономической системы, защиту всех форм собственности, сдерживание дестабилизирующих факторов.
Способность к саморазвитию и прогрессу означает способность самостоятельно реализовывать и защищать национальные интересы, создавать благоприятный инвестиционно-инновационный климат, развивать интеллектуальный потенциал. Экономика, которая постоянно развивается, способна противостоять внутренним и внешним угрозам. Надежность и эффективность экономических пропорций, вертикальных и горизонтальных связей позволяют смягчить последствия дестабилизирующих процессов.
Объектами экономической безопасности являются государство, общество, граждане, предприятия, учреждения и организации, территории, отдельные составляющие экономической безопасности. Основным субъектом экономической безопасности выступает государство, которое осуществляет свои функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. В системе экономической безопасности определяющую роль играют национальные экономические интересы, их приоритеты. Для определения национальных экономических интересов необходимы: анализ текущего состояния экономики и выявление тенденций развития; моделирование и прогнозирование социально-экономического развития; корректировка мер государственного регулирования с целью достижения желаемых целей. В указанных действиях особо важной является разработка системы экономических показателей, которые бы предоставляли количественную оценку социально-экономического развития страны. Их обязательно надо отражать в действующей статистике.
К приоритетным экономическим интересам относятся: создание самодостаточной социально-ориентированной экономики; сохранение и развитие интеллектуального и научно-технического потенциала; обеспечение экономически безопасных условий жизнедеятельности общества; построение равноправных и взаимовыгодных экономических отношений с другими государствами. Экономическая безопасность оценивается по определенным критериям – показателями–индикаторами.
Важнейшими из них являются: структура ВВП, объем и темпы развития промышленности, объем и динамика инвестиций; природно-ресурсный производственный и научно-технический потенциалы страны; эффективность использования ресурсов; конкурентоспособность экономики на внутреннем и внешнем рынках; темпы инфляции; уровень безработицы; качество жизни, т.е. ВВП на душу населения, степень дифференциации доходов, обеспеченность населения материальными благами и услугами; дефицит бюджета и государственного долга; энергетическая зависимость; интегрированность в мировую экономику.
Важное значение для экономической безопасности имеют не сами критериальные показатели, а их пороговые значения, то есть предельные величины, превышение которых угрожает экономической безопасности. Следует отметить, что не за всеми перечисленными показателями определены следующие предельные допустимые значения. Приведем известные. Так, нормальный циклический спад ВВП составляет 5–15% от его потенциального значения. Пороговый спадом ВВП считают 30%, при условиях высшего спада потери могут быть необратимыми. Нормальным уровнем инфляции считается среднегодовой темп роста цен на 5–6%. В случае инфляции в 6–10% необходимо принимать специальные ограничительные меры. Из мирового опыта известно, что в период радикальных преобразований уровень безработицы может достигать 15–20%. Однако такой уровень не должен держаться больше 5 лет. Пороговым уровнем безработицы считается 10%.
Разрыв в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных слоев населения не должен превышать 6–8 раз. А индикатор концентрации доходов (коэффициент Джина) в развитых странах составляет 0,15–0,17. Если же соотношение в доходах 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных групп населения превышает 1:10 (т.е. достигает двузначных цифр), то обществу грозит социальная нестабильность.
Когда доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, достигает 8–10%, это приводит к возникновению длительного кризиса и стагнации. Существенное значение имеет структура по источникам их образования. В развитых странах доля заработной платы в личных доходах составляет 60–65%, а доходы от предпринимательской деятельности (за исключением оплаты труда), операций с недвижимостью, дивидендов от вкладов и акций не превышают 20%.
Угрозами экономической безопасности страны является совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, обществу, государству, затрудняют или делают невозможной реализацию национальных экономических интересов. Выделяют внутренние и внешние угрозы экономической безопасности страны.
Основными внутренними угрозами следует считать:
в научно-технической сфере: разрушение научно-технического потенциала, уменьшение научно-технических разработок, сокращение потенциала фундаментальной науки, неопределенность государственной научно-технической политики, отток научных кадров за границу или в другую сферу деятельности;
в экономической сфере: сокращение объемов производства в ведущих отраслях, разрыв хозяйственных связей, монополизация экономики, криминализация общества, наличие структурных диспропорций, большой внутренний долг, высокий уровень изношенности основных фондов, энергетический кризис, низкий уровень производительности труда и инвестиционной деятельности; высокий уровень инфляции и безработицы, рост «теневой» экономики, низкий платежеспособный спрос населения, ценовые диспропорции между промышленностью и сельским хозяйством, угроза потери продовольственной независимости страны, массовое уклонение от уплаты налогов;
в социальной сфере: углубление дифференциации доходов, бедность, ухудшение структуры питания, снижение доступности образования и медицинских услуг, ухудшение качества жизни, социальная незащищенность значительной части населения, снижение рождаемости, рост смертности, неконтролируемые миграционные процессы.
К внешним угрозам экономической безопасности страны относятся: экономическая зависимость от импорта, отрицательное внешнеторговое сальдо, нерациональная структура экспорта – чрезмерный вывоз сырьевых ресурсов; потеря позиций на внешних рынках; рост внешней задолженности, нерациональное использование иностранных кредитов; неконтролируемый отток валютных ресурсов за границу, размещение их в зарубежных банках. Исходя из приоритетных национальных интересов и угроз экономической безопасности страны, определяются меры государственной политики экономической безопасности, охватывающие научно-техническую, экономическую, социальную сферы, а также политику, военную, экологическую, информативную сферы для обеспечения в целом национальной безопасности страны. Экономическая безопасность предприятия – это состояние наиболее эффективного использования ресурсов для предотвращения угроз и обеспечения стабильного функционирования предприятия. Выделяются следующие основные функциональные составляющие системы. Экономическая безопасность предприятия: финансовая; интеллектуальная и кадровая; технико-технологическая; политико-правовая; экологическая; информационная; силовая. Не все руководители предприятий готовы в полной мере оценить необходимость создания надежной системы экономической безопасности. В Законе РФ «О безопасности» понятие «безопасность» определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов. Однако в общественном сознании все еще сильны стереотипы, согласно которым данная область относится к сфере компетенции государства и специальных органов. Именно поэтому многими руководителями вопросы по экономической безопасности предприятия относятся к неосновной деятельности. Особенно же сложно бывает определить конкретные действия, необходимые для защиты тех или иных жизненно важных ресурсов. Вследствие этого многие руководители ограничиваются созданием на предприятии охранных структур, почти полностью исключая из арсенала организационно-технические и правовые методы, средства и способы защиты информации.
Экономическая безопасность предприятия должна строиться с учетом индивидуальных особенностей бизнеса, ее структура и суть зависят от законодательной базы, выделяемых ресурсов, понимания сотрудниками политики безопасности, а также от практического опыта и знаний руководителей. В зависимости от потребностей и задач конкретной системы безопасности разрабатываются соответствующие способы и выделяются средства. Таким образом, алгоритм построения такой системы включает: изучение специфики деятельности, место на рынке, выявление и анализ угроз, анализ производимых мер, моделирование новой системы, внедрение новой системы и экспертная оценка эффективности внедренной системы.
Одним из важных аспектов экономической безопасности предприятия считается организация контроля персонала.
Контроль персонала – проверка действий персонала по определенной системе с последующим анализом и принятием оперативных и стратегических решений. Необходимо выделить контроль в период испытательного срока.
После проведения предварительной проверки кандидата и приема его на работу ему назначается испытательный срок, в ходе которого он находится под особым наблюдением, с целью выявления его отрицательных качеств. Во время испытательного срока новые работники должны получать минимум информации о предприятии и, естественно, их нежелательно знакомить с конфиденциальной информацией предприятия. Они должны иметь доступ только к необходимой для выполнения их функциональных обязанностей информации, а любые попытки узнать больше должны пресекаться руководством или службой безопасности (если эти попытки весьма настойчивы и постоянны, стоит уделить этому работнику особое внимание).
По итогам контроля различают три наиболее часто встречающиеся ситуации:
Первая ситуация: испытательный срок пройден успешно. Работник зарекомендовал себя с положительной стороны, продемонстрировав отличные личные и деловые качества. За время проверок он не допускал существенных нарушений дисциплины и строго соблюдал все меры защиты конфиденциальной информации. С таким работником не должно быть никаких проблем. Его можно допускать к работе с конфиденциальной коммерческой информацией любого уровня секретности. Однако это не значит, что контроль за сохранностью коммерческой тайны с него должен быть полностью снят. Возможно, что с течением времени или под воздействием обстоятельств, его прекрасные качества существенно изменятся далеко не в лучшую сторону. Кроме того, никогда нельзя полностью исключить вероятность того, что принятый работник является «внедренным агентом», удачно прошедшим первую проверку. Поэтому оперативный (повседневный) контроль, хотя и меньшей интенсивности, должен продолжаться. Да и периодические проверки будут далеко не лишними.
Вторая ситуация: в ходе испытательного срока работник зарекомендовал себя как хороший специалист, но у него выявлены определенные недостатки. Он склонен к умышленному или неосторожному разглашению конфиденциальной информации – по своим психологическим и моральным качествам может стать источником утечки конфиденциальной информации. Причины могу быть различными (наивность, болтливость, злоупотребление спиртными напитками и т.п.). Кроме того, такой человек во время испытательного срока может допускать нарушения установленного режима сохранности конфиденциальной информации (нарушение правил работы с секретными документами, допуск на свое рабочее место посторонних лиц и т.п.). Следовательно, такой сотрудник потенциально опасен. Поэтому, оставляя его у себя на работе, Вы поступаете на свой страх и риск. Если его профессиональные качества вас устраивают, то такой работник должен быть ограничен в допуске к конфиденциальной информации и находиться под усиленным специальным контролем.
Третья ситуация: работник зарекомендовал себя с отрицательной стороны. Его профессиональные и личные качества негативны. Он допускает существенные нарушения дисциплины и разглашение конфиденциальной информации, что позволяет с высокой вероятностью предположить, что в дальнейшем он может стать источником утечки коммерческой тайны предприятия. Не исключено, что данный работник является внедренным или завербованным агентом со стороны ваших конкурентов. От такого человека, конечно, нужно как можно быстрее избавиться, так как он представляет серьезную угрозу и может нанести непоправимый ущерб предприятию. Как избавиться, решать уже Вам, главное, чтобы это все было в правовых рамках. В исключительных случаях, если Вы уверены в своих силах, такого человека можно использовать для дезинформации, давая ему заведомо ложную или ненужную информацию.
Потребность в контроле персонала
Нельзя полностью руководствоваться только результатом предварительной проверки и испытательного срока.
Во-первых, практически всем работникам известно, что первое время они будут находиться под особым контролем. Поэтому в течение испытательного срока работники стараются вести себя положительно, строго соблюдая все инструкции.
Во-вторых, первое время у нового работника идет период адаптации. Он еще не знает о сложившихся в фирме взаимоотношениях, правилах и порядках, чувствует себя неуверенно и старается произвести благоприятное впечатление. В дальнейшем после «освоения» на новом месте, его поведение может кардинально измениться.
В-третьих, не исключено, что предварительная проверка и испытательный срок были произведены неэффективно, и человеку с отрицательными качествами удалось благополучно пройти контроль с хорошим результатом.
Ну, и, наконец, в-четвертых, с течением времени люди могут существенно измениться, причем далеко не всегда в положительную сторону. Поэтому даже безупречный работник под воздействием времени или обстоятельств может превратиться в «слабое звено».
Следовательно, персонал должен постоянно находиться под бдительным наблюдением и регулярно проходить специальные проверки. Такие проверки должны проводиться специалистами (сотрудниками службы безопасности) или, в крайнем случае, менеджерами по персоналу или экспертами, работающими по контракту.
Знать все и обо всем в своей компании – это не значит следить за каждым шагом своих подчиненных. Хотя контроль и является одной из важнейших задач руководителя, он не должен занимать весь управленческий ресурс. Есть целый ряд и других не менее важных задач у руководителя. Контролировать надо действия. Для того чтобы понять, где неправильно идет процесс и нужны стандарты. В остальных же случаях нужно стремиться к контролю именно результатов действий. И именно, тех, которые могут дать нам важную информацию. Фиксироваться в организации должно многое, собираться информация должна о многом. Но реально контролироваться должно самое важное и определяющее для вашего бизнеса, организации, выбранной стратегии и текущих задач.
Проверки (методы) могут быть:
Регулярные (проводятся по определенному графику, например, первого числа каждого месяца. 15 числа каждого месяца и т.п.).
Оперативные (проводятся по скользящему графику неожиданно для проверяемых, кроме того, обязательно производятся в случае ЧП, разглашения информации или возникновения подозрений в отношении конкретных сотрудников).
 «Спонтанный» – незапланированная акция точечной проверки. Такие акции можно делать, если чувствуете, что происходит что-то не так вообще или с кем-то конкретно. Также можно для проверки выбрать какой-то параметр, который не нуждается в постоянном контроле, так как является базовой компетенцией и предполагается, что его соблюдение – это норма профессионализма. Другой объект спонтанной проверки – время на посторонние дела.
Проверки могут проводиться:
А) Гласно – проверка соблюдения инструкции, режима хранения, пользования и уничтожения документации и источников конфиденциальной информации, учета входящей/исходящей корреспонденции и т.п. Теоретическое знание спец. инструкций, заслушивание предложений и замечаний от проверяемых и их начальников и т.п.
Б) Негласно – проводятся тайно от проверяемых сотрудниками службы безопасности или специально привлекаемыми лицами. Такие проверки позволяют с высокой эффективностью получить необходимый результат, так как проверяемое лицо не подозревает о том, что оно находится под контролем и ведет себя раскованно и естественно.
Помимо проверок служба безопасности предприятия регулярно должна осуществлять определенные мероприятия по сбору информации и проверке персонала. Наиболее часто применяемыми из них являются:
1) Наблюдение. Каждый сотрудник должен находиться под наблюдением со стороны сотрудников СБ. Регулярно осуществляется сбор информации о нем, причем как в рабочее время, так и во время отдыха, на совместных, праздничных мероприятиях и т.п. Не стоит ограничиваться только наблюдением за работником внутри офиса. При необходимости нужно проследить, как он исполняет свои обязанности за его пределами, не отклоняется ли от заданного маршрута, с кем встречается и т.п. Также нелишним будет наблюдение за ним во внерабочее время с целью выявить его неблагонадежное поведение и негативные контакты.
2) Агентурная работа – гласный и негласный сбор информации от ближайшего окружения, сотрудников совместно работающих и отдыхающих, друзей, товарищей, знакомых и родственников. Информация, получаемая от источников, непосредственно общающихся с проверяемым, обладает высокой достоверностью и ценностью. При этом источник информации (агент) может работать по собственному желанию (моральные соображения), под принуждением (например, за проступки), за определенное вознаграждение, в «темную» (когда он не подозревает о своей роли), либо специально внедрен в окружения для сбора информации. Но любую полученную от агентуры информацию нужно перепроверить, чтобы избежать дезинформации, в результате заблуждения, недостоверности или сведения счетов.
3) Провокации – специальные мероприятия, в ходе которых осуществляется провоцирование проверяемых/подозреваемых на разглашение конфиденциальной информации. Способы провокаций различны (шантаж, подкуп, алкоголь, секс, дружеские беседы и т.п.). Кроме того, возможно использование «оперативных ловушек» (например, «случайное» разглашение информации с последующим контролем и т.п.). Важно, чтобы для провокаций использовались посторонние лица, с которыми персонал предприятия незнаком. В случае, если к провокации прибегнет сотрудник СБ или иной работник, высока вероятность того, что проверяемый догадается об этом и проводимое мероприятие не принесет желаемого результата. Таким образом, специально созданная система контроля за персоналом позволит отсеять неблагонадежных лиц уже на первом этапе, а в случае успешного прохождения предварительной проверки выявить и вовремя нейтрализовать угрозу экономической безопасности предприятия [5]. Существует множество угроз, с которыми сталкивается предприятие в результате своей хозяйственной деятельности. Они не новы по своему содержанию. Меняется только форма их проявления. Безопасность определяется как состояние субъекта, при котором на него не оказывают воздействия факторы, отрицательно влияющие на его существование [3]. Существуют разные возможности организации бесконфликтного управления, но важно знать причины возникновения трудового конфликта, его сущность и значение [11–13; 18; 19].
В данной статье предпринята скромная попытка раскрыть сущность системы контроля в организации, которая будет способствовать сохранению на должном уровне экономической стабильности предприятия [7].
Библиографический список
Социально-экономические риски: диагностика причин и прогнозные сценарии нейтрализации / под ред. В.А. Черешнева, А.И. Татаркина. – Екатеринбург: Институт экономики УрОРАН, 2010.
Послание Президента Р.Ф. Федеральному собранию 2011 г.
Закон РФ «О безопасности».
Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / В.И. Даль. – М.: Рус. яз, 1989–1991. – 555 с.
Орфографический словарь русского языка / под. ред. С.И. Ожегова. – М.: Локид-пресс, 2007. – 911 с.
Управление персоналом / сост. Ю.Н. Юрлов, Г.Л. Орлянская. – Череповец: ИМИТ СПбГПУ, 2009.
Тюнин, А.И. Экономическая безопасность и необходимость осуществления контроля персонала / А.И. Тюнин // Безопасность социальной сферы в условиях современной поликультурной России: сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф. с межд. участ. 23–24 ноября 2012 г; ред. кол.: В.В. Садырин, Б.У. Хашагульгов, В.В. Базелюк. Е.А. Гнатышина и др. – Челябинск: Цицеро. – 340с.
Тюнин, А.И. Экономическая безопасность и необходимость осуществления контроля персонала / А.И. Тюнин // Безопасность социальной сферы в условиях современной поликультурной России: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2012. – С. 190–198.
Гордеева, Д.С. Формирование национального-гражданского самосознания у студентов экономических специальностей в современных социально-экономических условиях / Д.С. Гордеева, А.И. Тюнин, И.И. Плужникова, С.С. Демцура // Балтийский гуманитарный журнал. – 2017. – Т. 6. – №3(20). – С. 139–143.
Гордеева, Д.С. Нерешенные проблемы непрерывного профессионального на стыке экологии и экономики / Д.С. Гордеева, А.И. Тюнин, А.С. Апухтин, С.С. Демцура // Азимут научных исследований: педагогика и психология. – 2017. – Т. 6. – №3 (20). – С. 63–67.
Тюнин, А.И. Причины трудовых конфликтов / А.И. Тюнин // в сборнике: Фундаментальная и прикладная наука: сборник научных статей по итогам научно-исследовательской работы за 2014 год. – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2015. – С. 225–227.
Тюнин, А.И. Конфликты в сфере управления / А.И. Тюнин // Фундаментальная и прикладная наука: сборник научных статей по итогам научно-исследовательской работы за 2012–2013 учебный год. – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2013. – С. 35–40.
Тюнин, А.И. Сущность трудового конфликта и его значение в экономике / А.И. Тюнин, Е.Р. Губайдуллина // Наука. Научно-производственной журнал. – 2016. – №5 (4–3). – С. 158–160
Гнатышина, Е.А. Управление организацией самостоятельной работы студентов профессионально-педагогических факультетов вузов / Е.А. Гнатышина, Л.П. Алексеева. – Челябинск, 2012.
Алексеева, Л.П. Личностно-ориентированные педагогические технологии повышения квалификации мастеров производственного обучения учреждений НПО / дис. … канд. пед. наук / Л.П. Алексеева. – Магнитогорск, 1999.
Пропедевтика инженерной культуры обучающихся: инновации в образовании / Базавлуцкая Л.М., Белевитин В.А., Гнатышина Е.А., Гордеева Д.С., Демцура С.С., Корнеев Д.Н., Корнеева Н.Ю., Костюкова Л.А., Курбатова О.Л., Мэн С., Пахтусова Н.А., Рыжикова А.М., Рябинина Е.В., Рябчук П.Г., Саламатов А.А., Тюнин А.И., Уварина Н.В.: коллективная монография. – Челябинск, 2017. – 140 с.
Тюнин, А.И. Дистанционные технологии подготовки специалистов наукоемких специальностей: факторы перехода на новый этап развития / А.И. Тюнин, Н.А. Верезубова // Проблемы энергообеспечения, информатизации и автоматизации, безопасности и природопользования в АПК: международная научно-техническая конференция. – 2012. – С. 148–155.
Ветлугина, Т.В. Экономические конфликты и их последствия / Т.В. Ветлугина, А.И. Тюнин // Конфликтология и конфликты в современном мире: материалы Всероссийской научной конференции. – 2017. – С. 76–78.
Тюнин, А.И. Бесконфликтный менеджмент / А.И. Тюнин, В.И. Дьякова // Наука: научно-производственный журнал. – 2016. – №S (4–3). – C. 153–154.
Рябинина, Е.В. Конфликтология профессионального образования: монография / Е.В. Рябинина. – Челябинск: Цицеро, 2000.
Павлова Л.И., Зотолова И.А.
г. Челябинск
Профессиональная социализация студентов педагогического вуза как условие безопасности на рынке труда
Аннотация. В статье рассмотрена практика обеспечения безопасности выпускников вуза посредством системной деятельности по профессиональной социализации студентов на примере Южно-Уральского гуманитарно-педагогического университета.
Ключевые слова: профессиональная социализация, профессиональная самоидентификация, профессиональное самоопределение, профессиональная адаптация, студенты педагогического вуза, формы профессиональной социализации, подходы к профессиональной социализации.
Актуальность проблемы определена необходимостью профессиональной социализации будущих специалистов на стадии подготовки к профессии, что обеспечивает качество подготовки и обуславливает трудоустройство по профилю подготовки. В этом мы видим обеспечение безопасности выпускников педагогического вуза.
Образование находится сегодня в центре первоочередных государственных интересов практически во всех странах. Его роль в социальном, экономическом развитии информационного общества и государства является общепризнанной. «Успехи практически всех крупномасштабных начинаний в политике, экономике и социальной сфере напрямую зависят от уровня развития системы образования в данном государстве» [2, с. 7]. В информационном обществе к образованию предъявляются принципиально новые социально-экономические, духовно-нравственные, культурологические требования. В обстановке динамично меняющегося общества возрастает потребность в качественной подготовке специалистов – носителей интеллектуального и социально-культурного капитала. Следствием этого является всевозрастающая потребность в гуманитарно образованных людях, готовых к сотрудничеству, взаимодействию по сохранению стабильного, преодолевающего экономические, политические, этнонациональные, религиозные конфликты, цивилизованного общества. Сегодня образование становится делом государственной политики, которая рассматривается как часть социальной политики государства. Она включает в себя стратегию, тактику, средства, формы и методы достижения образовательных целей и задач в сфере деятельности образования и обеспечивается рядом федеральных законов, постановлений, государственных целевых программ [1; 4; 7; 8; 9; 10; 11; 12]. «Современное состояние российского образования можно охарактеризовать как поиск новых подходов и решений в педагогике, методике, кадровой и управленческой политике, эффективность которых будет понятна в отдаленной перспективе. Эта политика, как лакмусовая бумага, проявляет отношение государства к образованию как социальному институту, влияющему на интересы больших масс людей, практически каждого члена общества. Являясь инструментом обеспечения фундаментальных прав и свобод личности, условием обеспечения социально-экономического, научно-технического, культурного развития общества, образовательная политика государства проецирует и формирует облик общества завтрашнего дня» [3, с. 51].
Социализация молодежи является одной из ведущих многочисленных функций вузов, определяемых социальными процессами в государстве. «Процесс обучения профессии предполагает возможность окончательного завершения формирования профессиональных компетенций во время трудовой деятельности. Образование сегодня нацелено на развитие человека как целостного существа и возлагает ответственность за самого себя» [5, с. 323].
«Профессиональная социализация формирует потенциал успешного включения индивида в процессе трудовой деятельности и поддержания высокого уровня профессиональной мобильности в течение всей жизни» [6, с. 26].
Результативность профессиональной социализации студентов педагогического вуза обеспечивается адекватным и обоснованным выбором форм и методов организации работы при системной деятельности в данном направлении. Система деятельности по профессиональной социализации студентов представлена в Южно-Уральского государственном гуманитарно-педагогическом университете как совокупность организационно-методической деятельности; мероприятия, вовлекающие студентов в процесс подготовки к трудоустройству и развитию профессиональной карьеры; индивидуальная работа со студентами по формированию готовности к профессиональной деятельности; психолого-педагогическое сопровождение студентов в построении карьеры и эффективном самопродвижении на рынке труда и мониторинг трудоустройства выпускников. Оценкой результативности такой системы служат результаты трудоустройства и оценка работодателей.
Ориентация на рынок труда выпускников обеспечивается решением вопросов качества подготовки кадров посредством реализации – целевого проекта «Достижение готовности выпускников к профессиональной деятельности» (Программа развития ФГБОУ ВО «ЧГПУ» на 2016–2020 годы», раздел «Развитие социальной сферы и молодежной политики»). Задача по обеспечению роста личностного потенциала студентов, ориентированного в перспективе на их профессиональное развитие, решается через систему мероприятий, в том числе участие студентов в университетском конкурсе «Педагогический дебют» и чемпионате WorldSkills, а также в профессиональных конкурсах очно-заочной формы для педагогов.
В рамках Программы «Формирование готовности к профессиональной деятельности» отделом трудоустройства и профессиональной социализации реализован проект «Тьюторское сопровождение профессионального самоопределения студента педагогического вуза: приемы мотивационной ориентации». Он уникален тем, что формирование профессионального самоопределения студента осуществляется посредством комплекса мер, задачей которого является мотивационная ориентация на трудоустройство в соответствии с профессиональной подготовкой.
Новыми формами профессиональной социализации в вузе стали экскурсии студентов в образовательные организации, встречи групп студентов выпускных курсов, сформированные по заявкам на вакантные места, с администрацией и педагогами образовательных организаций с целью знакомства с учреждением и педагогическим коллективом, а также с потенциальным местом работы. Впервые в 2017 году состоялся познавательный лекторий «Философия педагогического труда». Приобретенные знания и первоначальный практический опыт были продемонстрированы студентами выпускных групп на тренингах по взаимодействию с работодателями «Я ищу работу или работа ищет меня». В процессе тренинга студенты получают знания о самопрезентации при устройстве на работу, о личностно-профессиональных качествах, необходимых в профессии, о правилах эффективного поведения на работе, навыки для будущего успешного трудоустройства, приобретают опыт делового общения в ходе смоделированной ситуации трудоустройства (собеседование с работодателем).
В целях профессиональной ориентации и содействия трудоустройству выпускников традиционно организуется для студентов серия мероприятий «Мой старт в профессию» и юридическая консультация «Основы трудового законодательства в педагогической деятельности».
Существует несколько позиций, оказывающих, по мнению работодателей, влияние на эффективность профессиональной деятельности молодого специалиста и его карьерный рост. Назовем некоторые из них (ранжированный ряд): способность организовывать сотрудничество обучающихся и воспитанников; готовность включаться во взаимодействие с родителями, коллегами, социальными партнерами, заинтересованными в обеспечении качества учебно-воспитательного процесса и т.д.
Таким образом, практика обеспечения безопасности выпускников педагогического вуза посредством системной деятельности по профессиональной социализации студентов демонстрирует положительные тенденции.
Библиографический список
Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 гг. Постановление Правительства Российской Федерации от 15.04.2015 г. № 301.
Зиятдинова, Ф.Г. Российская Образовательная политика в свете зарубежного опыта / Ф.Г. Зиятдинова // Социологические исследования. – 2006. – №3. – С. 51.
Козырин, А.Н. Образовательное законодательство и образовательные системы зарубежных стран / А.Н. Козырин. – М., 2007. – С. 7.
Основы государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года, Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 ноября 2014 г. № 2403-р.
Павлова, Л.Н. Профессиональная социализация выпускников педагогического вуза: оформление управленческой компетентности / Л.Н. Павлова // Содействие профессиональному становлению личности и трудоустройству молодых специалистов в современных условиях: сборник материалов VII Международной заочной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Великой Победы, Белгород, 17 ноября 2015 г. / под ред. С.А. Михайличенко, Ю.Ю. Буряка. – Белгород: Изд-во БГТУ им. В.Г. Шухова, 2015. – С. 320–324.
Профессиональная социализация выпускников педагогических вузов на основе использования современных технологий сетевого взаимодействия: коллективная монография / В.В. Садырин, Н.О. Яковлева, Л.В. Трубайчук, З.И. Тюмасева [и др.]; под общей ред. В.В. Садырина. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2013. – 294 с.
Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р.
Стратегия социально-экономического развития Челябинской области до 2020 года (утверждена Постановлением Законодательного Собрания Челябинской области от 26.03.2014 г. № 194).
Федеральная целевая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России на 2014–2020 годы» (утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2013 г. № 426).
Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2014–2020 годы. Постановление Правительства РФ от 21 мая 2013 г. № 424.
Федеральная целевая программа развития образования на 2016–2020 годы. Постановление Правительства Российской Федерации от 23.052015 г. № 497.
Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».
Белевитин В.А., Коваленко С.Ю.
Ульянова В.Г., Смирнов Е.Н.
г. Челябинск
г. Старый Оскол
КВАЛИМЕТРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ
И ЛИЧНЫХ КАЧЕСТВ МАСТЕРОВ ОБУЧЕНИЯ ВОЖДЕНИЮ АВТОМОБИЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Аннотация. В обеспечение повышения конкурентоспособности образовательных организаций выполнена комплексная оценка профессиональных и личных качеств мастеров обучения вождению автомобиля организаций дополнительного профессионального образования с применением квалиметрического подхода, обеспечивающего возможность более достоверных измерений конкретных значений показателей их деятельности. Для выработки или выбора корректирующих воздействий инновационного характера при совершенствовании деятельности организаций дополнительного профессионального образования в современных условиях квалиметрический подход может быть использован в качестве способа построения их «проблемного поля», выявления наиболее «узких мест» сдерживающего или деструктивного характера и формирования новой концепции образовательной деятельности.
Ключевые слова: комплексная оценка, квалиметрический подход, меры инновационного воздействия, объективность экспертных измерений, рандомизация выборки аттестуемых субъектов.
Безопасность дорожного движения (БДД) – понятие, которое должно пониматься и выполняться всеми людьми, без исключения, основываясь на осознанном понимании ответственности за жизнь и здоровье, как самого себя, так и окружающих. Законодательство РФ трактует БДД как степень защищённости участников от ДТП (дорожно-транспортных происшествий) и их последствий. Разновидности нанесения ущерба при ДТП: смерть, травмы (ранения), смерть вследствие травм, материальный ущерб, причинённый любому имуществу любой формы собственности. Для эффективного управления процессом защищённости участников от ДТП его необходимо понять и познать. Последнее предполагает изучение его строения или структуры [1], подготовку возможных вариантов корректирующих воздействий [2]. В связи с выходом сегодня на первый план экономических, рыночных критериев эффективности организаций дополнительного профессионального образования (ОДПО), осуществляющих подготовку и повышение квалификации их работников (педагогов и мастеров обучения вождению автомобиля), корректирующие воздействия инновационного процесса должны подвергаться квалиметрической оценке с использованием методов математического моделирования и оптимизации проектных решений, то есть отвечать научно-обоснованным критериям, обеспечивать возможно большую объективность измерения конкретных значений показателей деятельности ОДПО [3]. Эффективность работы ОДПО по обеспечению БДД и предупреждению ДТП в значительной мере обеспечивается благодаря квалификации участников трудового коллектива (руководители, работники, сотрудники) и их взаимосвязей. Достоинством применения комплексных методов оценки человеческого капитала мастеров обучения вождению автомобиля ОДПО заключается в многосторонности и многоаспектности рассмотрения эффективности конкретных результатов их трудовой деятельности, когда каждый элемент комплексной оценки Д, определяемый по формуле:
Д = П·К + Р·С, (1)
характеризуется своим набором признаков и имеет соответствующую шкалу для их количественного измерения [4]. Здесь П – показатель степени развития профессиональных и личностных качеств мастера обучения вождению автомобиля ОДПО и уровень К его квалификации с учетом оценки и стажа работы по специальности, Р – проявления у мастера обучения вождению автомобиля количества, качества и сроков выполненных плановых и внеплановых работ (заданий), а также С – сложности выполняемых им профессиональных функций. Процесс квалиметрической оценки человеческого капитала мастеров обучения вождению автомобиля ОДПО помогает выявить как индивидуальные их проблемы, так и общие, характерные для всего педагогического коллектива с построением «проблемного поля» как результата проблемного анализа деятельности ОДПО. Основными из ряда конкретных критериев квалиметрической оценки принимаются, как правило, выполнение мастерами обучения вождению автомобиля ОДПО своих функциональных обязанностей, достигнутые результаты их деятельности, личные качества (стрессоустойчивость, добросовестность, аккуратность и др.). На первом этапе построения «проблемного поля» ОДПО (автошкол), осуществляющих подготовку водителей категории «В» в Челябинской области, проведена комплексная оценка личных и деловых качеств рандомизированной выборки пятерых мастеров обучения вождению автомобиля (таблица 1).
Таблица 1
Исходные данные по мастерам обучения вождению автомобиля
Ф.И.О. Степень достижения признаков, определяющих профессиональные и личные качества преподавателя образовательной дисциплины *) Уро-вень обра-зования **) Стаж работы в организации Уро-вень слож-ности работ Степень проявления признаков, определяющих результаты образовательной деятельности
Признаки Признаки
1 2 3 4 5 6 1 2 3
1. Мастер А 1,0 1,0 0,75 0,75 1,0 1,25 СП 4 0,75 1,0 0,75 0,75
2. Мастер В 1,25 1,0 1,0 1,25 1,25 1,0 СП 9 1,0 1,0 1,25 1,25
3. Мастер С 1,25 1,25 1,0 1,0 1,0 1,25 СП 11 1,0 1,0 1,25 1,25
4. Мастер D 1,25 1,0 1,25 1,25 1,0 1,0 СП 7 1,0 1,0 1,25 1,0
5. Мастер Е 1,0 1,0 1,25 1,25 1,0 1,25 СП 7 1,0 1,0 1,0 1,25
Примечание: *) Примечание к таблице 1; **) СП – среднее профессиональное образование.
Таблица 2
Оценка признаков, определяющих профессиональные и личные качества преподавателей /мастеров обучения вождению автомобиля
Признаки личных и профессиональных (деловых) качеств Удельная значимость признаков в общей оценке деловых качеств Оценка признаков с учетом удельной значимости
0,75 1,0 1,25
1 2 гр.3 = гр.2·0,75 гр.4 = гр.2·1,0 гр.5 = гр.2·1,25
1-й: Профессиональная компетентность 0,36/0,39 0,270/0,292 0,36/0,39 0,450/0,488
2-й: Способность планировать и организовывать, и образовательный процесс 0,18/0,15 0,135/0,113 0,18/0,15 0,230/0,187
3-й: Осознание ответственности за выполняемую работу 0,12/0,14 0,090/0,105 0,12/0,14 0,150/0,175
4-й: Контактность и коммуникабельность 0,09/0,08 0,068/0,060 0,09/0,08 0,112/0,100
5-й: Способность к инновациям 0,10/0,08 0,075/0,060 0,10/0,08 0,125/0,100
6-й: Трудолюбие и работоспособность 0,15/0,16 0,113/0,120 0,15/0,16 0,187/0,200
Итого: 1,00/1,00 0,75/0,75 1,00/1,00 1,25/1,25
С учетом проявления удельной значимости проявления каждого из признаков (таблица 2), по результатам таблицы 1 производили оценку степени развития деловых и личностных качеств мастеров обучения вождению автомобиля. Так:
ПМА = 0,390 + 0,150 + 0,105 + 0,060 + 0,080 + 0,200 = 0,985;
ПМВ = 0,488 + 0,150 + 0,140 + 0,100 + 0,100 + 0,160 = 1,138;
ПМС = 0,488 + 0,187 + 0,140 + 0,100 + 0,080 + 0,200 = 1,195;
ПМD = 0,488 + 0,150 + 0,175 + 0,100 + 0,080 + 0,200 = 1,193;
ПМЕ = 0,488 + 0,150 + 0,175 + 0,100 + 0,080 + 0,200 = 1,193.
Полученные значения показателей степени развития профессиональных и личных качеств каждого из аттестуемых мастеров обучения вождению автомобиля ОДПО (автошкол) позволяют оценить уровень квалификации К каждого из них в зависимости от того, в какую из четырех групп образования попадает работник (I гр. – СП, II гр. – В или незаконченное В), ему присваивается количественная оценка по этому признаку (таблица 3).
Таблица 3
Оценка уровня квалификации работников образовательных организаций
Номер группы по стажу Оценка стажа Стаж работы по специальности у работников, имеющих образование, лет
1 гр. Среднее специальное образование 2 гр. Высшее и незаконченное высшее образование
1 0,25 От 0 до 9 лет От 0 до 9 лет
2 0,50 От 9 до 13 лет От 9 до 17 лет
3 0,75 От 13 до 17 лет От 17 до 26 лет
4 1,00 От 17 лет до 21 года От 26 до 30 лет и свыше
Полученные значения показателей степени развития профессиональных и личных качеств каждого из аттестуемых мастеров обучения вождению автомобиля ОДПО (автошкол) позволяют оценить уровень квалификации К каждого из них. Количественная оценка уровня квалификации К мастеров обучения вождению автомобиля по формуле:
К = (ОБ + СТ)/З, (2)
где ОБ – оценка образования работника (ОБ = 1, 2), СТ – оценка стажа работы работника по специальности (СТ = 0,25; 0,50; 0,75; 1,0) и З – постоянная величина, соответствующая сумме максимальных оценок по образованию и стажу работы мастеров обучения вождению автомобиля мастеров обучения вождению автомобиля КМА, КМВ, КМС, КМD, КМЕ соответственно позволила получить следующие результаты:
КМА = (2 + 0,25) / 3 = 0,750; КМВ = (2 + 0,50) / 3 = 0,833;
КМС = (2 + 0,50) / 3 = 0, 833; КМD = (2 + 0,25) / 3 = 0,750;
КМЕ = (2 + 0,25) / 3 = 0,750.
Суммирование оценок признаков результатов профессиональной деятельности мастеров обучения вождению автомобиля с учетом удельной значимости признаков (таблица 4) позволила оценить результаты их трудовой деятельности (Р):
РМА = 0,250 + 0,300 + 0,263 = 0,813; РМВ = 0,250 + 0,500 + 0,438 = 1,175;
РМС = 0,250 + 0,500 + 0,438 = 1,175; РМD = 0,250 + 0,500 + 0,350 = 1,100;
РМЕ = 0,250 + 0,400 + 0,438 = 1,088.
