Решение Европейского Суда по правам человека от 9 июня 2015

Европейский Суд по правам человека (Первая секция) Решение по вопросу приемлемости жалобы N 26562/07 "Эмма Тагаева и другие (Emma Tagaeva and Others) против Российской Федерации и шесть других жалоб" (См. прилагаемый список) По делу "Эмма Тагаева и другие против Российской Федерации и шесть других жалоб" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 9 июня 2015 г. Палатой в составе: Изабель Берро, Председателя Палаты, Элизабет Штейнер, Мирьяны Лазаровой Трайковской, Юлии Лаффранк, Линос-Александра Сисилианоса, Эрика Мёсе, Дмитрия Дедова, судей, а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда, принимая во внимание вышеупомянутые жалобы, указанные в Приложении, поданные между 25 июня 2007 г. и 28 мая 2011 г., принимая во внимание объяснения властей государства-ответчика и объяснения, представленные в ответ заявителями, принимая во внимание устные объяснения сторон, данные на слушании 14 октября 2014 г., заседая 14 октября 2014 г. и 9 июня 2015 г., вынес следующее Решение: Процедура A. Заявители 1. С 25 июня 2007 г. по 28 мая 2011 г. 447 граждан Российской Федерации подали семь жалоб. Полный и уточненный список заявителей и их представителей приводится в Приложении. 2. Заявители затронули различные вопросы, связанные с террористическим актом, осадой и штурмом школы N 1 в Беслане (Республика Северная Осетия - Алания, Российская Федерация) 1-3 сентября 2004 г. Некоторые заявители являлись заложниками и/или были ранены, родственники других были среди заложников, убиты или травмированы. Несколько заявителей подали жалобы также в отношении членов своей семьи. Информация относительно каждого заявителя кратко изложена в Приложении. Они ссылались на статьи 2, 3, 6, 8, 10 и 13 Конвенции. B. Представители и формуляры жалоб 3. Заявители по семи делам, сгруппированным в настоящем отчете, выдали доверенности нескольким представителям. Подробности изложены в Приложении. 4. Заявители по четырем делам, перечисленным ниже, представили два формуляра жалоб. 5. Заявители по делу N 26562/07 "Тагаева и другие": первый формуляр жалобы подан 21 января 2008 г. (дата почтового штемпеля), хотя подписи заявителей были представлены отдельно и датируются периодом от декабря 2007 года до июня 2008 года (жалоба подана 25 июня 2007 г.). 6. Заявители по делу N 49380/08 "Савкуев и другие" подали свой первый формуляр жалобы 10 февраля 2009 г. (жалоба подана 4 сентября 2008 г.). 7. Заявители по делу N 21294/11 "Кокоева и другие" представили первый формуляр жалобы и подали жалобу 12 марта 2011 г. 8. Заявители по делу N 37096/11 "Ногаева и другие"* (* В Приложении жалоба с этим номером упоминается под названием "Бибаева и другие против Российской Федерации" (примеч. переводчика).) представили первый формуляр жалобы и подали жалобу 28 мая 2011 г. 9. Второй формуляр жалобы, общий для дел "Тагаева и другие", "Савкуев и другие", "Кокоева и другие" и "Ногаева и другие" (жалобы NN 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11 соответственно), был подан 18 октября 2011 г. С. Кеем. 10. Заявители по делу N 14755/08 "Дудиева и другие" представили формуляр жалобы 28 августа 2008 г. (жалоба подана 14 февраля 2008 г.). 11. Заявители по делу N 49339/08 "Албегова и другие" представили формуляр жалобы 30 марта 2009 г. (жалоба подана 4 сентября 2008 г.). 12. Заявители по делу N 51313/08 "Алиева и другие" представили формуляр жалобы 2 апреля 2009 г. (жалоба подана 22 сентября 2008 г.). C. Власти Российской Федерации 13. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным. D. Разбирательство в Европейском Суде 14. 10 апреля 2012 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобы властям Российской Федерации, предложив им представить письменные объяснения. Стороны обменялись письменными объяснениями. Власти Российской Федерации просили провести устное слушание и уступить юрисдикцию в пользу Большой Палаты Европейского Суда. 15. 25 июня 2013 г. Европейский Суд решил провести слушание по вопросам приемлемости и существа дела ( пункт 5 Правила 54 Регламента Суда). Он также решил предложить сторонам представить письменные ответы на ряд вопросов до даты слушания. Ответы сторон были получены в сентябре и октябре 2013 года. ГАРАНТ: По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "пункт 5 Правила 54" следует читать " пункт 3 Правила 54" 16. Открытое слушание состоялось во Дворце прав человека в г. Страсбурге 14 октября 2014 г. На слушании интересы одной группы заявителей (первая группа заявителей, жалобы NN 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11) представлял Кирилл Коротеев, юрист Европейского центра защиты прав человека/Правозащитный центр "Мемориал", неправительственной организации, имеющей офисы в городах Москве и Лондоне, которому помогала советник Джессика Гаврон, интересы остальных заявителей (вторая группа заявителей, жалобы NN 14755/08, 49339/08 и 51313/08) представлял Сергей Князькин, адвокат, практикующий в г. Москве. Европейский Суд заслушал выступления Г.О. Матюшкина, Д. Гаврон, К. Коротеева и С. Князькина. 17. Европейский Суд, рассмотрев ходатайство властей Российской Федерации, решил, что отсутствует необходимость для уступки юрисдикции в пользу Большой Палаты Европейского Суда в соответствии с Правилом 72 Регламента Суда. Факты A. Обстоятельства дела 18. В то время как большинство событий имеет отношение ко всем заявителям, их положение во внутригосударственном разбирательстве несколько отличалось. Однако с учетом количества заявителей, объема внутригосударственных процедур и трудностей, связанных с установлением процессуальной роли каждого заявителя, в настоящем Решении они именуются коллективно "заявителями". Это основано на допущении о том, что их положение во внутригосударственном разбирательстве было относительно сходным, участвовали ли они в данном процессуальном действии, непосредственно или через представителей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Абуева и другие против Российской Федерации" (Abuyeva and Others v. Russia) от 2 декабря 2010 г., жалоба N 27065/05* (* Опубликовано в "Российской хронике Европейского Суда" N 2/2012 (примеч. редактора).), § 181). 19. Весьма объемные материалы дел, предоставленные заявителями и властями Российской Федерации, включают документы из четырех уголовных разбирательств, трех уголовных процессов, двух гражданских разбирательств о компенсации, два доклада парламентских групп и одно несовпадающее особое мнение, книги и статьи, написанные впоследствии, копии судебных экспертиз в отношении каждого заявителя и/или их родственников и собственные объяснения заявителей Европейскому Суду. Изложение фактов ниже представляет собой краткое содержание вышеупомянутых документов и другой общедоступной информации. 