В итоге, использование приведенной ранее формулы (1) позволяет вычислить комплексную оценку (Д) каждого мастера обучения вождению автомобиля:
ДМА = 0,985·0,750 + 0,813·0,25 = 0,942;
ДМВ = 1,138·0,833 + 1,175·0,50 = 1,536;
ДМС = 1,195·0,833 + 1,175·0,50 = 1,583;
ДМD = 1,193·0,750 + 1,100·0,25 = 1,170;
ДМЕ = 1,193·0,750 + 1,088·0,25 = 1,167.
Таблица 4
Оценка признаков, определяющих результаты профессиональной деятельности мастеров обучения вождению автомобиля
Признаки результатов труда Удельная значимость признаков в общей оценке результатов труда Оценка признаков с учетом удельной значимости
0,75 1,0 1,25
1 2 гр.3 = гр.2*0,75 гр.4 = гр.2*1,0 гр.5 = гр.2*1,25
Количество выполненных работ 0,25 0,187 0,250 0,312
Качество выполненных работ 0,40 0,300 0,400 0,500
Соблюдение сроков выполнения работ 0,35 0,263 0,350 0,438
Итого 1,00 0,75 1,00 1,25
Результаты комплексной оценки Д аттестованных мастера обучения вождению автомобиля представлены в таблице 5.
Таблица 5
Сводная таблица комплексной оценки мастеров
обучения вождению автомобиля
Ф.И.О. Показатель степени развития проф. и личных качеств (П) Оценка уровня квалификации (К) Оценка признаков, определяющих результаты труда работников (Р) Степень сложности работ (С) Комплексная оценка (Д) Стб. 2*стб. 3+стб. 4* Стб.6
1. Мастер А 0,985 0,750 0,813 0,25 0,942
2. Мастер В 1,138 0,833 1,175 0,50 1,536
3. Мастер С 1,195 0,833 1,175 0,50 1,583
4. Мастер D 1,193 0,750 1,100 0,25 1,170
5. Мастер Е 1,193 0,750 1,088 0,25 1,167
Полученные комплексные оценки Д соответствуют тому или иному типу мастера обучения вождению автомобиля ОДПО (автошкол): а) оценка менее 0,90 ‒ мастер обучения вождению автомобиля не соответствует занимаемой должности; б) оценка от 0,91 до 1,20 ‒ мастер обучения вождению автомобиля соответствует занимаемой должности при наличии замечаний относительно необходимости совершенствования потенциала развития профессиональных и личных качеств и достижений в образовательной деятельности обучающихся; в) оценка от 1,21 до 2,0 и более ‒ мастер обучения вождению автомобиля соответствует занимаемой должности с повышенным потенциалом развития профессиональных и личных качеств [5–13], а также наиболее значимыми достижениями в образовательной деятельности обучающихся [3].
По результатам комплексной оценки степени развития профессиональных и личных качеств аттестованных мастеров обучения вождению автомобиля обобщающий вывод состоит в том, что все мастера обучения вождению автомобиля соответствуют занимаемой должности, причем 80% из них имеют потенциал развития профессиональных и личных качеств и наиболее значимые достижения в образовательной деятельности обучающихся, что представляет собой хороший потенциал ОДПО, осуществляющих подготовку водителей категории «В» Челябинской области.
Библиографический список
HYPERLINK "http://nsportal.ru/shkola/materialy-metodicheskikh-obedinenii/library/2011/12/25/innovatsionnye-protsessy-v-obrazovanii" \l "ftnt_ref7" 1. Ерофеева, Н.И. Управление проектами в образовании / Н.И. Ерофеева // Народное образование. – 2002. – № 5. – С. 94.
2. Богатырева, О.В. Реализация стратегического подхода к финансовому оздоровлению кризисных предприятий в современной экономике России // Экономический анализ: теория и практика. – 2008. – № 19. – С. 56–63.
3. Богатенков, С.А. Компетентностно-ориентированное управление подготовкой кадров в условиях электронного обучения: монография / С.А. Богатенков, Е.А. Гнатышина, В.А. Белевитин. – Челябинск: Изд-во ЮУрГГПУ, 2017. ‒ 155 с.
4. Магура, М.И. Оценка работы персонала: подготовка и проведение аттестации / М.И. Магура, М.Б. Курбатова. – М.: Дело, 2010. – С. 21.
5. Smyrnov Y.N. Physical and Computer modeling of nev soft reduction Process of continuously cast blooms / Y.N. Smyrnov, V.А. Belevitin, V.А. е.al // Journal of Chemical Technology and Metallurgy, 2015. – 50. – № 6. – Р. 12–17.
6. Belevitin V.А. On the problem of the three-dimensional flow of metal upon open forging [Теxt] / V.A. Belevitin, V.F. Obesnyuk, E.R. Logunova // Russian Metallurgy (Metally). 2003.
7. Smyrnov Y.N. Defect Healing in the Axial Zone of Continuous-Cast Billet / Y.N. Smyrnov, V.А. Skliar, V.А. Belevitin е. al // Steel in Transiation, Allerton Press. 2016. Vol. 46. Nr. 5. P. 325–328.
8. Belevitin V.A. The study of three-dimensional flow of metal under free forming / V.A. Belevitin, V.F. Obesnyuk, E.R. Logunova // Металлы. 2003. № 1. С. 26–32.
9. Brazhnikov A.I. Ultrasonic Control of the Fluid-Flow Velocity Without / A.I. Brazhnikov, V.А. Belevitin, F.I. Brazhnikov, E.L. Ivanov // Journal of Engineering Physics and Thermophysics. 2006. V. 79. No 2. P. 345–353.
10. Belevitin V. Modeling of the energy potential saving in the production of seamless pipesa: Vladimir Belevitin, Yevgen Smyrnov, Sergey Kovalenko, Aleksandr Suvorov, Vitalii Skliar // Journal of Chemical Technology and Metallurgy, 52, 2017. № 4. P. 718–723.
11. Smyrnov Y.N. Physical and Computer modeling of nev soft reduction Process of continuously cast blooms / Y.N. Smyrnov, V.А. Skliar, V.А. Belevitin, G.A. Orlov // Journal of Chemical Technology and Metallurgy, 50. 2015. № 6. Р. 12–17.
12. Serov A.I. The industrial tests with grinding balls of increased hardness in ferruginous quartzite grinding // Obogashchenie Rud. 2017. № 3 (369). P. 15–19.
13. Бражников, А.И. Ультразвуковой спектральный метод технологического контроля концентрации электролита Н.И. Бражникова / А.И. Бражников, В.А. Белевитин, Е.Н. Лавлинская и др. // Приборы и системы. Управление, контроль, диагностика. – 2005. – № 3. – С. 54–56.
Гнатышина Е.В., Горев В.Н.
г. Челябинск
Анализ основных форм организации обучения персонала в системе управления
Аннотация. В статье проанализированы формы и принципы повышения квалификации и обучения персонала в организации, выявлена роль обучения для формирования организационной культуры и повышения эффективности работы, определены этапы и их значение в процессе обучения персонала.
Ключевые слова: управление персоналом, обучение персонала, система повышения квалификации, внутрикорпоративное обучение, формы ми методы обучения персонала.
Повышение квалификации, обучение, подготовка новых работников в наши дни становятся актуальной задачей рыночной экономики. В условиях быстроменяющегося, развивающегося рынка необходимость в повышении профессиональных навыков, а также профессиональное развитие становятся необходимым условием успешной работы любой организации. Высококвалифицированному специалисту все чаще приходиться совмещать в своей работе помимо своих непосредственных обязанностей всё больше различных трудовых функций и принимать решения, которые требуют знания основ менеджмента, маркетинга, психологии и социологии. Такие изменения приводят к необходимости повышения значимости вопроса обучения и подготовки персонала и совершенствования системы обучения персонала в организации. Недостаток у работника тех или иных навыков, знаний приводит к неэффективной работе и невыполнению поставленных задач, а также способствует повышению у работника стрессов и энергетических затрат, связанных с работой, снижению мотивации. Исходя из этого, эффективное обучение персонала организации имеет ряд важных последствий для организации, таких как: сплочение и улучшение социально-психологического климата в коллективе, раскрытие потенциала работников, формирование организационной культуры и образцов поведения, которые способствуют успешному достижению организационных целей, привлечение новых сотрудников в организацию. Во-первых, обучение – специально организованный процесс, который не возникает сам по себе и сам по себе проходить не может, его эффективность будет определяться множеством факторов, в первую очередь, профессионализмом менеджера, организующего процесс.
Во-вторых, как любой управляемый процесс, повышение квалификации связано с поставленными в организации целями и задачами. Профессиональное обучение персонала – это процесс совершенствования знаний и компетентности, навыков и умений работников.
В-третьих, выбор методов обучения будет определяться теми целями, для достижения которых процесс организуется.
Перечисленные задачи процесса обучения определяют многие сферы его применения. Приоритетность тех или иных задач в обучении будет зависеть от того, какие задачи ставит перед собой организация. Каждая организация сама определяет, для чего она проводит обучение, но все же можно выделить основные цели, ради которых процесс обучения может проводиться:
повышение качества человеческих ресурсов,
повышение качества продукции или услуг, производимых организацией,
проведение организационных изменений, в том числе приспособления к изменяющимся условиям внешней среды,
развитие персонала,
улучшение системы коммуникации в организации,
формирование организационной культуры,
увеличение уровня лояльности организации.
В быстроменяющихся современных условиях многие организации сталкиваются с проблемой внедрения изменений. Это могут быть самые разные изменения: организационные, технологические, смена высшего руководства компании и многие другие. Для проведения этих изменений требуются и стратегический план развития, и оптимальная организационная структура управления, но, главное, необходим квалифицированный персонал, способный брать на себя ответственность и принимать решения. Особенно это относится к руководству. Эффективность внедрения любой инновации в организации независимо от ее типа определяется степенью заинтересованности и участия среднего и низшего управленческого звена. То есть процесс обучения должен помочь в первую очередь менеджерам преодолеть ряд качеств, мешающих внедрению изменений: это консерватизм, приверженность устоявшемуся порядку, склонность поддерживать иерархические отношения в неизменной форме.
Невозможно недооценить влияние обучения на формирование и развитие организационной культуры. Организационная культура – это совокупность целей и ценностей организации, цивилизованных правил поведения и нравственных принципов работников. Организационная культура имеет три уровня: представление о ценностях, нормы и правила поведения, конкретное поведение работников. Процесс обучения – основа официального канала распространения информации о культуре организации. Только если он организован правильно, информация будет распространяться без искажений и будет доходить до каждого работника организации.
Можно повысить лояльность работников к организации, используя обучение. Для этого могут использоваться самые различные методы и условия обучения. Например, лояльность организации может быть увеличена через распространение информации о ее добрых делах. Использование же обучения уже при приеме на работу может обеспечить «безболезненное» увольнение сотрудника. Под «безболезненным» понимается такое увольнение сотрудника, при котором у него не возникнет желания отомстить организации, принеся ей ущерб любой ценой.
Первым шагом в обучении является определение того, какое обучение требуется и требуется ли оно вообще. Главное здесь – выяснить, какие процессы включает данная работа. Представим несколько методов выявления потребностей обучения:
анализ результатов собеседования и профессионального тестирования при приеме на работу;
анализ результатов деятельности новых сотрудников;
анкетирование руководителей подразделения и сотрудников;
анализ решений руководящих подразделений;
интервьюирование руководителей и сотрудников.
Преимуществом является существование в организации выстроенной системы оценки персонала. В этом случае, каким бы способом ни проводилась такая оценка, ее результаты всегда являются базой для принятия управленческих решений. На основании этих данных строится план обучения, который создается для всей компании. В него включаются сотрудники самых разных категорий: цели у всех разные, различается и система контроля результатов. Здесь особенно важен системный подход к обучению, когда все приобретаемые или обновляемые навыки должны обязательно увязываться со стратегией развития компании, с принятой технологией работы и системой контроля.
Если же система оценки персонала не выстроена, то, как правило, ответственность за решения об обучении сотрудников возложена на руководителей отделов: кого, чему и как учить, решают непосредственные руководители сотрудников. В этом случае присутствует субъективизм, практически нет связи со стратегией развития компании, с ее целями и задачами. Проконтролировать и структурировать бюджет на обучение в такой ситуации трудно. Но, как показывает практика, любое структурирование бюджета, а также системный подход к обучению на основании оценки персонала или на анализе полученных заявок от руководителей подразделений сразу же дает прямой экономический эффект. Другими словами, позволяет либо сэкономить выделенный бюджет на обучении, либо обучить большее количество сотрудников.
Итак, потребность в обучении может быть запланированная, связанная с решением определенных бизнес-задач и спонтанная (например, потому что конкуренты уже обучили или учат персонал по этой тематике).
Вторым шагом является постановка целей обучения. Политика обучения является основой для организации обучения в компании. Реализация политики обучения осуществляется путем постановки и реализации конкретных целей обучения. Например, таких как:
получение сотрудниками новых знаний и навыков, необходимых для работы;
поддержание профессионального уровня персонала;
подготовка сотрудников к замещению коллег во время отпуска, болезни, увольнения и т.д.;
подготовка к продвижению по службе;
знакомство сотрудников со стандартами работы компании, стратегией развития, технологией деятельности;
поддержание позитивного отношения к работе;
формирование чувства причастности к компании, мотивация к дальнейшей работе.
Следующий этап – проведение обучения:
Виды обучения сотрудников:
самообразование сотрудников;
долгосрочное дополнительное образование сотрудников, связанное со стратегическими задачами компании;
краткосрочное обязательное образование сотрудников, вызванное необходимостью поддержания технологических процессов на современном уровне;
краткосрочное дополнительное образование сотрудников, связанное со стратегическими задачами фирмы;
наставничество.
Самообразование сотрудников включает в себя изучение ими специальной литературы, посещение тематических выставок и семинаров, сбор и систематизацию информации. Главное отличие самообразования от дополнительного образования состоит в том, что оно, как правило, не носит системного характера и может не иметь ничего общего со стратегическими задачами компании.
Долгосрочное дополнительное обучение сотрудников, связанное со стратегическими задачами компании, включает в себя получение второго высшего образования, а также участие в долгосрочных обучающих программах и мероприятиях. С точки зрения бизнеса такое образование можно рассматривать как инвестиции в персонал, которые начинают работать через определенное время.
Краткосрочное обязательное и дополнительное обучение сотрудников, связанное с оперативными задачами компании – это очень большой спектр различных мероприятий, которые необходимы для эффективного оперативного управления и связан со стратегическими задачами организации. В эту категорию входят семинары и бизнес-тренинги, которые представляют интерес для компании, как на нынешнем этапе, так и в перспективе. Это могут быть конференции и выставки, где происходит обмен опытом. Также сюда можно отнести и участие специалистов компании в работе различных профессиональных клубов и сообществ.
Обучение бывает краткосрочное и долгосрочное. Краткосрочное обучение – это профессиональные тренинги и семинары. В процессе такого обучения отрабатывается несколько навыков и умений. Его продолжительность составляет от одного до трех дней. Как правило, в условиях современной бизнес-среды эффект от краткосрочного обучения заметен в течение трех-четырех месяцев, максимум – полгода. В нем больше заинтересована компания для решения своих бизнес-задач, поэтому его обычно целиком оплачивает организация.
В долгосрочном обучении, безусловно, заинтересована и компания, и сотрудники. Оно повышает стоимость работника на рынке труда. В этом случае повышается и мотивация сотрудника, и его лояльность. С другой стороны, компания имеет компенсацию части затрат, и, заключая договор с сотрудником, получает определенные гарантии его работы в организации и использование полученных им знаний.
Следующий этап – проверка полученных знаний. При внешнем обучении оценить знания, полученные работниками, довольно сложно, так как организация, проводившая обучение, заинтересована в высоких показателях усвоения знаний и может исказить результаты оценки, или они могут быть необъективными. В остальных случаях оценить полученные знания можно. Существуют различные методы оценки знаний, так, в зависимости от формы и методов обучения, работники могут сдавать зачет, экзамен, писать какую-либо работу, а могут быть проведены деловая игра, практика.
Завершающий этап процесса обучения персонала – оценка эффективности персонала. Его основная цель заключается в анализе влияния обучения на конечные результаты деятельности всей организации.
Оценить эффективность процесса обучения в цифрах реальной прибыли достаточно сложно, поэтому возможна оценка эффективности на основе качественных показателей. Так некоторые программы проводятся не для получения знаний, умений и навыков, а для формирования определенного типа мышления и поведения.
Для качественной оценки эффективности процесса обучения могут также использоваться косвенные методы, такие как сравнение результатов тестов, проводимых до обучения и после, наблюдение за рабочим поведением прошедших обучение сотрудников, наблюдение за отношением обучающегося к изменениям, проводимым на предприятии и другие.
Возможна также количественная оценка. Но и она основана на относительных показателях, таких как удовлетворенность слушателей учебной программой, оценка усвоения учебного материала, эффективность удовлетворения запросов компании в обучении, выражаемых числами от 0 до 1. Каждому показателю присваивается свой коэффициент важности, который может меняться в зависимости от организации. Тогда интегральный показатель рассчитывается как среднее арифметическое произведений этих показателей на коэффициенты важности.
Оценка эффективности процесса обучения позволяет решить следующие задачи: осуществление контроля за реализацией программных пунктов системы обучения; анализ и корректировка слабых сторон; мониторинг эффективности, качества; мониторинг результативности обучения; разработка и внедрение корректирующих мероприятий. 
Таким образом, обучение персонала в организации – это сложный процесс, ставящий перед собой три основные задачи: образовательную, развивающую и воспитательную.
Библиографический список
Базаров, Т.Ю. Управление персоналом: учебник для вузов / Т.Ю. Базаров, Б.Л. Еремин. – М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 2013. – 423 с.
Базелюк, В.С. Особенности развития информационной компетентности руководителя в системе повышения квалификации / Е.А. Гнатышина, Е.В. Гнатышина, Л.И. Дудина // Мир науки, культуры, образования. – 2010. – № 4–1. – С. 91–94.
Евплова, Е.В. Методика профессионального обучения / Е.В. Евплова, Е.В. Гнатышина, И.И. Тубер. – Челябинск: Цицеро, 2015. – 159 с.
Кибанов, А.Я. Управление персоналом организации: учебник / А.Я. Кибанова. – М.: ИНФРА-М, 1999. – 512 с.
Маслов, Е.В. Управление персоналом предприятия / Е.В. Маслов. – М.: Инфра-М, 2012. – 295 с.
Менеджмент: теория и практика управления: коллективная монография / Е.А. Гнатышина, Е.В. Гнатышина, Д.Н. Корнеев, Н.Ю. Корнеева, А.А. Саламатов, Н.В. Уварина. – Челябинск: Цицеро, 2015. – 235 с.
Семенов, А.К. Основы менеджмента: учебник / А.К. Семенов, В.И. Набоков. – М.: Дашков и К, 2004. – 300 с.
Горев В.Н.
г. Челябинск
Мотивация как основа управления персоналом
Аннотация. В статье проанализированы теоретические положения мотивации персонала, отражены ведущие подходы к формулировке понятий, представлен подход к мотивации с различных точек зрения, выявлены ведущие мотивирующие стратегии в соответствии с функционалом кадровых служб.
Ключевые слова: управление персоналом, мотивация, стратегии мотивации, функции мотивации, стимулирование.
Проблемы мотивации работников предприятий остаются в настоящее время очень актуальными, так как от правильно разработанных систем мотивации зависит результат деятельности предприятий, особенно при внедрении в производство инновационных технологий и мероприятий научно-технического прогресса.
Мотивация призвана побуждать сотрудников к выполнению порученных задач в соответствии с планом. Руководители всегда осуществляли функцию мотивации своих работников, осознавая это или нет. В древние времена для этого служил хлыст и угрозы, а для немногочисленных избранных – подарки. Современным руководителям важно знать, что мотивация определяется целой совокупностью потребностей человека, которая постоянно изменяется. Поэтому очень важно для руководителя уметь определять потребности сотрудников и обеспечить их удовлетворение через работу в организации. В настоящее время недооцениваются кадровые вопросы. Нужно учесть, что выходу из кризиса будут способствовать специалисты высшей квалификации. Их главная задача состоит не только в совершенствовании управления человеческими ресурсами, но и в разработке новых мотивационных моделей, способствующих справедливой оплате, распределению социальных благ, а также планированию карьеры работников. Разработка и практическое применение новых мотивационных систем непосредственно в организациях (предприятиях) позволяют привлекать в большей степени новых высококвалифицированных специалистов, способных управлять как малыми, так и большими коллективами, ориентируясь преимущественно при этом на индивидуальное мотивирование в соответствии с количеством и качеством труда работника. Чтобы эффективно стимулировать работников к производительному труду, нужно знать, что представляет для людей наибольшую значимость. Исследования психологов показывают, что среди наиболее важных мотивов, влияющих на их деятельность, можно выделить следующие:
– высокая оплата труда, соответствующая затраченным усилиям;
– перспектива карьерного роста;
– хорошие взаимоотношения с руководством и коллегами по работе;
– комфортные условия труда;
–  положительные эмоции, связанные с работой (возможность самореализации, признание профессионализма работника, увлеченность работой, возможность принятия самостоятельных решений, свобода творчества и пр.).
Задача руководителей состоит в том, чтобы понять, какие мотивы являются преобладающими у ведущих работников предприятия, чтобы дать им возможность удовлетворить их потребности в обмен на эффективный труд. Руководитель должен иметь в запасе несколько направлений, по которым он может мотивировать своих работников.
Кроме того, руководитель может повышать мотивацию работников к труду, увеличивая уровень оплаты труда, предоставляя им возможность для самореализации или карьерного роста, выражая им признание со стороны руководства и т.д. Так как удовлетворение материальных потребностей было и остается на первом месте.
По мнению психологов [1], оптимальное соотношение поощрения и наказания должно составлять примерно 3:1, то есть хвалить подчиненных следует в несколько раз чаще, чем ругать. В наших организациях, к сожалению, наблюдается обратное соотношение. Большинство руководителей гораздо лучше владеют методами наказаний и угроз, в то время как диапазон их средств позитивной мотивации (особенно моральной) весьма узок. На самом деле, возможностей для стимулирования работы персонала достаточно: вовремя сказанное «доброе слово», благодарность, почетная грамота или диплом лучшего работника подразделения, корпоративные мероприятия и многое другое.
При организации системы мотивационного воздействия на персонал руководитель должен помнить, что любая мотивация со временем теряет свою силу, поэтому нужно разнообразить методы и приемы. Соответственно, руководитель должен знать не менее двух десятков способов мотивировать своих работников.
Системы мотивации персонала и стимулирования труда не сводятся только к денежным выплатам, они также включают в себя: нематериальное вознаграждение, социальные программы; организационно-психологические способы мотивации, к которым относятся: создание благоприятных условий труда, системы контроля и оценки результатов деятельности, определение корпоративных ценностей и установок.
В ходе теоретического анализа мы выделили ряд действий, которых следует избегать руководителю организации, если он не хочет снизить мотивацию к труду своих работников. Причины снижения мотивации работников, по мнению большинства исследователей, в нарушении «негласного» контракта (расхождения между обещаниями и реальностью), неиспользование навыков, отсутствие чувства причастности к деятельности организации, отсутствие ощутимых результатов, отсутствие признаний достижений со стороны руководства и др. [2].
Таким образом, можно сделать вывод, что в любой структуре управления объективно существуют различные интересы предприятия и его работников, но не все интересы различны и противоположны. В большинстве случаев, как правило, удается найти пути к соглашению.
На сегодняшний день эффективные стратегии развития мотивации и стимулирования на практике являются одними из самых востребованных, но одновременно одними из трудно разрабатываемых. Главные причины этого заключаются в следующем:
практическое отсутствие на предприятиях специалистов, владеющих оценочными методиками, которые позволяют периодически получать (в режиме мониторинга) информацию в области мотивации и стимулирования персонала;
нехватка специалистов, имеющих опыт разработки подобных стратегий. Если обращаться за помощью извне, то далеко не каждая консалтинговая компания в настоящее время имеет консультантов, компетентных в данной области;
крайне малое количество оценочных методик открытого характера, позволяющих получать необходимую информацию в области мотивации и стимулирования персонала.
Одним из целесообразных предложений по совершенствованию системы мотивации является создание путем организационных изменений на предприятиях, организациях и учреждениях специальных отделов (групп) мотивации персонала [3]. Разумеется, что такие отделы – не новшество, и они уже успешно функционируют на ряде российских предприятий. Однако процент таких предприятий совсем не велик. Следовательно, необходимо как можно сильнее и быстрее распространить процесс внедрения таких отделов мотивации.
Функции отделов или групп мотивации персонала должны состоять из следующего рода деятельности:
систематическое изучение мотивации работников различных подразделений предприятия;
оценка эффективности используемых на предприятии систем и методов стимулирования труда;
разработка предложений по совершенствованию системы стимулирования применительно к различным категориям работников предприятия;
определение и внедрение новых методов стимулирования труд;
обоснование новых систем оплаты труда применительно к разным категориям работников предприятия;
формирование статистической базы данных по уровню мотивированности персонала и оценкам системы стимулирования с последующим использованием информации для разработки стратегии по развитию мотивации и системы стимулирования персонала;
изучение опыта отечественных и зарубежных предприятий по оценке мотивации и применению различных методов стимулирования [4].
Так как механизм стимулирования призван обеспечить интеграцию интересов руководителей предприятий и его работников путем разработки разнообразных форм материального, морального и социального вознаграждения, то особое место в этих системах должны занять социально-психологические методы мотивации и разрабатываемые для этих целей социально-психологические и организационные программы.
Некоторые рекомендации и правила для руководителей, при соблюдении которых будет обеспечен хороший микроклимат в коллективе, взаимопонимание руководителя и сотрудников, а также созданы условия для эффективной и продуктивной деятельности организации:
в компании подбор сотрудников должен осуществляться в соответствии с четкими требованиями и критериями к соискателям;
в системе управления должны присутствовать четкие установки по процессу выполнения работы и её оценке;
в компании нельзя искусственно создавать «образ команды» и поддерживать его;
в компании должны присутствовать распределение обязанностей между отделами и структура управления с полномочиями и функциями не должна быть размытой;
руководитель не должен бросать свои идеи и реализовывать их до конца;
в компании должна существовать система санкций за нарушения дисциплины;
в компании должна существовать продуманная эффективная система мотивационных мероприятий, удовлетворяющая всех сотрудников организации.
Предложенные рекомендации не являются стандартными и оптимальными для всех предприятий и учреждений и предназначены, прежде всего, для использования в организациях в целях повышения эффективности проведения мотивационных и стимулирующих мероприятий [5]. Однако, учитывая вышеизложенное, следует отметить, что любой руководитель, желающий добиться эффективной деятельности своих подчинённых, должен не забывать о наличии для них стимулов трудиться.
Библиографический список
Абрамова, С.В. Мотивация и стимулирование труда персонала / С.В. Абрамова // Проблемы современной экономики: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2012 г.). – Челябинск: Два комсомольца, 2012. – С. 149–153.
Гнатышина, Е.В. Маркетинговая безопасность в системе управления организацией / Е.В. Гнатышина // Образование и социум: безопасность поликультурного пространства России: материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции. – Челябинск, 2014. – С. 135–140.
Гнатышина, Е.В. Методика оценки потенциала педагогических вузов на основе бенчмаркинга / Е.В. Гнатышина, П.Г. Рябчук, Е.В. Евплова, Е.В. Рябинина, К.А. Федорова. – Челябинск: Цицеро, 2016. – 99 с.
Кожевников, А.Я Мотивация и стимулирование персонала / А.Я. Кожевников. – Кордис & Медиа, 2005.
Щербатых, Ю.В. Психология предпринимательства и бизнеса: учебное пособие / Ю.В. Щербатых. – СПб.: Питер, 2008. – 304 с
Иванова М.Н.
г. Челябинск
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ
Аннотация. В данной статье рассматриваются теоретические аспекты повышения эффективности системы управления образовательной организацией: иерархия целей, компонентный состав системы и подсистемы, функции управления и др.
Ключевые слова: эффективность, эффективность управления, повышение эффективности, система управления, процесс управления.
В современных условиях рыночной экономики вопросы повышения эффективности управления являются ключевыми для деятельности любой организации. Эффективность управления охватывает не только сферы производства, бизнеса, но и государственные образовательные структуры.
К правовому обеспечению системы управления персоналом относятся все нормативно-правовые акты, регулирующие трудовые отношения [5]. В частности, акты локального регулирования – разработка нормативных актов на уровне организации: нормативно-справочные документы, тарифно-квалификационный справочник, должностная инструкция, правила внутреннего трудового распорядка, документы технического, технико-экономического и экономического характера, делопроизводственное обеспечение системы управления персоналом позволяет кадровой службе организации выполнять функцию документального оформления трудовых отношений.
Управление организацией – это непрерывный процесс влияния на производительность работника, группы или организации в целом для наилучших результатов с позиций достижения поставленной цели.
Эффективность управления образовательной организацией определяется уровнем достижения поставленных целей и задач. Целью может быть конкретная идеальная модель выпускника, либо определенный круг компетенций, которыми выпускник должен владеть, либо иные предъявляемые требования учредителем в рамках муниципального задания [1].
-1925524358500
Рис. 1. Структура элементов системы управления организацией
Обратимся к понятию «эффект». Анализ источников литературы [3; 4; 6 и др.] показал, что с точки зрения управления эффект – это результат осуществления мероприятий, направленных на совершенствование организации в целом. Управление образовательной организацией считается успешным, если организация успешна в ближайшей и долгосрочной перспективе. Для этого нужно создать команду людей, которые дополняют друг друга, где присутствует взаимное доверие, уважение и понимание. Добиться этого помогает интеграция – объединение, согласование, взаимопроникновение, достижение взаимозависимости частей в системе управления.
На основании проведенного анализа исследований [7] в рамках нашей проблемы считаем, что система управления образовательной организацией – непрерывный процесс влияния на производительность труда работника, группы или организации в целом для достижения поставленной цели.
Система управления состоит из четырех подсистем: методологии, процесса, структуры, техники и технологии управления (рис. 1).
Цели [7] разделяются на группы конкретных задач, которые объединяют по сфере деятельности: экономические, технические, социальные, образовательные и т.д. (рис. 2).
В зависимости от условий функционирования образовательной организации процесс выполнения функций может быть циклическим и разовым, непрерывным и дискретным, последовательным и параллельным [7].
Исходя из функциональной схемы, процесса и организационных отношений, определяют состав персонала по численности и квалификации. Этих данных достаточно, чтобы построить организационную структуру управления организацией.
Исходя из структурных элементов, перечня всех должностей, выполняемых функций, можно рассчитать техническое оснащение рабочего места персонала. После этого в соответствии с назначенными полномочиями работники могут разрабатывать, согласовывать, принимать, утверждать и реализовывать решения. Кроме того, практически на все элементы распространяются законы и принципы профессиональной деятельности.
Повышение эффективности управления образовательной организации требует разработки комплекса конкретных мероприятий по улучшению эффективности менеджмента, оказывающей воздействие на конкретные направления деятельности организации.
left474500
Рис. 2. Взаимосвязь элементов системы управления
Таким образом, при выявлении содержания эффективности управления исследуется важнейшая линия формирования: цель – результат – эффективность, то есть оценка осуществляется с позиции результата. Эффективность деятельности образовательной организации служит критерием эффективности управления, а повышение эффективности управления – один из решающих факторов и резервов повышения эффективности деятельности образовательной организации в целом. Следовательно, более эффективное управление обеспечивает и более высокий уровень самой образовательной организации.
Библиографический список
Бочков, Д.В. Управление образовательной организацией на основе комплексной оценки эффективности ее деятельности / Д.В. Бочков, Е.В. Горбачева // Молодой ученый. – 2015. – №22. – С. 355–358.
Журавская, Н.Т. Инновационное обеспечение качества образовательной деятельности ВУЗа / Н.Т. Журавская // Вестник ТГПУ. – 2009. – 8(86). – С. 67–69.
Менеджмент: современные проблемы управления: коллективная монография / Е.А. Гнатышина, Д.Н. Корнеев, Л.М. Базавлуцкая, Н.Ю. Корнеева, А.М. Рудакова, П.Г. Рябчук, Н.В. Уварина. – Челябинск: Цицеро, 2017. – 268 с.
Соловьев, М.М. Развитие крупномасштабных систем: эффективность управления и управление эффективностью / М.М. Соловьева. // Управление развитием крупномасштабных систем MLSD'2009: материалы третьей международной конференции (секции 1–3). – г. Челябинск, 2009. – С. 61–66.
Правовое обеспечение системы управления персоналом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.grandars.ru/college/biznes/pravovoe-obespechenie-sup.html.
Тарасеева, Е.В. Повышение эффективности управления предприятия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docplayer.ru/27006136-Povyshenie-effektivnosti-upravleniya-predpriyatiem-improving-the-efficiency-of-business-administration.html.
Кабакова, Е.Н. Теория организации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://center-yf.ru/data/Menedzheru/upravlenie-organizaciey.php.
Плужникова, И.И. Маркетинг и инновации в сфере образования и стратегия устойчивого развития в исследованиях молодых ученых / И.И. Плужников // Сборник статей по материалам XIII Международной научно-практической конференции студентов, магистрантов, аспирантов, 14 февраля 20017 Финансовый университет при Правительстве РФ Челябинский (филиал). – М.: Перо, 2017. – С. 639–642.
Кострюкова Л.А.
г. Челябинск
ПОНЯТИЙНЫЙ аппарат финансового менеджмента
Аннотация. В статье рассматривается терминология понятийного аппарата финансового менеджмента.
Ключевые слова: финансовый менеджмент, капитал, источники формирования, уставный капитал, уставный фонд, акционерный капитал.
Терминология в финансовом менеджменте важна для формирования представления об исследуемом объекте. В отечественной научной литературе наблюдается существенный разнобой в профессиональной терминологии, что нередко приводит к двусмысленностям и сложностям в интерпретации тех или иных категорий, понятий, методик.
Финансовый менеджмент – наука молодая, особенно если речь идет о ее становлении в России. Соответственно и профессиональный русскоязычный понятийный аппарат финансового менеджмента все еще находится в стадии формирования.
В настоящее время наблюдается неоднозначный подход к таким понятиям, как: капитал, уставный капитал, оборотный капитал, оборотные фонды и др. Поэтому необходимо сделать некоторые уточнения по терминологии.
Термин «капитал» существует в различных интерпретациях, как в отечественной, так и зарубежной научной литературе.
Можно говорить о существовании двух основных подходов к трактовке термина «капитал»: считается, что первый более широко распространен среди бухгалтеров, второй – среди экономистов. Согласно первому подходу, капитал – это интерес собственников предприятия, формально представленный в балансе в виде акционерного капитала, эмиссионного дохода и нераспределенной прибыли. Величина капитала рассчитывается как разность между стоимостной оценкой актива фирмы и ее задолженностью перед третьими лицами (кредиторы, государство, собственные работники и др.). Согласно второму подходу, под термином «капитал» понимают материальные активы предприятия (основные средства, инвентарь и др.).
Существуют и модификации этих подходов, когда под «капиталом» понимают все долгосрочные источники средств или когда этот термин используется по отношению, как к источникам средств, так и к активам. В последнем случае, характеризуя источники, говорят о «пассивном капитале», подразделяя его на собственный и привлеченный (заемный), а характеризуя активы, говорят об «активном капитале», подразделяя его на основной капитал (долгосрочные активы, включая незавершенное строительство) и оборотный капитал (сюда относят вес оборотные средства).
Капитал – это специфическая категория, несущая различную «нагрузку» в зависимости от:
– роли в производстве – уставный капитал;
– источников формирования - собственный и заемный капитал;
– характера оборота и ликвидности - основной и оборотный капитал;
– метода исчисления – текущая, целевая, предельная стоимость капитала.
Уточним, использование термина «капитал» для характеристики активов имеет достаточно серьезное обоснование – в большей степени подчеркивается финансовая природа объекта внимания финансового менеджера.
Финансовые ресурсы, предназначенные для развития производственно-торгового процесса (покупка сырья, товаров, и др. предметов труда, орудий труда, рабочей силы, прочих элементов производства), представляют капитал в его денежной форме. За счет его средств создаются необходимые условия для осуществления предпринимательской деятельности.
Экономическая организация любого хозяйствующего субъекта начинается с образования основных и оборотных средств, величина которых отражается в уставе хозяйствующего субъекта и носит название «уставный капитал (уставный фонд)».
В современном энциклопедическом словаре даются разные формулировки этих двух понятий.
Уставный капитал – это зафиксированный в уставе акционерного общества его исходный, начальный капитал в денежном измерении, образуемый за счет выручки от продажи акций, частных вложений учредителей, государственных вложений. Взнос в уставный капитал может осуществляться в виде денежных средств, в имущественной форме, в виде строений, земли, объектов интеллектуальной собственности, патентов, лицензий проектов. Уставный капитал создает материально-вещественную, денежную, научно-техническую, информационную основу деятельности созданной организации. Уставный капитал отражается в пассиве баланса. Его называют разрешенным, основным, зарегистрированным, подписным, номинальным.
К уставному фонду относят совокупность материальных и денежных средств, представляющих постоянный вклад учредителей-участников в созданную ими компанию, хозяйственное общество. Уставный фонд может пополняться за счет прибыли от хозяйственной деятельности компаний. Уставный фонд образует стоимость основных и оборотных средств компании, общества.
Отечественные авторы определяют «стартовый капитал» как необходимый для формирования активов нового предприятия и начала его хозяйственной деятельности. Понятие «уставный фонд» определено как первоначальная сумма собственного капитала предприятия, инвестированная в формирование его активов для начала осуществления хозяйственной деятельности, размер которого определяется (декларируется) уставом предприятия. Для определения отдельных сфер деятельности и организационно-правовых форм минимальный размер уставного фонда регулируется государством.
Кроме того, понятие «акционерный капитал» трактуется так же, как основной капитал акционерного общества, размер которого определяется уставом. Образуется за счет заемных средств и эмиссии (выпуска) акций.
Таким образом, экономическая сущность понятия «уставный капитал» может быть сформулирована как сумма вкладов учредителей хозяйствующего субъекта для обеспечения его жизнедеятельности. Его величина соответствует сумме, зафиксированной в учредительных документах, и является неизменной.
Для акционерных обществ он будет называться акционерным капиталом, в унитарных предприятиях создается уставный фонд, а в организациях или обществах, которые создаются без наличия устава, формируется складочный капитал.
Увеличение или уменьшение уставного капитала может производиться в установленном порядке только после перерегистрации хозяйствующего субъекта.
Действующим законодательством установлены минимальные размеры уставного капитала:
– для предприятий с иностранными инвестициями, ОАО, государственных и муниципальных предприятий – 1000-кратный размер МРОТ;
– для предприятий других организационно-правовых форм, в том числе ЗАО – 100-кратный размер МРОТ.
Структурно капитал состоит из денежных фондов. В структуру капитала входят денежные средства, вложенные в основные фонды, нематериальные активы, оборотные фонды, фонды обращения.
Мы рассмотрели смысловое содержание только некоторых понятий, что не исключает обращение к этому еще не раз.
Понятийный аппарат финансовой науки развивается, наполняется новым содержанием, адекватным реалиям общественной экономической жизни. Терминология формируется в ответ на трансформацию взглядов, подходов к формам хозяйствования. Думается, что терминологическая точность, касающаяся литературы по финансовому менеджменту будет еще не раз обращать на себя внимание.
Библиографический список
1. Бланк, И.А. Управление формированием капитала / И.А. Бланк. – 2-е изд. – М.: Издательство «Омега-Л», 2008. – 512 с.
2. Кострюкова, Л.А. О терминологии понятийного аппарата финансового менеджмента / Л.А. Кострюкова, М.Д. Путилова // Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, бизнеса и власти: материалы XXI международной научно-практической конференции: в 6 ч. – Челябинск, 2004. – Ч.V. – С. 185–193.
3. Крейнина, М.Н. Финансовый менеджмент: учеб. пос. / М.Н. Крейнина. – М.: Дело и Сервис, 1998. – 304 с.
4. Финансовый менеджмент: учебник для вузов / под ред. акад. Г.Б. Поляка. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. – 527 с.
5. Райзберг, Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. – М.: ИНФРА-М, 2011.
6. Словарь по экономике / пер. с англ. под ред. П.А. Ватника. – СПб.: Экономическая школа, 2004. – 752 с.
7. Экономическая энциклопедия / гл. ред. Л.И. Абалкин. – М.: Экономика Москвы, 1999.
Черновол И.Г.
г. Челябинск
СОЗДАНИЕ И ПРОВЕРКА ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО КОНТЕНТА
Аннотация. Рассматриваются вопросы, связанные с обеспечением информационной безопасности при создании и мониторинге качества образовательного контента.
Ключевые слова: информатизация образования, подготовка педагогов профессионального обучения, информационная безопасность, профессиональная деятельность педагогов профессионального обучения, стандарты образования, обеспечение безопасности образовательной организации.
В системе российского педагогического образования объективно усилилась потребность в создании надежных технических, правовых, методических и организационных механизмов защиты субъектов образовательного процесса от отрицательного воздействия информационной среды, однако эта потребность пока еще недостаточно удовлетворена.
П.А. Кисляков констатирует [2, с. 25], что сегодня происходит наложение целей подготовки личности к обеспечению социальной безопасности на систему педагогического образования, что отражает дуальный характер данного процесса. Вуз должен создать условия для подготовки студентов – будущих педагогов профессионального обучения к обеспечению личной информационной безопасности. Выпускник, освоивший основную образовательную программу по профессиональному обучению, уже в новой роли педагога профессионального обучения призван обеспечивать информационную безопасность обучающихся.
От компетентности педагогов профессионального обучения в области обеспечения информационной безопасности зависит, насколько учащиеся будут подготовлены к безопасной жизни в современном социуме. Именно эта дуалистичность отличает педагогическое образование от любого другого и обязывает искать новые подходы в профессиональной подготовке педагогических кадров, в том числе к деятельности по обеспечению информационной безопасности учащихся.
В связи с этой новой для современного педагога профессионального обучения ролью в педагогических вузах актуализируются новые требования к профессиональной подготовке выпускников. Для специалистов в области педагогического образования основной является деятельность в области педагогики, психологии, методик обучения и воспитания, при этом обеспечение информационной безопасности личности учащихся – непременное и важнейшее условие достижения педагогических целей.
Одним из самых важных и основных элементов информационно-образовательной среды образовательной организации является образовательный контент. Информационная безопасность создаваемого педагогами образовательного контента является обязательным критерием при мониторинге и проверке образовательного контента.
Классическим вариантом проверки качества образовательного контента является проверка структуры и содержания образовательного контента на соответствие организационно-правовым и методическим документам регламентирующего характера, а также на взаимодействие форм, методов и средств обучения (см. рис. 1). Пересечение всех элементов представленной схемы отражает степень качества конкретного образовательного контента.
Данная методика проверки качества образовательного контента реализована в таких процедурах, как: ежегодное утверждение локальных документов на заседаниях кафедр, методических советах образовательных организаций, проверке и утверждении организационно-методических документов руководителями различных структурных подразделений образовательных организаций, мониторинг локальных организационно-регламентирующих документов образовательных организаций вышестоящими организациями, аккредитационная проверка образовательной программы и т.д.
Вертикаль документов по организации образовательного
процесса и сохранению жизни
и здоровья обучающихся
Источники (авторы) документов: министерства, отделы образования и т.д.
Горизонталь документов по организации образовательного процесса обучающихся (РУП, РПД, ФОС, методические разработки: пособия, рекомендации и т.д.)
Вертикаль документов по организации образовательного
процесса и сохранению жизни
и здоровья обучающихся
Источники (авторы) документов: министерства, отделы образования и т.д.
Горизонталь документов по организации образовательного процесса обучающихся (РУП, РПД, ФОС, методические разработки: пособия, рекомендации и т.д.)

Рис. 1. Схема взаимодействия организационно-правовых и учебно-методических документов, регламентирующих образовательный контент
На данный момент большое внимание уделяется информационной безопасности учащихся. Основной упор при этом делается на защиту учащихся от небезопасного интернет-контента, а также на обеспечение защиты персональных данных от несанкционированного доступа.
Однако необходимо уделять внимание и такой проблеме, как информационная безопасность образовательного контента.
На сегодняшний день единственным способом обеспечения информационной безопасности образовательного контента является проверка учебно-методических материалов редакционной коллегией. Данная проверка является обязательным элементом процедуры издания учебных материалов под грифом УМО. Данная проверка происходит согласно схеме проверки качества образовательного контента по форме и содержания учебно-методических материалов.
Учебно-методический материал (издание)
Форма
Содержание
Текст
Визуальные элементы (рисунки, чертежи, схемы, карты и т.д.)
Текст, визуальные элементы (семантика)
Орфографические ошибки, несогласованность текста и визуальных элементов, присутствие некорректной, неправомерной формы, несоблюдение эргономических требований к изданиям учебного назначения
Семантические ошибки, наличие некорректной, неправомерной информации, неточность содержания, смысловое разночтение учебного материала, превышение или недостаточность смысловой, информационной нагрузки, небезопасная для жизни и здоровья информация
Элементы некачественного (небезопасного) контента
Учебно-методический материал (издание)
Форма
Содержание
Текст
Визуальные элементы (рисунки, чертежи, схемы, карты и т.д.)
Текст, визуальные элементы (семантика)
Орфографические ошибки, несогласованность текста и визуальных элементов, присутствие некорректной, неправомерной формы, несоблюдение эргономических требований к изданиям учебного назначения
Семантические ошибки, наличие некорректной, неправомерной информации, неточность содержания, смысловое разночтение учебного материала, превышение или недостаточность смысловой, информационной нагрузки, небезопасная для жизни и здоровья информация
Элементы некачественного (небезопасного) контента


Рис. 2. Схема проверки формы и содержания учебно-методических материалов (изданий)
В последние годы в обществе широко обсуждаются проблемы «опечаток», ошибок и информационно небезопасного образовательного контента учебных изданий, напечатанных под грифом УМО и рекомендованных Министерством образования.
Примеры типовых ошибок – некачественного, небезопасного образовательного контента в учебных изданиях приведены в таблице 1.
Таблица 1
Примеры типовых ошибок – некачественного, небезопасного образовательного контента в учебных изданиях
Иллюстрация Описание ошибки небезопасного контента
Несогласованность текста и визуальных элементов, представление неправильной информация
Мотивация к проведению опасных для жизни действий
1841512700 Популяризация ненормативной лексики
Пропаганда насилия и жестокости
Некорректность информация
Возникновение подобных ситуаций побуждает внедрять в образовательный процесс подготовки будущих педагогов профессионального обучения такие учебные элементы, как подготовка, создание информационно безопасного образовательного контента, а также обучение студентов методики проверки качества и информационной безопасности образовательного контента.
Библиографический список
1. Богатырева, Ю.И. Компетентность педагогов в области информационной безопасности: проблема и пути решения / Ю.И. Богатырева, А.Н. Привалов // Известия Российской академии образования. – 2013. – № 2 (26). – С. 96–106
2. Кисляков, П.А. Методические аспекты использования информационно-коммуникационных технологий в подготовке будущих педагогов в области социальной безопасности / П.А. Кисляков // Педагогическое образование в России. – 2013. – № 1. – С. 24–29.
3. Аспекты формирования инженерной культуры будущих педагогов по обеспечению информационной безопасности обучающихся в образовательной организации // В.В. Руднев, В.А. Белевитин, Е.А. Гнатышина, И.Г. Черновол, И.Ф. Юсупов // Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы сборник научных трудов. – Челябинск, 2016. – С. 120–127.
4. Выявление степени влияния и значимости факторов в педагогических исследованиях // И.Г. Черновол, В.А. Белевитин, М.Ю. Катина, А.В. Суворов, О.Ю. Матюшева // Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы сборник научных трудов. – Челябинск, 2016. – С. 163–171.
Каклюгин Н.В.
г. Краснодар
Молодёжь как основная вербовочная мишень тоталитарных деструктивных культов (сект) в России: технологии вербовки и удержания в группах
Как отмечает в аналитической работе «Война против всех» ее автор, Андрей Мартьянов, XXI век и информационная эпоха вызвали к жизни новую и крайне опасную концепцию глобального доминирования только одного государства-монополиста, утверждающего, будто только правительству Соединенных Штатов Америки известно, что такое настоящая демократия и каков единственно верный образ жизни. В последние годы правления неоконсерваторов-республиканцев эта позиция превратилась в абсолютный фетиш: оказывается, только в Вашингтоне знают, как «осчастливить» все человечество. Именно ради этой «миссии» была создана Новая концепция ведения войн – «Еmerging theory of war» – теория, после ознакомления с которой становится ясно: мир подошел к опасной черте и глобальная катастрофа куда ближе, чем кажется. Эта теория разработана Офисом реформирования американских Вооруженных Сил секретаря обороны (Office of Force Transformation) под управлением вице-адмирала Артура К. Сибровски (A.K. Cebrowski). Она активно внедрялась в практику ведения боевых действий США в Ираке и Афганистане в середине 2000-х, тестируется и совершенствуется на учениях и симуляторах и по сей день.
Разработчики этой теории убеждены, что в ближайшем будущем она, «если не заменит собой традиционную теорию войны, то существенно и необратимо качественно изменит ее». Обращение к этой концепции стало общим местом в докладах министра обороны США Дональда Рамсфильда, секретаря Совета Безопасности Пола Вулфовица и некоторых других высших военных чиновников США в 2010-м году. Данная теория подробно изложена в книге Эдварда Смита «Операции, основанные на модулировании поведения». К сожалению, эта книга доступна не всем, поскольку ее можно прочитать только на английском языке. Труд уникальный по своему цинизму. Прямо заявляется: союзников у США нет. Существуют исключительно враги. Объединенная Европа (Европейский Союз), Китай и Россия – одни из них, как основные экономические конкуренты.
Созданная адмиралом А. Сибровски и его коллегами теория вводит и ставит во главу угла такое понятие, как «сетевая война», в которой нет необходимости в участии вооруженных сил как таковых. Изменилась эпоха, изменились и методы – оружием становится информация и агрессивное воздействие на массовое сознание. Согласно Эдварду Смиту, центральной задачей ведения всех «сетевых войн» является проведение «операции базовых эффектов» (Effects-based operations – EBO), далее в русской транскрипции – ОБЭ. Эта важнейшая концепция во всей данной теории. Операции базовых эффектов определяются как «совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны». Другими словами, это заведомое установление полного и абсолютного контроля надо всеми участниками актуальных или возможных боевых действий и тотальное манипулирование ими во всех ситуациях – и тогда, когда война ведется, и тогда, когда она назревает, и тогда, когда царит мир. В этом вся суть «сетевой войны» – она не имеет начала и конца, она ведется постоянно, и ее цель обеспечить тем, кто ее ведет, способность всестороннего управления всеми действующими силами человечества. Это означает, что внедрение «сети» представляет собой лишение стран, народов, армий и правительств мира какой бы то ни было самостоятельности, суверенности и субъектности, превращение их в жестко управляемые, запрограммированные механизмы. И здесь как нельзя лучше подходит программирование мышления в новых религиозных движениях, в подавляющем большинстве своем зародившихся (неспроста) в США. Уже практически ни для кого не секрет, что широко размножившиеся в США постреформационные протестантские движения – баптисты, пятидесятники, мормоны, харизматы-протестанты, харизматы-католики, методисты и так далее почти до бесконечности – в условиях постоянно ведущейся так называемой «сетевой войны против всех» – стали ударной пропагандистской силой, действующей в интересах Вашингтона.
В то время как государство, насколько может, пытается изо всех сил бороться с искажением ценностных ориентиров молодых россиян, направить их в спортивные залы и секции, занять науками, искусством, вдохнуть тепло в душу, привести в храмы, научить вере предков – православию и в части России – традиционному исламу, иудаизму, буддизму, какая-то теневая часть общества так же старательно тянет их на самое дно... Появляются все новые и новые виды наркотического допинга, все более изощреннее и мощнее технологии вербовки и реформирования мышления адептов в нужном «кукловодам» ключе через так называемые «реабилитационные центры» для наркоманов, по сути же – вербовочные пункты, пункты по «промывке мозгов» и переключению с одного вида зависимости на другой. Путь не менее привлекательный и яркий по ощущениям, но проблему зависания в зависимостях, пусть и иного рода, не решающий. Потребности подрастающего поколения в ярких эксцентричных ощущениях растут. Растет спрос – растет и предложение.
Дисфункциональная, больная, не понимающая, как правильно воспитывать своих детей, семья и по большей части больное своим равнодушием общество плодят никем не подлеченных и неподкорректированных больных детей. Которые потом вырастают, создают свои, еще более больные, чем в прежнем поколении, семьи и воспроизводят следующее поколение детей. В еще большей степени духовно пустых, душевно и психологически деформированных и больных. В рамках какой культурной и религиозной традиции воспитывать свое продолжение рода им совсем неведомо. В итоге – из поколения в поколение в нашем обществе возрастает степень морально-нравственной, духовной деградации и частота психологических и психических отклонений. Здесь алкоголизм, наркомания и токсикомания – лишь одни из многих проявлений становящейся деструктивной социальной среды. Другое проявление – склонность к попаданию в различного рода неформальные объединения, субкультуры и так называемые «секты» или иначе – нетрадиционные религиозные движения. Так называемое зависимое поведение. Группу риска здесь составляют в первую очередь лица с уже сформированной зависимостью, будь она химической (алкоголь, наркотики, медицинские препараты и т.п.) или нехимической (игровые автоматы, компьютерные игры, социальные сети, субкультуры, те же секты и т.п.), либо предрасположенные в силу предыдущего личного опыта характерологических особенностей личности, проживания в неполных семьях, без матерей или отцов, либо сиротами, к модели зависимых отношений. Самыми активными «игроками» на этом поле, «ловцами душ» являются неопятидесятнические (харизматические) религиозные организации, экспертами причисляемые к деструктивным сектам. Они и стали главным материалом данной аналитической работы-расследования.
Не случайно «злой гений» Лев Троцкий называл молодежь «барометром революции». Он знал, что говорил, ведь именно он, а не Владимир Ульянов-Ленин, как нас учили в школе, являлся основным локомотивом, сопродюсером и «делателем» революционных настроений тогда ещё в царской России и со-режиссером гражданской войны. И именно он, а не неожиданно возникший, что называется, из тени Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин должен был получить бразды правления из рук уже немощного на тот момент Владимира Ильича. Но история распорядилась иначе…
Чтобы не допустить размножения подобного сектантского вируса в наше время, к этому самому «барометру революции», подрастающему поколению, которое придет нам на смену, молодежи необходимо не забывать присматриваться почаще, повнимательнее, беседовать с ним, выслушивать его потребности и чаяния, где-то давать советы, помогать, пусть и не материально, но полезными контактами, предоставлять эффективный алгоритм действий в тех или иных неизбежно возникающих на пути каждого трудных жизненных ситуациях. По идее, этим должны заниматься соответствующие государственные службы, управления, отделы, департаменты по делам молодежи на федеральном, региональном и муниципальном уровнях выстраивая максимально приближенные к молодежи «мостики», разрабатывать креативные ходы для сближения, получения обратной связи, создавать крупные волонтерские отряды, вовлекать в их благотворительную деятельность все большее число подрастающего поколения, особенно из неблагополучных семей. И постоянно, постоянно, постоянно мониторить ситуацию.
Ни один здравомыслящий человек, более или менее разбирающийся в данной проблематике, не сможет отрицать, что заброс на территорию России разнокалиберных и самых разных по направленности сект – подделок под традиционные религии, их компиляций, равно как и доведенная до размера наркоэпидемии наркотизация российского общества – дело рук некоего крупного узла, «мозгового центра» или «центров», созданных и управляемых конгломератом противостоящих нашей цивилизационной модели, российской имперской модели, структур наднационального характера. Уж очень всё грамотно спланировано и организовано.
Иллюстрация взята из книги ныне покойного заведующего кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ, заслуженного деятеля науки Российской Федерации Николая Антоновича Трофимчука «Экспансия». Вышла в свет в 2000 году и с той поры очевидно повышение удельной доли лиц, исповедующих нетрадиционные для России религии, от общей популяции. Невозможно себе представить, что столь широкомасштабная операция, напоминающая войсковую, не является плодом трудов целой группы сценаристов, режиссеров (стратегов) и продюсеров (привлекающих средства на развитие подобных проектов).

Рис. 1. Присутствие различных «сект» на территории Российской Федерации
В качестве наиболее показательного примера эксперты чаще всего приводят знаменитый Тавистокский институт человеческих отношений (Tavistock Institute). Согласно информации на официальном веб-сайте, это некоммерческая исследовательская организация Великобритании, занимающаяся психоаналитическим исследованием группового и организационного поведения. Институт зарегистрирован в Великобритании как благотворительная структура. Однако благо ли те продукты, которые он предлагает человечеству после разработки в своих научных недрах? В экспертной среде, анализирующей деятельность подобных учреждений, эта структура считается одним из ведущих научно-аналитических центров Запада по разработке, усовершенствованию и внедрению в общественную, рутинную жизнь мощных и эффективных технологий манипуляции сознанием, которые сегодня успешно применяют на наших согражданах в том числе и лидеры новых религиозных движений (сект).
Так, «благодаря» Тавистокскому институту, была разработана теория социальной турбулентности, согласно которой недовольство населения можно смягчить при помощи таких инструментов, как создание искусственного дефицита энергоснабжения, экономические и финансовые кризисы, а также террористические атаки: «Если впечатлительность масс и отрицательные настроения в обществе усиливаются, то возможно создать атмосферу коллективного психоза. Этого легко добиться с помощью телевизора. Но какой же смысл, поддерживать постоянный уровень страха в обществе? Ответ прост – добиться разложения в обществе, заставив людей искать любые возможности для того, чтобы скрыться от террора, ставшего результатом невыносимой реальности, вынудить их отказаться от своих мнений и находить удовольствие в популярных развлечениях, сделать их склонными к припадкам гнева…» Это цитата из аналитической записки, описывающей всю хронологию деятельности Тавистокского института с момента его создания в 1946 году, отметим, при финансовой поддержке Фонда Рокфеллера. Именно это нередко мы видим из новостных лент. Причем не только и не столько российских, но и зарубежных.
И это не единственный «мозговой центр», разрабатывающий и отрабатывающий в режиме реального времени стратагемы, направленные на деградацию и расщепление национальной самоидентификации граждан неугодных оппонентам государств, расшатывание их политической системы и подведение к революционной ситуации, после чего верх одерживают представители удобной для стран Запада, иначе – англо-саксонского мира, «элиты». И здесь наркотики и секты играют одну из ключевых ролей. Абсолютно неслучайно здесь навязчивое стремление легализовать наркотики практически повсеместно. Не случайно так мощны институты сектозащиты, именуемой нередко правозащитой, по сути, защиты представителей асоциальных и аморальных меньшинств от здорового большинства, поддерживаемые, следует отметить, аппаратом все того же Государственного департамента США.
Лидеры современных религиозных новообразований, в первую очередь созданных на территории Соединенных Штатов Америки, к которым относится и ставшее впоследствии международным неопятидесятническое харизматическое движение, также являются представителями «мягкой силы» американского правительства. Симпатичная «мягкая сила» совсем не пророссийской направленности достаточно часто проникает и в высшие эшелоны государственной власти. И это тоже подчастую далеко не российские истории...

Рис. 2. Современные религиозные секты
18 июля сего года более подробно картина была развернута проведенном под моим председательством семинаре-совещании «Роль институтов гражданского общества в развитии духовно-нравственных основ российской государственности (религиозный экстремизм и деструктивные культы: эффективные стратегии противодействия в целях обеспечения здоровья нации)», проведенном нашим аппаратом Комитета Государственной Думы ФС РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. В частности, вот одно из экспертных мнений, прозвучавших на нашем мероприятии: «В настоящее время против России развернута полномасштабная, так называемая "гибридная" война. Это вид враждебных для того или иного неудобного какой-либо международной группировке государства действий, при котором нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, а подавляет своего оппонента, используя сочетание скрытых операций, диверсий, кибервойны. Нападающая сторона осуществляет стратегическую координацию указанных действий, сохраняя при этом возможность правдоподобного отрицания своей вовлеченности в конфликт. Подробнее об этой опасной для здоровья любой нации стратегии в материале «Что такое гибридная война? Концепция и тактика гибридной войны». Особенно опасны управляемые определенным образом извне негативные процессы в молодежной среде, которые являются проявлением глубинных социальных болезней всего общества. В первую очередь под прицелом именно молодежь – стратегический ресурс нашего общества. Одним из ярких подтверждений этого факта является то, что Россия из года в год занимает первые места в мире по количеству самоубийств среди детей и подростков – оно значительно выше общемировых показателей. Это свидетельствует об успешности проводимой против нас политики блока государств-оппонентов, который ряд экспертов именует англо-саксонским миром. Нашему обществу многие годы помогали утратить нравственные ориентиры в большей его части, развращали поколения за поколением, и тенденция, увы, пока сохраняет свою деструктивную направленность и отрицательную динамику. Очевидно нарушение иерархии идеалов, ценностных ориентиров у значительной части нашего общества.

Рис. 3. Иерархия идеалов личности
Высшие идеалы оказываются вторичными, мало значимыми, а низший, животный уровень в человеке становится ведущим в жизни, порождая тот самый культ потребления и нивелируя все проявления заботы не столько о себе, сколько о своих близких, семье, государстве, их судьбах на перспективу. Что-то и кто-то настойчиво пытается манипулировать населением России, искажая до неузнаваемости его смысложизненные и ценностные ориентиры с неблаговидными целями».
Готовя механизмы стабилизации российского общества, мы, помимо усиления законодательного обеспечения противодействия экспансии на территорию нашей страны вносящих смуту и раздор новых религиозных движений, должны пытаться видеть всю картинку происходящего вокруг нас, с Россией, нашими соседями и друзьями не мозаично, а цельно, объемно. Тогда это позволит и нам, гражданскому обществу, экспертному сообществу, и тем, кто призван стоять на страже Родины по долгу службы, объединившись, укрепить и наш личный, семейный защитный потенциал, и охранительный ресурс государства в целом.
Достаточно исчерпывающее описание ситуации дал в своём докладе на круглом столе в Государственной Думе ФС РФ «Современная российская молодежная антинаркотическая политика в условиях запуска Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические вещества в немедицинских целях. Разработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых» 18 февраля 2015 года протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер, кандидат юридических наук, доцент Академии МВД России, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, член Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Белгородской области: «Существует, работает и постоянно совершенствуется определенная спланированная стратегия социального манипулирования методами духовной, психологической и информационной войны, направленной на ослабление государств – конкурентоспособных оппонентов идеологии так называемого англо-саксонского мироустройства... За ее созданием и реализацией стоят страны Европейского Союза и Соединенные Штаты Америки. Исполнители – действующие в этих государствах представители и организации от лица иностранных религиозных миссий, чаще всего в неохристианском варианте, никакого отношения к традиционным религиозным конфессиям не имеющим, но пытающиеся маскироваться под них.
Основная целевая группа этой стратегии – молодежь. Поскольку легче всего поддаются программированию и депрограммированию лица, находящиеся в наивысшем духовном и смысловом кризисе, связанном с нахождением в трудной жизненной ситуации, то именно они первыми становятся объектом внимания исполнителей стратегии. А это в первую очередь те, кто через потребление психоактивных веществ: табака, алкоголя, наркотиков, вовлечение в другие страстные переживания низшего порядка, пытается скрыть болезненные переживания своего кризиса. Не найдя в их приеме утешения, а, наоборот, получив серьезные проблемы со здоровьем, душевные страдания, будучи отвергнутыми обществом и страдая в еще большей степени, они становятся идеальной жертвой для «ловцов душ» из недавно появившихся в стране религиозных движений. Так появляются все новые и новые исполнители задач духовной, психологической и информационной войны, ведущейся против России».
Помимо неправительственных организаций, поддерживаемых Западом, другой ключевой агент распространения «мягкой силы» США здесь, а именно она разливается наиболее широким потоком по земному шару – американская массовая культура, в которой заложены идеи свободы, раскрепощения и демократии, что, так или иначе, находит отклик у жителей разных стран и представителей различных культурных традиций. Одним из ключевых «агентов влияния» на этом поле являются как раз-таки современные религиозные новообразования или как их называют иначе – нетрадиционные религиозные движения. И здесь следует подчеркнуть еще раз особо – лидеры таких структур, в первую очередь созданных на территории Соединенных Штатов Америки и привезенных к нам под видом гуманитарных миссий и благотворительных проектов, к финансированию и сопровождению которых сопричастно международное неопятидесятническое харизматическое движение, также являются представителями «мягкой силы» американского правительства. Мы знаем не понаслышке, на основании абсолютно достоверной доказательной базы, что одну из ключевых ролей в приведении к власти проамериканских президентов: Ющенко и Порошенко в соседней с нами Украине сыграли именно они – неопятидесятники и пятидесятники вместе с представителями иных, нетрадиционных ранее для данного региона религиозных движений.

Рис. 4. Схема антиконстицуонного переворота на Украине
На наших глазах над Украиной проводится глобальный чудовищный эксперимент. Причем абсолютно непонятно, на самом деле, в какую стороны выкрутит в финале руль колесо истории наследников Киевской Руси.
Ситуация в братской Украине, где успешно практически уже завершено переформатирование по лекалам западных «мозговых центров» родной нам по духу славянской нации, старшей сестры, Киевской Руси при помощи новых религиозных движений должна не вселить в нас страх, а сделать крепче. Практически, да не завершено. Осталось и там немало думающих, слушающих, слышащих и трезвомыслящих людей. И они еще, можно быть уверенными, сыграют свою роль в сохранении и укреплении духа украинского народа. Пока не их время.
Понятно, чем объясняется такое широкое присутствие в зоне сегодняшних военных действий неопятидесятнических пасторов и их помощников. Эффективность деятельности таких религиозных организаций, как «Новое поколение», доказанная на гражданском населении до, во время и после зимнего майдана 2014–2015 годов, подтвердила для заокеанских политтехнологов необходимость их присутствия и в боевых условиях. Там солдатам-славянам, воюющим по сути против своих же, славян, украинцев, обязательно нужно «затуманивание» мозгов и некое отпущение греха смертоубийства, пусть и от вымышленной «церкви». Главное, чтобы это работало. И работает же! На этом видео, см. по ссылке https://youtu.be/nHe0vr26Qu4 , мы видим как пастор-неопятидесятник вместе со своим помощником «промаливает» солдата прямо в окопе, укрепляя в нём боевой дух до атаки. В этом их основная задача, поставленная лидерами по заданию украинского правительства, которое, в свою очередь, подчиняется директивным указаниям из Вашингтона. Видимо, даже сильнодействующие психотропные препараты, которые в виде желтой вязкой жидкости выдают ежедневно бойцам ВСУ на передовой для отключения страха слабо помогают. Подробнее об этом см. в статье «На майдан и на Донбасс под наркотиками»: http://ruskline.ru/analitika/2017/ 03/10/ na_majdan_i_donbass_pod_narkotikami/ В ход в окопах перед боевыми действиями теперь пошла «тяжелая артиллерия», бьющие «по мозгам» и леденящие сердце похлеще китайской «наркосинтетики», «солей» и «спайсов», неопятидесятнические психотехники, под видом всяческих «промаливаний», «освобождений от проклятий», «помазАний» и «благовествований».
При этом средства на оба евромайдана, на оплату работы всех этих подсобных «рабочих» и веществ в продолжающейся «антитеррористической операции», АТО на Донбассе, боеприпасы, бронежилеты и иную амуницию, активно собирали и собирают сотоварищи-неопятидесятники по обе стороны океана – в США всей украинской и отчасти русскоязычной диаспорой, и в России через ряд обособленных де-юре, но единых духом харизматической волны «пробуждения» де-факто неопятидесятнических религиозных организаций, в быту именующих себя, как правило, «евангельскими христианами», «христианами веры евангельской» или просто «евангелистами».
Представители российских правоохранительных структур отмечают, что заезжие проповедники выступают на грани призывов к свержению государственной власти, т.е., настраивают своих адептов против правительства Российской Федерации и следования Конституции РФ, либо пытаются вовлечь в незаконные вооруженные формирования и ищут среди последователей сторонников, которые готовы выезжать в зону АТО. В Кирове, Челябинске, Москве регулярно выходят в эфир журналистские расследования и телевизионные сюжеты, о том как тот или иной пастор вербует россиян в незаконные вооруженные формирования, «Правый сектор» и т.п.
Так, 21 декабря 2016 года в Москве в т.н. «Духовном центре "Возрождение"», который российские СМИ назвали «сектой Порошенко», правоохранительными органами был задержан пастор, который собирал деньги на поддержание карательной операции на Юго-Востоке Украины. При участии женщины-куратора, приезжавшей из Киева ветераны секты вводили состоятельных прихожан в транс, убеждая их отдать свои деньги на нужды «церкви». Информагентство «Интерфакс» утверждает, что средства, собранные во время мероприятий, которые сопровождались истерическими возгласами «Зажечь Дух Святой!» и музыкой, направлялись на поддержку украинских военнослужащих, которые участвуют в боевых действиях на Донбассе. Прихожанам также предлагалось помолиться за украинского президента Петра Порошенко. Подробности этой истории в репортаже телекомпании «РенТВ»: https://www.youtube.com/watch?v=e_0wfO7EeoM
Другая история со сбором средств в виде пожертвований в поддержку войск Вооруженных сил Украины, участвующих в проведении АТО – военных действиях против пророссийских Донбасса и Луганщины, непризнанных подавляющей частью мирового сообщества ДНР и ЛНР. Это уже Россия. В конце лета прошлого года исполнительного директора петербургского отделения международного благотворительного фонда «Открытое сердце», 46-летнего пастора церкви «евангелистов», читай – неопятидесятника Павла Дученко было решено депортировать из России в Украину. Такое решение приняло руководство Управления по миграции Главного управления МВД России по городу Санкт-Петербургу. 20 августа главу благотворительной организации увезли прямо из его квартиры. Днем позднее, в воскресенье, 21 августа, в офис международного благотворительного фонда «Открытое сердце», расположенный по адресу: улица Подвойского, дом 38, наведались сотрудники правоохранительных органов. Полиция пришла с целью проведения документальной проверки деятельности фонда на предмет обнаружения «некоторых нарушений в экономической сфере», о которых, якобы, поступила информация. 22 августа, на официальном сайте Петербургского Управления по вопросам миграции появилась информация о том, что ведомством принято решение о принудительном выдворении Павла Дученко в Украину.
Согласно информации сайта «Фонтанка.ру», тесно контактирующего с правоохранительными структурами Санкт-Петербурга и Ленобласти, причиной задержания в Петербурге пастора Павла Дученко могло стать финансирование ВСУ, Вооруженных сил Украины. Лидер фонда «Открытое сердце» норвежец Халвард Хасселоу известен тесными связями с Западной Украиной. В нем сотрудники ФСБ России увидели угрозу национальной безопасности России, а экономическая полиция ищет теневую сторону жертвенной бухгалтерии. Организация не усидела на двух стульях. Она 16 лет поднимает со дна петербургских наркоманов и алкоголиков, но не скрывает и своей симпатии к Украине. Официальная готовность финансово помогать ее Вооруженным силам убивать своих соотечественников, в том числе мирных жителей, может уничтожить любую благовидную репутацию. Особенно в России.
В наших руках десятки, сотни документов, личных описаний жителей Донецкой и Луганских народных республик, где повествуется о том, какую роль сыграли епископы и пасторы «Нового поколения» в пополнении рядов Вооруженных сил Украины своими адептами, созданием очагов вербовки неофитов, новоначальных адептов на Донбассе ещё до начала пресловутой «антитеррористической операции», практически подкупом малоимущих слоев через свои гуманитарные, благотворительные грузы, раздача которых преследовала ещё одну цель, понятную, исходя из всего изложенного выше.
Госслужбы и активное патриотически ориентированное гражданское общество это понимают и совсем не случайно «Свидетели Иеговы» сегодня в России решением Верховного суда поставлены на одну ступень с запрещенным у нас ИГИЛ – объявлены экстремистами. Теперь по логике вещей и согласно всей имеющейся в распоряжении экспертного сообщества список внесенных в экстремистские организации структур должен быть пополнен неопятидесятниками и, безусловно, сайентологами – по сути, неофициальной спецслужбой Госдепа США и Центрального разведывательного управления, ЦРУ по сбору и фиксации на видеоносителях информации о каждом лице, проживающем на территории Российской Федерации. Об этом уже известно достаточно широко и даже не обсуждается.
Видение российских экспертов и госслужащих, сотрудников правоохранительных структур такое – идет масштабная вербовка граждан Российской Федерации через проведение их, проблемных, в трудной жизненной ситуации, а также их родных и близких через жернова мощных психотехник, «припудренных» подделкой под христианское вероучение. После обработки сознания согласно определенным, созданным явно не в России технологиям, а в тех же зарубежных «мозговых центрах», выпускники таких «реабилитационных программ» поступают в управление лидерами так называемых «домашних церквей» или «ячеек», размножающихся по стране согласно недавно принятой большинством из неопятидесятников так называемой модели G12. Она запущена на основании следующей цитаты из Священного Писания: «И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов» (Евангелие от Марка, 3:14–15). Самый главный приоритет этой модели заключается в том, что каждый член такой «домашней группы» рассматривается как потенциальный лидер. Ведение G-12 представляет собой стратегию умножения лидеров и их «малых церквей» в геометрической прогрессии, легко управляемых и мобильных. За ними практически невозможно организовать контроль и наблюдение и по закону нельзя требовать регистрации в органах минюста в силу малого количества членов. Это горизонтальные сети, с огромной скоростью оплетающие социум. Нашу с Вами Россию!..
При этом фактов не счесть, когда международные фонды, контролируемые в первую очередь именно неопятидесятническими лидерами, спонсировали антироссийские акции и создание антиправительственных настроений как на территории РФ, так и в государствах бывшего Советского Союза. И на это продолжают выделяться немалые средства из-за рубежа, как они поступают огромным потоком и из карманов преданных до предела, «промытых», что называется, наглухо адептов с российскими паспортами и пропиской. Все эти финансовые потоки идут как бы на благотворительные проекты, но, перефразировав известную поговорку, «что немцу здорово, то русскому – смерть», понятно, что таким образом Россию готовят к тому же, что произошло на Украине – к свержению неугодного западным режиссерам и продюсерам государственного строя и его основных «кормчих». Чаще всего такая работа происходит в закрытом от глаз внешних наблюдателей, неадептов режиме.
До настоящего времени на территории Украины регулярно проводятся многочисленные конференции, саммиты, на которых готовят миссионеров для заброса через границу на российскую территорию с целью проведения активной «миссионерской», иными словами – вербовочной работы. Это до боли напоминает то, как на территории Южной Кореи готовили и готовят к забросам во все государства Юго-Восточной Азии, неугодные силам НАТО, неопротестантских миссионеров. Абсолютно идентичные процессы мы наблюдаем сегодня в Украине. Так, 3 декабря 2016 года в Харькове проходил «Глобальный лидерский саммит». Аналогичное мероприятие проходило 8–9 декабря того же года в Киеве. Оно считается Событием Года в жизни неопятидесятнических, харизматических движений в этом регионе. На такого рода слеты адептов данной сетевой структуры планетарного масштаба собираются лидеры всех вовлеченных в это движение структур из многих стран, а также деятели из США. Как правило, это отставные политики, бизнесмены, которые выступают проводниками внешней американской политики в области религии. Но также вероятно появление и действующих по сей день представителей политического истеблишмента. На вышеуказанном украинском религиозном саммите, где осуществлялась подготовка очередной партии миссионеров для России, присутствовал Билл Хайбелс, который является одним из основателей «Глобального лидерского саммита» неопятидесятников. Там же присутствовали супруга Билла Гейтса, основателя корпорации «Майкрософт», экс-президент автомобильной корпорации «Форд», возглавлявший ее с 2006 по 2014 гг., Алан Малалли. А также группа крупных религиозных деятелей из США и Великобритании.
Прицел на Россию абсолютно виден. Основная тематика выступлений политиков и политических технологов перед миссионерами на украинских «Глобальных лидерских саммитах» – использование миссионеров в информационной войне. Уверения в том, что их миссионерская проповедь на территории России будет способствовать единению с братьями во Христе которые поддерживают «евромайданные ценности», «богословие майдана».
Цель – максимальное вовлечение граждан Российской Федерации в украинские религиозные движения, переформатирование сознания россиян и т.п. Также дается обоснование, почему именно украинские миссионеры должны активизировать свою деятельность на территории России. Например, в выступлениях американцев звучали следующие доводы, что, во-первых, языковые особенности, владение большинством украинцев русским языком. Нет необходимости в визах, схожий менталитет, родственные связи, крупные украинские диаспоры и т.д. и т.п.
Тем не менее американский политолог Дэниэл Макадамс убежден – технологии по созданию почвы для государственных переворотов, апробированные США на Ближнем Востоке и на Украине, не сработают в России. По его мнению, в нашей стране вовремя обратили внимание на деятельность спонсируемых Вашингтоном неправительственных организаций, цель которых – дестабилизация политической ситуации. «Американские НПО занимались подготовкой “авангарда” протеста – молодых космополитичных элит, которых обучали техникам реализации государственных переворотов. В 2014 году было несколько рабочих сессий в Нью-Йорке, где украинцев учили акцентированной работе с механизмами массовой мобилизации, в частности с социальными сетями. Именно они в итоге и составили “сердце протеста” на Украине», – признаёт Дэниэл Макадамс, исполнительный директор Института Рона Пола в озвученном челябинскими журналистами, авторами специального фильма-расследования «Миссия «Переворот», комментарии.