1. Ситуация до захвата заложников 1 сентября 2004 г. (a) Террористические акты в 2004 году 20. 2004 год ознаменовался резким увеличением количества террористических актов в Российской Федерации, сопровождавшихся многочисленными жертвами среди гражданского населения. Шамиль Басаев, лидер чеченского сепаратистского движения в подполье, принимал на себя ответственность за эти акты или она на него возлагалась. 21. 6 февраля 2004 г. террорист-смертник осуществил взрыв в переполненном поезде метро в г. Москве, в результате которого погибли более 40 человек и свыше 250 были ранены. 22. В феврале и марте 2004 года несколько взрывов в Московской области повредили газопроводы, водообогревающую станцию и опоры линии электропередач. 23. 9 мая президент Чеченской Республики Ахмат Кадыров и несколько высокопоставленных должностных лиц были убиты бомбой, заложенной под их трибуной на стадионе в г. Грозном. 24. 21-22 июня большая группа вооруженных боевиков атаковали Назрань, крупнейший город в Республике Ингушетия. Они нападали в первую очередь на отделы милиции и службы безопасности, свыше 90 человек были убиты, был разграблен склад боеприпасов. 25. 24 августа два гражданских самолета, вылетевших из аэропорта Домодедово в г. Москве, одновременно взорвались в воздухе, в результате погибли 90 человек. 26. 31 августа террорист-смертник устроил взрыв у входа на станцию метро в г. Москве, убив 10 и ранив примерно 50 человек. (b) Оценка террористической угрозы в Северной Осетии* (* Здесь и далее так упоминается в тексте оригинала. Правильнее Республика Северная Осетия - Алания (примеч. редактора).) 27. 18 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия передало следующий телекс N 1751 во все местные органы внутренних дел: "[Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия] получило информацию о передвижениях участников [незаконных вооруженных формирований] с равнин [Республики Ингушетия] и [Чеченской Республики] в гористую и лесную зону вдоль границы [Республики Ингушетия] и [Республики Северная Осетия]. Встреча боевиков предположительно планируется на середину августа текущего года, после чего они планируют совершить в [Республике Северная Осетия] террористический акт, подобный тому, как в г. Буденновске. Согласно имеющимся данным боевики предполагают захватить гражданский объект с заложниками на территории [Республики Северная Осетия], а затем выдвинуть руководству страны требования о выводе войск из [Чеченской Республики]. Крупная сумма в [иностранной] валюте была, по-видимому, переведена из Турции. [Данная информация] передана для принятия профилактических мер". 28. 27 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия издало приказ N 500 "Об охране общественного порядка и безопасности в День знаний в образовательных учреждениях Республики Северная Осетия - Алания", который был направлен во все районные отделы милиции. План предусматривал улучшение изучения мер безопасности, увеличение количества передвижных постов и сотрудников милиции на общественных собраниях, а также принятие ряда мер, направленных на предотвращение террористических актов и захвата заложников во время общественных мероприятий в День знаний в селениях, расположенных вдоль административной границы с Республикой Ингушетия. План также устанавливал, что каждый руководитель районного отдела внутренних дел должен информировать соответственно администрации образовательных учреждений о необходимости принятия рабочих планов каждого собрания и лично инструктажа сотрудников милиции по поводу их функций, ежечасно контролировать ситуацию на общественных мероприятиях, обеспечить немедленное информирование Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия, предусмотреть дополнительный штат сотрудников в каждом отделе милиции. 29. 25, 27 и 28 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия направило еще три телекса в местные отделы по поводу мер безопасности, которые должны быть приняты в День знаний, о повышенной террористической угрозе в регионе и предотвращении возможных нападений. Сотрудники Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия были переведены на усиленный режим несения службы. (c) Подготовка к захвату заложников в г. Беслане 30. Как установили дальнейшие расследования, в последние дни августа 2004 года большая группа террористов (не менее 30 человек) находилась и тренировалась между селами Пседах и Сагопши в Малгобекском районе Республики Ингушетия. Рано утром 1 сентября 2004 г. эта группа пересекла административную границу между Республиками Ингушетия и Северная Осетия - Алания на грузовике ГАЗ-66. 31. 1 сентября 2004 г., в 7.30, майор С. Г. из Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания остановил для проверки автомобиль на административной границе в Хурикау. Террористы обезоружили его, посадили на заднее сиденье его собственного автомобиля ВАЗ-2107 и таким образом отвезли в г. Беслан. Там майор С. Г. скрылся и позднее давал показания об этих событиях. 2. Захват заложников 32. 1 сентября 2004 г., в 9.00, в школе N 1 г. Беслана Республики Северная Осетия - Алания проводилась традиционная церемония Дня знаний в связи с началом учебного года. Более 1 200 человек собрались во дворе E-образного двухэтажного здания, расположенного на улице Коминтерна в центре города с населением 35 000 человек. Школа находилась недалеко от Правобережного районного отдела внутренних дел (далее - Правобережный РОВД). На линейке присутствовали школьники (859 учащихся), учителя и персонал школы (около 60 человек) и члены их семей. Десятки детей в возрасте до шести лет находились с родителями, поскольку несколько детских садов в г. Беслане были закрыты в этот день по различным причинам. На церемонии присутствовала одна невооруженная сотрудница милиции Фатима Д. 33. Согласно некоторым источникам утром 1 сентября 2004 г. дорожная милиция г. Беслана* (* Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду ГИБДД по Республике Северная Осетия - Алания (примеч. редактора).) была привлечена к обеспечению проезда через город президента Северной Осетии - Алания Дзасохова. Заявители ссылались на показания сотрудников ГИБДД и Правобережного РОВД о том, что им было приказано занять различные посты на пути следования колонны Дзасохова, поэтому они оставили школу незащищенной. 