Частные образовательные центры государство наше взяло под контроль, чего не скажешь о все более расширяющейся, укрупняющейся и укореняющейся в России сети неопятидесятнических «реабилитационных» центров. Бесконтрольно продолжают плодиться как грибы после дождя.
«C утра до вечера работают, а вечером Библию изучают. Понятно, что здесь поменять одну зависимость на другую – наркотическую, например, на религиозную – тут уже могут быть и негативные последствия в первую очередь. Формирование такого рода адептов, которых потом можно будет использовать в каких-то других целях. Могу сказать, что в 43 реабилитационных центрах на территории Челябинской области находится порядка 1000 человек, которые проходят реабилитацию. То есть это та армия, которой можно управлять», – доводит до сведения челябинских журналистов информацию Виталий Лобанов, помощник начальника Управления ФСКН России по Челябинской области. Запись датирована концом марта 2015 года. Именно тогда этот примечательный во многих отношениях документальный фильм-расследование вышел в эфир на региональном государственном телеканале «Россия – Южный Урал». В документальном фильме-расследовании «Миссия – переворот» челябинских журналистов, о котором говорилось выше, очень емко и цельно показана картина с описанием именно этого аспекта, украинского фактора в подрывающей основы российской государственности деятельности. См. по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=DOFIyIlHTyo Полную версию стенограммы видеозаписи см. по ссылке https://www.cheltv.ru/Missiya-Perevorot/Все это продолжает вызывать неподдельную тревогу у экспертного сообщества и реабилитационных учреждений, работающих на иной, несектантский результат – ресоциализацию пациентов, возвращение в общество, а не переключение их на затворническую жизнь в учреждениях, где исповедуют неприязнь к традиционным религиозным конфессиям, в первую очередь – к исконно русскому Православию, «духовным скрепам» русского народа, а также призывают в первую очередь следовать Библии, а не законам и Конституции Российской Федерации.
Главный нарколог Челябинской области к этим евангельско-христианским центрам реабилитации также относится с большим недоверием и объясняет, почему. По его мнению, подобные организации не так открыты и не так просты, как кажется на первый взгляд. Борису Изаровскому есть с чем сравнивать. «Мы к ним присматривались, пытались вместе сотрудничать, но пришли к выводу, что во многих центрах отсутствует прозрачность работы, – комментирует свою позицию журналистам челябинского телеканала для фильма «Миссия – переворот» Борис Изаровский, главный внештатный специалист-нарколог Министерства здравоохранения Челябинской области. – Не всю информацию, что там происходит, мы получаем. Пациенты, которые уходят в центры эти, дальше обрывают связь с нами. То есть мы не знаем их дальнейшую судьбу».
Если нам удастся стряхнуть оцепенение, четко, по полочкам разложить всю приобретенную за годы работы по всем описанным выше направлениям информацию, кто в чем специализировался, правильно расставить приоритеты, собрать волю в кулак и объединить все здравые трезвеннические профилактические и реабилитационные организации на общероссийском уровне, не на словах, а на деле обеспечив статус национального лидера такому объединению, помочь госструктурам выбрать наиболее мощного и при этом неспособного вести антироссийскую линию координатора этого направления на уровне профильного министерства, у нас сохранится шанс на стабилизацию и даже положительную динамику ситуации по данным стратегическим для России направлениям. Пока же можно с полной уверенностью сказать одно – пальму первенства в деле продвижения на высокий политический уровень своих инициатив и идеологем западной культуры, по отношению к российской культурной и религиозной традиции контркультуры и контррелигии, держат представители нетрадиционных религиозных движений, особенно, неопятидесятнического толка. Однако точка невозврата все еще кажется непройденной.
Президент США времен Второй мировой войны, Теодор Рузвельт предлагал такой рецепт во внешнеполитической деятельности: «Говори мягко, но держи в руках большую дубинку». Сегодня же реалии современной мировой политики таковы, что акцент переносится на первую часть этой фразы. Это означает, что, даже имея такую «большую дубинку» вследствие создавшейся вынужденной необходимости, важно иметь способность и навыки, и, что еще важнее, желание «говорить мягко». Если такие качества отсутствуют у государственных служащих, но присутствуют и культивируются в рядах оппозиционных государственному строю политических и новоиспеченных нетрадиционных религиозных группировок, перспективы дальнейшего развития России как потенциального геополитического лидера планетарного масштаба практически сведены к нулю. Желаемых результатов во многих случаях можно достичь при помощи более экономически выгодных в использовании и эффективных для повышения привлекательности страны факторов: духовной и материальной культуры, позитивно воспринимаемых политических принципов, качества проводимой политики и т.п.
Сейчас перед российским президентом и его правительством стоит чрезвычайно актуальная задача создания надежной иммунной системы, защищающей социальный организм от опасных социальных вирусов, к которым относятся в том числе и различные виды химической и нехимической зависимости, и множащиеся ежегодно многочисленные разнообразные тоталитарные деструктивные культы, скрывающие истинный лик за личиной духовно-, нравственно- и социально-заряженных в исключительно созидающем ключе благотворительных организаций.
Каждому из нас необходимо понять, что если государство не станет более активно защищать наши традиционные ценности, то этот процесс возглавят его непримиримые противники и в очередной раз сработает принцип «Разделяй и властвуй». Тогда это будет уже необратимый процесс. Россия будет обречена на покорение другими народами и принимающими их «толерантными» соотечественниками, несущими в себе уже совершенно иной идентификационный культурный код, не требующий строго придерживаться патриотической позиции, отстаивать интересы в первую очередь русской культуры и государственности, следовательно, и русского этноса. Но государство – это и есть мы. И от нас, наших близких, родителей и детей зависит, каким оно в итоге будет – нас задавят или мы окрепнем. Главное, не быть равнодушными. В Евангелии от Матфея есть такие слова: «Оставьте их: они – слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму». Эти слова имели целью указать на книжников и фарисеев, ослепленных заблуждением своего неверия: они не только не смогли распознать свет истины, не поверив в Христа, но и влекли за собой в яму гибели и других. Эти слова относятся и к еретикам, и к сектантам. Неся ложное учение, они оказались вождями и наставниками несчастных, идущих за ними. И в эту яму вместе с ними каждый день, каждый час, каждую минуту падают наши соотечественники, а с ними и Россия. Это недопустимо.
Информации для размышления более чем предостаточно. Осталось лишь действовать. Важно начинать с себя, с восстановления своего внутреннего духовного и душевного благополучия, преодоления страхов, неуверенности, больше уповать на Промысел Божий и вверять себя в Его руки. Тогда удастся вытянуть из оплетающей страну паутины близких, а после и не очень близких людей. И только тогда мы сможем говорить об оздоровлении нации и о начале возвращения к ней психического и духовного здоровья. Проблемы алкоголизма, наркомании и токсикомании, равно как и других зависимостей, в итоге станут куда менее остры и злободневны. И к социальным потрясениям тогда мы будем готовы, встретим их спокойно, подготовленными и во всеоружии.
И здесь чрезвычайно актуальна, важна опора на традиционную нашу русскую духовность. В этом смысле значимо государственно-церковное взаимодействие по линии Русской православной церкви. И оно происходит постоянно, что не может не радовать. Так, в эти дни в подмосковном городе Пушкино проходит уже IV Всероссийский съезд православных реабилитационных центров для наркозависимых. И с каждым годом внимания к этому направления со стороны госслужб все больше. В этот раз особую поддержку высказало Главное управление по контролю за наркотиками, ГУНК МВД России в лице его начальника, Андрея Ивановича Храпова.
Таким образом, очевидно, что укрепление и поддержка традиционных для нашей страны религиозных организаций и групп, противодействие распространению создаваемых на их основе тоталитарных деструктивных культов, являются неизбежным и необходимым шагом для российского правительства, диктуемым потребностью в противостоянии распространению влиянию новых для России, зачастую имеющих скрытые далеко идущие политические и экономические цели, группировок, квазирелигиозных организаций и сект, многие из которых представляют собой мощные, уже очень хорошо организованные многоуровневые сети транснационального масштаба, тоталитарные по духу, требующие беспрекословного подчинения своим лидерам. Их первоочередная задача – окончательное расщепление, дефрагментация некогда единого российского информационного, культурного и религиозного пространства на мелкие фрагменты. Нужно совершенно четко и однозначно понимать, что сегодня вербовка адептов для реализации данной задачи ими осуществляется очень часто под видом оказания реабилитационных услуг. Имевшего в прошлом зависимость от психоактивных веществ человека с уже выявленной таким образом предрасположенностью к любым формам зависимого поведения гораздо проще подсадить на «учение» секты с ее беспрекословным подчинением лидерам и установленным строгим правилам взаимоотношений в группе, чем человека, уверенно стоящего на ногах в этой жизни, способного к принятию самостоятельных взвешенных решений, не нуждающегося в постоянной групповой опеке и не требующего при этом прихода во власть давших ему трезвость проповедников.
Как справедливо отметил 12 декабря 2013 года в своем ежегодном послании Федеральному собранию Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной. Не встать на защиту этой позиции ни один россиянин, любящий свою страну и чтущий память предков, не имеет права. Происходящая на наших глазах на Украине трагедия подтверждает оправданность таких предупреждающих распад страны шагов.
Силантьев Р.А.
г. Москва
Актуальные проблемы религиозной безопасности в России и их влияние молодежь
С 2003 года в России стал формироваться «Единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими» («Список»), с 2004 года – «Перечень некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». В эти списки вошли все организации, которые к настоящему времени запрещены в России – по состоянию на 20 августа 2017 года в них значились 62 экстремистские структуры и 27 террористических. Конечно, понятия «терроризм» и «экстремизм» существовали в российском законодательстве и ранее, однако формирование «Списка» и «Перечня» позволило упорядочить работу в этой сфере.
«Список» регулярно пополняется Верховным, Московским городским и Московским окружным военным судами, а вот «Перечень» в основном формируется по решениям судов более низких инстанций. Запрещенные организации можно классифицировать по их базовым типам: российского или иностранного происхождения, религиозные или нерелигиозные. Из 27 террористических организаций 24 имеют религиозный характер, 3 – нерелигиозный, из 62 экстремистских организаций религиозных – 29, нерелигиозных – 30, а три – Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Меджлис крымскотатарского народа» и межрегиональное национал-радикальное объединение «Misanthropic division» – имеют смешанный характер. Таким образом, доля организаций с идеологией религиозного характера составляет 58–60%.
Деструктивные организации религиозного характера делятся на мусульманские (исламистские и неисламистские), христианские (преимущественно протестанского и православного генезиса), неоязыческие, буддийские, неоиндуистские, сатанинские оккультные и синкретические.
Большинство мусульман России относятся к традиционным, исторически сложившимся в нашей стране формам ислама – ханафитскому и шафитскому мазхабу ислама вкупе с суфийскими тарикатами (братствами) Кадирийя, Накшбандийя и Шазилийя, а также джафаритскому толку шиизма и исмаилизму. Меньшая часть мусульман, однако, придерживается различных исламских сект, составляющих нетрадиционный спектр ислама. Некоторые из этих сект (ахмадийя, Вера Бахаи и др.) имеют мирный характер, другие же, напротив, склонны к экстремизму и терроризму.
Среди деструктивных сект исламского происхождения можно выделить пять основных групп:
1) «классических» ваххабитов, именующих себя салафитами (приверженцами «саф ислама» или «чистого» ислама);
2) ихванов или «Братьев-мусульман»;
3) хизбутов или хэтэшников (сторонников террористической партии «Хизбут-Тахрир»); 
4) таблигитов или таблигов (адептов экстремистской пакистанской секты «Таблиги джамаат»);
5) секты группы «Нурджулар» – гюлениты и сунгуриты.
Внешний вид и поведение агрессивных исламистов.
Для женщин
Максимально глухая и темная одежда. Платки подчеркнуто некрасивые, максимально закрывающие лицо. Так, никаб (закрывающий нижнюю половину лица) и паранджу (полностью закрывающую лицо сетку) традиционные мусульманки в России в принципе не носят.
Национальные головные уборы агрессивные исламистки предпочитают не носить.
Обращение друг к друг «ухти» (сестра).
Неуважение к старшим иных взглядов.
Для мужчин
Длинная, неопрятная борода без усов, часто бритая голова.
Короткие штаны.
Длинные рубахи – до колен или щиколоток рубахи (особенно это типично для таблигитов).
Принципиальный отказ от ношения шейных платков, шарфов или галстуков.
Серебряные обручальные кольца (такие могут носить и традиционалисты, зато золотые кольца исламисты носить не будут).
Обращение друг к другу «ахи» (брат).
Неуважение к старшим иных взглядов.
Для выявления сторонника агрессивного исламизма (за исключением нурсистов) можно предложить следующий перечень вопросов:
1. Какого направления ислама Вы придерживаетесь? Традиционалисты, имеющие хотя бы минимальные знания в своей религии, постараются определить себя как суннит-ханафит или суннит-шафиит, а вот ваххабиты и прочие агрессивные исламисты обычно именуют себя мусульманами в целом или суннитами в целом (ахль ас-сунна валь-джамаа). Если человек определяет себя шиитов, то вероятность принадлежности его к опасным сектам минимальна, хотя среди наиболее беспринципных ваххабитов можно изредка встретить и такую маскировку.
2. Как Вы относитесь к шиитам? Агрессивные исламисты всех типов шиитов ненавидят и называют рафидитами (отказавшимися, непринявшими), сатанистами, псевдомусульманами. Традиционные сунниты к шиитам в целом относятся благожелательно или нейтрально.
3. Как Вы относитесь к войне в Сирии? Агрессивные исламисты всех типов считают войну в Сирии восстанием народа против тагута (тирании), в то время как традиционалисты полагают, что законная власть этой страны борется с террористами.
4. Как следует хоронить покойных? Агрессивные исламисты, в особенности ваххабиты, хоронят своих покойных хуже, чем христиане домашних животных. Ненависть к некрополям, мавзолеям, почитаемым могилам является их важной отличительной особенностью.
5. Сидит ли Аллах на троне? Если ответ положительный, то это один из главных признаков ваххабитского мировоззрения.
В свою очередь, нурсисты, некогда очень активные в российских школах и вузах (только в России они создали сеть почти из 50 средних учебных заведений от Казани до Улан-Удэ), обычно мимикрируют под общества турецкой культуры или российско-турецкой дружбы. Они часто предлагают российским организациям, особенно образовательным, заключить некий договор о сотрудничестве и организовать бесплатную поездку в Турцию. Все нурсисты почитают труды основателя своей секта Саида Нурси, об отношении к которому их следует сразу спрашивать, конкретно гюлениты также используют труды своего лидера Фетхуллаха Гюлена.
Отдельный блок составляют неисламистские секты мусульманского происхождения, которые малочисленны, имеют ограниченную географию и в значительной степени нейтрализованы правоохранителями. Общая численность последователей сект исламского происхождения может достигать 500–600 тыс. человек, преимущественно сконцентрированных в регионах с повышенной долей мусульманского населения и крупных городах.
Секты христианского происхождения по численности последователей почти равны мусульманским и делятся на две основные группы – протестантские и православные. Конечно, в России можно встретить секты католического происхождения – например, «Новоапостольскую церковь», однако их присутствие в нашей стране относительно невелико.
Деструктивные секты протестантского типа представлены в России преимущественно экстремистской организацией Свидетелей Иеговы, сектами мормонов и мунитов, Церковью Христа («Бостонское движение», сектой Уитнесса Ли, сектой Семья («Дети Бога», рядом маргинальных групп внутри баптистской, адвентистской и пятидесятнической деноминаций. Такие организации вероучительно отошли от изначального протестантизма на значительное расстояние и некоторые из них также с трудом можно определить как христианские.
К общим чертам такого рода сект можно отнести следующее:
Часто именуют себя «просто христианами».
Отрицательно относятся к Русской Православной Церкви.
Не почитают икон и святых.
Ведут навязчивую миссионерскую деятельность (прозелитизм).
Имеют зарубежное происхождение, руководящие органы как правило находятся вне пределов России.
Наибольшую активность среди таких групп сейчас проявляют Свидетели Иеговы и неопятидесятники. Первых можно легко опознать по глянцевым журналам «Сторожевая башня» и «Пробудись!», адресу сайта www.jw.org (который часто используется вместо официального названия организации), названию культовых помещений «Зал царств», вторых – по собраниям с повышенной экзальтацией частой мимикрией под антинаркотические организации. Часть неопятидесятников склонна к участию в «оранжевых революциях», что хорошо показали украинские события 2004 и 2013–14 гг. Так, в первом случае заметную часть протестующих составляли члены неопятидесятнической секты «Посольство Божье» Сандея Аделаджи.
Ряд протестантских сект стараются проникать в школы и вузы со специфическими образовательными программами (муниты), другие в качестве вербовки используют бесплатные курсы иностранных языков.
Секты православного типа встречаются уже ненамного реже протестантских, пользуясь при вербовке важнейшим преимуществом – высоким уровнем мимикрии под традиционных православных. Их немногочисленные храмы внешне и часто внутренне не отличаются от обычных православных, духовные лица одеваются точно так же, так и нормальные православные священнослужители, используются те же таинства и молитвы.
Их основные деструктивные течения выглядят так:
Группа «истинно-православные» («катакомбников»). Насчитывает более 10 сект, самыми известными из которых являются «радиоактивные» («Истинно-православная церковь России» Рафаила Прокопьева-Мотовилова) и сиверсовцы (группа «епископа Готфского» Амвросия Сиверса). Первая группа маскируется под центр народной медицины, а вторая знаменита своими фашистскими взглядами, особенно – канонизацией Адольфа Гитлера.
«Русанцовцы», иначе именуемые сектой «суздальских педофилов» (официальное название – Русская православная автономная церковь) и их ответвление в Санкт-Петербурге, т.н. секта «морганатических педофилов». Первая группа несколько лет назад контролировала большую часть храмов Суздаля, а свое название получила из-за соответствующей судимости своего лидера «митрополита» Валентина Русанцова. Вторую группу возглавил Вадим (Григорий) Лурье, которого выгнали из базовой секты за создание клуба самоубийц и прочие прегрешения. Данная секта специализируется на продаже молебнов около лжемощей Николая Чудотворца.
Группа штрихофобов не имеет единого руководства, однако достаточно многочисленна и активна. Ее представители отказывают от ИНН и паспортов нового образца. Они активны по всей стране.
Группа царебожников также децентрализована и отличается и чрезмерным почитанием последнего русского императора Николая II, которого они фактически обожествляют. Особенно активны в Сведловской области и крупных городах, переживают пик активности.
Секту братьев Дзюбанов (диомидовцев) возглавляют, соответственно, Диомид и Феофил Дзюбаны – бывшие священнослужители Русской православной церкви, объявившие о создании собственной религиозной организации. По своим позициям близки к штрихофобам. Особенно активны на Чукотке, Камчатке и в центральной России.
Апокалипсические секты («Церковь Иоанна Богослова» Олега Моленко, «Горний Иерусалим» и ряд других) проповедуют скорый конце света, в связи с чем склонны к строительству убежищ, переселению в глухие места или даже под землю. Так, в 2007 году более 80 членов группы Петра Кузнецова (включая детей), также известной как «Горний Иерусалим» провели несколько месяцев в собственноручно вырытых пещерах. Переживают спад активности, можно встретить по всей стране.
Секта «бога Кузи» является небольшой, но очень богатой группой адептов лжеепископа Романа, который создали масштабный бизнесе в сфере сбора пожертвований в пользу несуществующих храмов, монастырей или больных людей. Вообще же подавляющее большинство людей, собирающих на улицах пожертвования такого типа являются либо обычными мошенниками, либо мошенниками-сектантами. Активны в крупных городах, несмотря на резонансные уголовные дела, продолжают свою деятельность.
Признаки православных сект:
Неуважение к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси.
Категорическое непризнание паспортов нового образца и ИНН.
Сбор пожертвования лицами, по одежде похожими на духовных – в официальной Церкви это запрещено.
Наличие икон Ивана Грозного, Григория Распутина, Ивана Грозного и даже Гитлера («святого Адольфа Мюнхенского»).
Склонность к изгнанию бесов (экзорцизму).
Младостарчество (порицаемое официальной Церковью явление, при котором молодой и малоопытный священник берется контролировать все сферы жизни своих прихожан).
Склонность к предсказаниям, мифотворчество.
Многие секты православного происхождения вымогают у людей деньги, жестко контролируют их жизнь, практикуют опасные для здоровья диеты и нетрадиционную медицину, часть из них склонна к переселению в глухие места – например, тайгу Тывы, Пермского края или Иркутской области. Отказ от новых паспортов и ИНН серьезно ограничивает возможности членов этих сект в учебе и работе.
На третье место по распространенности можно поставить неоязыческие секты, численность последователей которых в России может достигать 100 тыс. человек. Они очень разнообразны и не имеют единого центра, нередко вступая в конфликты друг с другом. Неоязычники обычно мимикрируют под традиционных (исторически сложившихся) язычников (тувинских, марийских, якутских и т.д.), реконструкторов, фольклорные ансамбли, спортивные коллективы.
Среди неоязыческих групп можно встретить немало деструктивных и даже экстремистских (староверы-инглинги, Духовно-родовая держава «Русь» и славянская община «ВЕК РА»). Неоязычников отличает остро неприязненное отношение к христианам и часто – симпатии к фашизму. Так, доля неоязычников среди членов ультраправых группировок резко повышена. Кроме того, часть неоязычников смыкается с сатанистами и практикует изуверские жертвоприношения.
За последнее десятилетие в России были зафиксированы многочисленные случаи осквернения неоязычниками христианских символов (особенно поклонных крестов), ими была предпринята попытка минирования православного храма в Москве, а в 2014 году неоязычник убил в кафедральном соборе Сахалинской епархии двух его прихожан.
Помимо признанных экстремистскими неоязыческих движений, эксперты отмечают особую опасность, исходящую от сект «Троянова тропа», «К богодержавию», «РУН-вира».
К основным признакам неоязыческих сект относятся:
Мимикрия под языческие движения при недавнем времени возникновения (самые ранние – начало 90-х XX века).
Отсутствие преемственности, которое наблюдается у традиционных язычников (в организованной форме они остались только в Тыве, Бурятии и Марий Эл).
Склонность к лженауке, особенно в области истории.
Ненависть к православным.
Антисемитизм и расизм.
Использование фашистской символики, рун.
Особая культовая практика, обычно осуществляемая в капищах на природе, свой календарь и праздники.
Ношение одежды псевдоэтнического стиля, использование амулетов, особенно в виде коловрата (многолучевая свастика разных типов) и молота Перуна (молоточек на цепочке).
Деструктивные секты буддийского происхождения в России известны в первую очередь благодаря террористической организации японского происхождения «АУМ Синрике», которая в марте 1995 года пустила боевой отравляющий газ в токийский метрополитен и собиралась повторить газовую атаку с вертолетов. Эта секта активно действовала в России в 1992–95 гг., сумев получить доступ к радиоэлектронным СМИ и в целый ряд вузов, где было завербовано немало студентов и даже преподавателей со степенями докторов наук. На данный момент деятельность этой организации в нашей стране прекращена, однако небольшие группы ее членов еще встречаются.
Из других буддйиских сект можно упомянуть японское псевдопацифистское движение «Орден Лотосовой сутры» («Нипподзан меходзи»), чьему лидеру Дзюнсею Тэрасаве был запрещен въезд в нашу страну за активное участие в «оранжевых революциях», антироссийскую риторику и хулиганство. Некоторое распространение в России получила и запрещенная в Китае секта «Фалуньгун», которая, впрочем, имеет не столько буддийский, сколько синкретический характер.
Традиционные буддисты России в подавляющем большинстве проживают в пяти регионах – Калмыкии, Бурятии, Тыве, Забайкальском крае и Иркутской области. За их пределами исторически сложившиеся буддийские общины относятся к Буддийской традиционной сангхе России. Общины вне пределов ее юрисдикции, как правило, принадлежат к разным сектам, включая деструктивные.
Признаки буддийских сект
1. Зарубежное происхождение.
2. Непринадлежность к единственной традиционной буддийской школе России Гелуг (Гелугпа, «желтошапочный ламаизм»).
3. Активная миссионерская деятельность.
4. Отрицательное отношение к Буддийской традиционной сангхе России.
Большую группу деструктивных сект дал России неоиндуизм, отличающийся от индуизма традиционного активной миссионерской деятельностью. За пределами индийской диаспоры индуистские направления присутствуют в России только в виде сект, самыми известными из которых являются кришнаиты (Общество сознания Кришны), «Транцендентальная медитация», «Тантра-Сангха», «Ананда марга», секты Шри Чинмоя, Саи Бабы и Раджниша, «Брахма Кумарис» и «Сахаджа-йога».
Индуистские секты часто мимикируют под курсы занятия йогой, которая сама по себе не является простой физкультурой и содержит четкую религиозную составляющую. Наиболее крупная неоиндуистская секта – «Общество сознания Кришны» завлекает новых адептов через распространение посвященной Кришне еды – прасада, употребление которого в пищу запрещено христианам, иудеям и мусульманам, музыкальные шествия и общую популяризацию индийской культуры.
Деструктивные секты иного характера могут иметь оккультный, сатанинский или синкретический характер. Сатанинские секты избегают официальной регистрации и редко имеют большой размер, однако проводимые ими обряды часто привлекают внимание правоохранителей. Ритуальные жертвоприношения животных (обычно кошек и голубей), а также людей, осквернение заброшенных храмов, оргии и групповые изнасилования являются противоправными действиями и в особо тяжелых случаях, как, например, в деле «Благородного ордена дьявола» из Мордовии, позволяют признать сатанинскую организацию экстремистской. Сатанинская символика обычно сводится к перевернутому кресту и пятиконечной звезде, числу «666» и изображению рогатых голов. Сатанисты предпочитают темную одежду.
Из оккультных и синкретических сект особое внимание стоит обратить на «Новый Акрополь» и саентологию. Первая группа особенно активно действует в студенческой среде, паразитируя на интересе к вымышленным мирам, вторая структура является целым холдингом со сложной структурой, выступая и как религиозная организация, и как методика по улучшению личной жизни, бизнеса (дианетика), борьбы с наркоманией («Нарконон» и т.д.).
Точное количество деструктивных сект в России неизвестно, поскольку многие из них имеют карликовые размеры, состоя всего из нескольких десятков человек. Тем не менее наносимый ими урон не чуть не меньше, чем у более крупных организаций.
Традиционные иудаизм, конфуцианство, сикхизм, джайнизм, синтоизм и даосизм миссионерской деятельности в России не ведут. О деструктивных сектах на их базе данных нет, однако участие в разного рода каббалистических группах может быть чревато серьезными финансовыми потерями при нулевом результате.
Значительную часть адептов вышеперечисленных деструктивных организаций, причем особенно опасных, составляет молодежь. Для профилактики развития таких идеологий в ее среде нужна серьезная работа в школах и вузах, которая требует принципиально новых подходов.
Кострюкова Л.А.
г. Челябинск
Бедность и критерии ее определяющие
Аннотация. В статье рассмотрена проблема бедности и критерии, ее определяющие; представлена динамика уровня бедности с 2007 по 2016 год в России.
Ключевые слова: бедность, социально-экономическое явление, причины бедности, показатели уровня жизни, прожиточный минимум, дифференциация доходов и расходов, размер и структура доходов семьи.
В современной России проблема бедности значительной части населения стоит особенно остро. Бедность считается одной из наиболее важных социальных проблем современного общества. Это заметно на фоне сильного расслоения общества, когда разница в доходах бедных и богатых составляет десятки, сотни и тысячи раз. И этот процесс имеет динамический характер, бедные становятся беднее, а богатые еще богаче.
Бедность – состояние нужды, нехватки жизненных средств, не позволяющее удовлетворить насущные потребности индивида или семьи [1]. Как состояние голодной жизни бедность существовала испокон веков, но считалась вполне обычным явлением, присущим подавляющему большинству населения.
Известно три основных подхода к определению бедности: абсолютная бедность (бедные по доходам и расходам), относительная бедность (лишения, депривации) и субъективная бедность (на основе самооценки опрашиваемых лиц). 1. Абсолютная бедность связана с нуждой в жизненных ресурсах, которые обеспечивают человеку биологическое выживание. Речь идет об удовлетворении самых элементарных потребностей – в пище, жилье, одежде. Критерии этого вида бедности мало зависят от времени и места проживания человека. Конкретный набор продуктов, потребляемых на заре развития человеческого общества и современным человеком, существенно различается, но всегда можно однозначно судить, голодает человек или сыт. Таким образом, критерии абсолютной бедности связаны с биологическими характеристиками. 2. Относительная бедность определяется путем сравнения с общепринятым, считающимся «нормальным» в данном обществе уровнем жизни. Это понятие более субъективно, поскольку оно требует чьей-либо оценки уровня бедности, а кто должен вынести оценку — вопрос спорный. Относительное определение бедности основано на сравнении жизненного стандарта бедных и жизненного стандарта слоев населения, бедными не являющимися. Как правило, при этом используется средний жизненный стандарт. 3. Субъективная бедность базируется на оценках собственного положения самими людьми; чувствующие, что не имеют достаточно, чтобы жить, сами для себя определяющие уровень бедности. Изучая эту социальную проблему, нужно выделить критерии для определения черты бедности. К этим критериям относятся: размер и структура доходов в семье; дифференциация доходов и расходов; динамика розничных цен в целом в России, по регионам, по группам товаров и услуг; динамика денежных расходов, соотношение темпов их роста с темпами роста розничных цен; дифференциация материального и финансового состояния семей (охрана жилья, личного транспорта, бытовой техники, сбережений); состояние здоровья населения, уровень и дифференциация образования (общего и специального); обеспеченность работой и занятость; разрыв социальных связей (распад семей, вынужденная миграция, социальная девиация); дифференциация населения по факторам экологического неблагополучия; размер и структура использования располагаемого свободного времени [4].
Описывая данные характеристики, необходимо установить проблемы бедности в виде отклонения параметра от заданного показателя.
К примеру, на настоящий период часть заработной платы в структуре валютной прибыли россиян составляет около 40%, что существенно ниже, нежели в цивилизованных государствах, где она приблизительно около 60%. Данные показатели свидетельствует о несоблюдении пропорций социального воспроизводства, а именно: между производством и употреблением, так как разрушается его рабочая основа. Либо если в структуре расходов семьи доминируют затраты на питание, это – показатель ее материального неблагополучия.
При определении границы бедности следует учитывать региональные особенности России, т.к. различия в доходах и ценах между отдельными территориями достигают 14 раз. Это становится не только социально-экономическим, но и политическим аспектом. Каждый регион (субъект федерации) имеет свой прожиточный минимум, соответственно, свою границу бедности, долю малообеспеченных групп населения.
Наша страна обладает огромными природными богатствами, бескрайней территорией. Однако при этом многие жители России живут очень бедно.
Таблица 1
Уровень бедности 2007–2016 гг.
Год Млн человек Процент от общей численности населения
2007 142 220 968 13,3%
2008 142 008 838 13,4 %
2009 141 903 979 13,0 %
2010 142 856 536 12,5 %
2011 142 865 433 12,7 %
2012 143 056 383 10,7 %
2013 143 347 059 10,8 %
2014 143 666 931 11,2 %
2015 146 267 288 15,1 %
2016 146 544 710 14,6 %
В экономической психологии при анализе отношения к бедности выделяют три группы причин бедности: структуральные (ответственность возлагается на экстремистское общество, плохое управление и экономические силы); индивидуалистические или личностные (ответственность за бедность возлагается на поведение и черты личности бедных); фаталистические (причина бедности видится в отсутствие удачи и поворотах судьбы).
Процент уровня бедности за последние годы заметно увеличивается, за счёт различных причин.
Таблица 2
Причины уровня бедности в 2016 году
Причины бедности Процент бедности
Алкоголизм, наркомания 49%
Болезнь, инвалидность 42%
Длительная безработица 39%
Лень, неприспособленность к жизни 36%
Семейные неурядицы, несчастья 30%
Недостаточность государственных пособий 24%
Невыплата зарплат, задержка пенсий 22%
Плохое образование, низкая квалификация 20%
Нежелание менять привычный образ жизни 18%
Отсутствие поддержки со стороны родственников, друзей, знакомых 15%
Низкий уровень жизни родителей 12%
Проживание в бедном регионе 10%
Другой подход к установлению и измерению бедности базируется на ее оценках через лишения, который представляет совершенно иной инструмент измерения реальных нужд бедного населения, что позволяет не только сформулировать иные критерии отбора бедных семей, но, если нужно, определить приоритеты адресной социальной помощи. 
Тем не менее возможным считается и комбинация способов с целью установления бедности: в основном низкий доход, испытания, лишения в потреблении.
Был сформулирован некий аспект степени бедности, нежели любая из оценок в отдельности. «Выделяются семьи, пребывающие в состоянии застойной бедности, когда отсутствие денег трансформировалось в проявление определённой исключенности и доминирующих жизненных стандартов» (депривационная концепция) [4].
При исследовании общественной ситуации необходимо сосредоточиться на устойчивых тенденциях, определяющих нарушение соотношений социального воспроизводства, такие как рост несоответствия между объемом и структурой общественных потребностей, размером и структурой изготовления жизненных благ; понижение рождаемости и повышение смертности; негативные перемены в социальной структуре общества, определяемые повышением удельного веса нетрудоспособного населения, повышение доли семей, которые имеют общую прибыль ниже прожиточного минимума, увеличение имущества и подоходной дифференциации; повышение интенсивности миграции, увеличение национально-этнических конфликтов; увеличение масштабов общественных девиаций.
Диагностирование проблемы бедности подразумевает изучение социального здоровья населения, показывающее, как общество осознаёт эту проблему и как расценивается, есть ли у них чувство беспокойства, неудовлетворенности, беспокойства за перспективу собственной семьи, своих детей, готовы ли они самостоятельно выходить из сформировавшейся ситуации или надеются на «внешнюю» поддержку при сохранении собственной пассивной позиции, какие действия собираются совершать с целью усовершенствования собственного утверждения. Полученные данные дают возможность социологам сделать вывод о серьезности проблемы, о возможных действиях со стороны самого населения и необходимых действий со стороны государства для решения [3].
После диагностики проблемы бедности необходимо разработать социальную политику и принять управленческие решения в социальной сфере для преодоления этого явления.
Любые жизненные изменения дают хотя бы шанс покончить с незавидным социальным положением, в отличие от полной апатии, безынициативности и пассивности.
Библиографический список
Бедность, взгляд ученых на проблему [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.vevivi.ru/best/bednost-vzglyad-uchenykh-na-problemu-ref228232.html
Бобков, В.С. Российская бедность: измерение и пути преодоления / В.С. Бобков // Общество и экономика. – 2007. – № 3. – С. 19–37.
Причины бедности, критерии бедности, бедность как социальная проблема [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://studbooks.net/ 665628/sotsiologiya/prichiny_bednosti.
Бедность как социальная проблема [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://mirznanii.com/a/215261/bednost-kak-sotsialnaya-problema.
Кострюкова, Л.А. Динамика структуры национального хозяйства / Л.А. Кострюкова // Современные тенденции развития инновационной экономики / Международный факультет ЮУрГУ, редактор-составитель Резанович И.В. – Челябинск, 2013. – С. 53–56.
Кондаурова А.А.
г. Челябинск
БЕЗОПАСНОСТЬ ОПТИМИЗАЦИИ ТОВАРОДВИЖЕНИЯ В ЛОГИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ
Аннотация. В статье рассмотрен вопрос оптимизации товародвижения в логистических системах в условиях перехода к новым рыночным отношениям.
На фоне современных потрясений, связанных с угрозами безопасности различного характера логистика в системе управления стала жизненно важным компонентом экономики. Это связано с интенсификацией и расширением товарно-денежных отношений, с динамичным увеличением горизонтальных хозяйственных связей между предприятиями и организациями сопряженных отраслей. Возросли возможности для улучшения их взаимодействия на основе расширения хозяйственной самостоятельности и инициативы посреднических структур и транспортных предприятий, совершенствования их договорных отношений и взаимного экономического стимулирования.
Применение новых логистических методов позволяет снизить издержки, повысить производительность, улучшить качество продукции и услуг и получить конкурентные преимущества на рынке. К логистической деятельности относятся такие функции, как: формирование хозяйственных связей; определение потребности в перевозках продукции, их объемах и направлениях, последовательности передвижения продукции через места складирования; координацию оперативного управления поставок; формирование и регулирование запасов; развитие, размещение и организацию складского хозяйства; выполнение операций, непосредственно предшествующих и завершающих перевозку продукции [2].
Актуальность развития функций логистического управления товародвижением многократно возросла в условиях перехода к рыночным отношениям. Это вызвано рядом причин и, прежде всего, динамичным увеличением горизонтальных хозяйственных связей между предприятиями и организациями сопряженных отраслей, в том числе производственной инфраструктуры. На современном этапе возросли возможности для радикального улучшения взаимодействия предприятий с коммерческо-посредническими структурами в сфере обращения средств производства и транспортными организациями на основе расширения хозяйственной свободы и инициативы [2].
Как хозяйственному процессу, системе управления и науке, т.е. всем аспектам логистики товародвижения свойственны три характерных признака:
– во-первых, в сфере товарообращения логистика включает и рассматривает различные стадии и операции товародвижения как единое целое. Составляющие его части связаны друг с другом или взаимосвязаны, взаимозависимы и требуют системного подхода при управлении и изучении;
– во-вторых, затраты по этим стадиям и операциям осуществляются и учитываются как взаимосвязанные, взаимозависимые. Поэтому они рассчитываются в совокупности, анализируются комплексно и требуют скоординированного подхода в системе управления;
– в-третьих, комплексный подход в логистике товародвижения осуществляется во имя ритмичного, своевременного и качественного обеспечения потребителей товарами и заказчиков услугами с наименьшими затратами как у потребителей, заказчиков, так и у взаимодействующих с ними других субъектов рынков товаров и услуг.
Логистику товародвижения отличают присущие ей узловые элементы, имеющие ключевое значение для данной сферы логистики [4].
Таблица 1
Элементы логистики товародвижения
Элемент Характеристика элемента
1. Хозяйственные связи между изготовителями материалов, изделий, оборудования и их потребителями В процессе реализации, продажи и купли выпускаемая продукция выступает в качестве товаров, которые приобретаются на товарных рынках непосредственно потребителями или закупаются предприятиями и организациями – коммерческими посредниками между производителями и потребителями.
2. Товары После завершения непосредственно производственного процесса и до его возобновления у производственных потребителей товары складируются и перевозятся. Процесс товародвижения начинается на складах готовой продукции и заканчивается с поступлением товаров на материальные или потребительские склады.
3. Склады и запасы продукции Склады составляют не только важнейший элемент логистики товародвижения, но и материально-техническую базу процесса товародвижения, а запасы являются всеобщей формой нахождения товаров в процессе товародвижения.
4. Текущие и единовременные затраты на всех стадиях и на все операции товародвижения Учитываются и анализируются в комплексе, оптимизируются и относятся на единицу реального материального потока. Данный элемент наиболее существенно отличает логистику товародвижения от других областей логистики.
Находясь на складах готовой продукции и в сфере товарообращения, товары образуют сбытовые или товарные запасы; при хранении на материальных складах или на резервных базах и складах одного ведомства они находятся в форме производственных запасов; при перевозке товары образуют транспортные или запасы товаров в пути.
Существуют различные способы управления запасами (анализа, учета, регулирования, контроля), получившие особое распространение при анализе и регулировании производственных запасов. Например, метод анализа ABC – с классификацией складируемых материалов или деталей: на дорогостоящие, но в меньшем количестве; средних стоимости и объема; низкой стоимости и в большом количестве. Или метод XYZ – с распределением материалов на постоянно потребляемые; сезонного потребления; нерегулярно потребляемые [1].
Многоплановая и ведущая роль в организации товародвижения будет принадлежать оптово-торговым и логистическим посредникам в ближайшие годы. Испытав переходный период, оптово-торговые посредники постепенно сокращают спад объемов деятельности и начинают улучшать качественные показатели [2]. Анализ состояния их функционирования, тенденций и прогнозных оценок развития свидетельствует о том, что ожидается увеличение объемов и видов оказываемых ими логистических услуг.
Становятся реальными преобладание их деятельности транспортно-экспедиционных услуг и интеграция их с транспортными терминалами. Повышается роль других посреднических структур (оптовых рынков, товарных бирж) в организации товародвижения. Поэтому перспективы организации товародвижения нужно рассматривать в направлении развития и совершенствования функционирования логистико-посреднических структур.
В целом к оптовым посредникам на рынках товаров производственного назначения относятся организации и предприятия, обеспечивающие взаимодействие предприятий-изготовителей и потребителей этих товаров по поводу их купли-продажи и призванные оказывать указанным предприятиям связанные с товарообращением многообразные услуги, в том числе по организации товародвижения (логистические услуги) [3].
На изменения в количестве коммерческо-посреднических организаций будут и дальше влиять разные по действиям факторы. С одной стороны, ожидается продолжение процесса выделения из структуры крупных коммерческо-посреднических организаций и промышленных предприятий самостоятельных оптовых посредников с небольшой численностью работающих. Возможно дальнейшее развитие специализированных (по своим функциям и видам реализуемой продукции) обслуживающих производство предприятий. С другой стороны, на сокращение количества предприятий оптовой торговли могут повлиять наметившиеся тенденции интеграции структур на основе концентрации складского хозяйства и комплексирования выполняемых функций для повышения эффективности обслуживания, а также самоликвидация убыточных организаций [4].
Получит развитие интеграция оптовых посредников в торгово-финансовые группы. По мере накопления опыта работы региональные торгово-финансовые группы могут преобразовываться в межрегиональные и межгосударственные структуры в составе межгосударственных финансово-промышленных групп [1].
Ожидаемые изменения в объемах деятельности предприятий-посредников будут зависеть, во-первых, от динамики развития производства промышленной продукции и, во-вторых, от активизации посреднической деятельности предприятий оптовой торговли [3].
По мере прекращения спада промышленного производства оно будет сопровождаться замедлением снижения объемов реализации продукции производственного назначения через оптовых посредников [4]. Однако до сих пор сокращение объемов реализации происходило не только под влиянием спада промышленного производства, но и было связано также со специфическими трудностями в деятельности оптовых посредников: с уменьшением числа обслуживаемых предприятий при заинтересованности их в осуществлении поставок по прямым связям – без посредников в связи с ростом снабженческо-сбытовых надбавок; с увеличением затрат предприятий оптовой торговли на складские операции и другие оказываемые услуги; перепрофилированием сложившейся товарной специализации.
Несмотря на отмеченные трудности, падение объемов общей реализации и реализации продукции со складов, надо полагать, прекратится к 2018–2020 гг. не только благодаря стабилизации производства, но и под воздействием следующих факторов: коммерческой активности и предприимчивости в деятельности посреднических организаций; осуществления новых видов логистического обслуживания, в том числе учитываемых как транзитные операции, экономичные для посредника и эффективные для клиентуры; развития современных форм и методов транспортно-экспедиционных и логистических услуг.
Библиографический список
1. Аникин, Б.А. Коммерческая логистика: учебник / Б.А. Аникин, А.П. Тяпухин. – М.: ТК Велба, 2006.
2. Голоденко, Б.А. Логистика в системном представлении / Б.А. Голоденко. – Воронеж, 2000.
3. Канке, А.А. Логистика: учебник / А.А. Канке, А.П.  Кошевая. – М.: Инфра – М, 2005.
4. Менеджмент: современные проблемы управления: коллективная монография / Е.А. Гнатышина, Д.Н. Корнеев, Л.М. Базавлуцкая, Н.Ю. Корнеева, А.М. Рыжикова, П.Г. Рябчук. – Челябинск, 2017.
5. Проблемы экономического роста в России в современных условиях. Е.А. Гнатышина, Л.М. Базавлуцкая // Проблемы экономики, управления и права современной России: сборник научных трудов по материалам 1 региональной научно-практической конференции, 2016. – Челябинск, 2016. – С. 6–14.

Контогова Н.В.
г. Челябинск
Роль адхократического подхода в стимулировании сотрудников образовательной организации
Аннотация. В данной статье рассмотрены актуальные проблемы в управлении образовательной организацией, применение и роль адхократического подхода в стимулировании сотрудников, использование инновационных методов управления персоналом для повышения конкурентоспособности организации, создание предпосылок для профессионального совершенствования педагогических работников.
Ключевые слова: адхократический подход, управление, образовательная организация, стимулирование сотрудников, инновации.
Вопрос о конкуренции на рынке труда всегда имел большое значение среди специалистов многих распространенных и высокооплачиваемых профессий. В настоящее время данная проблема стала настолько актуальной, что коснулась и педагогических работников, осуществляющих или планирующих осуществлять свою деятельность в сфере образования. 
В образовательной среде смена образовательной модели ведёт за собой необходимость смены и целей педагогической деятельности, и педагогической позиции, с одной стороны, и с другой стороны, происходит изменение системы повышения квалификации – меняется её предназначение, а, следовательно, и содержание самого образования, позволяющее находить решение в кризисные моменты профессиональной деятельности педагога. Во многом именно работа с мотивацией педагога позволит руководителю выделить смысл своей профессиональной деятельности, актуальные проблемы этой деятельности, осознать необходимость её изменения и модернизации.
В настоящее время многие из руководителей образовательных организаций (не взирая на формы собственности организации) недооценивают значение методов управления персоналом, относящихся к современному менеджменту и активно использующихся в других странах для эффективного управления и повышения производительности труда. Зачастую во многих организациях руководители прибегают к административным методам воздействия и экономическому стимулированию. Применение или готовность применять руководством инновационные методы и нестандартные решения означает отдаление, некий уход от имеющихся форм управления. Затруднения у администрации образовательных организаций при переходе на новый режим развития связаны с наличием ряда противоречий, в частности, возникающих между осознанием значимости педагогического персонала как самого важного ресурса образовательной организации и недостатком стимулирующих инструментов, содействующих повышению уровня профессиональной компетентности, которые способствуют эффективной реализации потенциала каждого педагога. Взглянуть на проблему иначе позволит поиск новых путей, внесение инновационных изменений в процесс управления. Изменяя модель привычной структуры управления образовательной организации с использованием адхократического подхода в принятии решений, которая позволит несколько упростить, незначительно формализировать поведение, но и опираться на соответствующую подготовку сотрудников. Узкая специализация каждого из членов персонала позволит увидеть проблемы организации с различных ракурсов, при этом произойдёт объединение специалистов в функциональные единицы, способные одновременно принимать участие в обсуждении того или иного вопроса, работать в проектной команде, использовать опыт и потенциал каждого сотрудника как инструмент взаимодействия в целях взаимного согласования, выработки стратегии управления. Создавая такую модель управления, организация должна избежать влияния бюрократических структур, давящих жестким разделением труда, уделения внимания систем чрезмерного планирования и контроля. Тем не менее нет необходимости опрометчиво кардинально менять свою внутреннюю форму, главное – она должна оставаться гибкой. Очевидно, что прогрессирующее человечество не возможно обеспечить только техническими факторами без развития человеческой составляющей производителя: актуализации его творческого ресурса и потенциала, повышения мотивации к труду, видения личного стимула. При таком подходе современный руководитель образовательной организации будет ещё более заинтересован в высоком профессионализме своих педагогических кадров, что будет способствовать совершенствованию механизмов стимулирования их труда, направленных на собственное профессиональное развитие и развитие образовательной организации.
Важно определить систему моральных и материальных стимулов для сохранения в образовательной организации лучших преподавателей и пополнения образовательных учреждений новым поколением высококвалифицированных кадров, способных грамотно подходить к решению вопросов управления образовательным процессом, следовательно, и влиять на управленческие решения, способствующие процветанию организации. Необходимость продумать и подобрать набор инструментов стимулирования сотрудников объясняется ещё и тем, что оно является одним из методов управления личностью, воздействия на ее потребности и желания в саморазвитии и самосовершенствовании. В настоящее время в образовательной системе происходят значительные положительные изменения, позволяющие педагогам и руководителям раскрыть свой творческий потенциал, быть и активным участником инновационных процессов и самим создавать эти инновации. И задача руководителя состоит в умении использовать мотивацию и стимулирование как процесс побуждения педагогического коллектива к деятельности для достижения, как личностных целей, так и целей организации в целом. «Задача менеджера-профессионала – выработать гибкую политику и разработать достаточное количество практических вариантов поощрения и стимулирования сотрудников» [1]. При использовании элементов адхократического подхода в управлении руководитель максимально использует потенциал своих кадров, тем самым давая им возможность, как специалистам, чувствовать свою ответственность при обсуждении той или иной проблемы, что, в свою очередь, для большинства педагогов может стать значимым фактором, влияющим на стремление к деятельности, развивающей профессиональную компетентность. Как результат, ожидается повышение качества деятельности работников, направленное на их участие в создании и использовании человеческих, материально-технических, финансовых, технологических и информационных ресурсов образовательной организации. «Менеджеры адхократии не «руководят» в привычном смысле. Они не столько отдают распоряжения подчиненным, сколько налаживают взаимодействие, осуществляют горизонтальную координацию деятельности команд и подразделений. Многие менеджеры являются специалистами, непосредственно работающими над проектом вместе с другими членами команд» [5].
Внедряя инновационные подходы в управление, не стоит забывать, что важнейшим видом стимулирования является материальное, призванное играть ведущую роль в повышении трудовой активности работников. Этот вид состоит из материально-денежного и материально-неденежного стимулирования, что содержит часть социальных стимулов. Значимым является и духовное стимулирование, которое содержит в себе социальные, моральные, эстетические, социально-политические и информационные стимулы. В психологическом подходе моральное стимулирование является самой развитой и широко применяющейся подсистемой духовного стимулирования труда.
Таким образом, руководитель должен совершенствовать все управленческие механизмы на институциональном уровне, стимулируя рост профессионального уровня сотрудников и формирование педагогического корпуса, соответствующих запросам современной жизни, как необходимое условие модернизации модели управления образовательной организацией, способной конкурировать.
Библиографический список
Режим доступа: http://www.allbest.ru/
Зимняя, И.А. Педагогическая психология: учебник для вузов / И.А. Зимняя. – М.: Логос, 2005. – 384 с.
Зуева, Н.А. Роль руководителя в развитии образовательной организации в современных условиях / Н.А. Зуева // Образовательная среда сегодня: стратегии развития: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. (Чебоксары, 11 мая 2016 г.). – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016. – № 2 (6). – С. 27–29. 
Кирдянкина, С.В. Концепция «Мотивация профессионального роста педагогов» / С.В. Кирдянкина // Управление современной школой. – № 6. – 2010.
Мотивация персонала: методические рекомендации / составитель В.А. Дубровская. – Кемерово: Изд-во КРИПКиПРО, 2009. – 51 с.
Минцберг, Г. Структура в кулаке: создание эффективной организации / Г. Минцберг / пер. с англ. под ред. Ю.Н. Каптуревского. – СПб.: Питер, 2004. – 512 с.
Прилукова Е.Г., Кошкарова Н.Н.
г. Челябинск
Социально-лингвистическая интерпретация
понятий «террор» и «терроризм»
Аннотация. Статья посвящена социально-лингвистической интерпретации понятий «террор» и «терроризм». Данные термины рассмотрены с точки зрения юридической, исторической и педагогической наук.
Ключевые слова: террор, терроризм, моральный террор, этнический террор, политический террор.

Особенности современного мира диктуют необходимость обращения к осмыслению социальной реальности через призму применения методологии герменевтического стандарта, что предполагает анализ и интерпретацию понятий, фиксирующих те или иные ее характеристики с учетом лингвистических и внелингвистических факторов [Словарь философских терминов, 2007, с. 110–111]. Сегодня, к сожалению, одной из характеристик социальной реальности становятся противоправные действия террористической направленности. Поэтому разработка целого комплекса мер, направленных на борьбу с ними, требует изучения и проработки терминов, обозначающих указанные виды противоправных деяний. Обусловлено это тем, что язык обладает функцией не только отражения, но конструирования социальной реальности [Бергер, Лукман, 1995, с. 31].
Террор и терроризм являются не только политическими и социальными феноменами, но и той дискурсивной практикой, изучение и описание национальной специфики репрезентации которой в языке представляет собой важный шаг на пути осмысления указанных действий деструктивного характера, формирования негативного отношения к ним и общественной борьбы с ними. Важным является выработка единых стандартов трактовки и интерпретации понятий «террор» и «терроризм» не только в юридической практике и средствах массовой информации, но и на уровне обыденного сознания.
Целью настоящего исследования является анализ восприятия и отношения к террору и терроризму в официальном и массмедийном дискурсе на материале русского языка. Солидная нормативно-правовая база является эффективным механизмом своевременного выявления и пресечения террористических действий на территории страны. Однако О.И. Чердаков отмечает, что в современных российских правовых актах отсутствует четкое определение понятий «террор» и «терроризм», что, по мнению исследователя «затрудняет работу государственных органов и общественных организаций в области контртеррористической деятельности» [Чердаков, 2017, с. 10].
Действительно, статья 3 Федерального закона от 06.03.2006 «О противодействии терроризму» трактует понятия «терроризм», «террористическая деятельность», «террористический акт», однако при этом определение самого понятия «террор» в законе отсутствует. О.И. Чердаков, видя в понятиях «террор» и «терроризм» смысловое противоречие, предлагает внести дополнения в ст. 3 «Основные понятия» Федерального закона «О противодействии терроризму» в следующей редакции: «Террор – особая форма реализации политических проектов, инструмент обеспечения захвата власти посредством действий, мотивированных конкретными политическими целями, связанных с физической расправой вплоть до лишения жизни» [Чердаков, 2017, с. 13].
В.О. Микрюков на основе социально-философского анализа, включающего исследование содержания, субъекта, объекта, уровней воздействия, среды функционирования указанных категорий, дает определение террору как «разновидности социального насилия, взятого в единстве теоретико-идеологической и практической сторон, характеризующегося повышенной общественной опасностью, публичностью проявления, стремлением к достижению целей путем создания в обществе обстановки страха путем массовых убийств и иных противоправных действий» [Микрюков, 2008, с. 84]. Терроризм автор определяет таким образом: «это особая система взглядов и идей по поводу средств и методов достижения власти радикально настроенными субъектами политики, основанная на идеологических, теоретических или религиозных аргументах и использующая различные каналы информации для пропаганды своих действий» [Микрюков, 2008, с. 85]. Следовательно, исходной предпосылкой разграничения понятий «террор» и «терроризм» является теоретический или практический характер деструктивных действий.
Обратимся к словарным дефинициям анализируемых терминов. Так в «Большом толковом словаре русского языка» под ред. С.А. Кузнецова находим следующее определение слова «террор» – наиболее острая форма борьбы против политических и классовых противников с применением насилия вплоть до физического уничтожения; время такой борьбы [Большой толковый словарь 2000, с. 1320]. Различие в характере действия при терроре и терроризме подчеркивается и в словарном определении последнего: терроризм – политика, тактика террора [Большой толковый словарь 2000, с. 1320]. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля слово «террор» не зафиксировано, а терроризм определяется как «устращивание, устрашение смертными казнями, убийствами, и всеми ужасами неистовства» [Толковый словарь 2006, с. 393].
Не вызывает сомнения тот факт, что лексикографическое описание того или иного термина будет отличаться от реального дискурсивного употребления. С целью выявления актуализируемых в реальном употреблении аспектов терминов «террор» и «терроризм» нами были использованы материалы Национального корпуса русского языка. Если словарные дефиниции идеологически маркированы и отражают исторические события (красный террор, белый террор), то в массмедийном дискурсе речь идет о следующих разновидностях террора:
– политический: Вторая глава – «Евромайдан: политический террор и нарушение прав человека» – посвящена пострадавшим от действий боевиков [Елена Теслова. «Евромайдан» расскажет о преступлениях на Украине // Известия, 2014.05.21];
– тихий: И карательные операции войск и нацгвардии, и громкие зверства боевиков, и тихий террор органов направлены на одну мишень – политическую оппозицию [Александр Филиппов. Воздух свободы или 1937 года // Известия, 2014.05.13];
– моральный: Если бы киевские СМИ не поддержали моральный террор, в городах Донбасса и вовсе не было никаких ополченцев в ответ на угрозы физического террора против инакомыслящих [Владимир Маркин. Правовая культура против деградации // Известия, 2014.04.29]; <…> Но обязанности помогать мерзавцам, развязавшим против россиян моральный террор, у нас, слава богу, нет [Алена Сивкова. Госдума проверит финансирование телеканала «Дождь» // Известия, 2014.02.11];
– этнический: Как следствие, учебные программы по отечественной истории в республиканских образовательных учреждениях открыто формируют у подростков представление о России как «жестокой империи, чьи колониальная политика и этнический террор на всех исторических этапах были направлены на насильственную ассимиляцию представителей конкретного титульного этноса и их эксплуатацию [Сергей Подосенов. Школьные учебники истории учат сепаратизму и экстремизму // Известия, 2014.04.07];
– физический: К 1 декабря, когда состоялся референдум об отделении от Украины, это было фактически независимое государство, где три месяца продолжалась обработка населения прессой и ТВ, антисоветская и антирусская истерия, моральный, а порой и физический террор [Егор Холмогоров. Право на Крым // Известия, 2014.03.06];
– информационный: Но у нас сложилась ситуация, когда определенные медиамагнаты пытаются фактически подменить политическую полемику на информационный террор, используют любые средства в информационной войне, в том числе поливание грязью, личные оскорбления, – сказал Исаев «Известиям» [Татьяна Шарапова. Дума осудила злоупотребления СМИ правом на свободу слова // Известия, 2013.03.19].
Качественные характеристики второго из списка понятия (терроризм) в реальной дискурсивной практике также расширяются. Так, в связи с допинговым скандалом стало принято говорить о допинговом терроризме: Советник президента Олимпийского комитета Дмитрий Волков предположил, что может иметь место так называемый допинговый терроризм [Тимур Ганеев. «Мы доверили Ефимову тренеру с плохой допинговой репутацией» // Известия, 2014.01.17].
Тем не менее основной качественной характеристикой в массмедийном дискурсе по-прежнему остается прилагательное международный, коррелирующее с лексикографической трактовкой термина: Хороший чай, видимо, должен был придать энергии – круг вопросов, стоящих перед министрами, действительно впечатляющий: от расширения двухстороннего сотрудничества до урегулирования армяно-азербайджанского конфликта, от ситуации на Ближнем Востоке – в Ираке и Сирии, «тревожном регионе», как отметил Лавров, который находится совсем неподалеку и где «поднял голову международный терроризм», – до ситуации на Украине [Петр Козлов, Баку. Сергей Лавров ждет Баку в Евразийский экономический союз // Известия, 2014.06.18] <…> Лишь на втором месте с 26% оказался международный терроризм, еще 14% считают главной угрозой Китай [Алексей Богдановский. Оборонное сообщество США опасается киберугроз, свидетельствует опрос // РИА Новости, 2014.01.06] <…> Это государство активно и широко поддерживает радикальные исламистские течения, международный терроризм в чистом виде – в Сирии, Афганистане, Ираке и, что наиболее неприемлемо для всех нас, – в пределах РФ [Станислав Хатунцев. Истерика по-ваххабитски // Известия, 2013.10.25] 
Таким образом, массмедийный дискурс по своему онтологическому статусу ориентирован в большинстве своем на социально-политическую репрезентацию террора и терроризма, а не собственно лингвистическое представление и описание. Любое понятие, фиксируя те или иные аспекты реальности, указывает на то, что человек пребывает не только в предметном мире, но и в мире понятий, которые во многом определяют жизнь и он постоянно уточняет и изменяет понятия, в рамках которых осуществляет свою деятельность [Сорина, 1999, с. 44–45]. Расшифровка содержания понятий позволяет преодолевать отчасти непонимание сущности явлений, поскольку массмедиа, осуществляя репрезентацию событий различными средствами, постоянно прибегают к их интерпретациям и переинтерпретациям в силу своей ангажированности и стремления привлечь как можно большее внимание со стороны публики. Особенно отчетливо это просматривается в цифровых образах экрана компьютера и телевизора, когда содержание события замещается зрелищной формой его подачи. В результате чего чудовищное преступление может превратиться всего лишь в сюжет, занимающий место в ряду других ярких сюжетов, не оставляя места мысли об этой чудовищности. Поэтому мы предлагаем выработку не только четких дефиниций, но и формирование культуры отношения противостояния подобным явлениям.
Библиографический список
Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. – М.: Медиум, 1995. – 322 с.
Большой толковый словарь русского языка / сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. – СПб.: Норинт, 2000. – 1536 с.
Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка / В.И. Даль: в 4 т. Т. 4: Р–Я. – М.: РИПОЛ классик, 2006. – 672 с.
Микрюков, В.О. Террор и терроризм. Проблема сущностного определения / В.О. Микрюков // Вестник МГУКИ. – № 6. – 2008. – С. 83–85.
Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ruscorpora.ru / (дата обращения 07.10.2017).
О противодействии терроризму» (с изм. и доп., вступ. в силу 01.01.2017). Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 07.10.2017).
Словарь философских терминов / под научн. ред. проф. В.Г. Кузнецова. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 731 с.
Сорина, Г.В. Философские ассоциации (на базе критического мышления) / Г.В. Сорина // Труды научно-исследовательского семинара логического центра Института философии РАН 1998. – М.: ИФ РАН, 1999. – С. 41–48.
Чердаков, О.И. О толковании понятий «террор» и «терроризм» в российском законодательстве / О.И. Чердаков // Деструктивное влияние террора на политическую систему и правовую среду Российского государства. Всероссийская научно-практическая конференция / под ред. проф. О.И. Чердакова. – М.: Международный юридический институт, 2017. – С. 10–15.
Савченков А.В., Ногина А.А.
г. Челябинск
Формирования антиэкстремистского мировоззрения в студенческой среде в образовательном процессе вуза
Аннотация. В статье рассматриваются проблемы формирования и развития установок антиэкстремистского и антитеррористического сознания молодежи в процессе обучения в вузе. Авторы обсуждают возможности и ресурсы образовательной и воспитательной деятельности вуза для решения данного вопроса.
Ключевые слова: установки сознания, молодежь, ценностно-смысловая сфера, образовательная среда, экстремизм, антиэкстремистское сознание.
Нравственная атмосфера, в которой сформировалось целое поколение граждан России, – это катастрофическое расслоение населения по уровню доходов, бедность подавляющего большинства населения, коррупция во всех сферах деятельности, высокий уровень безработицы, абсолютное доминирование власти денег, духа наживы и потребительства, пропаганда насилия и жестокости и т.д. Социальная картина, описанная выше, является следствием того, что Российская Федерация в результате этих преобразований лишилась внятных идеологических ориентиров, общественно-духовных и нравственных идеалов [3]. «Формирование экстремистской идеологии происходит в результате острого кризиса традиционной, официальной идеологии, которая в кризисной ситуации утрачивает способность выполнять функции стабилизации социальной системы, теряет власть над сознанием масс» [5, с. 39].
В среде молодого поколения снижается роль таких важнейших социальных институтов, как семья, студенческий коллектив, общественные организации. Разрушаются гуманистические морально-нравственные нормы студентов; усиливаются экстремистские настроения. Особую тревогу вызывает значительная утрата гражданских и патриотических взглядов у современной молодежи [3]. А ведь «от того, насколько удастся добиться социального оздоровления этой отрицательной микросреды, зависит эффективность предупреждения правонарушений несовершеннолетних, в том числе вовлечения в сомнительные экстремистские организации» [1, с. 162].
Под экстремизмом мы понимаем приверженность отдельных лиц, групп, организаций к крайним, радикальным взглядам, позициям и мерам в общественной деятельности.
Экстремизм распространяется как на сферу общественного сознания, общественной психологии, морали, идеологии, так и на отношения между социальными группами (социальный экстремизм), этносами (этнический или национальный экстремизм), общественными объединениями, политическими партиями, государствами (политический экстремизм), конфессиями (религиозный экстремизм).
Экстремизм многообразен, также разнообразны порождающие его мотивы. Основными мотивами являются: материальный, идеологический, желания преобразования и неудовлетворенности реальной ситуацией, власти над людьми, интереса к новому виду активной деятельности, товарищеский, самоутверждения, молодежной романтики, героизма, игровой, привлекательности смертельной опасности [4].
Технологией, позволяющей обеспечить направленное формирование и развитие установок антитеррористического сознания молодежи в процессе обучения в вузе, является интегрированный междисциплинарный подход, который обогащает и расширяет мировоззрение студентов, формирует целостную картину мира и дает стимул для развития его личностных качеств.
Интегрированный междисциплинарный подход предполагает синтез в учебном процессе, с одной стороны, знаний различных учебных дисциплин, с другой – различные формы и способы передачи обучающимся данных знаний. Так, целостное представление о мире и человеке в нем формируется на пересечении таких дисциплин, как психология, культурология, философия, социология, политология, религия, искусство, филология, журналистика и др. Формы же организации обучающего процесса могут быть совершенно различными – от традиционных лекционных занятий и изучения основной и специализированной литературы, до открытых дискуссий, проведения фокус-групп и тренингов.
Важной составляющей такого интегрированного междисциплинарного подхода является также взаимообучение студентов, которое условно происходит в три этапа:
– начальный этап обучения в вузе – традиционная форма получения знаний (базовые курсы и спецкурсы, преподаваемые в традиционной форме: лекции, семинары, практические занятий и т. д.);
– основной этап обучения в вузе – часть занятий проводится студентами старших курсов (в рамках их педагогической практики) под контролем преподавателей (формы проведения занятий на данном этапе выбираются в зависимости от целей и задач занятия и от контингента обучающихся);
– заключительный этап обучения в вузе – студенты самостоятельно (в сотрудничестве с преподавателями) разрабатывают и проводят занятия для обучающихся младших курсов [2].
Важно отметить особую позицию студента, которую он занимает в рамках данного интегрированного междисциплинарного подхода, являясь одновременно и обучаемым, и обучающим. Двойственность данной позиции – постановка обучающегося в позицию преподавателя – заставляет студентов критически мыслить, приводит к переоценке изучаемого материала не только с точки зрения познания и первичного восприятия, но и со стороны его практической значимости и возможности создания условий для его передачи в педагогическом процессе, возлагает ответственность на студента за то, как будет воспринят и освоен преподаваемый им материал. Здесь необходимо еще раз обратить внимание на такую особенность данной позиции, как «психологическое единство» обучаемого и обучающего. С одной стороны, практически отсутствуют возрастные различия между «преподавателем» и «учеником», с другой – присутствует близость интересов, взглядов и мировоззрения в целом [2].
В вузе могут быть использованы различные формы работы по формированию антиэкстремистского мировоззрения студентов, а именно: дискуссии, тренинги, фокус-группы, самостоятельная работа, волонтерская деятельность, проведения воспитательных мероприятий на педагогической практике, взаимообучение студентов и др.
Библиографический список
Дадова, З.И. Экстремизм несовершеннолетних как актуальная проблема / З.И. Дадова // Теория и практика общественного развития. – М., 2014.– № 11.– С. 161–163.
Кара, Ж.Ю. Об особенностях развития установок антитеррористического сознания в молодежной среде / Ж.Ю. Кара, Л.Ю. Крутелёва // Российский психологический журнал. – М., 2013. – №2. – С. 45–50.
Невирко, Д.Д, Использование инновационных технологий в формировании антитеррористического и антиэкстремистского поведения: по итогам семинара / Д.Д. Невирко, А.С. Сергиенко // Вестник Сибирского юридического института МВД России. – Красноярск: изд-во Сибирского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации. – 2011. – № 1 (9). – С. 145–152.
Организация антиэкстремистской и атитеррористической деятельности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://egorggymnasia.edumsko.ru/ conditions/safety/post/10981Религиозно-политический экстремизм: учеб. пособие. – Махачкала, 2009. – 384 с.
Ращектаева Т.В.
г. Челябинск
ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Аннотация. Социальные сети являются мощным инструментом. Они позволяют находить людей по всему миру, общаться и обмениваться информацией. Однако все эти возможности таят в себе и ряд опасностей не только для вас, но и для членов вашей семьи, друзей. В данной статье раскрыты возможные риски и способы небезопасного использования этих сайтов.
Ключевые слова: информационная безопасность, социальные сети, Синий кит.
В одном среднестатистическом городе проживает около 2 млн человек, 89% зарегистрировано в социальных сетях. Социальная сеть – это интерактивный многопользовательский веб-сайт, контент которого наполняется самими участниками сети. Самые популярные из них в России: Мой мир (mail.ru), Одноклассники, Вконтакте, Facebook, Twitter, Instagram. Основная аудитория социальных сетей – подростки.
Число пользователей социальных сетей в России:
«ВКонтакте» – 52,7 млн;
«Одноклассники» – 42,6 млн;
«Мой Мир» – 30,6 млн;
«Facebook» – 25,4 млн;
«Twitter» –11,6 млн;
«Instagram» – 35 млн.
Проблема информационной безопасности присутствует в социальных сетях с момента их появления. Большая часть пользователей выходит в социальные сети ежедневно, а это означает, что каждый день они подвергаются опасности, о которой большинство даже не задумывается.
Как стало известно, за последние три года число преступлений, связанных с социальными сетями и другими интернет-сервисами, выросло в 70 раз. Такой результат получили сотрудники газеты «Известия» в ходе собственного расследования. Целесообразно опасности социальных сетей разделить на три группы: психологические, материальные и физические. Приведем примеры каждой из них.
Психологические:
Подмена реальной жизни вымышленной («лайки» стали показателем успешности человека, много времени проводится в играх).
Проявление и усиление негативных чувств, даже не обоснованно (зависть, ложь, обида и др.), появление лжеценностей (показная роскошь, модные, но нелюбимые хобби, а иногда опасные для здоровья, например, паркур, мотогонки, бойцовские собаки и т.д.).
Снижение общения в реальной жизни (потеря навыков разговора у пользователей социальных сетей, что ведет к неумению выражать свои мысли, а иногда и понимать их).
Материальные:
Мошенничество (взлом страницы близкого человека и вымогание денег).
Трата денег на дополнительные функции.
Предоставление конфиденциальной информации на странице социальных сетей, которой могут воспользоваться преступники. Рассмотрим один из таких случаев. Ограбление дома супругов Терешковых, пока они находились со своим сыном Иваном в больнице в другом городе ввиду его тяжелого состояния. Супруги сообщали родственникам и друзьям о состоянии здоровья ребенка через страницу «ВКонтакте». Таким образом, грабители точно знали, что Терешковых долгое время не будет дома [3].
Но самым опасным может стать угроза жизни человека. Согласно результатам расследования сотрудников газеты «Известия» с помощью интернет-ресурсов все чаще совершаются ограбления, убийства и изнасилования. Социальные сети становятся площадкой для сетевой травли, угроз и шантажа. Наиболее уязвимыми пользователями становятся дети и подростки в возрасте от 9 до 17 лет. Среди подобных угроз отметим совращение несовершеннолетних и развитие игр, целью которых является причинение вред несформировавшейся личности. Показателем последних может стать рост случаев суицида среди подростков.

Рис. 1. Статистика самоубийств среди подростков в России
Конечно, нельзя утверждать, что рост полностью обусловлен социальными сетями, но отметим, что в середине 2000-х годов среди молодежи господствовали такие субкультуры, как эмо, готы и др., философия которых частично сводилась к окончанию человеческой жизни. В настоящее время данные субкультуры потеряли свою популярность, но, тем не менее, суицидальные случаи не только не снизились, но даже наблюдается их прирост. Из этого можно заключить, что социальные сети, набирающие популярность с 2006 года, являются одним из инструментов злоумышленников.
Рост числа пользователей показан на графике:

Рис. 2. График «Чума в социальных сетях. Игра «Синий кит»
Появилась в начале 2016 года. Создана она по мотивам фильма «Нерв». Ход игры: человек в социальной сети должен написать на своей странице #ЯвИгре #СинийКит. После чего с ним связывается куратор, так называемый «синий кит» – им может быть кто угодно. Далее «игроку» поступает 50 заданий, по 1 в день. Эти задания известны заранее обеим сторонам. Цель игры – дойти до последнего дня, 50 день – самоубийство, которое преподносится как высший уровень свободы, силы, выдержки. К последнему заданию ребенок настроен должным образом, ведь кураторы группы смерти «Синий кит» ловко играют на чувствах и эмоциях, предупреждая, что в случае выхода из игры они убьют родителей жертвы и т.п. [2]. Согласно статистике, за 2016 год около 720 детей стали роковыми жертвами этой игры.
Также по мотивам этой игры появились другие ее ответвления на подобие таких как «Тихий дом», «Беги или умри».
Неужели же нет никакой реальной возможности остановить суицидный беспредел, набирающий обороты в социальных сетях?
Противостоять развитию игры можно на нескольких уровнях.
Государственный: слаженная работа правоохранительных органов, например: 15 ноября 2016 года правоохранительные органы задержали администратора одной из «групп смерти» – 21-летнего жителя Подмосковья Филиппа Будейкина, зарегистрированного в сети под псевдонимом Филипп Лис. Он стал первым подозреваемым по делу о подстрекательстве и доведении до самоубийства. Помимо Московской области, следственные мероприятия велись еще в девяти регионах России.
На уровне владельцев социальных сетей: 12.03.2017 года официальный представитель «ВКонтакте» сообщил о том, что все названия сообществ или хэштегов, как «тихийдом», «синийкит», «хочувигру», «морекитов», «явигре», «f57», «f58», «f53» и «домкитов» блокируются практически моментально [1].
С технической точки зрения приняты серьезные меры, направленные на то, чтобы ограничить деятельность групп смерти. Более того, на правовом уровне обсуждается ряд законодательных инициатив, которые Госдума в ближайшее время должна принять против тех, кто получает маниакальное удовольствие от склонения детей к самоубийству. Депутат Госдумы Виталий Милонов 10 апреля внес законопроект, предполагающий введение запрета на регистрацию в социальных сетях для пользователей младше 14 лет.
Глава Роскомнадзора Александр Жаров предложил приравнять к террористам создателей сообществ, склоняющих детей к суициду.
Со стороны пользователей. Родители: быть другом своему ребенку, быть в курсе его дел, доверять ему, ибо контролировать постоянно вы не сможете, отмечать все изменения в поведении ребенка, тайно читать переписку и контролировать этот аспект жизни.
Стандартными правилами всех пользователей социальных сетей является держать личную информацию в тайне (имена близких, реальное местонахождение), быть осторожным при переносе виртуального общения в реальную жизнь (если вы впервые встречаетесь с другом из социальной сети, то следует выбрать для встречи общественное место. Стоит обезопасить себя и своих близких).
Библиографический список
Бычкова, А. Игра «Синий кит» стала новой эпидемией, убивающей детей / А. Бычкова. – Режим доступа: URL: http://cybersafetyunit.com/anna-byichkova-igra-siniy-kit-stala-novoy-epidemiey-ubivayushhey-detey. – Дата обращения: 30.10.2017.
Игра «Синий Кит». – Режим доступа: URL: http://interesnyefakty.org/ igra-siniy-kit. – Дата обращения: 31.10.2017.
Мурсалиева, Г. Дети в сети. Шлем безопасности ребенку в Интернете / Г. Мурсалиева. – М., 2016. – 330 с.
Коняева Е.А.
г. Челябинск
Готовность будущих педагогов профессионального обучения к межнациональному общению в современной поликультурной среде
Аннотация. В статье рассматривается проблема готовности будущих педагогов к межнациональному общению, включающая готовность к толерантному восприятию культурных различий; конструктивному взаимодействию с окружающим миром независимо от признаков принадлежности к той или иной социальной группе. Представлен опыт работы в этом направлении Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета.
Ключевые слова: поликультурная образовательная среда, межнациональное общение, готовность к межнациональному общению, толерантность.
Одним из направлений противодействия распространению идеологии экстремизма и терроризма является усиление роли межнационального общения. Это обусловлено его влиянием на постепенное сглаживание различий между нациями и народностями в обществе, преодоление отчужденности людей и особенно молодежи.
Кроме того, актуальность данного направления связана с многонациональностью и поликонфессиональностью нашей страны. Как отмечает первый заместитель руководителя Аппарата национального антитеррористического комитета Е.П. Ильин, в России проживают представители 193 наций и народностей со своими уникальными традициями, носители 255 языков образуют своеобразную культурную мозаику, сочетающую азиатские и европейские компоненты [3].
Поэтому в таких условиях проблема межнационального общения должна быть приоритетной для учебно-воспитательного процесса образовательных организаций, существенный потенциал которых в формировании ценностных ориентиров обучающихся, воспитании полноценной личности и профилактике негативных общественных явлений.
Как известно, среда образовательной организации представляет собой сплав различных субкультур и этносов. Поэтому ее можно позиционировать как поликультурную образовательную среду. При этом у обучающихся в этой среде должна быть сформирована культура межнациональных отношений, которую можно рассматривать как интегральное личностное качество, позволяющее взаимодействовать с представителями другого этноса.