34. В первые минуты церемонии, около 9.05, группа не менее чем из 32 человек (количество террористов оспаривается, см. ниже), имевших различное оружие, включая автоматы, взрывные устройства и пистолеты, окружили людей, находившихся на школьном дворе, и, стреляя в воздух, заставили их зайти в школу через главный вход и через разбитые окна на первом этаже. Автомобиль ГАЗ-66 въехал во двор через ворота, и из него вышла группа террористов. По показаниям некоторых свидетелей, другие террористы вышли из-за школы, и еще одна группа уже находилась в здании. 35. Террористы на главном дворе стреляли в воздух, произошла перестрелка с местными жителями или милицией. Во время перестрелки не менее двух местных жителей были убиты (Р. Гаппоев и Ф. Фраев), некоторые были ранены. Также представляется, что два террориста были ранены. В этот момент примерно 100 человекам, в основном взрослым и старшеклассникам, удалось скрыться. Еще около 15 человек спрятались в котельной, откуда они спаслись в тот же день. 36. Несмотря на первоначальное замешательство, террористы смогли согнать большинство присутствовавших на дворе - 1 128 человек (точная цифра оспаривается некоторыми источниками), включая примерно 800 детей в возрасте от нескольких месяцев до 18 лет. Несколько групп заложников сначала пытались спрятаться внутри школы или скрыться через пожарные выходы, но террористы уверенно контролировали здание и отвели всех в спортивный зал. 37. Заложников собрали в спортивном зале, расположенном на первом этаже в центральной части здания и имевшем площадь около 250 кв. м. Террористы сказали им о том, что это террористический акт и они должны слушаться их. Личные вещи заложников, мобильные телефоны и камеры были конфискованы, и им было приказано сесть на пол. 38. Затем нападавшие приступили к созданию системы самодельных взрывных устройств (далее - СВУ), используя кольца баскетбольных корзин и спортивные лестницы для поддержки. Мужчин-заложников заставили помогать делать это, примерно через два часа все было закончено. Единая цепь соединяла несколько небольших СВУ, подвешенных над головами заложников, два больших СВУ, заложенных в баскетбольные кольца на противоположных стенах спортивного зала, и еще несколько более тяжелых, размещенных на полу. Некоторые СВУ были заполнены деталями, такими как шарики, винты и болты. Они были соединены проволокой с педальными детонаторами ("кнопками мертвеца"), которые по очереди удерживали два террориста. Две женщины в просторной черной одежде с поясами шахидов под ней находились среди заложников в спортивном зале. 39. Нападавшие разбили окна спортивного зала, чтобы обеспечить поступление воздуха и, возможно, исключить использование газа в качестве средства нападения. Несколько комнат в школьном здании были превращены в огневые точки с выбитыми окнами, были созданы запасы пищи, воды и боеприпасов. В течение дня 1 сентября 2004 г. террористы стреляли из окон школы в направлении военных и гражданских лиц, собравшихся снаружи. 40. В 9.25 Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания в г. Владикавказе получило сообщение о захвате школы. Информация была немедленно передана президенту Республики Северная Осетия - Алания А. Дзасохову и в Федеральную службу безопасности Российской Федерации (далее - ФСБ России). 3. События 1-2 сентября 2004 г. (a) Положение заложников 41. Заложников заставляли сидеть в стесненных условиях на полу спортивного зала. В первые часы захвата некоторые семьи оставались разделенными, но им было разрешено воссоединиться в течение дня 1 сентября. 42. Заложникам было приказано сохранять спокойствие и не разговаривать на других языках, кроме русского. Руслан Бетрозов, отец двоих сыновей, находившихся в спортивном зале, повторил приказы захватчиков на осетинском языке. Один из террористов подошел к нему и убил у всех на виду выстрелом в голову, его тело было убрано только через несколько часов. Сыновья Бетрозова Алан (1988 года рождения) и Аслан (1990 года рождения) видели убийство, оба мальчика погибли 3 сентября 2004 г. во время штурма. Еще один отец троих детей, Вадим Боллоев, был ранен в плечо в первые часы захвата за неповиновение приказам террористов. Он скончался в спортивном зале вечером 1 сентября. Его младший сын Сармат (1998 года рождения) пережил нападение, а его две дочери Зарина (1993 года рождения) и Мадина (1995 года рождения) погибли во время штурма. 43. В течение дня 1 сентября 2004 г. террористы разрешали группам детей под их конвоем и в сопровождении взрослых посещать туалеты вне спортивного зала, чтобы пить водопроводную воду. Они также приказали старшеклассникам принести в зал воду в ведрах и распределять ее среди заложников небольшими порциями. Также 1 сентября террористы принесли в спортивный зал большой телевизор и несколько раз включали радио, и некоторые заложники могли слушать новости о происходящем. 44. 1 сентября террористы разрешили пожилым и больным заложникам, а также некоторым матерям с грудными детьми находиться в небольшом примыкающем тренажерном помещении, где они могли полежать, вытянувшись на полу. Позднее их отвели в спортивный зал. 45. Начиная со 2 сентября террористы запретили заложникам пить воду и велели им использовать ведра и пить собственную мочу. Они сказали заложникам, что вода из-под крана отравлена и что заложники объявили "сухую голодовку" в поддержку требований их захватчиков. Некоторые заложники жевали листья комнатных растений, чтобы утолить жажду. Позднее выжившие жаловались на невыносимую жажду и жару 2-го и особенно 3 сентября 2004 г. (b) Убийство мужчин-заложников 46. С самого начала террористы отделили бльшую часть мужчин и заставили их выполнять различные работы по укреплению здания или размещению СВУ. Им было сказано, что их неповиновение повлечет расправу с женщинами и детьми в зале. 47. Так, утром 1 сентября двум мужчинам было поручено поднять половицы в библиотеке. Половицы были также подняты в углах спортивного зала. Остальным было приказано передвигать мебель и доски к окнам различных классных комнат и коридоров. 