Понятие «поликультурная образовательная среда» активно стало рассматриваться в научных исследованиях в конце XX века. Так в работах И.Ф. Яруллина поликультурная среда – это «…часть социальной среды, которая окружает личность, позитивно или негативно влияя на ее развитие, и представляет собой совокупность всех условий жизни с учетом этнических особенностей места проживания, выражающихся в людях, их поведении, народных традициях, обрядах» [7, с. 697].
А.И. Богданова считает, что это среда, способствующая «…пониманию ценностей общечеловеческой, национальной и индивидуальной культуры разнокультурными индивидами внутри самой среды и адаптации личности к культуре посредством образования» [1, с. 115].
С точки зрения О.Л. Колоницкой, поликультурная образовательная среда – это «часть образовательной среды, представляющая совокупность условий, влияющих на формирование личности, ее готовность к эффективному межэтническому и межкультурному взаимодействию, эмпатии, пониманию других культур и этнокультур, толерантному отношению к представителям других культур и этносов» [4, с. 2].
Нам импонирует позиция В.И. Суровцовой, которая рассматривает поликультурную образовательную среду как «систему условий и влияний (посредством образования) на личность с целью формирования толерантного отношения к другим культурам, готовности к эффективному межэтническому и межкультурному взаимодействию, умения вступать в коммуникации с представителями других культур, обязательности сохранения национальной идентичности, осознания важности культурного многообразия, новых форматов развития культуры в целом» [6].
Как известно, в стране отмечается тенденция роста преступлений экстремистской направленности. Это усугубляется тем, что наиболее благоприятной средой для этого является молодежная. По данным МВД и ФСБ, примерно в 90% случаях членами экстремистских организаций становятся молодые люди в возрасте от 16-и до 30-и лет. [2]. Именно данный возраст, в силу психологических, физиологических особенностей личности, характеризуется: наибольшей восприимчивостью к идеологическому воздействию, максимализму и радикальным настроениям; желанием самовыражения при низкой или неустойчивой психологической уравновешенности; заниженной или, напротив, завышенной самооценкой; склонностью к девиантному поведению.
Все вышесказанное обуславливает большое значение поликультурной образовательной среды в становлении эмоционально-ценностного отношения обучающихся к представителям иных культур. Кроме того, велико влияние педагога в формировании толерантного отношения молодежи к субъектам других народов, а также регулировании культуры межличностных отношений.
Значимость роли педагога говорит о необходимости формирования готовности будущих педагогов профессионального обучения к межнациональному общению в современной поликультурной среде. Этот процесс предполагает наличие у педагога необходимых знаний, навыков, умений, установок и поведенческих ориентаций, а также поликультурной образованности в качестве составляющей профессиональной компетентности.
В Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете накоплен богатый опыт формирования культуры межличностных отношений с представителями разных народов. Сегодня в университете обучаются 1009 иностранных студентов из 13 стран ближнего и дальнего зарубежья: Азербайджан, Армения, Египет, Италия, Казахстан, Китай, ДР Конго, Таджикистан, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Украина, Южная Корея. В вузе иностранные студенты учатся на подготовительном отделении, где в течение двух лет изучают русский язык. Студенты принимают активное участие в различных мероприятиях. Приведем примеры.
Праздник «Традиции и обычаи разных народов», где слушатели из ДР Конго, Китайской Народной Республики, Туркменистана, России рассказали про свои весенние праздники, приготовили национальные блюда, показали народные игры.
Ежегодно в университете проводится Всероссийская олимпиада иностранных студентов. Основными целями и задачами Олимпиады являются пропаганда русского языка и русской культуры; стимулирование творческой активности иностранных учащихся; повышение интереса молодежи к изучению иностранных языков; повышение качества подготовки иностранных специалистов; активизация интереса к изучению русского языка, а также культурно-исторических традиций страны изучаемого языка; развитие творческих способностей студентов и образовательного потенциала молодежи; совершенствование форм учебной и воспитательной работы; анализ уровня языковой подготовки иностранных студентов.
Международным отделом ЮУрГГПУ для иностранных студентов организуются квесты, которые носят не только развлекательный характер. Они включают насыщенную программу: викторина на знание русского языка, культуры, истории и традиций России, игры на сплочение, поисковые задания на знакомство с русскими однокашниками и др.
С 2016 года в ЮУрГГПУ работает Летняя школа для иностранных студентов Summer'sChOOL, которая реализует разработанную студентами университета программу адаптации иностранных граждан к обучению в России. Ребята из разных стран в течение трёх месяцев изучают русский язык, знакомятся с культурой нашей страны, а также со студентами-практикантами, погружаются в студенческую жизнь: их ждут весёлые конкурсы, прогулки по городу, образовательные квесты, экскурсии, спортивные мероприятия и многое другое. Летняя школа для иностранных студентов – это не только интенсивное погружение в русский язык и русскую культуру, но и прекрасная возможность на время лета не покидать Россию и укрепить знания, полученные в течение учебного года, в формате живого общения.
Иностранные студенты принимают участие в научно-практических конференциях. Так, например, была проведена конференция с международным участием «Русский язык как иностранный: вызовы времени», посвященная проблемам лингводидактики и методики преподавания русского языка как иностранного.
Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что поликультурная среда вуза способствует формированию готовности будущих педагогов профессионального обучения к межнациональному общению, проявляющейся в готовности к толерантному восприятию культурных различий; конструктивному взаимодействию с окружающим миром независимо от признаков принадлежности к той или иной социальной группе; в способности использовать возможности региональной культурной образовательной среды для организации культурно-просветительской деятельности.
Библиографический список
Богданова А.И. Поликультурная образовательная среда / А.И. Богданова // Современные наукоемкие технологии. 2011. – № 1. – С. 113–115.
Воронцов, С.А. О направлениях противодействия вовлечению студенческой молодежи в экстремистскую и террористическую деятельность / С.А. Воронцов // III Всероссийская научно-практическая конференция «Концепция противодействия терроризму в РФ. Комплексный подход к формированию и функционированию системы противодействия распространению идеологии терроризма» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://nac.gov.ru/ content/4263.html (дата обращения: 29.10.2017).
Ильин, Е.П. Средства массовой информации в системе противодействия идеологии терроризма. Состояние и перспективы развития. / Е.П. Ильин // Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Роль средств массовой информации и Интернета в предупреждении терроризма, 14–15 октября 2013 года г. Москва. РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина. Том 1. – М., 2013. – С. 3.
Колоницкая, О.Л. Реализация концепции поликультурного образования и ее влияние на профессиональное становление личности обучаемого в техническом вузе [Электронный ресурс]. / О.Л. Колоницкая // Эйдос. 2010. 10 декабря. – Режим доступа: http://www.eidos.ru/journal/2010/1210-01.htm.5, с. 2
Коняева, Е.А. Социокультурная среда вуза как условие формирования общекультурных компетенций будущих педагогов профессионального обучения / Е.А. Коняева // Инновационные подходы к решению профессионально-педагогических проблем: сборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции, 15 апреля – 15 мая 2016, Нижний Новгород. – Н. Новгород: Мининский университет, 2016. – С. 221–225.
Суровцева, В.И. Поликультурная образовательная среда как феномен современной духовной жизни общества / В.И. Суровцева // Педагогическое образование в России. – 2014. – № 7. – С. 163–164.
Яруллин, И.Ф. Патриотическое воспитание студентов в поликультурной образовательной среде / И.Ф. Яруллин // сборник научных трудов Международной научно-практической конференции: Поликультурное образовательное пространство Поволжья: пути и формы интеграции (Казань, КФУ, 1 ноября 2013 г.) / под науч. ред. Г.Ж. Фахрутдиновой. – Казань: ИПП КФУ, 2013. – С. 697–699.
Гафарова Е.А.
г. Челябинск
О необходимости актуализации нормативно-правовой базы для организации педагогического сопровождения подростков в социальной сети «ВКонтакте»
Аннотация. В статье рассмотрен вопрос актуализации нормативно-правовых оснований для организации педагогического сопровождения подрастающего поколения в социальных сетях.
Ключевые слова: педагогическое сопровождение, социальные сети, «ВКонтакте», информационные массивы, экстремизм.
«ВКонта́кте» — социальная сеть, принадлежащая Mail.RuGroup. По данным SimilarWeb, «ВКонтакте» является первым по популярности сайтом в России и на Украине, 4-м – в мире. По данным на август 2017 среднесуточная аудитория составляет более 80 миллионов посетителей, зарегистрировано более 410 миллионов пользователей. По данным SimilarWeb на сентябрь 2017 года «ВКонтакте» занимал 7 место по популярности в мире [1].
Наибольшей популярностью «ВКонтакте» пользуется у молодой аудитории: согласно исследованиям компании OnlineMarketIntelligence (OMI), 91% пользователей, которые регулярно заходят на сайт, в возрасте от 16 до 24 лет. Исследователи неоднократно поднимали вопрос о потенциальной угрозе национальной безопасности России, реализованной в социальных сетях [3; 8].
И это неслучайно, так как информация из социальных сетей является большим массивом данных, представляющим значительный интерес для разведывательных служб, но не только этот фактор служит потенциальной угрозой. Неконтролируемый государством контент предназначен для подростков, являющихся наиболее активным пользователями сети «ВКонтакте».
Ранее мы уже указывали на основе собственного опыта интернет-серфинга в названной социальной сети, что сайт «ВКонтакте» представляет реальную угрозу национальной безопасности страны, вовлекая до миллиона молодых граждан России в деструктивные группы и объединения, пропагандируя идеи политического экстремизма, национального и гендерного превосходства и неравенства, включая в манипулятивные игры, проводимые под видом «флэшмобов» значительные массы молодых людей.
Подобных групп в социальной сети «ВКонтакте» немало, и если какие-то из них блокируются техническими службами по заявлениям неравнодушных пользователей, то в освободившемся виртуальном пространстве очень быстро появляется множество других с таким же опасным контентом. В связи с вышесказанным проблема влияния негативного контента социальной сети «ВКонтакте» на социализацию подростков остается нерешенной.
Одним из подходов к возможному решению обозначенной проблемы может быть учреждение новых организаций или институтов для своевременного аудита контента социальных сетей и проведения активной просветительской деятельности, направленной на пропаганду здорового образа жизни, традиционных семейных ценностей, межнациональной дружбы и конструктивного взаимодействия и других актуальных вопросов социализации подростков.
Существующие общественные организации в силу своих возможностей противостоят информационным атакам экстремистских сил, однако этого явно недостаточно, поскольку отсутствуют эффективные правовые механизмы отслеживания и блокировки негативного контента, отсутствует единый центр сбора информации и управления проработки больших информационных массивов социальной сети и гарантированного исключения всего негативного контента, который может быть опасным для подростков.
Необходимо отметить, что в социальной сети в последние годы появилось большое количество активных пользователей, намеренно выискивающих идейных противников и ведущих с ними локальные «информационные бои». Этот человеческий потенциал было бы целесообразно использовать для противостояния в сетях, предположим, путем создания подразделения войск информационных операций РФ, о создании которых 22 февраля 2017 года заявил министр обороны Сергей Шойгу.
Помимо выявления и нейтрализации негативного контента, необходима работа по альтернативному содержательному наполнению социальной сети, чтобы пропаганда традиционных для Российской Федерации ценностей была адаптирована для подросткового возраста, вызывала у подрастающего поколения интерес, была креативной, познавательной, развивающей.
Мы полагаем, что специалисты, которые могли бы этим профессионально заниматься, уже подготовлены: это молодые люди с базовым педагогическим или психологическим образованием, уверенно владеющие инструментарием информационно-коммуникационных технологий, знающие специфику социальных сетей на собственном опыте.
Однако такой организации (например, образовательно-пропагандистской платформе, интегрированной в социальную сеть) необходимо придать статус общественно-значимой и взять ее под патронаж государства.
Создание и развертывание любого общественного института, как правило, начинается с подготовки нормативно-правовой базы [4].
В настоящее время информационное взаимодействие в социальных сетях отчасти регламентировано Федеральным законом № 97-ФЗ от 5 мая 2014 года [6], Постановлением Правительства РФ № 758 от 31 июля 2014 года [5]. Эти правовые акты устанавливают требования в области информации, информационных технологий и защиты информации в дополнение уже существующих законов, а также упорядочивают обмен информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей организации и контроля доступа к сети Интернет.
Анализ названных актов показывает, что в большей степени они затрагивают технические и технологические аспекты информационного взаимодействия, тогда как этические вопросы, а также вопросы психологического воздействия со стороны негативного контента в них практически не отражены.
Новостные порталы, электронные журналы и тематические сайты отнесены к электронным средствам массовой информации, и к ним применим Федеральный закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 29.07.2017) «О средствах массовой информации» [7], в которых имеются нормы, ограничивающие негативный контент, однако социальные сети и группы в социальных сетях таким статусом не обладают.
Резюмируя сказанное, можно утверждать, что актуальность создания нормативно-правовой базы для создания подразделения войск информационных операций (чтобы противостоять экстремистским идеям в социальных сетях) и для создания образовательно-пропагандистской платформы (чтобы проводить активную просветительскую деятельность, направленную на пропаганду здорового образа жизни, традиционных семейных ценностей, межнациональной дружбы и конструктивного взаимодействия и других актуальных вопросов социализации подростков) в настоящее время высока.
Библиографический список
Википедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:https://ru.wikipedia.org/wiki. – (Дата обращения: 21.10.2017).
Гафарова, Е.А. О необходимости педагогического сопровождения подростков в социальной сети «ВКонтакте» / Е.А. Гафарова, М.Ф. Гафаров // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии. – 2016. – № 8 (65). – С. 19–23.
Грицай, Л.А. Информационная война в социальных сетях как угроза национальной безопасности России [Электронный ресурс]. / Л.А. Грицай // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – №10. – Режим доступа: URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/10/38607. – (Дата обращения: 30.10.2017).
Мезенов, А.С. О реализации конституционного права граждан на доступ к информации в условиях интенсификации сетевого взаимодействия / А.С. Мезенов, Е.А. Гафарова // Сборник научных трудов конференции // Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы. – Челябинск, 2016. – С. 94–99.
Постановление Правительства РФ от 31.07.2014 № 758 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_166893/ – (Дата обращения: 30.10.2017).
Федеральный закон от 05.05.2014 № 97-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_162586. – (Дата обращения: 30.10.2017).
Федеральный закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 29.07.2017) «О средствах массовой информации» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1511. – (Дата обращения: 30.10.2017).
Шиллер, В.В. Российские социальные сети как потенциальная угроза национальной безопасности России (на примере сайтов «Одноклассники» и «Вконтакте» / В.В. Шиллер, Н.Н. Шелудков // Вестник КемГУ. 2013. №3 (55) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:http://cyberleninka.ru/ article/n/ rossiyskie-sotsialnye-seti-kak-potentsialnaya-ugroza-natsionalnoy-bezopasnosti-rossii-na-primere-saytov-odnoklassniki-i-vkontakte. – (Дата обращения: 21.10.2017).
Зацепин А.С., Романова Е.С.
г. Челябинск
Молодежный экстремизм и его проявления. Правоприменительная практика органов внутренних дел Челябинской области
Аннотация. В статье идет речь о росте преступлений экстремистской направленности на территории Челябинской области, совершаемых молодыми людьми в возрасте до 30 лет. Раскрываются особенности процесса радикализации, роль интернета как фактора, усиливающего деструктивные процессы в молодежной среде, а также методы и способы профилактики молодежного экстремизма, результаты данной работы органов внутренних дел Челябинской области.
Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность, радикализация, профилактика экстремистских проявлений.
Экстремизм представляет собой серьезную опасность для российского общества и государства. Об этом свидетельствует количество зарегистрированных преступлений экстремистской направленности.
Всего на территории области зарегистрировано 33 (2016 г. – 32% +3,1%) преступления экстремистской и террористической направленности, окончено расследованием 29 (2016 г. – 18% + 61,1%) уголовных дел данной категории.
По-прежнему остается злободневной проблема распространения радикальных идей среди молодежи.
Анализ статистики показал, что около 50% лиц, совершивших преступления экстремистской направленности – молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет.
По официальным данным Росстата, в Российской Федерации насчитывается 31,5 млн молодых людей в возрасте от 15 до 30 лет, что составляет 21,5% от общей численности населения страны.
Таким образом, молодежь в России составляет практически четвертую часть населения. Поэтому от того, какие позиции у молодого поколения, каков его облик, напрямую зависит развитие общества в целом.
Радикализация молодежи в русле экстремизма является источником деструктивного воздействия на общественные ценности, подрывает авторитет государства и его компетентных органов, создает угрозу национальной безопасности Российской Федерации.
Молодежный экстремизм как массовое явление последнего десятилетия выражается в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам поведения. Молодежь, с одной стороны, является важнейшим источником преобразующей и развивающей общество энергии, а с другой стороны – группой, склонной к деструктивным, криминогенным действиям.
Являясь наиболее подвижной и восприимчивой категорией, молодежная среда требует проведения системной профилактической работы с целью недопущения вовлечения в экстремистскую и террористическую деятельность.
На профилактический учет полицией Челябинской области поставлено 24 общественных, политических организаций деструктивного толка и 452 лица. Основную часть (три четверти) находящихся на учёте лиц, склонных к экстремистской деятельности, составляют лица в возрасте до 30 лет, русской национальности, не состоящие в политических партиях и не имеющие постоянного источника дохода.
В регионе зафиксирована деструктивная экстремистская деятельность молодежных объединений.
Так, в результате совместных с УФСБ оперативно-розыскных мероприятий (в 2016 году) возбуждены уголовные дела (ч. 1 ст. 282.1, ч. 1 ст. 282.3 УК РФ) в отношении жителя Челябинской области по факту создания экстремистского сообщества и его финансирования и в отношении трех участников данного сообщества (по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ) по факту участия в экстремистской деятельности.
Кроме того, во взаимодействии с УФСБ (в 2016–2017 годах) пресечена деятельность челябинской ячейки международного национал-радикального объединения «МизантропикДивижн», участники которой планировали совершить акции террористического и экстремистского характера. Установлены и задержаны лидер ячейки и 3 ее активных участника.
Стоит отметить, что участниками указанных экстремистских сообществ являлись молодые люди в возрасте 20–25 лет.
В последние годы отмечается рост числа преступлений экстремистской направленности, совершенных с использованием сети Интернет. Данная ситуация объясняется возможностью анонимного размещения и ознакомления с информацией экстремистского содержания, циркулирующих в сети. Особенно активно экстремистская деятельность осуществляется в «социальных сетях» Интернета, ориентированных на молодежь.
Сотрудниками полиции реализованы меры по пресечению распространения экстремистских материалов в информационном пространстве.
Так, по материалам органов полиции Челябинской области задокументировано 9 уголовных дел по фактам распространения экстремистского контента в сети Интернет.
За распространение экстремистских материалов в Интернете к административной ответственности привлечено 3 лица за публичное демонстрирование нацистской символики (ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ) и 4 лица за распространение экстремистских материалов (по ч. 1. ст. 20.29 КоАП РФ).
По материалам Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Челябинской области, на основании требования Генеральной прокуратуры Российской Федерации заблокировано сообщество в социальной сети «ВКонтакте», которое занималось распространением материалов экстремистского характера.
В целях организации антиэкстремистской и антитеррористической деятельности, а также разъяснения законодательства в сфере профилактики экстремизма и терроризма, в социальной сети «ВКонтакте» создано сообщество под названием: «Экстремизму – НЕТ!!! Южный Урал», а также одноименная страница в социальной сети «Instagram». В данных сообществах ежедневно осуществляется размещение информационных статей, видеороликов, и изображений, разъясняющих пользователям социальных сетей изменения законодательных актов в области экстремизма, понятия экстремистской и террористической деятельности, ответственность за ее совершение.
Благодаря полученной упреждающей информации, сотрудниками полиции в текущем году предотвращено 9 и пресечено 4 попытки проведения публичных мероприятий, планируемых к проведению группами молодых людей, без согласования органов местного самоуправления. Данные акции имеют политический подтекст, направленный на дестабилизацию социально-политической обстановки в регионе.
В качестве действенных мер профилактики экстремистских проявлений совместно с органами прокуратуры применяется практика вынесения предостережений о недопустимости нарушения российского законодательства. В результате совместной работы вынесено 66 таких предостережений.
Для недопущения провокационных акций, массовых нарушений общественного порядка, Главным управлением МВД России по Челябинской области реализуется план организационно-профилактических мероприятий, направленных на предупреждение вовлечения несовершеннолетних в противоправную деятельность, пресечения пропаганды криминальной идеологии.
В заключение необходимо отметить, что профилактика экстремистской деятельности, прежде всего, должна осуществляться в виде социальной работы, которая тесно связана с профилактикой психического здоровья, с вопросами эффективной адаптации молодых людей к жизни и окружающей среде, с проблемами педагогики, воспитания, общения и в целом понимания людьми друг друга и самих себя.
Таким образом, профилактика экстремизма представляет собой сложную систему мероприятий, проводимую как на общем (формирование основ толерантного мировоззрения), так и на специальном уровнях (собственно предупреждение преступлений и правонарушений экстремистской направленности).
В целях эффективной реализации мероприятий по профилактике проявлений экстремизма в молодежной среде необходимо задействовать все имеющиеся силы и средства ведомств и служб, включая образовательные учреждения, для реализации профилактических мероприятий в рамках своей компетенции.
Библиографический список
1. Центр статистической информации ФКУ «ГИАЦ МВД России» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://10.5.0.15/ntica.misc/ ntica_in.php. – (Дата обращения: 06.10.2017 г.).
2. Российская газета [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.rg.ru/2013/06/18/molodej-anons.html. – (Дата обращения: 06.10.2017).
3. Зубок, Ю.А. Молодежный экстремизм: сущность и особенности проявления / Ю.А. Зубок // Социологические исследования. – 2008. – № 5. – С. 37.
Сапегина А.М.
г. Челябинск
ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА УПРАВЛЕНИЯ
Аннотация. В данной статье рассматриваются вопросы инновационной деятельности руководителя организации в аспекте повышения качества управления. Выявляется ряд проблем в деятельности учреждений, работающих в инновационном режиме. Автором предлагается система работы для достижения высокой эффективности работы на уровне современных требований. В подведении итога выдвигаются ожидаемые результаты внедрения инновационной деятельности в организации.
Ключевые слова: инновация, инновационная деятельность, организация, качество управления, повышение качества.
В настоящее время проблема инновационной деятельности руководителя организации объясняется, с одной стороны, стремительным распространением различных инноваций и, с другой – недостаточным владением ими сотрудниками. Многообразие инновационных преобразований, проводимых сегодня в организациях, требует серьезного научно-методического обеспечения. В современном мире от сотрудников и руководителей обновления требуют:
Знания тенденций инновационных изменений систем и технологий.
Знания и владения технологиями целеполагания, проектирования и диагностирования.
Умения анализировать и оценивать свой индивидуальный стиль.
В практике любого руководителя имеются трудности, определяемые не только его субъективными качествами или конкретной ситуацией, а носящие принципиальный характер. Эти трудности универсальны и характерны для сложившейся в современном мире парадигмы управления. Для изменения такого положения недостаточно отдельных улучшений в области менеджмента – необходим поиск новых подходов.
К правовому обеспечению системы управления персоналом авторы [1–3 и др.] относят все нормативно-правовые акты, регулирующие трудовые отношения. В частности к ним относятся акты локального регулирования (разработка нормативных актов на уровне организации): нормативно-справочные документы, тарифно-квалификационный справочник, должностная инструкция, правила внутреннего трудового распорядка, документы технического, технико-экономического и экономического характера. Делопроизводственное обеспечение системы управления персоналом позволяет кадровой службе организации выполнять функцию документального оформления отношений.
Проведенный анализ литературы [2–4 и др.] по исследованной проблеме показал, что каждый коллектив имеет право на инновационную деятельность. В этом случае он должен взять на себя определенные обязательства по подготовке и организации нововведения. Анализ сложившейся ситуации в деятельности учреждения, работающего в инновационном режиме, выявил ряд проблем:
отсутствие системности и целостности внедряемых инноваций;
недостаточность научно-методического обеспечения инновационных процессов и нормативно-правового обеспечения инновационной деятельности учреждения;
отсутствие мониторинга качества;
эффективность внедрения новшеств.
Решение этих проблем способствовало бы расширению возможностей для творческого поиска, стимулировало бы инновационную деятельность сотрудников. Перечисленные проблемы не могут быть решены в один момент. Необходима подготовка людей, способных грамотно осуществлять инновационную деятельность.
Инновационная деятельность – это деятельность по созданию, доведению идей, изобретений, разработок до результата пригодного для практического воплощения, использования и распространения. Она включает все виды научной деятельности, а также проектно-конструкторские, технологические, опытные работы, деятельность по освоению инноваций и их реализацию.
Главной функцией инновационной деятельности, по мнению автора [2], является функция изменения.
Инновационная деятельность как процесс состоит из следующих основных стадий:
поиск/генерирование новых идей;
отбор наиболее перспективных идей;
оценка жизнеспособности отобранных идей;
разработка детального бизнес-плана инновационного проекта;
экспертная оценка бизнес-плана;
экспериментальный запуск инновационного проекта;
корректировка инновационного проекта;
запуск (продвижение) инновационного продукта;
управление жизненным циклом инновационного продукта и товара.
Кроме того, инновационная деятельность может быть определена как деятельность по созданию, освоению, распространению и использованию инноваций.
Основной целью инновационной деятельности руководителя, на основании исследованных источников [1; 4; 5 и др.], является достижение высокой эффективности работы на уровне современных требований. Инновационные процессы будут тем успешнее, чем более четко и ясно будет управление этими процессами. Только в результате эффективного управленческого содействия сотрудники смогут в полной мере реализовать свои наработки, которые приведут к обновлению и модернизации рабочего процесса. Для достижения поставленной цели необходима система работы, которая заключается в следующем:
1. формирование у сотрудников положительного отношения и потребности в инновационной деятельности;
2. создание условий для повышения профессиональной квалификации и компетентности сотрудников;
3. создание инновационных структурных подразделений и управление их деятельностью;
4. создание единой системы мониторинга;
5. выявление и распространение инновационного опыта;
6. разработка и использование системы стимулирования и поощрения инновационной деятельности сотрудников.
В организации инновационной деятельности важны, прежде всего, последовательность действий и постепенность в решении задач. Итак, данная система управленческих действий руководителя направлена на создание ситуации успеха каждого сотрудника, ориентации на индивидуальность и личностное самоопределение каждого человека, совершенствование его творческого потенциала, профессиональной мотивации, и, как следствие, повышения качества управления руководителя, постоянность основного состава любого коллектива предприятия на протяжении длительного периода. Создание коллектива единомышленников – это результат повышения качества управления учреждением и одновременно залог успешности организованной инновационной деятельности.
Ожидаемые результаты внедрения инновационной деятельности в организации:
1. включение в инновационный процесс 80% коллектива;
2. модернизация организационной структуры управления – создание управленческой команды;
3. расширение работы методической службы;
4. повышение профессионального уровня и методической компетентности сотрудников;
5. повышение уровня качества всего рабочего процесса;
6. повышение конкурентоспособности организации на рынке.
Таким образом, изменения, которые происходят сегодня в обществе, неизменно влекут за собой преобразования в работе многих учреждений. На сегодняшний день продолжается поиск новых форм обеспечения качества управления руководителей. Развитию творческой атмосферы в коллективе может способствовать активная, поставленная на научную основу деятельность методической службы. Именно она должна помочь сотрудникам в стремлении овладеть новыми знаниями, в использовании нестандартных приемов в своей деятельности. В организации должна сформироваться своя система работы с кадрами, характер которой зависит от степени сплоченности коллектива, его творческой направленности, а также профессиональной компетентности как руководителя, так и каждого сотрудника.
Библиографический список
Журавская, Н.Т. Инновационное обеспечение качества образовательной деятельности ВУЗа / Н.Т. Журавская // Вестник ТГПУ. – 2009. – С. 67–69.
Кузьмин, С.В. Инновационная деятельность педагогического коллектива как фактор его развития [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/innovatsionnaya-deyatelnost-pedagogicheskogo-kollektiva-kak-faktor-ego-razvitiya#ixzz4z9b8G1xH.
Менеджмент: современные проблемы управления: коллективная монография / Е.А.Гнатышина, Д.Г. Корнеев, Л.М. Базавлуцкая, Н.Ю. Корнеева, А.М. Рыжикова, П.Г. Рябчук, Н.В. Уварина. – Челябинск: Изд-во «Цицеро», 2017. – 268 с.
Плужникова, И.И. Латеральный маркетинг как новая система взглядов, меняющая представления о традиционных методах маркетинга / И.И. Плужникова, О.В. Плужников // Наука ЮУрГУ: сборник научных трудов 67 научно-практической конференции ППС. – Челябинск: ЮУрГУ, 2015. – С. 166–203
Сираева, Т.Е. Проблемы инновационной деятельности в образовательном учреждении [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://collegy.ucoz.ru/publ/67-1-0-9516
Рябинина Е.В.
г. Челябинск
Влияние социальных сетей на формирование экономических установок
Сегодня невозможно представить современную жизнь без такого ресурса, как Интернет. Люди всех возрастов, национальностей и вероисповеданий используют этот поистине востребованный контент. Если говорить о его направленности, то можно констатировать системный переход: от «пространства сайтов», до «пространство социальных сетей». Это изменение не обошло и Россию, приняв очень своеобразные формы.
Стоит отметить, что интернет оказывает положительное влияние на процесс социализации, способствуя как образовательному, так и интеллектуальному развитию личности. Благодаря интернету, создаются все условия для более раннего знакомства и включения индивида в экономическую деятельность. Отметим, что свободный доступ к ресурсам, свободное самовыражение приводит к формированию закрытой своеобразной культуры внутри Интернета. Пользователи объединяются по интересам, схожести взглядов и убеждений в интернет-сообщества, взаимодействуя на форумах и сайтах. 
Попадая в это пространство, пользователь обретает статус, который определяется его востребованностью или/и властью в этом сообществе. Как правило, люди, владеющие высоким статусом в реальной жизни, приобретают его и в виртуальной реальности. В данных сообществах закрепляются определенные смысловые установки. Также стоит отметить, что Интернет предоставляет огромные возможности не только в сфере общения, но и в доступе к ресурсам с информацией. Особенностью Интернета является отсутствие ограничения в получении любого рода информации [2].
Молодежь пользуется такими социальными сетями, как VKontakte, Facebook, Instagram, Twitter посещают ежедневно и в течение дня, часто находятся в сети, с повышением возраста респонденты меньше посещают социальные сети. 
С целью определения частоты пользования Интернетом и выявления наиболее популярных причин посещения интернет-сайтов был проведен анонимный опрос. В опросе участвовали респонденты в возрасте от 20 до 45 лет, в количестве 500 человек. 
В результате опроса было выявлено, что 97,5% опрошенных используют Интернет ежедневно более 12 часов, и только 2,5% прибегает к его услугам менее 4 часов в день. Причины оказались следующими (можно было выбрать несколько вариантов):
Интернет-общение (95% опрошенных).
Поиск информации (70%).
Скачивание музыки, видео, книг, игр и т.д. (50% респондентов).
Онлайн-игры (30%).
Саморазвитие (4 %).
Один из вопросов анкеты был направлен на определение наиболее часто посещаемых сайтов, которыми явились социальные сети, форумы, чаты и т.д. 100 % респондентов поставили этот вариант на первое место. Второе место занимают интернет-ресурсы с музыкой, фильмами, телепрограммами (60%). И на третьем месте располагаются политические, юмористические сайты, сайты различных фирм и интернет-магазинов (35%).
При проведении исследования также удалось определить наиболее популярные социальные сети. Если, к примеру, российские пользователи предпочитают общаться между собой и устанавливать прикольные статусы для контакта и одноклассников, то европейцы делают выбор в пользу сервисов Facebook и Twitter.Facebook, YouTube и Twitter – самые дорогие бренды социальных сетей в мире. ВКонтакте оказалась на 11 позиции. Одноклассники заняли 15-ю ступеньку. Любопытно, что социальная сеть Google+, заняла всего лишь 23-е место.
Говоря об основных факторах экономического развития страны, можно рассматривать экономическое поведение населения, формирующееся по средствам социальных сетей, исследовать которые представляется важной и актуальной задачей. В настоящее время экономические установки и представления рассматриваются в качестве некоторых социально-психологических механизмов.
Психологические экономические установки играют положительную роль, ибо они:
– определяют устойчивый, последовательный и целенаправленный характер деятельности человека (потребителя, предпринимателя, инвестора), позволяющий сохранить эту направленность в непрерывно меняющейся экономической ситуации;
– освобождают человека от необходимости постоянно принимать решения и сознательно контролировать экономическую деятельность в стандартных, ранее встречавшихся ситуациях.
Экономические установки закономерно проявляются в различных формах и результатах экономического поведения и профессионального самоопределения людей.
Существующие экономические установки личности:
1. Установка на экономическую самостоятельность, зрелость – «Я знаю, что мое благосостояние зависит в основном от моих усилий».
2. Установка на экономический патернализм – «Я знаю, что мое благосостояние зависит в основном от экономического положения моей страны».
3. Степень удовлетворенности уровнем материального благосостояния.
Современная молодежь в целом имеет весьма прагматические, «приземленные» жизненные цели. В то же время описываемые ценностные типы демонстрируют, по существу, различные экономические установки: адаптирующийся тип ориентирован на высокий доход, карьеру и создание семьи; социализирующийся – на высокий доход, карьеру и образование; индивидуализирующийся – на образование, самосовершенствование и творчество.
Проведенные исследования подтверждают уровневый характер ценностной структуры массового сознания молодежи, где наиболее низкому уровню развития соответствует система ценностей адаптирующегося типа, а наиболее высокому — индивидуализирующегося типа. Описываемые в данной статье ценностные типы обнаружили различия как в экономических установках, так и в способах и результатах их выражения. Поэтому специфика система ценностных ориентаций выступает психологическим приоритетом экономического поведения.
Достигнутый в итоге того или иного экономического поведения уровень материального благополучия определяет дальнейшее развитие качественно новой ценностной системы в период взрослости и, следовательно, создает условия для усвоения соответствующих ценностей в процессе экономической социализации подрастающих поколений.
На основе существующих экономических установок представим биполярные измерения сценариев экономического поведения:
1. Экономический патернализм – экономическая самостоятельность;
2. Экономия времени – экономия денег;
3. Кратковременная – долговременная ориентация (перспектива) в экономическом поведении;
4. Расточительность – экономность;
5. Экономический интерес – экономическая индифферентность;
6. Приоритет прибыли над законом – приоритет закона над прибылью;
7. Экономическая активность – экономическая пассивность;
8. Приемлемость – неприемлемость использования кредитов в повседневной жизни;
9. Распределение финансового вознаграждения по равенству – по справедливости;
10. Приоритет размера вознаграждения – приоритет наличия творчества в работе.
Далее постараемся определить некоторые формы экономических установок на конкретных примерах.
В последнее время активно развивается потребительское сотрудничество в Интернете. Люди самостоятельно объединяются, чтобы экономить. Списываются в Интернете, вместе ездят на торговые базы и закупают оптом товары, подвозят друг друга на машинах, покупают групповые билеты и т.д. По сути, происходит самоорганизация неформальных потребительских сетей, создаваемых для получения коллективных скидок и других форм взаимовыгодного сотрудничества, что говорит об экономической активности и самостоятельности, грамотности и зрелости.
Взаимное информирование – только первый шаг, помогающий принимать более рациональные потребительские решения. Следующим шагом сотрудничества является объединение пользователей для покупки товаров по низким оптовым ценам (сервисы совместных закупок).
Благодаря рекламе, спрос на рекламируемый продукт, безусловно, повышается и в плане эластичности становится неэластичным, т.к. на потребителя воздействует не цена, а именно качество товара, т.е. несмотря на цену, покупатель все равно купит этот товар, т.к. хорошо прорекламировали его качество и внешний вид. Реклама обладает сильным стимулирующим эффектом в формировании экономических установок.
Сегодня наибольший интерес к социальным сетям проявляют компании таких секторов, как потребительские товары, производители спиртных напитков, автопроизводители, компании индустрии развлечений. Потребительские бренды до последнего времени не вели агрессивную рекламную политику в сети Интернет, однако на 2016 год многие из них запланировали бюджеты на маркетинг в социальных сетях [3].
Скорость формирования новых экономических установок зависит от характера установки: операциональные формируются быстрее, чем целевые или смысловые. Имеют значение психофизиологические особенности человека, определяющие динамические характеристики мыслительных процессов, уровень образования и способность к рефлексии индивида.
Разум оперирует определенностью. Там, где начинается сфера неизведанного, человек использует в качестве инструмента целеполагания в экономической деятельности эмоциональные оценки. Они неточны, а порой и ошибочны (импульсивные покупки, рисковые вложения), но позволяют человеку действовать. Процесс мыследеятельности человека, и в частности целеполагание, принципиально не алгоритмизируется, благодаря чему человек способен действовать в не полностью определенных условиях.
Социальные сети и блоги также становятся все более значимым источником экономической информации не только по времени, которое в них проводят пользователи, но и по степени доверия. Сегодня уже 18% пользователей начинают поиск в Сети именно с социальных ресурсов, и лишь чуть более трети предпочитают надежные и проверенные поисковики и порталы.
Таким образом, мы можем прийти к заключению, что социальные сети становятся важным фактором в формировании экономических установок. Благодаря им развивается новый рынок, для которого есть все технологические и социальные условия. Складывается устойчивое ощущение, что скорость изменений зависит от субъективного, личностного фактора.
Библиографический список
Башмаков, И. Россия – 2050 / И. Башмаков // Вопросы экономики. – 2008. – № 8. – С. 140–144.
Вербин, А.А. Научное знание и экономический рост / А.А. Вербин // Инновации. – 2009. – № 1. – С. 96–98.
Бондаренко, С.В. Виртуальные сетевые сообщества девиантного поведения / С.В. Бондаренко, Л.А. Погосян, В.В. Черноус // Профилактика девиантного поведения молодёжи Дона и Юга России. – Ростов-н/Д: Издательство СКНЦ ВШ, 2003. – С. 54–88.
Войскунский, А.Е. Интернет: воздействие на личность. Гуманитарные исследования в Интернете / А.Е. Войскунский, Ю.Д. Бабаева, О.В. Смыслова / под ред. А.Е. Войскунского. – М.: Изд-во «Можайск-Терра», 2015. – 431 с. 
Котовщиков А.В.
г. Челябинск
Безопасность использования программ для ЭВМ
Аннотация. В статье раскрываются основные признаки программ для ЭВМ как объекта правовой охраны, вопросы регистрации права на программы для ЭВМ, правовой охраны программ для ЭВМ. Автором дается характеристика основных гражданско-правовых договоров о предоставлении права и использования программ для ЭВМ.
Ключевые слова: интеллектуальная собственность, программы для ЭВМ, правовая охрана, возникновение правовой охраны на программы для ЭВМ, безопасность информационных систем.
Легкость распространения, копирования и тиражирования информации с использованием информационных систем обострила проблему соблюдения исключительных прав авторов или иных правообладателей такой информации, а также проблему безопасного использования информационных технологий и технических средств. К числу таких информационных технологий относятся программы для электронных вычислительных машин (далее – программы для ЭВМ) [5, с. 35].
Согласно статье 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения. Данное определение не учитывает всех особенностей программы для ЭВМ как объекта исключительных прав [1, с. 165], однако содержит перечень требований, предъявляемых к программам для ЭВМ:
программа должна включать как команды, так и данные: это позволяет отграничить программы от алгоритмов и баз данных;
программа должна быть представлена в объективной форме, т.е. быть внешне выражена. Не требуется, чтобы при этом существовала возможность восприятия такого произведения непосредственно человеком; если программа может быть воспринята ЭВМ, этого достаточно для признания наличия объективной формы;
программа должна иметь определенное предназначение – работу компьютерных устройств – и быть направленной на получение результата (в отличие от общего правила авторского права, согласно которому произведения охраняются независимо от своего назначения, качества и т. д.).
Согласно статье 1259 ГК РФ для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей. Однако в отношении программ для ЭВМ закон предусматривает иное правило (п. 4 ст. 1259 ГК РФ). Правообладатель в течение срока действия исключительного права на программу для ЭВМ, то может по своему желанию зарегистрировать такую программу в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1261 ГК РФ). В настоящее время государственную регистрацию программ для ЭВМ осуществляет Федеральная служба по интеллектуальной собственности Роспатент).
Регистрация программ для ЭВМ – это установленная законом процедура подтверждения существования программы в определенном виде на определенный момент [2, c. 159]. Регистрация своего рода является дополнительной гарантией для правообладателя в случае возникновения спора или посягательства, что может упростить процесс доказывания авторства лица на конкретную программу для ЭВМ.
Авторское право охраняет только форму программы, т.е. ее исходный текст и объектный код. При написании исходного текста программист выражает свои мысли на языке программирования. Исходный текст можно сравнить со знаками нотной грамоты, используемой в музыке. В свою очередь, объектный код представляет собой машиночитаемую форму исходного текста программы в двоичной системе исчисления. Патентное же право может защитить содержание программы – ее алгоритм.
В большинстве стран, по общему правилу, запрещается патентовать непосредственно программы для ЭВМ. Но это не исключает возможности признавать патентоспособными изобретения, содержащие программы. Американская судебная практика подтвердила, что введение программы преобразует компьютер общего назначения в специализированный компьютер, который вместе со способом, посредством которого он работает, может патентоваться при соответствии требованиям новизны, полезности и неочевидности [3, с. 75]. Так и в России многие крупные компании патентуют свои программы для ЭВМ в качестве изобретения.
Передача прав на использование результатов интеллектуальной деятельности, в том числе и программы для ЭВМ, возможна несколькими способами. Гражданский кодекс РФ предусматривает заключение договора об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ) и лицензионного договора (ст. 1235 ГК РФ).
Большинство вендеров, в частности Miсrоsоft и Касперский, реализуют только право пользования результатами своей интеллектуальной деятельности. В этой связи отличием лицензионного договора от договора об отчуждении исключительного права является предоставление права использовать результат интеллектуальной деятельности. То есть отчуждения прав не происходит, и правообладатель остается прежним. Соответственно и использование прав осуществляется в тех пределах и теми способами, которые предусматривает правообладатель в лицензионном договоре.
Несмотря на то, что в ГК РФ прямо предусмотрено всего два способа передачи прав использования программы для ЭВМ, на практике это возможно и на основании других договоров: договор не создание программы для ЭВМ, договор доверительного управления, договор коммерческой концессии (франчайзинга), дистрибьюторское соглашение (прямо не регламентированное Гражданским кодексом, но допускаемое в силу ст. 8 ГК РФ), распоряжение исключительным правом на программы для ЭВМ путем залога (ст. 336, 1232 ГК РФ).
По договору о создании программы для ЭВМ по заказу подрядчик принимает на себя обязательство разработать (создать) программу для ЭВМ по заказу, которая будет отвечать характеристикам, которые указаны в договоре, а заказчик принимает на себя обязательство принять созданную программу для ЭВМ, и, когда это предусматривается договором, оплатить вознаграждение за создание программы для ЭВМ. Этот договор по соглашению сторон может быть двух типов: безвозмездным или возмездным.
Предмет договора о создании программы для ЭВМ по заказу – создание по заданию заказчика подрядчиком программы для ЭВМ и принадлежность исключительного права на эту программу для ЭВМ одной из сторон договора по совместной их договоренности.
По договору доверительного управления одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя) (ст. 1012 ГК РФ).
По договору доверительного управления, заключаемому в отношении прав на программы для ЭВМ, учредитель и выгодоприобретатель, как правило, совпадают в одном лице – авторе или правообладателе.
По договору коммерческой концессии (франчайзинга) одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав (ст. 1027 ГК РФ).
Договор франчайзинга предусматривает использование целого комплекса исключительных прав (а не одного определенного объекта), деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме. Таким образом, программа для ЭВМ по договору коммерческой концессии передается и используется не отдельно, а в совокупности с правами на средства индивидуализации правообладателя. Этот вид договора наиболее схож с лицензионным и предусмотрен специально для объектов интеллектуальной деятельности.
Наконец, передача исключительных прав на программы для ЭВМ возможна и в силу контрактной системы, то есть посредством осуществления закупок.
Закон о контрактной системе не предусматривает проведение закупок и заключение лицензионных договоров в том смысле, в котором они предусмотрены положениями ГК РФ. Существует два варианта проведения закупки и заключения контракта. К первому варианту относится проведение закупки и заключение контракта на поставку экземпляров программ для ЭВМ. Особенность данной закупки и заключения контракта состоит в том, что заказчик осуществляет закупку и заключает контракт на поставку экземпляров программ для ЭВМ (разновидность договора купли-продажи) независимо от способа передачи экземпляров программ для ЭВМ – будь то получение заказчиком электронных ключей, дающих право доступа на сайт для скачивания экземпляров программ для ЭВМ, или получение заказчиком материальных носителей с экземплярами программ для ЭВМ.
Второй предлагаемый вариант – проведение закупки и заключение контракта на предоставление права использования программ для ЭВМ на условиях простой (неисключительной) лицензии. Особенность данной закупки и заключения контракта здесь в том, что контрагентом в данном случае может быть либо правообладатель, либо иное лицо, которое вправе (при письменном согласии правообладателя) по договору предоставить право использования программ для ЭВМ другим лицам.
Таким образом, правовой режим каждого из договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ сложен и включает в себя множество аспектов. Правильный выбор договора, соблюдение сторонами его условий – являются гарантом безопасного использования программ для ЭВМ получения надлежащей правовой защиты своих прав.
Библиографический список
Котовщиков, А.В. Программы для ЭВМ в системе объектов исключительных прав / А.В. Котовщиков // Актуальные проблемы гражданского права и гражданского судопроизводства: сборник статей V Межвузовской научно-практической конференции им. К.И. Малышева (17 февраля 2017 года), 2017. – 216 с.
Наливко, К.В. Особенности построения процедуры регистрации ПО в реестре программ для ЭВМ / К.В. Наливко // Проблемы современной науки и образования. – 2013. – № 2 (16). – С. 59–60.Протас, Е.В. Программы для ЭВМ – объекты патентного или авторского пава? / Е.В. Протас, К.Г. Томилов // Закон и право. – 2015. – № 7. – С. 74–78.
Семенюта, Б.Е. О правовой природе договора на создание программы для ЭВМ по заказу / Б.Е. Семенюта // Труды института государства и права Российской академии наук. – 2012. – № 4. – С. 112–121.
Чередникова, М.В. Правовые основы информационной безопасности [Текст]: учебно-методическое пособие для практических занятий / М.В. Чередникова, О.Н. Егоров. – Челябинск: Цицеро, 2013. – 79 с.
Чередникова, М.В. Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в системе вещных прав: 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право: диссертация кандидата юридических наук / М.В. Чередникова. – Екатеринбург, 2005. – 165 с.
Чередникова М.В.
г. Челябинск
Правонарушения в информационной сфере: понятие, основные черты, формы проявления
Аннотация. В статье исследуются основные признаки правонарушения в информационной сфере, особенности ответственности, состав правонарушения. На основе анализа содержания особенностей правонарушений в информационной сфере дается их классификация.
Ключевые слова: информационная сфера, правонарушение, признаки правонарушения, ответственность в информационной сфере, состав правонарушения, классификация правонарушений в информационной сфере, киберпреступления.
Правонарушением в теории права принято называть неправомерное поведение. Правонарушение – это юридический факт, представляющий собой действие (бездействие), противоречащий нормам права (антипод правомерному поведению).
Правонарушение в информационной сфере (информационное правонарушение) – это противоправное, виновное деяние деликтоспособных лиц, влекущее за собой юридическую ответственность.
Из определения можно выделить следующие признаки информационного правонарушения:
1) правонарушение – это акт поведения, выражающийся в действии или бездействии (например, разглашение информации, составляющей государственную тайну);
2) правонарушение – это деяние (действие или бездействие), противоречащее нормам права (например, утрата, порча (повреждение), недостача вложений, недоставка или нарушение контрольных сроков пересылки почтовых отправлений оператором почтовой связи);
3) правонарушение наносит вред информационным правоотношениям, нарушает права и охраняемые законом интересы участников информационных правоотношений (например, осуществление цензуры массовой информации в нарушение ст. 3 ФЗ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации» [1]);
4) правонарушением является виновно совершенное противоправное деяние (так, например, не может быть привлечено к ответственности лицо, которое использовало информацию, составляющую коммерческую тайну, и не имело достаточных оснований считать использование данной информации незаконным, в том числе получило доступ к ней в результате случайности или ошибки – ч. 4 ст. 15 ФЗ от 29.07.2004 №98-ФЗ «О коммерческой тайне») [6];
5) правонарушение может быть совершено только деликтоспособным лицом (при этом законодательство об информационной безопасности не устанавливает каких-либо особых условий деликтоспособности участников информационных правоотношений, соответственно, следуют общие положения о деликтоспособности при совершении гражданско-правовых, дисциплинарных, административных проступков и уголовных преступлений);
6) правонарушение связано с юридической ответственностью, т.е. совершение правонарушения влечет за собой применение к правонарушителю установленных государством санкций (мер принуждения).
Юридическая ответственность за правонарушения в информационной сфере обладает следующими особенностями:
во-первых, указанные правонарушения всегда связаны с информацией, под которой в соответствии с Законом об информации понимаются сведения (сообщения, данные), независимо от формы их представления;
во-вторых, правонарушения можно рассматривать в качестве информационных, если их связь с информацией является не только непосредственной, но и опосредованной наличием ее материального носителя.
Как любая юридическая ответственность, ответственность за информационные правонарушения реализуется в рамках правоохранительных отношений, субъектами которых выступают нарушитель норм законодательства, регулирующего отношения в информационной сфере, и государство в лице уполномоченных на применение санкций органов. Лицо, привлекаемое к ответственности, имеет право на защиту от незаконного привлечения.
Совокупность признаков, характеризующих противоправное деяние, называется составом правонарушения. Состав правонарушения имеет четыре элемента, связанных между собой:
– объект (общественные отношения, которым правонарушением наносится вред. К непосредственным объектам правонарушения в информационной сфере относятся самые разные явления – сама информация, информационные ресурсы, печатная продукция, архивные документы, программы для ЭВМ и базы данных, топологии интегральных микросхем, сами ЭВМ, их сети и многое другое);
– субъект (лицо, совершившее правонарушение: граждане, авторы программных продуктов, журналисты, редакторы, работники информационных телерадиокомпаний и служб, изобретали, госслужащие, экономисты, предприниматели, судьи, следователи и др. Это должны быть физически вменяемые люди, достигшие деликтоспособного возраста);
– объективная сторона (деяние, характеризуемое противоправностью, вредными последствиями, причинно-следственными связями между совершенным деянием и наступившими последствиями);
– субъективная сторона (вина правонарушителя).
В зависимости от объекта посягательства информационные правонарушения можно разделить на четыре группы [2, с. 332–337]:
1) противоправные посягательства в сфере реализации информационных прав и свобод человека и гражданина (нарушение права доступа к открытой, массовой информации; нарушение тайны переписки; злоупотребление свободой слова, свободой массовой информации);
2) противоправные посягательства в сфере организации и деятельности средств массовой информации (введение цензуры; воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста и др.);
3) противоправные посягательства против мер, обеспечивающих информационную безопасность общества, государства, гражданина (посягательства против защиты государственной тайны; нарушение правил сертификации телекоммуникационного оборудования; умышленное уничтожение государственных информационных ресурсов; искажение (непредставление) экологической информации, в результате чего наносится ущерб здоровью населения, функционированию экосистем и др.);
4) противоправные посягательства против индустрии телекоммуникаций и связи (несанкционированный доступ к компьютерной информации; распространение вредоносных программ; распространение детской порнографии в сети Интернет; мошенничество с использованием информационных технологий; подлог информации; незаконный перехват информации и др.).
В качестве иллюстрации раскроем некоторые составы правонарушений в информационной сфере.
Например, частью 5 ст. 29 Конституции Российской Федерации установлена свобода массовой информации и запрет цензуры [4]. В развитие положений Конституции Российской Федерации Федеральный закон от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» устанавливает ответственность за ущемление свободы массовой информации – ст. 58. Согласно данной норме уголовная, административная, дисциплинарная или иная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации наступает при наличии следующего состава:
– объект: охраняемая законом правомерная деятельность средств массовой информации, а также журналистов, издателей, распространителей печатной продукции, режиссеров, ведущих телепрограмм и др.;
– объективная сторона правонарушения: воспрепятствование законной деятельности средств массовой информации, журналистов и иных лиц или обнаружение органов, организаций, учреждений и должностей, в задачи которых входит осуществление цензуры средств массовой информации;
– субъективная сторона правонарушения: вина в форме прямого умысла;
– субъект: граждане, должностные лица государственных органов и организаций, общественные объединения, организации, объединения.
Административная ответственность за названное правонарушение предусмотрена ст. 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [3] (злоупотребление свободой массовой информации); уголовная – ст. 144 Уголовного кодекса Российской Федерации (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов).
Все правонарушения по степени их общественной опасности делятся на проступки и преступления.
Преступление – это общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законодательством, которое наносит вред обществу в информационной сфере.
В сфере информационных преступлений особо выделяют киберпреступления (компьютерные преступления, преступления в сфере высоких технологий).
Киберпреступления – такие общественно опасные деяния, которые совершаются с использованием средств компьютерной техники в отношении информации, обрабатываемой и используемой в Интернете [7].
Проступок – менее опасное противоправное деяние.
Выделяют следующие основные виды проступков:
а) административные проступки – правонарушения, совершенные гражданами, должностными лицами или юридическими лицами, и выражающиеся в нарушении установленных правил поведения в информационной сфере, за которые Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Действующий Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях включает информационные правонарушения в разные главы (например, гл. 5–8, 13–17, 19), хотя в нем есть и специальная глава 13 «Административные правонарушения в области связи и информации»;
б) дисциплинарные проступки – правонарушения, совершаемые субъектами информационных правоотношений в связи с исполнением ими своих трудовых прав и обязанностей. К совершившему дисциплинарный проступок должностному лицу или гражданину применяются различные меры наказания: замечание, выговор, увольнение. Основания и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности регламентированы в Трудовом кодексе Российской Федерации;
в) гражданские правонарушения (деликты) – деяния, нарушающие положения гражданского законодательства в части регулирования информационно-имущественных отношений и личных неимущественных отношений, связанных с распространением информации. К гражданам, информационным ведомствам, структурам и др. могут быть в суде предъявлены претензии и они обязаны возместить причиненный ущерб или убытки либо восстановить нарушенные информационные права.
Библиографический список
Закон Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Российская газета. – 1992. – № 32, 08 февраля.
Информационное право: учебник для бакалавров / отв. ред. И.М. Рассолов. – М., 2013.
Кодекс РФ об административных правонарушениях // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1. – Ст. 1.
Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 31. – Ст. 4398.
Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
Федеральный закон от 29.07.2004 г. №98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3283.
Чередникова, М.В. Правовые основы информационной безопасности: учебно-методическое пособие для практических занятий / М.В. Чередникова, О.Н. Егоров. – Челябинск: Цицеро, 2013. – 79 с.
Столбова Е.А.
г. Челябинск
Имидж педагога в пространстве интернета
Аннотация. Интернет становится незаменимой частью нашей жизни. Для ребенка информация в медиа пространстве может нести как созидающий, так и разрушающий характер. Современный педагог имеет возможность изучения и фильтрации информации медиапространства, которая интересует в первую очередь детей, с которыми он взаимодействует. Важным моментам становится создание имиджа педагога, в том числе в интернет-пространстве.
Ключевые слова: имидж, педагог, имидж педагога, медиапространство, социальные сети.
Современное общество остро нуждается в высококвалифицированных педагогических кадрах, способных грамотно выстраивать процесс взаимодействия с окружающими, презентовать свою личность, что, в свою очередь, будет отражаться на эффективности и результативности труда не только самого специалиста, но и на благосостоянии всего государства и каждого гражданина. Тем не менее тот факт, что медиа источники в современном мире имеют огромное влияние на формирование личности и мировосприятия, свидетельствует о необходимости изучения «социального» образа учителя (представленного в средствах массовой коммуникации) и его соотнесение с реальными запросами (правительство, родители / законные представители, дети). Данный факт свидетельствует о необходимости изучения и разработки процесса создания профессионального имиджа учителя в среде интернета.
Термин «имидж» широко используется в последние годы, и можно констатировать, что однозначного толкования эта дефиниция до сих пор не имеет. Благодаря научным работам зарубежных (Р. Арнхейм, П. Берд, К. Боулдинг, Д. Бурстин, Э. Сэмон, Дж. Ягер и другие) и отечественных ученых (Н. Барна, В. Горчакова, А.М. Егорычев, Р. Квеско, А. Панасюк, Е. Перелыгина, Е.А. Петрова, Г. Почепцов, В. Шепель и другие) активно развивается имиджелогия как отдельная научная область знания, в рамках которой рассматриваются различные теоретико-методологические аспекты понятия «имидж».
Наиболее часто встречаемым в научной литературе определением имиджа является следующее: имидж – это эмоционально окрашенный образ чего- или кого-либо, который сложился в массовом сознании и имеет характер стереотипа.
Анализ научной литературы по проблеме имиджа позволил обобщить результаты и сделать следующие выводы, что имидж рассматривается через близкие понятия, такие как образ, представление (или образ-представление) и т.д.; имидж складывается в сознании большинства людей и носит характер стереотипа; он влияет на успешность человека, организации в обществе; главной характеристикой имиджа выступает целенаправленность его формирования, создание или преобразование имиджа профессионалами; имидж направлен и связан с конкретной аудиторией.
Создание системы подготовки кадров, ориентированной на текущие и стратегические потребности региона и соответствующей мировым стандартам, является миссией в образовательном направлении некоторых университетов. В этом ключе становится важным сопровождать студента в процессе создания его педагогического имиджа, в том числе, который отражается в интернет-среде, в особенности его социальных сетях или блогах.
Успешно спроектированный педагогический имидж влияет на самоутверждение учителя и его дальнейшее профессиональное самосовершенствование. В результате формирования имиджа у каждого педагога устанавливается индивидуальный, только ему присущий стиль педагогической деятельности.
Мы должны учитывать тот факт, что интернет и социальные сети проникли во все сферы жизнедеятельности подрастающего поколения XXI века – дети и молодежь. Медиасреда, к сожалению, способствует формированию их личности, ценностных ориентаций, в некоторых случаях даже активнее, чем родители или педагоги, говорит о том, что нам – педагогам-наставникам, надо учитывать эту особенность и доносить свою позицию, не только на занятиях и внеклассных мероприятиях, но и через социальные сети. Педагог – это образ жизни. Это говорит о том, что у педагога сформированы такие компетенции и ценностные ориентации, которые должны быть для него актуальными при реализации любой его деятельности как учебной так и внеурочной, в том числе и нерабочей. Только тогда, когда педагог воспитывает «настоящим» личным примером и поступками, тогда они могут быть сформированы у его воспитанников.
Среда интернета имеет безграничное пространство и несёт в себе как негативное, так и позитивное воздействие. Зачастую родителям / законным представителям и педагогам сложно отследить и отфильтровать информацию, которую получает ребенок, дети находят обходные пути, чтобы получить «модную» информацию. Социальные сети, сообщества, группы «диктуют» свою тенденцию моды. 1000 постов – и вот уже новые веяния моды, одни пропагандируют «целомудрие», другие – «сексуальную распущенность», «инцесты»; одни говорят, что нужно следить за здоровьем и быть спортивным, другие – рассказывают, где можно купить «запретные плоды». В этом ключе становится важным учить детей выбирать и понимать, что им «навязывают», выбирать, что «покупать» в сети интернета, а что лучше оставить без внимания. Современный педагог должен знать все «модные» тенденции и отсекать те, что могут причинить вред ребенку.
Кроме этого, возможность отслеживать интересы ребенка в социальных сетях также может способствовать изучению его социально-психологического портрета, выявлять его особенности и интересы, расширять кругозор, включать в проекты и детские движения различных уровней. Социальные сети также позволяют демонстрировать результаты работы педагога и детей общественности, так детям становится интереснее включаться в социально-значимые дела, ведь они станут частью истории, о которой узнают. Родители и социум может наблюдать через социальные сети за деятельностью образовательной организации, в том числе за работой педагога, и поддерживать данные направления, выбирать то, что для них становиться интересным. Также педагог имеет возможность оперативной передачи данных детям и их родителям / законным представителям и проведения дистанционных консультаций. Несомненно, социальные сети не заменят личное общение, но мы говорим о том, что они помогают провести подготовительную работу.
Все перечисленное свидетельствует о том, что современный педагог должен обладать медиакомпетенциями, которые позволят ему осваивать сеть интернет-пространства, знать «модные» тенденции, осваивать новые программы, вести общение с родителями / законными представителями, детьми, коллегами и др. Важным становится создание имиджа в социальных сетях. Каждая образовательная организация стремится создать «качественный» сайт, некий «имидж», который будет способствовать формированию представления о деятельности, особенностях, педагогических кадрах и других критериях общественности. Также администрация рекомендует педагогическим работникам создавать блоги, сайты на которых будет отражена деятельность педагога, в том числе его личные методические разработки и рекомендации.
Тем не менее среди педагогов можно найти некое расхождение со страницей блогов, в которых они воспитывают и дают рекомендации со страницами в социальных сетях (на которой иногда отражена антипедагогическая деятельность, поведение, недопустимое для педагога). Поэтому важным становится, в первую очередь, понимание, что социальная страница также влияет на восприятие общественностью / социумом, личности педагога. Поэтому педагог должен тщательно подходить к отбору публикаций фотографий или «репостов», групп, музыки и видеороликов на своей странице. Сформированная четкая педагогическая позиция будет способствовать пониманию учителя осуществлять отбор полезной информации, которая будет способствовать развитию, в первую очередь, его как профессионала, а также общественности, для которой он служит эталоном поведения.
Библиографический список
Баркова, В.В. Социальная индивидуализация как базис тьюторского сопровождения: социально-философский аспект проблемы / В.В. Баркова, В.С. Цилицкий // Социум и власть. – 2017. – № 2 (64). – С. 107–112.
Бородина, В.А. Тьюторское сопровождение формирования рефлексивных механизмов социализации детей с ограниченными возможностями здоровья (теоретические основы): учебно-методическое пособие / В.А. Бородина, В.С. Цилицкий. – Челябинск: Изд-во Южно-Урал. гос. гуман.-пед. ун-та, 2017. – 117 с.
Димухаметов, Р.С. Обновление научных основ педагогики повышения квалификации: принцип фасилитации: монография / Р.С. Димухаметов. – Алматы: МОиН РК, РИПКСО, Центр пед.исслед. РИПКСО, 2005. – 115 с.
Димухаметов, Р.С. Сопровождение профессионального самоопределения в условиях среды педагогического вуза / Р.С. Димухаметов, Е.А. Столбова, В.С. Цилицкий // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2016. – №10. – С. 30–34.
Егорычев, А.М. Россия и мировая цивилизация начала XXI века: философские и социокультурные основы построения стратегии социального развития // Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2015. – Т. 14. – № 1 (128). – С. 78–89. 
Мардахаев, Л.В. Социальная педагогика: полный курс / Л.В. Мордахаев. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2015.
Потапова, М.В. Индивидуальная траектория тьюторского сопровождения образовательного процесса как социальная проблема / М.В. Потапова, В.С. Цилицкий // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта., 2016. – № 11 (141). – С. 158–162.
Столбова, Е.А. Профориентация старших подростков на педагогические специальности в условиях дополнительного образования / Е.А. Столбова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2016. – №10. – С. 79–84.
Столбова, Е.А. Формирование основ ценностных ориентаций старших подростков в условиях полисубъектной среды дополнительного образования: дис. … канд. пед. наук: 13.00.01 / Е.А. Столбова. – М., 2015. – 176 с.
Шалагина, Е.В. Имиджелогия: создание корпоративного имиджа / Е.В. Шалагина; ФГБОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т». – Екатеринбург, 2015. – 112 с.
Цилицкий В.С.
г. Челябинск
Сущность личностно-рефлексивного компонента будущих педагогов-дефектологов, ориентированных на тьюторскую профессиональную деятельность
Аннотация. В работе уточняется сущность формирования личностно-рефлексивного компонента будущих педагогов-дефектологов, ориентированных на тьюторскую детальность. Анализируется понятие «рефлексивный компонент», уточнены виды рефлексии.
Ключевые слова: рефлексивный компонент, рефлексия, тьюторство, тьютор, будущие педагоги-дефектологи.
В настоящее время система образования претерпевает достаточные преобразования. Изменения коснулись системы общего, специального (коррекционного) и высшего образования. В условиях переориентации на личностно ориентированный подход важным в образовательном процессе становится применение практик, основанных на индивидуализированном подходе и принципе индивидуализации. Одной из практик, чья методология основана на применении данного подхода, является тьюторство. Тьюторство – это практика, ориентированная на построение и реализацию персональной образовательной стратегии, учитывающей: личный потенциал человека, образовательную и социальную инфраструктуру и задачи основной деятельности.
На сегодняшний день в мире растет количество детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Согласно данным Федеральной службы государственной статистики количество детей с ограниченными возможностями в России в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях обучаются более 600 тысяч детей с ОВЗ. Наряду с данными тенденциями возрастают и требования к уровню профессиональной подготовки будущих педагогов-дефектологов. Они выражаются в подготовке конкурентоспособного специалиста, способного овладевать инновационными методами, формами и приемами в работе с детьми с ОВЗ. Применение тьюторских технологий предоставляет возможность не только более индивидуализированного обучения, но и воспитания ребенка с ОВЗ, улучшая качество коррекционно-педагогического воздействия. Педагог-дефектолог с тьюторской компетенций способен простроить коррекционно-образовательный процесс с учетом интересов ребенка и возможности использования его ближайших ресурсов, как внешних, так и внутренних [1].
Одним из компонентов готовности будущего педагога-дефектолога к тьюторской деятельности является личностно-рефлексивный компонент, т.е. в процессе своей профессиональной деятельности будущий педагог-дефектолог должен осознавать свои потенциальные возможности, развивать и саморазвивать способности к рефлексивной деятельности, понимать собственные профессиональные действия. Для полного понимания особенностей личностно-рефлексивного компонента. Рассмотрим его понятие и основные особенности [3].
В педагогике рефлексия связана с педагогической деятельностью тьютора и деятельностью тьюторанта. Исследования А.Г. Асмолова, И.К. Журавлева, Л.Н. Куликовой, И.Я. Лернера, Ю.А. Поляковой, В.В. Рубцовой, А.В. Мудрика направлены на изучение рефлексии в педагогической науке. Авторы раскрывают понятие «рефлексия» как компонент интеллектуальной деятельности, ориентированный на осознание себя в системе познавательной деятельности и межличностной коммуникации. Применительно к учебной деятельности и деятельности педагога выделяют три подхода к пониманию рефлексии в педагогическом процессе, где рефлексия рассматривается как: деятельность; компонент педагогических способностей учителя; психическое новообразование личности учащегося.
В современной педагогике развитие идей рефлексии также является многогранной. В исследованиях Л.П. Гимпель понятие рефлексии рассматривается как:
процесс и результат фиксирования участниками взаимодействия состояния собственного развития и причин, обеспечивших его;
процесс самоидентификации субъекта педагогического взаимодействия, исходя из сложившейся ситуации;
взаимоотображение, состоявшееся взаимодействие участников педагогического процесса;
отображение педагогом внутреннего мира и состояния развития ученика и наоборот.
И.С. Ладенко, анализируя формы рефлексии в педагогическом процессе, выделяет:
ситуативную рефлексию, которая выступает как «мотивировки» и «самооценки» и обеспечивает непосредственную включенность субъекта в ситуацию, осмысление ее элементов, анализ происходящего в данный момент, т.е. осуществляется рефлексия «здесь и теперь»;
ретроспективную рефлексию, которая служит для анализа и оценки уже выполненной деятельности, событий, имевших место в прошлом;
перспективную рефлексию, обеспечивающую размышление о предстоящей деятельности, представление о ходе деятельности, планирование, выбор наиболее эффективных способов, конструируемых на будущее.
Анализ научных работ Г.П. Щедровицкого, посвященных экспериментальному изучению рефлексии, показал, что рефлексия исследуется в следующих основных аспектах:
Кооперативный – рассматривается как анализ субъект-субъектных видов деятельности, а также при проектировании коллективной деятельности с учётом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а также кооперации их совместных действий. (Е.Н. Емельянов, А.В. Карпов, В.Е. Лепский, В.А. Лефевр, Г.П. Щедровицкий и др.).
Коммуникативный – рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, как специфическое качество познания человека человеком (Г.М. Андреева , А.А. Богалев и др.).
Когнитивный – рефлексия как умение субъекта выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия. (А.В. Брушлинский, Т.В. Корнилова, Ю.Н. Кулюткин и др.).
Личностный – рефлексия как построение новых образов себя, своего «я», в результате общения с другими людьми и активной деятельности, а также выработка новых знаний о мире (В.М. Аллахвердов, Ф.Е. Василюк, Н.И. Гуткина, Д.А. Леонтьев, В.Ф. Петренко, В.А. Петровский, И.Н. Семёнов, С.Ю. Степанов, А.С. Шаров и др.).
Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что роль личностно-рефлексивного компонента в тьюторской деятельности незаменима [8]. Сформированный личностно-рефлексивный компонент является смысловым центром личности и механизмом развития человека как профессионала. Рефлексия является неотъемлемым и важным процессом в жизнедеятельности человека. Для личности это некий способ увидеть и оценить себя со стороны. Для профессиональной деятельности она выступает источником новых идей, дает материал, открытый наблюдению, критике и последующему изменению, т.е. рефлексия является тем механизмом, который позволяет сделать неявное знание явным. Педагог-дефектолог, ориентированный на тьюторскую деятельность, реализуя развивая и формируя рефлексивные умения и навыки, имеет возможность индивидуально и профессионально развиваться.
Работа выполнена при финансовой поддержке ФГБОУ ВО «Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева по договору на выполнение научно-исследовательских работ от 14.04.2017 г. №16-455 по теме «Формирование тьюторской компетенции у будущих педагогов».
Библиографический список
Баркова, В.В. Социальная индивидуализация как базис тьюторского сопровождения: социально-философский аспект проблемы / В.В. Баркова, В.С. Цилицкий // Социум и власть. – 2017. – № 2 (64). – С. 107–112.
Бородина, В.А. Тьюторское сопровождение формирования рефлексивных механизмов социализации детей с ограниченными возможностями здоровья (теоретические основы): учебно-методическое пособие / В.А. Бородина, В.С. Цилицкий. – Челябинск: Изд-во Южно-Урал. гос. гуман.-пед. ун-та, 2017. – 117 с.
Димухаметов, Р.С. Обновление научных основ педагогики повышения квалификации: принцип фасилитации: монография / Р.С. Димухаметов. – Алматы: МОиН РК, РИПКСО, Центр пед. исслед. РИПКСО, 2005. – 115 с.
Калугина, Е.В. Тьюторское сопровождение обучения иностранному языку в образовательном пространстве Челябинского государственного педагогического университета / Е.В. Калугина // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2014. – №1. – С. 115–123; 
Потапова, М.В. Индивидуальная траектория тьюторского сопровождения образовательного процесса как социальная проблема / М.В. Потапова, В.С. Цилицкий // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта, 2016. – № 11 (141). – С. 158–162.
Столбова, Е.А. Профориентация старших подростков на педагогические специальности в условиях дополнительного образования / Е.А. Столбова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2016. – №10. – С. 79–84.
Столбова, Е.А. Формирование основ ценностных ориентаций старших подростков в условиях полисубъектной среды дополнительного образования: дис. … канд. пед. наук: 13.00.01 / Е.А. Столбова. – М., 2015. – 176 с.
Цилицкий, В.С. Междисциплинарный подход к определению сущности понятия «рефлексия» / В.С. Цилицкий // Актуальные проблемы современной психологии и педагогики: материалы Международной научно-практической конференции. – Челябинск: изд-во ИФИ, 2012. – С. 74–80.
Амелина Я.А.
г. Владикавказ
Деструктивно-агрессивные сообщества в социальной сети вКонтакте: последние тенденции
Несмотря на широкое общественное внимание, привлеченное в мае 2016 г. к проблеме суицидальных сообществ «ВКонтакте» (ежедневый охват аудитории – 90 млн, что больше, чем у Первого канала), на сегодняшний день околосуицидальный и в целом депрессивно-(ауто)агрессивный контент составляет значительную часть содержания сотен массовых (от десятков и сотен тысяч до миллиона и более подписчиков) постоянно обновляемых пабликов, целевой аудиторией которых является молодежь, в первую очередь, подросткового возраста.
Данная среда призвана создавать деструктивный фон, оказывающий пролонгированное воздействие на психику. Задачей этого воздействия является контролируемое изменение поведения подростков с целью в определенный момент подтолкнуть их к совершению суицидальных или, наоборот, агрессивных (преступных) действий, которым, в зависимости от контекста, может придаваться общественно-политическая, религиозная или иная мотивация.
Потенциал использования широкой сети деструктивных сообществ в социальной сети «ВКонтакте» для дестабилизации обстановки в РФ подробно раскрыт в аналитическом докладе Кавказского геополитического клуба «Группы смерти» как угроза национальной безопасности России» (автор – секретарь-координатор КГК Яна Амелина; в подготовке также принимала участие Эмилия Челерина; Москва, май 2017 г.)
Доклад, являющийся первым в России обзорным аналитическим материалом по данной теме, содержит большое количество иллюстраций, призванных наглядно подтвердить его основные положения. Он будет полезен сотрудникам правоохранительных органов, политологам, социологам, культурологам, специалистам по работе с молодежью и т.д.
Одна из наиболее серьезных угроз, которую влечет за собой широкое распространение депрессивно-(ауто)агрессивного контента в социальных сетях – возможность использования «обработанной» молодежи для совершения террористических актов. Исследование суицидальных и околосуицидальных групп демонстрирует идентичность их методов с методами пропагандистов запрещенной в РФ террористической группировки, именующей себя «Исламское государство» (ИГ).
Организаторы сети указанных сообществ подводят отобранных подростков, в зависимости от индивидуальных склонностей, темперамента и других личностных особенностей, к мысли об убийстве либо других людей (вербуемые в «ИГ», а также радикалы околонацистского толка, такие как «хабаровский стрелок»), либо себя (контингент суицидальных групп). При этом условно-«игиловский» и условно-суицидальный контингенты частично совпадают. Учитывая, что террорист-смертник, помимо гибели других людей, также совершает самоубийство, логично предположить, что в глобальном плане за этими процессами стоят одни и те же структуры. Прослеживается четкий западный след этого явления (существенная часть контента околосуицидальных сообществ является переводом англоязычных первоисточников; паблики активно внедряют на российской почве темы, более характерные для Запада, в частности, проабортную тематику).
В настоящий момент создатели широкого спектра околосуицидально-депрессивных сообществ перешли к решению задач общественно-политического характера. С марта 2017 г. удельный вес контента открыто антироссийского и деструктивного содержания значительно вырос. На первый план выходит продвижение антихристианских (в том числе направленных конкретно против Русской православной церкви и Патриарха Кирилла), протеррористических (де-факто оправдывающих совершение террористических актов и обесценивающих страдания их жертв) и пропедофильских «идей» в широкие подростковые массы.
Поступательное нагнетание немотивированной агрессии, активная раскрутка мемов, пропагандирующих жестокость и насилие, маркируют переход на новый этап, на котором должна будет пролиться кровь. Соответствующие демотиваторы (посвященные, в частности, суицидально-террористическому акту 1999 г. в американской школе «Колумбайн», персонажу мультфильма «Джефф-убийца», постулирующие, что «Я хочу быть автоматом, стреляющим в лица» и т.п.) собирают десятки тысяч (!) «лайков», что свидетельствует о подготовке/наличии в подростковой среде благоприятной почвы для совершения разного рода насильственных преступлений – в том числе идеологически и религиозно немотивированных терактов.
Среди мощных деструктивных тенденций, набирающих силу с конца весны–начала осени 2017 г., следует особо отметить:
– резкую актуализацию темы «ненависти к школе», тесно связанного с этим schoolshooting (американский термин для безмотивной стрельбы в школе) и конкретно школы «Колумбайн». Отмеченные весной 2017 г. попытки внедрения на российской почве чуждой «эстетики» суицидального теракта в «Колумбайне» позволили предположить, что именно это станет одним из направлений отработки сценария совершения подростками религиозно и политически немотивированных терактов. К сожалению, наш прогноз подтвердился: 5 сентября в школе №1 города Ивантеевка произошел инцидент по сценарию «Колумбайна», лишь благодаря случайности обошедшийся без жертв. Между тем, «колумбайновская» тематика продолжает активно навязываться подросткам, и «благодаря» происшедшему в Ивантеевке становится все более и более популярной, выйдя за пределы исключительно тематических групп. Попытки аналогичных акций в других школах представляются весьма вероятными.