48. Днем 1 сентября несколько мужчин были построены в коридоре первого этажа. В 16.05 там произошел взрыв, в результате которого несколько мужчин-заложников были убиты или ранены. Этим взрывом были убиты одна (или две) женщины-шахидки и один из террористов арабского происхождения. Были выдвинуты несколько объяснений этого взрыва, уголовное расследование признало, что руководитель террористической операции "Полковник" расправился с мужчинами-заложниками, в которых террористы более не нуждались, и в то же время привел в действие пояс шахидки со взрывчаткой, поскольку женщины возражали по поводу обращения с детьми. Некоторые выжившие заложники свидетельствовали, что имела место атака снаружи, в результате которой пояс подрывника сдетонировал и убил шахидку, арабского террориста и несколько заложников. 49. Мужчины-заложники, выжившие после взрыва в коридоре, были убиты из автоматов. Карен Мдинарадзе пережил взрыв и последующую расправу. Когда террористы обнаружили, что он еще жив, ему приказали вернуться в спортзал, где он потерял сознание. Позднее он давал показания по поводу этих событий. 1 сентября, около 16.30, террористы заставили двух мужчин выбросить тела из окна первого этажа. Один из них, Аслан Кудзаев, выпрыгнул из окна, он был ранен, но выжил. Его жена является заявительницей, она и ее малолетняя дочь были освобождены 2 сентября, другая их дочь оставалась в спортзале и получила ранения во время штурма. 50. Согласно данным следствия 16 мужчин были убиты террористами 1 сентября. Еще 16 человек были ранены 1 сентября выстрелами террористов. 51. 2 сентября, около 15.00, террористы выпустили несколько очередей из автоматического оружия через окна школы, хотя представляется, что никто не был задет, и ответный огонь не открывался. (c) Попытки провести переговоры 52. 1 сентября, около 11.00, террористы передали записку властям через одного из заложников, врача "скорой помощи" Ларису Мамитову. Она отправилась к школьным воротам, передала записку человеку, который подошел к ней, а в это время ее несовершеннолетний сын находился под прицелом внутри здания. В записке указывались номер мобильного телефона и имена лиц, с которыми террористы хотели вести переговоры: президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов, президент Республики Ингушетия Зязиков и врач-педиатр Рошаль. В записке также сообщалось, что школьное здание заминировано и будет взорвано в случае попытки штурма и что террористы расстреляют 50 заложников в случае убийства одного из них. Однако, по-видимому, номер мобильного телефона был указан неверно или он был выключен, поэтому в то время телефонный контакт не мог быть установлен. 53. 1 сентября, в 13.00, в программе российского государственного телевидения "Вести" сообщили, что террористы передали властям видеозапись, содержавшую их требования, и запись, сделанную внутри школы. Через час было объявлено, что видеокассета была пустой. Позднее оспаривалось само существование видеокассеты. 54. 1 сентября, примерно в 16.00, Мамитова передала вторую записку, в которой указывались исправленный номер мобильного телефона и имя еще одного возможного переговорщика, помощника Президента Российской Федерации Аслаханова. Мамитова также сообщила лицу, забравшему записку, что внутри здания находится более 1 000 заложников. 55. Власти связались с террористами через профессионального переговорщика, сотрудника ФСБ России З. Его попытки обсудить предложения, направленные на облегчение положения заложников, возможности выхода, выдачи или выноса тел со школьного двора не дали результата. 56. Рошаль прибыл в г. Беслан днем 1 сентября 2004 г. Когда он звонил террористам 1 и 2 сентября, они были настроены агрессивно и сказали ему, что начнут переговоры, только если все четверо затребованных ими лиц прибудут в школу. Они сообщили ему, что, если он попытается прийти один, то будет убит. Террористы также отказались принять продукты, воду или лекарства, а также разрешить ему войти в здание и осмотреть больных и раненых. 57. 2 сентября бывший президент Республики Ингушетия Руслан Аушев прибыл в г. Беслан по приглашению оперативного штаба (далее - ОШ). Представляется, что около 15.00 он впервые связался по телефону с Ахмедом Закаевым, главой самопровозглашенного чеченского сепаратистского правительства, проживающим в г. Лондоне. Он сообщил Закаеву о захвате и сказал, что количество заложников превышало 1 000 человек. 58. После телефонного контакта с террористами, 2 сентября, в 15.30, Р. Аушеву было разрешено войти в школу. Он был единственным человеком, которого террористы согласились впустить внутрь во время осады. Аушева отвели в спортзал, и он встретился с главарем террористов Хучбаровым ("Полковником"). 59. После переговоров Аушеву было разрешено уйти с 26 (по другим источникам 24) лицами, кормящими матерями и их детьми, у всех женщин в школе были старшие дети, и они были вынуждены оставить их там. 60. Аушев вынес послание, адресованное Президенту Российской Федерации В. Путину, от Шамиля Басаева. В нем содержалось требование о выводе войск из Чеченской Республики и официальном признании Чечни как независимого государства. Взамен в письме обещалось прекращение террористической деятельности в России "в последующие 10 или 15 лет". Письмо не содержало упоминания о захвате школы. Представляется, что террористы также дали Аушеву видеокассету, показывающую часть его посещения, спортзал с заложниками, взрывные устройства и террориста, державшего ногу на "кнопке мертвеца". На ней также содержалось заявление Хучбарова о том, что в переговорах должен участвовать Аслан Масхадов, президент самопровозглашенного чеченского государства, который в то время скрывался. 61. 2 и утром 3 сентября террористы пытались связаться с властями Северной Осетии с помощью директора школы Цалиевой. Двум заложникам - детям председателя Парламента Республики Северная Осетия - Алания Мамсурова - было разрешено позвонить отцу на его мобильный телефон и сообщить, что они страдают без воды и пищи. По-видимому, члены семей других возможных контактов среди должностных лиц и публичных фигур (районный прокурор, известный спортсмен) были выделены террористами, но контакты не были установлены. 62. Параллельно с переговорами, проведенными через З., 2 сентября прямой контакт с террористами был установлен через Гуцериева, влиятельного бизнесмена ингушского происхождения. Последний дал Аушеву требуемые телефонные номера, участвовал в переговорах с Ахмедом Закаевым и впоследствии пытался связаться с Масхадовым. 63. Таким образом, как можно заключить из различных информационных источников, 2 сентября, около 17.00, Аушев, Дзасохов и Закаев провели телефонный разговор, во время которого Закаев обещал привлечь Масхадова к переговорам (см. §§ 139, 321, 331, 339 настоящего Решения). Некоторые источники указывали, что эти переговоры, по-видимому, повлекли согласие Масхадова прибыть в г. Беслан. (d) Координация действий властей и участие подразделений армии и службы безопасности 64. 1 сентября 2004 г., примерно в 10.30, кризисный ОШ был создан в помещении администрации г. Беслана. Точный состав, руководство и полномочия этой структуры оспариваются. Согласно данным из большинства источников первоначально его возглавлял президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов, а со 2 сентября - генерал В. Андреев, руководитель ФСБ России по Республике Северная Осетия - Алания. Позднее было установлено, что в состав ОШ входили заместитель председателя антитеррористической комиссии по Республике Северная Осетия - Алания Цыбань, руководитель Министерства по чрезвычайным ситуациям по Республике Северная Осетия - Алания (далее - МЧС) Дзгоев, министр образования Республики Северная Осетия - Алания Левитская, заместитель директора департамента информационных программ "Вести" ТРК "Россия" П. Васильев и командующий 58-й армии генерал Соболев (см. §§ 140, 168, 193, 312 - 333 настоящего Решения). 65. Подразделения 58-й армии начали прибывать в г. Беслан днем 1 сентября. 2 сентября 2004 г. восемь бронетранспортеров (далее - БТР) и несколько танков 58-й армии прибыли в г. Беслан. Они были переданы под командование подразделений специального назначения ФСБ России и размещены вокруг школы, но вне поля зрения террористов. 66. Рано утром 3 сентября подразделения специального назначения ФСБ России прибыли в г. Владикавказ для совместной тренировки с Министерствами внутренних дел и обороны в целях подготовки к возможному штурму. (e) Ситуация с родственниками заложников за пределами школы 67. Тысячи людей в г. Беслане были непосредственно затронуты захватом школы. 68. Несмотря на попытки властей очистить район, местные жители, а также этнические осетины не из г. Беслана, некоторые из них вооруженные, оставались вокруг школы во время осады. 69. Днем 1 сентября родственники заложников были приглашены в городской культурный центр* (* Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду Дворец культуры в г. Беслане (примеч. редактора).). До конца захвата культурный центр оставался центром коммуникации с родственниками и оказания им медицинской и психологической помощи. 70. 1 сентября, в 19.00, президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов, заместитель председателя Парламента Республики Северная Осетия - Алания Кесаев и заместитель министра внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания Сикоев встретились с родственниками в культурном центре. Во время встречи Сикоев информировал их о том, что террористы не выдвинули требований и что они отказались принять продукты, воду или лекарства для заложников. 71. 1 сентября, примерно в 21.30, Рошаль участвовал во встрече в культурном центре. Он заверил собравшихся, что условия в школе являлись "приемлемыми" и заложники смогут продержаться несколько дней без пищи или воды. Он также сказал, что террористы не выдвинули требований к властям. 72. 2 сентября в культурном центре было создано отделение психологической помощи. 73. Поздно вечером 2 сентября Дзасохов провел еще одну встречу с родственниками в культурном центре. 74. 3 сентября, около 11.15, Дзасохов сказал родственникам, что штурма не будет и что в переговорном процессе участвуют "новые лица". 75. Некоторые заявители были среди родственников, которые собрались у школьного здания или находились в культурном центре и представили письменные объяснения, описывающие эти события. (f) Информация о захвате 76. С самого начала информация о захвате заложников строго контролировалась властями. Член ОШ и высокопоставленный сотрудник государственной телевизионной компании "Россия" Васильев осуществлял контакты с журналистами. 77. Днем 1 сентября средства массовой информации объявили со ссылкой на официальные источники, что примерно 250 человек удерживаются в качестве заложников. Позднее в тот же день средства массовой информации сообщили "уточненное" количество заложников: 354 человека. Как сообщают некоторые заложники, это сообщение вызвало гнев террористов и побудило их убить или выбросить из окна тела убитых мужчин. Из объяснений заложников также следует, что после этих сообщений террористы отказались разрешать им пить или посещать туалет, указав, что "должно остаться не более 350 человек" (см. § 285 настоящего Решения). 78. Вечером 2 сентября Рошаль провел пресс-конференцию. Он сообщил, что разговаривал по телефону с террористом с позывным "Горец", который не выдвинул каких-либо требований. 79. 3 сентября, в 13.00, государственное телевидение показало родственников террористов ингушского происхождения, которые просили их освободить заложников. Одна женщина, жена предполагаемого террориста, заявила, что она и ее дети где-то удерживаются "против их воли" и просила мужа сделать всё, "чтобы не допустить причинение вреда детям". 4. Штурм и спасательная операция (a) Утро 3 сентября 2004 г. 80. Заложники в спортивном зале были крайне истощены и страдали от жажды и голода. Они провели два дня без сна, в стесненных условиях, физическое состояние многих ухудшилось: люди начали терять сознание, некоторые дети бредили, у них случались припадки, их рвало. 81. Рано утром террористы в спортзале подняли СВУ с пола, развесив их вдоль стен. 82. В 11.10 террористы согласились на предложение Аушева и Гуцериева разрешить МЧС забрать тела со школьного двора. 83. Около полудня Дзасохов информировал ОШ, что он достиг соглашения с Закаевым (см. § 331 настоящего Решения). По некоторым источникам, это соглашение могло включать возможность прибытия Масхадова в г. Беслан. 84. В 12.55 грузовик и четверо сотрудников МЧС прибыли на школьный двор. У мужчин был мобильный телефон Гуцериева для общения с террористами. Один из террористов вышел и наблюдал за их работой. Взрывы внутри спортивного зала в 13.03 произошли неожиданно для этой группы. В последующей перестрелке два сотрудника погибли. (b) Первые три взрыва в спортивном зале 85. В 13.03 сильный взрыв произошел наверху в восточной части спортивного зала. Часть крыши была уничтожена, изоляция воспламенилась, и фрагменты горящего потолка и крыши упали в спортивный зал, убив и ранив сидевших там людей. Многие из выживших заложников описали первый взрыв как "огненный шар" или "столб огня", вслед за которым с потолка упал белый/серебряный порошок. Представляется, что данный взрыв вызвал пожар на чердаке спортивного зала (см. § 288 настоящего Решения). Через 22 секунды произошел еще один взрыв в нижней части стены под первым окном в северо-восточной стороне. Характер и причина этих взрывов оспариваются (см. документы, упоминаемые в настоящем Решении). 86. Эти два взрыва убили обоих террористов, приставленных к детонаторам, однако большинство СВУ сохранились (см. § 307 настоящего Решения). Десятки людей погибли, остальные были ранены или получили ожоги различной степени тяжести, почти все были контужены. Многие заявители предоставили свидетельские показания об этих событиях. 87. Те заложники, которые могли ходить и добраться до проема в стене на северной стороне, начали выбираться из него и выбегать наружу. Террористы стреляли по ним с верхнего этажа, это вызвало перестрелку между террористами и силами безопасности. 88. В этот момент генерал Андреев отдал приказ начать штурм здания, приступить к спасательной операции и нейтрализации террористов. 89. Несколько террористов были убиты или ранены во время первых двух взрывов, но большинство из них выжило, включая "Полковника". Они построили оставшихся заложников в спортивном зале (примерно 300 человек) и приказали им перейти в другие помещения главного здания, в основном в южном крыле: в столовую, на кухню, в актовый зал и ремесленные мастерские. Некоторые заложники оставались в помещении, примыкающем к спортивному залу (тренажерный зал, душевая). 90. Погибшие, раненые и контуженные оставались в спортивном зале, где огонь продолжал распространяться на чердаке. 91. Около 13.30 третий сильный взрыв произошел в южной части спортивного зала. Представляется, что взорвалось одно из больших СВУ, которое было охвачено огнем. Вскоре после этого пламя распространилось по спортивному залу, охватив пол и стены помещения. Некоторые заложники продолжали убегать через проемы в стенах. 92. С 13.30 до 14.50 военнослужащие сил безопасности и местные жители сломали западную стену спортивного зала и проникли туда. Они помогали бежать выжившим. Их действия прикрывал БТР, который подъехал к школе. Террористы не были там обнаружены, но спортивный зал обстреливался, возможно, снайперами террористов на первом этаже. 93. Примерно в 13.40 часть горящей крыши обрушилась. 94. Сотни раненых заложников и военнослужащих были доставлены в больницу г. Беслана на частных автомобилях и "скорой помощи". Полевой госпиталь МЧС был развернут в палатках на дворе больницы для сортировки раненых и приема поступающих. Многие раненые были отправлены в больницы г. Владикавказа. Родственникам заложников не разрешалось входить в больницу. Около 750 гражданских лиц и свыше 50 военнослужащих получили медицинскую помощь 3 сентября 2004 г. (см. §§ 242 и последующие настоящего Решения). (c) Заложники в южном крыле 95. Более 300 заложников, которые остались живы после взрывов и пожара в спортивном зале, были отведены террористами в столовую и кухню на первом этаже южного крыла. Другие заложники были отведены в главный актовый зал, расположенный над столовой на втором этаже. Там они нашли запасы воды и пищи и впервые смогли утолить жажду за два с половиной дня. 96. Женщин и детей в столовой и актовом зале террористы под угрозой оружия заставили стоять в окнах и размахивать одеждой, некоторые из них были убиты или ранены огнем и взрывами. (d) Последующий штурм 97. Как следует из многих свидетельских показаний, но не подтверждено результатами уголовного расследования, после 14.00 танк с бортовым N 320 проник на школьный двор и произвел несколько выстрелов по столовой. Представляется, что другой танк с бортовым N 325 или 328 также стрелял по школе с расстояния 20-30 метров. Некоторые выстрелы были произведены с помощью болванок, тогда как другие, по-видимому, боеприпасами (см. §§ 294, 298, 303, 411 настоящего Решения). 98. Два БТР прибыли на школьный двор и приняли участие в перестрелке с применением крупнокалиберных пулеметов. 99. Штурмовые подразделения армии и ФСБ России были размещены на крышах пятиэтажных домов NN 37, 39 и 41 по Школьному переулку, расположенному с восточной стороны школы. Эти военнослужащие стреляли по школе из переносных гранатометов и огнеметов, хотя точное время этих действий оспаривается (см. §§ 152, 293, 300, 408, 410 настоящего Решения). Два вертолета Ми-24 кружили над школой. Согласно некоторым источникам, хотя и не подтвержденным официальным расследованием, по крайней мере, одна ракета была выпущена из вертолета по крыше школы (см. § 410 настоящего Решения). 100. Оперативный штаб в 15.10 распорядился о привлечении пожарных с брандспойтами, так как горел спортивный зал и загорелись другие части здания (см. §§ 160, 209, 304 настоящего Решения). В то же время руководитель ОШ приказал военнослужащим специальных подразделений ФСБ России "Альфа" и "Вымпел" проникнуть в здание. 101. Примерно в 15.30 крыша спортивного зала полностью обрушилась. После 16.30 пожар был локализован. Военнослужащие специальных подразделений и пожарные проникли в спортивный зал, но не нашли там выживших. 102. Представляется, что военнослужащие специальных сил проникли в столовую около 16.00 через проемы стен и окна, поскольку блокировавшие их металлические решетки упали внутрь вследствие взрыва или были выдавлены БТР. Во время ожесточенных столкновений они выводили выживших заложников. 103. Многочисленные тела террористов и заложников были найдены в столовой, актовом зале, комнатах и коридорах южного крыла. 104. Около 17.00 вокруг школы был установлен кордон безопасности. Всем гражданским лицам, сотрудникам МЧС, пожарным и военнослужащим было приказано уйти, внутри остались только специальные подразделения ФСБ России. Около 17.25 военнослужащие специальных подразделений ФСБ России провели минуту молчания в коридоре южного крыла, чтобы почтить память своих товарищей: 10 бойцов подразделений "Вымпел" и "Альфа", включая трех командиров групп, погибли и около 30 были ранены, что составляло наибольшие потери, понесенные этими подразделениями в одной операции. 105. После 18.00 по южному крылу здания были сделаны несколько выстрелов из гранатометов и огнеметов. 106. Примерно в 21.00 два танка выстрелили по школе. Последовали несколько сильных взрывов, которые полностью обрушили стены и крышу ремесленных мастерских в южном крыле. 107. Пожар и взрывы в школе продолжались до поздней ночи. 108. Один террорист, Нурпаши Кулаев, был захвачен живым. Остальные, по-видимому, были убиты во время штурма. Циркулировали упорные слухи о том, что некоторые террористы сбежали или были тайно схвачены. 5. События 4 сентября 2004 г., опознание тел и похороны 109. В ночь на 4 сентября Президент Российской Федерации Путин на несколько часов прибыл в г. Беслан. Он посетил больницу и администрацию города. 110. Школьное здание оставалось оцепленным солдатами в течение дня 4 сентября. 111. В 7.00 сотрудники МЧС начали собирать трупы и расчищать завалы. От 112 до 116 обугленных тел были обнаружены в спортивном зале и около 80 трупов в соседних помещениях (раздевалки, тренажерный зал). Представляется, что от 106 до 110 тел были найдены в южном крыле школы и других помещениях, хотя точная информация на этот счет не сообщалась (см. §§ 130-133 настоящего Решения). Восемнадцать тел были собраны на дворе. Около 330 тел (включая более 180 трупов детей) были вынесены на школьный двор, а затем отправлены в морг г. Владикавказа. 112. В течение дня 4 сентября к школе прибыли бульдозеры и грузовики. Оставшиеся обломки были погружены на грузовики и отправлены на городскую свалку. Потерпевшие утверждали, что они и другие местные жители позднее нашли среди мусора ряд важных доказательств, включая личные вещи террористов, такие как рюкзаки и бритвы, человеческие останки, одежду заложников, части СВУ. 113. 4 сентября, в 18.00, оцепление в г. Беслане было снято. В тот же день после 20.00 части 58-й армии были выведены из города. 114. 5 сентября 2004 г. состоялись первые похороны. В последующие дни прошли совместные похороны более 100 человек. Местное кладбище было слишком маленьким, и его пришлось расширить, позднее там был установлен мемориал (см. § 425 настоящего Решения). 115. Однако многие тела обгорели до неузнаваемости. 17 сентября 73 трупа были отправлены в судебно-медицинскую лабораторию в г. Ростове-на-Дону для идентификации путем анализа ДНК. Идентификация и похороны продолжались в декабре 2004 года (см. §§ 340-341 настоящего Решения). 116. 5 и 6 сентября 2004 г. были объявлены днями государственного траура. 6 сентября 2004 г. Президент Российской Федерации Путин выступил с телевизионным обращением к народу, анонсировав будущие меры по улучшению взаимодействия учреждений в борьбе с терроризмом. Он назвал террористический акт "прямой интервенцией международного террора против России". 6. Принятие ответственности за террористический акт 117. 5 сентября 2004 г. веб-сайт Chechenpress.org опубликовал послание, подписанное "президентом Ичкерии Асланом Масхадовым", которое осуждало захват заложников и террористические акты против гражданских лиц, но обвиняло власти Российской Федерации в радикализации чеченцев. 118. 17 сентября 2004 г. веб-сайт Kavkazcenter.com опубликовал электронное письмо, предположительно Шамиля Басаева, лидера радикального крыла чеченского сепаратистского движения, который использовал титулы "амира бригады мучеников Риядус-Салихийн" и "руководителя Высшего военного маджлисуль шура объединенных сил моджахедов Кавказа". Басаев, который в то время тайно проживал на Северном Кавказе, утверждал, что его "батальон мучеников" произвел нападение на г. Беслан, а также взрывы в г. Москве и теракты на самолетах в августе 2004 года. 119. В электронном письме указывалось, что специальные силы начали штурм и что СВУ, установленные нападавшими в спортивном зале, не взорвались. Басаев также утверждал, что властям были предъявлены следующие требования: военные действия в Чеченской Республике должны быть прекращены, войска должны быть выведены, а Президент Путин должен уйти в отставку. В письме сообщалось, что все заложники, включая детей, объявили "сухую голодовку", пока эти требования не будут удовлетворены. В письме указывались подробности по поводу количества и видов использованных СВУ, национальности 33 "моджахедов", принявших участие в "операции Норд-Вест" (как они называли нападение на школу), и сообщалось, что группа собралась и тренировалась предшествующие 10 дней под личным руководством Басаева близ села Батако-Юрт [около Пседаха в Ингушетии]. В письме также упоминалось послание Президенту Путину, переданное через Аушева, и приводился его полный текст. Басаев утверждал, что единственный выживший террорист, Нурпаши Кулаев, был включен в состав группы в ночь перед операцией. В документе отмечалось, что руководитель операции "Полковник" звонил ему после начала штурма, чтобы сообщить, что они контратаковали, и последний звонок от него поступил в 2.00 [4 сентября]. Наконец, в письме сообщались затраты на террористические акты в августе-сентябре 2004 года: 8 000 евро на "операцию Норд-Вест", 7 000 долларов США на взрывы в г. Москве и 4 000 долларов США на самолеты. 120. В августе 2005 года тот же веб-сайт опубликовал другое послание за подписью Шамиля Басаева. В нем содержалось утверждение о том, что член группы, захватившей школу, Владимир Ходов был двойным агентом ФСБ и Басаева и что он обеспечил "прикрытие" группы во время подготовки к нападению и ее беспрепятственное проникновение в Северную Осетию. 121. 10 июля 2010 г. Басаев был убит взрывом в Республике Ингушетия. Было объявлено, что его смерть стала результатом проведения специальной операции российских служб безопасности, также утверждалось, что взрыв был вызван неосторожным обращением со взрывчаткой. 7. Уголовное дело N 20/849 122. 1 сентября 2004 г. прокурор Прокуратуры Республики Северная Осетия - Алания возбудил уголовное дело N 20/849 по поводу террористического нападения на школу вооруженной группы и убийства 12 мужчин-заложников. 123. 2 сентября 2004 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Фридинский распорядился о передаче дела по поводу захвата в заложники более 600 человек в Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу. В тот же день Фридинский назначил группу из более чем 60 следователей прокуратур Южного федерального округа под руководством специального следователя Управления Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу. 124. Это расследование несколько раз продлевалось и до сих пор продолжается (приостановлено). 125. В ходе этого разбирательства были проведены многие важные следственные действия, направленные на установление точных обстоятельств подготовки и проведения террористического акта, а также взрывов в спортивном зале и последующего штурма. Заявители утверждали, что в процессе разбирательства им не был разрешен полный доступ к документам дела, и обжаловали этот аспект разбирательства. По запросу Европейского Суда власти Российской Федерации предоставили список документов, содержавшихся в данном уголовном деле. Согласно списку к 2012 году дело содержало 235 томов, в каждом из которых были в среднем от 200 до 350 листов. Доступная информация может быть кратко изложена следующим образом. (a) Реконструкция событий, предшествовавших захвату заложников, и идентификация организаторов преступления 126. Расследование установило, что группа, совершившая террористический акт, была создана Асланом Масхадовым, Шамилем Басаевым, "наемником арабского происхождения" по имени Тауфик аль-Джедани (Абу-Дзейт) и их окружением. Цель группы заключалась в "нарушении общественного порядка и запугивании населения, оказании давления на государственные органы для достижения вывода войск из Чечни". В июле-августе 2004 года указанные лица составили план по захвату большого количества заложников из числа учеников школы N 1 в г. Беслане и их родителей, а также по совершению убийств гражданских лиц, сотрудников милиции и военнослужащих. 127. Во второй половине августа 2004 года указанные лица создали организованную преступную группу (банду), состоявшую более чем из 30 человек. Среди ее членов были жители Чеченской Республики, Республики Ингушетия, других регионов Российской Федерации и иностранные наемники. Организаторы террористического акта поручили командование операцией активному члену банды Хучбарову из Республики Ингушетия, который использовал кличку "Расул" и радиопозывной "Полковник". Двадцать четыре террориста были опознаны по именам, тогда как, по крайней мере, шестеро лиц остались неопознанными. 128. 31 августа 2004 г. банда собралась в окрестностях Пседаха в Малгобекском районе Республики Ингушетия. Они имели следующее оружие и боеприпасы (частично полученные в результате нападений в Республике Ингушетия 21-22 июня 2004 г.: не менее 20 автоматов Калашникова, четыре пулемета Калашникова (РПК-74 и ПКМ), один танковый пулемет (ПКТ), два переносных противотанковых гранатомета (РПГ-7в), четыре пистолета и соответствующие боеприпасы, включая патроны различных калибров и гранаты. Кроме того, группа имела два одинаковых СВУ из пластита и гексогена, содержавших металлические шарики и электродетонаторы, с радиусом поражения не менее 200 метров, шесть СВУ, сделанных из противопехотных мин кругового поражения ОЗМ-72, и так называемые пояса шахидов - СВУ, содержавшие пластит и метательные элементы из металлических деталей и проволоки. Банда также использовала мобильные телефоны, радиостанцию и портативные радиопередатчики. Бандиты носили камуфляжную одежду, маски и противогазы. Они использовали для передвижения автомобиль ГАЗ-66. 129. 31 августа 2004 г. Хучбаров сообщил членам банды о предстоящем нападении и распределил между ними роли. Рано утром 1 сентября 2004 г. они направились в Беслан, по пути в селе Хурикау они захватили местного милиционера С. Г. и отняли его пистолет и автомобиль. (b) Осмотр места преступления 130. 4 сентября 2004 г., с 7.00 до 18.25, группа следователей и экспертов в присутствии 12 понятых составила описание школьного здания и двора. Осмотр места проводился одновременно с расчисткой завалов и спасательной операцией. Описание составило 43 страницы и сопровождалось видеои фотоматериалами (более 150 страниц). 131. Протокол сосредоточился на описании предметов, найденных в школе, включая личные вещи и документы заложников, снаряжение и оружие террористов, повреждения структуры здания, а также тел террористов. Очень мало сведений имелось о расположении и состоянии тел заложников, в частности, страница 24 протокола содержала следующий фрагмент: "[в спортивном зале] от пола до высоты 40-50 см найдены сотни обгоревших тел женщин, детей и мужчин, занимавшие примерно половину поверхности спортивного зала". В протоколе отмечалось, что тела были вынесены сотрудниками МЧС во двор. 132. В описании столовой на странице 15 не указывалось состояние двух ее окон, выходящих на железную дорогу, и не сообщалось подробностей по поводу характера и масштаба повреждений стен, кроме того, что "следы повреждений от огнестрельного оружия, [повлекшие] падение побелки". 133. Описание южного крыла на странице 23 ограничивалось следующим: "указанное крыло почти разрушено, сотрудники МЧС расчищают завалы, в результате чего осмотр этого крыла не производится". (c) Экспертное заключение N 1 134. По поручениям следствия от октября и ноября 2004 года 23 декабря 2005 г. было представлено заключение "комплексной судебной экспертизы" (далее - экспертное заключение N 1). Экспертам было поручено оценить поведение ОШ, различных военных органов и органов безопасности 1-3 сентября 2004 г. Эксперты посетили объекты в г. Беслане и исследовали различные доказательства, включая показания военнослужащих и других свидетелей, фотографии, графические таблицы, записи телефонных и радиопереговоров. Заключение составляло более 70 страниц. В нем делался вывод о том, что действия должностных лиц были законными и обоснованными при имевшихся обстоятельствах. В частности, в заключении указывалось, что члены ОШ и военнослужащие Министерства внутренних дел, Внутренних войск, ФСБ России и МЧС "не совершили нарушений, которые могли иметь причинную связь с негативными последствиями, вызванными террористическим актом 1-3 сентября 2004 г. в г. Беслане". 135. Этот документ широко цитировался и использовался в последующем разбирательстве, хотя позднее был признан недействительным (см. § 166 настоящего Решения). 136. Заключение сосредоточилось на нескольких вопросах. (i) Действия Оперативного штаба (ОШ) 137. Во-первых, в заключении указывалось, что действия ОШ были сосредоточены на переговорах с террористами для обеспечения освобождения и безопасности максимального количества лиц. Требования террористов, переданные через Аушева, не могли служить предметом переговоров, поскольку они угрожали основам конституционного строя и территориальной целостности Российской Федерации. 138. Привлечение Аушева и Гуцериева в качестве переговорщиков, как ФСБ России предлагала ОШ, и успех миссии Аушева, который вывел 26 человек, послужили средством против эскалации межнационального осетино-ингушского конфликта. 139. Относительно участия Масхадова в переговорах в заключении указывалось, что Дзасохов и Аушев разговаривали с Закаевым утром 3 сентября и что последний сообщил им, что его связь с Масхадовым оставалась односторонней. Они предложили Закаеву связаться с Шамилем Басаевым, но тот отказался из-за их прежнего конфликта. 140. В заключении также затрагивался вопрос участия Дзасохова в работе ОШ. В нем указывалось, что утром 1 сентября 2004 г. Дзасохов принял активное участие в работе ОШ. Под