– все более явное слияние контингентов условно-«игиловского» (радикально-исламистского), праворадикально-неонацистского и радикально-«оранжистского» деструктивных направлений, адепты которых в определенный момент могут быть одновременно направлены на борьбу с «общим врагом» – нынешним политическим режимом РФ. При этом идеологическая оболочка – идея «халифата», пропаганда псевдоромантических неонацистских идеалов, неприязнь и отвращение к российской общественно-политической системе «в целом» - существенно различается и во многом ситуативна.
Примерами подобного частичного слияния являются «хабаровский стрелок» (Хабаровск, нападение 17-летнего Антона Конева 21 апреля 2017 г. на приемную ФСБ, погибли трое человек; оно также сталистически напоминает безмотивное преступление вроде трагедии в «Колумбайне») и «банда чистильщиков» (Москва, 2014–2015 гг., несколько десятков жертв). История «хабаровского стрелка» и «чистильщиков» демонстрирует если не организационное единение неонацистов, политизированных неоязычников, «оранжистов» и изуверов, стоящих за околосуицидальными группами, то единство их взглядов на формы и методы борьбы за захват политической власти в стране.
– антиправославную и непосредственно «антипатриаршью» кампанию, развязанную весной 2017 г. с отработкой двух основых тем: обвинений служителей Церкви в стяжательстве и педофилии. Последнее явно не соответствует российским реалиям и выглядит бездумным переносом на нашу почву актуальных западных трендов. С сентября 2017 г. подобные вбросы – пока понемногу и достаточно осторожно – разбавляются антиисламскими мемами и демотиваторами, призванными вызвать неприятие со стороны подростков обеих традиционных религий России.
– про-абортную и child-free агитацию, призванную сформировать в молодежной среде отталкивающий образ материнства и детства. Она осуществляется через активно раскручиваемые тематические группы вроде «ЯЖЕМАТЬ!» (более 1,2 миллиона подписчиков) и т.п. Показательно, что многие комментаторы отмечают постановочность контента этих групп, что, однако, не сказывается на их популярности. Этот процесс развивается параллельно с запуском демотиваторов, пропагандирующих прямое насилие над детьми, в наиболее многочисленных (8–10 миллионов подписчиков) группах «ВКонтакте».
Ряд микрокампаний, прошедших в соцсети в первой половине сентября, показывает, что этому направлению будет уделяться повышенное внимание. Издевательство над жертвами бесланской трагедии и личной трагедией популярного рэпера Мияги, потерявшего девятимесячного сына (тому и другому были посвящены десятки мемов), может объясняться лишь целенаправленной работой по снятию у подростков морального барьера на жестокое, вплоть до пыток и убийств, насилие над малолетними детьми.
Несмотря на кажущуюся разнонаправленность, в определенный момент все указанные тенденции могут совпасть в произвольных комбинациях: стрельба в школе по всем находящимся в зоне поражения, включая совсем маленьких детей / под псевдорелигиозными лозунгами; жестокие убийства детей под псевдорелигиозными / сатанистскими лозунгами и т.д.
Очевидно и широкое использование «контактовских» пабликов для распространения антиправительственных и антипрезидентских призывов, в особенности на фоне разворачивающейся президентской кампании – 2018.
Деструктивные последствия роста данной сети сообществ тем более очевидны, что околосуицидальный и депрессивно-(ауто)агрессивный контент распространяется на фоне/в контексте еще более разветвленной сети пабликов, попирающих мораль и нравственность, пропагандирующих половую распущенность (в том числе гомосексуальную), сатанизм и т.д., что негативно влияет на состояние общества в целом. Во всех этих сообществах активно и постоянно используется мат в самых извращенных формах (как ни странно это может прозвучать относительно мата как такового).
Для противодействия распространению деструктивных явлений в подростковой среде необходимо:
– исключение анонимности в интернете и запрет пользования социальными сетями подросткам до 14 лет;
– полная зачистка социальной сети «ВКонтакте» от деструктивного контента, усиление ответственности руководства соцсети за его появление и продвижение вплоть до ликвидации сети;
– идентификация и проведение профилактических бесед с подписчиками суицидальных и околосуицидальных групп, в особенности проявляющими повышенный интерес к агрессивной тематике (в масштабах России таких насчитывается как минимум несколько десятков тысяч).
В то же время только запретительно-репрессивные меры, являясь необходимым условием и инструментом исправления ситуации, не способны решить проблему по существу. Пока в России на официальном уровне не будет сформулирована государственная идеология, вместо уничтоженных деструктивных групп – «ВКонтакте» или в реальности – будут возникать все новые и новые. Идеологическая альтернатива неизбежно должна будет иметь религиозную составляющую, предполагающую повышение роли традиционных религий, в первую очередь, православия и ислама, как в школе, так и в общественной жизни в целом.
Шварцкоп О.Н.
г. Челябинск
Мобильная безопасность: геолокация и защита личной информации
Аннотация. В статье изучена научная и специальная литература по проблеме глобальной слежки за человеком посредством различных средств связи, выявлена специфика наиболее популярных программ по отслеживанию мобильных телефонов, проанализированы возможности таких программ, рекомендованы наиболее эффективные приложения для геолокации и защиты личной информации в мобильных гаджетах.
Ключевые слова: геолокация, мобильная безопасность, программа-шпион.
Мобильная безопасность – потребность каждого. И безопасность должна учитывать, что мобильные технологии используются всюду. Сегодня трудно представить себе молодого делового человека, путешествующего по городам и кабинетам с компьютером или даже с ноутбуком. Достаточно планшета или смартфона.
Платеж с помощью мобильного телефона, переписка, подача сигнала системы охраны – на мобильник. Мы вынуждены переходить на мобильные версии сайтов – их все читают с телефонов. И это не от того, что мы сами стали мобильнее, а от того, что изменилось качество связи и качество средств доставки информации [1].
При этом большинство людей не понимают, что за преимущества владения мобильными устройствами приходится платить тайной личной жизни.
Если раньше слежка и прослушка считались атрибутами фильмов о шпионах, не имеющих ничего общего с реальной жизнью, то сегодня многие могут столкнуться с повышенным интересом к своей личной жизни. Злоумышленникам достаточно установить на телефон шпионское программное обеспечение, с помощью которого можно манипулировать аппаратом.
Наша личная безопасность и защищенность наших близких – актуальная тема для современного общества. Не слишком спокойная окружающая обстановка вынуждает нас принимать повышенные меры безопасности.
Мы хотим всегда быть уверенными в том, что наш близкий человек находится в пределах досягаемости, хотим знать его местоположение и не испытывать по этому поводу беспокойства. Всеобщая телефонизация, инновационные технологии и развитие Интернета позволяют решить эти проблемы. Существующие программы по отслеживанию сотовых телефонов позволяют жить спокойнее и в любой момент удовлетворить любопытство относительно нахождения ребенка, супруга, родственника или сотрудника.
Сегодня в сети Интернет можно встретить множество самых разных программ для слежения за телефоном, которые работают на платформе Андроид и выполняют свою основную функцию с помощью геолокации.
Словом «геолокация» (образованным из двух слов – греческого «гео», означающего поверхность земли, и английского «location» – расположение, позиция) обозначают процесс определения местонахождения объекта по исходящему от него радиосигналу. Чем больше станций слежения и приема зафиксировало сигнал от объекта, тем точнее определяется его позиция на карте местности. Благодаря дополнительным услугам беспроводной связи геолокация стала доступной самым широким слоям населения.
Компании связи предлагают своим абонентам еще один вариант, как узнать местоположение человека. Каждая из них имеет специальную услугу, которая помогает узнать, где находится в данный момент пользователь, посмотреть маршрут за день. Чтобы иметь возможность оперативно узнавать о местоположении абонента, достаточно лишь однажды получить согласие со стороны второго абонента. В дальнейшем, при каждом запросе будет поступать информация о месте его нахождения в виде SMS-сообщения, в котором будет указан приблизительный адрес и ссылка на карту с пометкой местоположения. Эта функция поиска не бесплатная.
Поэтому программа-шпион позволит не только следить за своими близкими и благоверными, но и выручит в ситуациях таких как: забыли телефон или планшет в такси или транспорте; у вас украли устройство; вы переживаете за своего ребенка, не знаете с кем он и о чем общается; ваш родной человек попал в беду, не выходит на связь, его надо найти.
Благодаря простому управлению, большому количеству памяти, быстроте и широкой функциональности мобильные телефоны начали использовать для хранения большого объема информации.
Чаще всего это информация, которая была получена посредством смс-сообщений, контакты и телефонные звонки. Также сюда можно добавить видео, мультимедийные файлы, музыку и фотографии.
Хранение информации в мобильном телефоне считается опасным и неэффективным методом. Когда информации станет много, появятся трудности в ее поиске.
Существуют программы, которые защищают телефон от какой-либо утечки личной информации, предотвращают нежелательную очистку личных данных, а также берут на себя и защиту личных данных в телефоне. Программы способны пересылать копии всех входящих и исходящих сообщений телефона на электронную почту его владельца. Так же можно записать важный разговор в память телефона и выслать его на электронную почту [2].
В повседневной жизни часто информационная безопасность понимается лишь как необходимость борьбы с утечкой секретной и распространением ложной и враждебной информации.
Однако существует более широкое определение, которое гласит, что информационная безопасность – это защищённость информации от случайных или преднамеренных воздействий естественного или искусственного характера, способных нанести ущерб владельцам или пользователям информации [3].
Таким образом, единственный способ правомерно следить за человеком через телефон – получить от него разрешение. Только после этого можно установить специальное программное обеспечение, которое будет передавать данные о местонахождении того, кого нужно отслеживать.
В наше время удаленное управление гаджетов на системе Андроид – уже не мечта. Сегодня уже есть инструменты, которые позволяют осуществлять удаленный доступ на телефон. Главным преимуществом всех программ является то, что они легко и просто устанавливаются на мобильный телефон. Также все приложения работают только в скрытом режиме, и обнаружить их на мобильном будет очень тяжело.
Существует несколько популярных программ-шпионов, которые можно встретить в Интернете:
Приложение AirDroid. С помощью приложения AirDroid можно полностью забыть о таких проблемах, как отсутствие USB-кабеля для записи данных. Если смартфон и компьютер находятся в одной сети, то обмениваться файлами станет довольно легко, приложение позволит подключить ваше устройство к компьютеру по беспроводной сети.
Удаленное управление Android от Google. Корпорация Google является ярким представителем разработчиков различных сервисов. Наиболее популярны следующие сервисы: Google Поиск – поиск необходимой информации, Google Почта (Gmail) – бесплатная электронная почта; Google Карты (Maps) – набор карт; YouTube – видеохостинг; GoogleCalendar – онлайновый календарь; Google Фото – сервис для хранения, редактирования, обмена фотографиями и видео; GooglePlay – магазин приложений, игр, книг, музыки и фильмов компанииGoogleи других компаний; Google Переводчик (Translate) – переводчик; Google Формы – создание опросов в Интернете; Google+ — социальная сеть от Google для общения через Интернет с помощью специальных компонентов: Круги, Темы, Видео Встречи, Мобильная версия; Google Планета Земля – виртуальные путешествия в любую точку мира: 3D-здания, фотоснимки и рельеф. Поиск городов, компаний и других мест и др. [4]. Это, пожалуй, самый простой инструмент, который прекрасно подойдет начинающим пользователям. Прекрасно работает на ПК или любом другом устройстве, где можно войти в свой аккаунт Google.
Приложение Talklog. Программа Talklog предназначена для наблюдения за сотовым телефоном и позволяет контролировать смс-переписку, телефонные звонки, осуществляемые с вашего телефона, а также отслеживать географическое местоположение телефона.
Сервис резервного копирования информации MobileTool. Программа MobileTool позволяет организовать удаленный доступ c компьютера или планшета к телефону, на котором она установлена. После регистрации на сайте и установки программы на телефон Вы получите доступ к звонкам, SMS, MMS, GPS, переписке Skype, Viber, Whatsapp, «ВКонтакте», Одноклассники, Facebook и др. прямо с сайта.
Сервис слежения за мобильным телефоном MobileMonitoring. Работающий сервис слежения за мобильным телефоном, который определяет положение телефона, записывает все телефонные разговоры, прослушивает окружения абонента.
Мониторинг мобильных сотрудников Yaware.Mobile. Сервис Yaware.Mobile поможет контролировать работу персонала с использованием мобильных устройств и повысить качество работы сотрудников компании.
Вся семья на карте с KidControl. Сервис для родителей KidControl позволяет контролировать местоположение ребенка и других членов семьи по их Android-смартфонам через сайт.
Таким образом, наблюдение за личной жизнью человека стало повсеместным. Современные гаджеты подвержены различным рискам безопасности, но при этом существует программное обеспечение, которое защитит их от несанкционированного сбора персональных данных в случае потери или кражи. Вычислить расположение устройства можно только с согласия абонента, во всех остальных случаях это будет нарушением прав человека, что может повлечь за собой наказание. Официально производить подобные действия могут исключительно спецслужбы и только по решению суда.
Библиографический список
Мобильная безопасность: все что нужно знать. – Режим доступа: URL: http://freeprotection.ru/mobilnaya-bezopasnost-vsyo-chto-nuzhno-znat. – Дата обращения: 31.10.2017.
Информационная безопасность: учеб. пособие / С.В. Петров, И.П. Слиньков, В.В. Гафнер, П.А. Кисляков. – Новосибирск: АРТА, 2012. – 296 с.
Мезенов, А.С. О реализации конституционного права граждан на доступ к информации в условиях интенсификации сетевого взаимодействия / А.С. Мезенов, Е.А. Гафарова // Инновационные технологии в подготовке современных профессиональных кадров: опыт, проблемы: сборник научных трудов. – Челябинск: Челябинский филиал РАНХиГС, 2016. – С. 94–99.
Диденко, Г.А. Использование современных интерактивных систем в деятельности образовательного учреждения / Г.А. Диденко, О.Н. Шварцкоп // Ученые записки ИОУ РАО. – 2016. – Т. 1. – №2 (58). – С. 61–66.
Щетинина Е.В.
г. Челябинск
Российская молодежь в свете проблем медиабезопасности: основные угрозы и методы контрпропаганды
Аннотация. В статье рассмотрена проблема влияния виртуального пространства на рост численности молодежи с крайними экстремистскими взглядами.
Ключевые слова: молодежный экстремизм, вербовка, виртуальное пространство, медиабезопасность, киберлаборатория.
В России проблема экстремизма приобрела новое звучание в последние годы. Основными источниками экстремизма остаются: смена ценностных оснований развития общества; отсутствие объединяющей идеологии; трудно разрешимые социальные проблемы, усиленные кризисом, а, следовательно, растущее социальное расслоение общества на бедных и богатых; коррупция как главный фактор, порождающий и оправдывающий любые действия, направленные на противодействие власти; снижение общего культурного уровня населения, многочисленные «фобии»: русофобия, исламофобия и другие.
Одним из современных инструментов продуцирования экстремистских идей является Интернет. В системе Интернет сторонники экстремистских идей используют социальные сети, например, только в «твиттере» на сегодняшний день функционируют более 30 тысяч аккаунтов только представителей запрещенной в России террористической организации «Исламское государство».
В мае 2016 года АНО «Центр культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ» провел опрос среди учащейся молодежи г. Челябинска.
Целью опроса являлось определение потенциальной уязвимости учащихся средних и высших учебных заведений перед вербовочной деятельностью экстремистских организаций в сети Интернет.
Данный опрос показал, что в целом учащаяся молодежь оценивает уровень угроз в сети Интернет как высокий. Большинство учащихся не чувствуют защищенности в медиасреде. Многие молодые люди непосредственно встречались с медиаугрозами, в частности, с размещением экстремистских материалов. Некоторые учащиеся сталкивались непосредственно с вербовочной деятельностью.
К основным угрозам в медиасреде, согласно мнению молодых людей, относятся размещение искаженной информации, формирование психологической зависимости и вторжение в частную жизнь. Ответом на медиаугрозы, по мнению молодежи, служит жесткий государственный контроль, цензура и ограничение доступа для детей и подростков в сеть Интернет.
Вся учащаяся молодежь активно включена в работу социальных сетей, что подчеркивает их актуальность для применения вербовочных технологий со стороны экстремистских организаций. Активное использование молодежью социальных сетей для знакомств с новыми людьми еще раз подчеркивает потенциальную возможность медиаугроз для молодежи. Наличие виртуальных друзей у большинства молодых людей позволяет сделать вывод об их открытости и уязвимости к вербовочной деятельности со стороны экстремистских организаций.
Современная российская молодежь оценивает одиночество в контексте проблем социальной отчужденности (отсутствие близких людей) и отсутствия понимания со стороны окружающих. Большинство молодых людей испытывают чувство одиночества (некоторые испытывают его постоянно), что подчеркивает уязвимость молодых людей перед вербовочной деятельностью со стороны экстремистских организаций, спекулирующих на принятии молодого человека в собственную среду. Большинство молодых людей так или иначе испытывают чувство собственного несовершенства. Данная группа людей уязвима перед экстремистскими организациями, использующими в собственной вербовочной деятельности идеи достижения самосовершенствования, героизации поступков (куда могут быть отнесены идеи джихада) и др.
Многие молодые люди испытывают незначительную неудовлетворенность жизнью. Данная группа людей уязвима перед экстремистскими организациями, использующими в собственной вербовочной деятельности идеи преображения мирового порядка, социального развития общества и др. Большинство молодых людей нуждаются в группе близких по духу людей (некоторые из них готовы полностью отказаться от собственного мнения ради такой группы). Данная группа учащихся уязвима перед экстремистскими организациями, спекулирующими на идеях сплоченности внутри организации, уникальности группы, избранности.
Социальная справедливость, по мнению многих молодых людей, олицетворяет социальное равенство общества. Именно идеи отсутствия социального равенства могут быть базисом вербовочной деятельности экстремистских организаций. Большинство молодых людей считают современное общество несправедливым. Данная категория молодежи является уязвимовой для вербовочной деятельности экстремистских организаций, спекулирующих на идеях организации справедливого общества. Несмотря на то, что только меньшинство молодых людей готово брать на себя ответственность за происходящее в стране – данная группа является потенциально активной в рамках процессов радикальных и социальных трансформаций.
Большинство молодых людей позиционируют себя «верующими». Многие из них являются сторонниками современной религиозности – верят в высшую силу / Бога вне конфессиональных установок. Значительное число опрошенных указывает на существенное влияние религии на такие жизненные принципы: образ жизни, выбор спутника жизни или друзей, а также политический выбор. Это позволяет сделать выводы о возможности спекуляции на атрибутике или символике традиционных религиозных организаций со стороны вербовочной деятельности экстремистских организаций, например, использования атрибутики традиционного ислама в радикальных мусульманских организациях.
Значительное число опрошенных указывает на существенное влияние национальности на жизненные принципы: образ жизни, выбор спутника жизни или друзей, а также политический выбор. Это позволяет сделать выводы о возможности спекуляции на национальных традициях со стороны вербовочной деятельности экстремистских организаций, например, использование идей национальной независимости, регионального сепаратизма и др.
Многие молодые люди готовы вступить в организации, использующие в своей деятельности идеи установки мирового порядка. Более четверти учащихся готовы вступить в организацию, поддерживающую идеи духовного преобразования мира. Более четверти учащихся готовы вступить в организацию, которая готова изменить жизнь, дать ответы на смыслообразующие вопросы. Значительное количество молодых людей готово вступить в организацию, способную дать им силу, уверенность и материальное благополучие. Более четверти опрошенных считает необходимым идти на любые поступки, включая противозаконные и насильственные акты, для свободы и благосостояния себя и своей семьи. Данная группа людей готова переступить рамки закона для реализации своих социальных интересов, что делает их потенциальными жертвами вербовочной деятельности, а также участниками экстремистских организаций.
Таким образом, проведенное исследование показывает наличие уязвимости учащихся перед потенциальной вербовочной деятельностью экстремистских организаций – активное и открытое пользование социальными сетями, готовность к общению с незнакомыми людьми в Интернете, ощущение одиночества, несправедливости, собственного несовершенства, готовность вступить в организации, обещающие материальное благо, трансформацию социальных установок и др. Наличие данных факторов открывает множество скрытых возможностей для осуществления вербовочной деятельности со стороны экстремистских организаций для привлечения новых адептов со стороны молодежи – использование социальных сетей для распространения информации о собственной организации, а также виртуальных знакомств для контроля неофитов, спекуляцию на идеях социальной справедливости (изменения мирового порядка), возможности самосовершенствования (саморазвития), обещания материального благополучия, использования в своих стратегиях атрибутики традиционных религиозных организаций и идей национальной независимости.
Профилактика популяризации идей экстремизма среди молодежи в сети Интернет, в том числе студенческой молодежи, возможна только в рамках осуществления комплексного подхода к данной проблеме, который будет включать в себя как образовательный компонент (повышение компетенций в сфере медиабезопасности), так и практико-ориентированный (умение вовремя распознавать данные угрозы). Примером данного подхода может являться организация «Киберлаборатории по вопросам профилактики и контрпропаганды экстремистских и террористических проявлений в сети Интернет» на базе АНО «Центр культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ», в рамках которой в настоящее время работают дистанционные курсы для учащейся молодежи по вопросам медиабезопасности.
Данные курсы позволят молодым людям узнать о проблемах, связанных с распространением и функционированием деструктивного контента в сети Интернет; научиться выявлять и распознавать данный контент, следовательно, бороться с его распространением, а также проявить свою гражданскую позицию; помочь научному сообществу, а также специалистам сферы работы с молодежью, представителям правоохранительных органов в разработках методических материалов по вопросам профилактики деструктивных проявлений в сети Интернет, а также попробовать себя в качестве Интернет-аналитика.
Библиографический список
Беки, Уорли. Интернет: реальные и мнимые угрозы / Уорли Беки; пер. с англ. – М.: КУДИЦ-ОБРАЗ, 2004. – 320 с.
Шилина, М.Г. Российская медиасистема: от новых практик к новой науке и образованию / М.Г. Шилина // Современные тенденции в развитии российского медиаобразования – 2010: материалы Всерос. науч.-практ. конф.: в 2 т. Т. 2. – М., 2010. – С. 239–245.
Интернет-СМИ: теория и практика: учеб. пособие для студентов вузов / под ред. М.М. Лукиной. – М., 2010. – С. 252.
Юнусова А.Б.
г. Уфа
МОЛОДЕЖЬ НА РЫНКЕ МИРОВОГО ТЕРРОРИЗМА
Аннотация. В статье представлена динамика роста преступлений экстремистской направленности и террористического характера в России, вовлечение молодежи в преступную деятельность, роль социальных сетей и другие факторы радикализации женщин и их участия в экстремистских сообществах. При помощи ИАС BrandAnalytics дан анализ сетевой активности молодежи и женщин в таких социальных сетях, ВКонтакте и Facebook, социальный облик имамов.
Ключевые слова: критерии безопасности, молодежь, женщины, экстремизм, терроризм, социальные сети, ВКонтакте, Facebook.
Основными жертвами международного терроризма и воинствующего экстремизма становятся дети и молодежь, которых необходимо оградить «как от пугающих звуков сирен, так и чудовищных актов насилия экстремистов, а также не допускать набора молодежи и подростков в ряды боевиков». По данным Контртеррористического центра Генеральной Ассамблеи ООН, молодые люди в возрасте до 25 лет составляют 46% населения мира; самая высокая численность молодых людей – в странах Африки и Ближнего Востока, где молодежь до 25 лет составляет около 60% населения; молодые люди в наибольшей степени страдают от неравенства, маргинализации, от безработицы; в отдельных странах безработица среди молодежи достигает 70 процентов; экстремистские группы прибегают к систематической вербовке детей и молодых людей с помощью социальных средств массовой информации и сетей частного общения в Интернете, используют финансовые стимулы, запугивают и принуждают.
Завербованные в бандформирования, воюющие на стороне ИГ, молодые люди автоматически становятся преступниками у себя на родине как участники террористических организаций. Несостоявшийся халифат стоил жизни тысяч молодых людей из стран Ближнего Востока, Центральной Азии, Европы.
Практически потерпев поражение в строительстве халифата на территории Сирии и Ирака, главари ИГ и других примкнувших к группировке международных террористических организаций в качестве глобальной стратегической задачи определили создание новой всемирной террористической сети, о чем говорил директор ФСБ Бортников на совещании руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов – иностранных партнёров ФСБ РФ в Краснодаре 4 октября 2017 года. По словам Президента Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Гончарова, боевики после побед России над ИГ в Сирии возвращаются туда, откуда приехали воевать. Террористические ячейки ИГ уже находятся практически во всех странах Европы, в Америке и других странах. Неудивительно, что они, потерпев поражение на «фронте», будут действовать совершенно по-другому. Мы видим, что происходит: ячейки, которые находились в зачаточном или законсервированном состоянии, сейчас начинают активно действовать во всех странах мира – посредством терактов с разной периодичностью, что видно по событиям в Европе.
Статистика преступлений экстремистской направленности и террористического характера, по данным МВД РФ, свидетельствует о неуклонном росте их количества. С начала 2013 г. включительно по август 2017 гг. зарегистрировано 6946 преступление террористического характера и 5770 преступлений экстремистской направленности.

Рис. 1. Динамика преступлений террористического характера и экстремистской направленности в России в 2013–2017 гг.
На основе открытых данных Росфинмониторинга и публикаций в СМИ нами проведен анализ половозрастного состава лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности и террористического характера в Республике Башкортостан в 2014–2017 гг. Данные показывают, что среди участников террористических организаций, как осужденных, так и находящихся в розыске, молодые люди в возрасте до 35 лет составляют свыше 70%.
left7338900––
Рис. 2. Возрастные группы участников МТО в Башкортостане 2014–2017 гг.
Самые младшие участники МТО – 1996 года рождения. В  2014  году, когда были возбуждены уголовные дела по ч. 1, ст. 30, 208, им было по 18 лет. Один из них «этнический мусульманин», татарин, другой – с русской фамилией. Оба осуждены и отбывают наказание. Наибольшее количество участников МТО 9 человек – молодые люди 1993 года рождения, которым на момент возбуждения уголовного дела по 205 и 208 ст. УК РФ было 23–24 года. Для сравнения: около десяти лет назад Марк Сейджман, рассматривая социальные факторы и мотивы вступления молодых людей в международные террористические организации, проанализировал биографии 172 участников МТО и также отметил, что пик активности приходится на молодых людей в возрасте 23–24 лет. «Они, – пишет Сейджман, – присоединились к джихаду через «слабые звенья»: через знакомых, родственников и имамов».
Среди башкирских участников МТО самый старший – 63-летний пенсионер из башкирского города Кумертау Дамир Тулиганов, прославившийся еще в 2014 году. Идеями ваххабизма Дамир Тулиганов проникся, работая на вахте в городе Новый Уренгой. Там он активно посещал мечеть «Нур Ислама», имамом которой был Исометдин Акбаров. Акбаров был идеологическим наставником башкирских террористов – Нафиса Шаймухаметова и смертника Замира Терекбаева, которые в 2010 года из автомата расстреляли пост ДПС в Пермском крае. Дамир Тулиганов был участником скандала по осквернению Поклонного креста в Куюргазинском районе Башкирии 9 мая 2014 года, спровоцировавшего массовую драку между православными активистами и радикально настроенными исламистами. В 2015 году на запрещенных экстремистских сайтах появилось видеообращение Дамира Тулиганова: одетый в камуфляжную форму с автоматом Калашникова старик, находясь в сирийском городе Талль-Афар недалеко от Мосула, который контролируется незаконными войсками ИГИЛ, заявил, что на «священную войну» он привез всю свою семью, в том числе и 5-летнюю дочь. «Альхамдулиля («Хвала Аллаху!»), братья, проснитесь, торопитесь на джихад!», – призывал он своих единомышленников, поясняя, что «в халифате очень много домов, есть баракат (благословение), все нам дают: продукты, жилье, все у нас есть». Дамир Тулиганов объявлен в розыск, но в Башкирии у него остались последователи. По неподтвержденным данным, Дамир Тулиганов убит в том же 2015 году.
В 2015 г. в общей сложности 158 тыс. женщин совершили преступления, из них 5,8 тыс. особо тяжких, в том числе – преступления террористической направленности.
В заключительном отчете по итогам совместных заседаний экспертов в формате «круглого стола» Секретариата ОБСЕ и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека, предупреждении радикализации женщин в террористических целях (Вена, 12 декабря 2011 г.) и «Роль женщин и расширение их прав и возможностей в противодействии насильственному экстремизму и радикализации, ведущей к терроризму» (Вена, 12 и 13 марта 2012 г.) говорится о необходимости преодоления стереотипов в отношении женского экстремизма: «В ситуациях конфликтов и насилия женщины часто представляются пассивными фигурами, жертвами, беспомощными, зависимыми и руководствующимися материнским инстинктом людьми. Такие допущения лишь укрепляют гендерные стереотипы. В результате женщин не считают потенциальными террористами, они не воспринимаются как фигуры столь же опасные, как мужчины, в случае их вовлечения в терроризм. Однако не следует считать женщину более или менее опасной, или более склонной к миру, диалогу, отказу от насилия и к сотрудничеству, чем мужчину. На самом деле сам образ мирной женщины использовался террористическими группами для привлечения сторонников среди женщин и для того, чтобы заявить о невинном и ненасильственном характере их деятельности, благодаря подчеркиванию участия женщин в их организациях».
По сообщениям представителей МВД, в 2015 году из Башкирии на Ближний Восток (на территорию самопровозглашенного Исламского государства) выехало 107 человек, из них женщины составляют 20%. Средний возраст выехавших женщин – 31 год.
Медиаметрический анализ сетевого пространства, проведенный на базе Информационно-аналитической системы BrandAnalytics, отражает рост проявлений экстремистских тенденций среди представителей различных социальных групп, в том числе и женщин, которые являются наиболее активными в социальных сетях.
Согласно статистике BrandAnalytics, в наиболее используемой социальной сети ВКонтакте в России, Украине, Беларуси и Казахстане лица в возрасте до 35 лет составляют 87,8% сетевой аудитории, в России – 86,25%. При этом женщины составляют более половины пользователей таких социальных сетей, как ВКонтакте. Как в общем потоке стран Россия, Украина, Беларусь, Казахстан, так и в России свыше 55% пользователей социальной сети ВКонтакте – женщины. Доминируют женщины также и в российском пространстве сети Facebook, хотя общее количество российских пользователей сети заметно уступает сети ВКонтакте.
Среди авторов сообщений контента «религия/экстремизм» в контексте «Ислам» женщины составляют около 40% сетевой аудитории «Вконтакте». Контент-анализ и распределение сообщений по тональности показывает здесь высокий процент (до 20%) негативных и радикальных высказываний.
Сетевая активность женщин, безусловно, является одним из факторов ее радикализации, что отмечают эксперты.
Как считает президент Центра современных глобальных вопросов и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие» Саида Сиражудинова, по сравнению с 2012 годом в 2015 году количество радикализованных женщин увеличилось в два раза. Именно девушки имеют наиболее радикальные установки в исламе и дают при опросах наиболее жесткие ответы, они более агрессивны и фанатичны.
В Кыргызстане усилилась тенденция вовлечения женщин в экстремистские группировки. Отмечено множество случаев, когда молодые женщины из Ошской, Иссык-Кульской и Чуйской областей бросают семьи и отправляются воевать в Сирию. Международная кризисная группа опубликовала доклад «Женщины и радикализация в Кыргызстане», согласно которому радикальное исламистское движение «Хизб ут-Тахрир» насчитывает около 8000 членов. Среди них 2000 женщин. В феврале 2016 г. выявлена женская ячейка Хизб ут-Тахрир из 16 человек.
Обеспокоенность «фанатично радикализованными» женщинами выражает министр внутренних дел Франции Бернар Каньов, комментируя аресты молодых женщин в возрасте от 19 до 39 лет, которых подозревают в подготовке терактов и насильственных действий. В Великобритании телеканал Channel 4 снял передачу о мусульманских женщинах, которые призывали «всех пассионарных девушек» поехать в Сирию и присоединиться к ИГИЛ. Как сообщают СМИ, в социальной сети Twitter женщины были зарегистрированы под никами Umm Saalihah (Умм Салия), Umm L (Умм Л) и (Умм Усмаан). Две из них занимают высокое положение в своих кругах и читают лекции женщинам на тайных занятиях. После просмотра подпольного видео эксперт по борьбе с терроризмом Анна Стюарт заявила: «Тот факт, что там присутствуют женщины, молодые девушки и дети, очень пугает нас. Там с детства приучают к собственной версии информации о наиболее жестокой террористической организации. Не только молодежь присоединяется к ИГИЛ, но также целые семьи эмигрируют в Исламское государство. А такие лекции только поощряют это». В бельгийской базе данных лиц, отправлявшихся или намеревающихся отправиться воевать в рядах исламистских группировок, насчитывается 614 человек, среди которых – 104 женщины, что составляет 17%.
Кто они – женщины-экстремистки? В России это чаще всего жены осужденных по преступлениям террористического характера и экстремистской направленности. Именно жены осужденных членов Хизб ут-Тахрир сплотились в 2006–2010 гг. в первые женские ячейки этой религиозно-политической организации в Уфе, Казани, Челябинске. Среди смертниц чаще всего встречаются члены семей террористов, участников бандформирований – жены, сестры. Многие женщины стали жертвами вербовки в социальных сетях. Личные странички в соцсетях представляют собой материал для психоанализа и первичного отбора более подходящих для вербовки личностей. Вербовщики — специально обученные люди, во время общения и взаимодействия (виртуального, а потом и реального) с потенциальным кандидатом для вербовки «прощупывают» его слабые места (условно говоря, «кнопки управления» … нитки, за которые можно дергать и манипулировать). Отдельная категория женщин – последовавшие за любовью. Естественная потребность в любви – самая безошибочная точка воздействия (слабое место), и если девушка или юноша «недолюблены» в детстве, то желание этой любви приобретает искаженный характер и проявляется в готовности слепо идти на зов вербовщика.
Объясняя, почему европейские девушки-подростки отправляются в ИГИЛ, Ли Смит пишет: «девушки выбирают боевиков ИГ, потому что Запад кажется им слабым и немужественным. Они стосковались по настоящим мужчинам, готовым убивать и умирать за то, во что они верят».
Совершенно очевидно, что для решения проблемы воинствующего экстремизма среди молодежи и женщин нужен комплекс мер. Эксперты предлагают различные меры, направленные на ужесточение контроля интернет-пространства, на привлечение молодежи и женщин к участию в противодействии насильственному экстремизму и радикализации, ведущей к терроризму. Для России актуальными являются такие меры, как разработка федеральной сетевой стратегии, сетевое «импортозамещение» и переориентация интересов в целях изменения сетевого поведения молодежи. И, конечно, необходимо дальнейшее научное исследование проблем терроризма и экстремизма.
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
В.В. Садырин, г. Челябинск, доцент ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
С.Ю. Коваленко, г. Челябинск, старший преподаватель кафедры автомобильного транспорта, информационных технологий и методики обучения техническим дисциплинам, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
В.А. Белевитин, д.т.н., доцент кафедры кафедра автомобильного транспорта, информационных технологий и методики обучения техническим дисциплинам, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
И.Г. Черновол, магистрант кафедры кафедра автомобильного транспорта, информационных технологий и методики обучения техническим дисциплинам, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Л.П. Алексеева, к.п.н., доцент кафедры подготовки педагогов профессионального обучения и предметных методик, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
А.И. Тюнин, к.п.н., доцент кафедры экономики, управления и права, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Л.Н. Павлова, к.п.н., доцент, руководитель отдела трудоустройства ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
И.А. Золотова, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
В.Г. Ульянова, к.п.н., доцент иностранных языков, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.Н. Смирнов, д.т.н., профессор кафедры металлургии и материаловедения им. С.П. Угаровой, Старооскольский филиал НИТУ МИСиС, г. Старый Оскол, Россия.
Е.В. Гнатышина, к.п.н., доцент, заведующая кафедрой педагогики и психологии, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
В.Н. Горев, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
М.Н. Иванова, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Л.А. Кострюкова, к.п.н., доцент кафедры экономики, управления и права, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
И.Г. Черновол, заведующий учебной лабораторией информационных технологий, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Н.В. Каклюгин, психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае.
Р.А. Силантьев, д.ист.н, профессор ФГБОУ ВО «Московский государственный лингвистический университет».
А.А. Кондаурова, студентка, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Н.В. Контогова, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.Г. Прилукова, д.филос.н., профессор, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный университет (НИУ)».
Н.Н. Кокшарова, д.филос.н., профессор, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный университет (НИУ)».
А.В. Савченков, к.п.н., доцент кафедры подготовки педагогов профессионального обучения и предметных методик, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
А.А. Ногина, преподаватель кафедры подготовки педагогов профессионального обучения и предметных методик, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Т.В. Ращектаева, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.А. Коняева, к.п.н., доцент кафедры подготовки педагогов профессионального обучения и предметных методик, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.А. Гафарова, к.п.н., старший преподаватель кафедры автомобильного транспорта, информационных технологий и методики обучения техническим дисциплинам, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
А.С. Зацепин, центр по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Челябинской области.
Е.С. Романова, центр по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Челябинской области.
А.М. Сапегина, магистрант ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.В. Рябинина, к.п.н., доцент кафедры подготовки педагогов профессионального обучения и предметных методик, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
А.В. Котовщиков, старший инспектор УГИБДД ГУ МВД России по Челябинской области, магистрант кафедры гражданского права и процесса ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет».
М.В. Чередникова, к.юрид.н, доцент, ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет».
Е.А. Столбова, к.п.н., старший преподаватель кафедры социальной работы, педагогики и психологии, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
В.С. Цилицкий, аспирант, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Я.А. Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба.
О.Н. Шварцкоп, старший преподаватель кафедры автомобильного транспорта, информационных технологий и методики обучения техническим дисциплинам, ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет».
Е.В. Щетинина, религиовед, руководитель АНО «Центр культурно-религиоведческих исследований, социально-политических технологий и образовательных программ».
А.Б. Юнусова, д.ист.н., профессор, отдел религиоведения, Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева, Уфимский научный центр «Российская академия наук».
Научное издание
НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И МОЛОДЕЖНАЯ ПОЛИТИКА. СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ
Материалы Всероссийской научно-практической конференции
(Челябинск, 12 октября 2017 г.)
ISBN 978-5-91155-061-5
Работа рекомендована РИС ЮУрГГПУ
Протокол № 2/18 от 2018 г.
Издательство ЮУрГГПУ
454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69
Редактор Е.М. Сапегина
Технический редактор Н.А. Усова
Подписано в печать 06.02.2018
Объем 10,4 уч.-изд. л. (9,1 п.л.) Тираж 100 экз.
Заказ №
Отпечатано с готового оригинал-макета
в типографии ЮУрГГПУ
454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69
1273810210185

Приложенные файлы

  • docx 9653280
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий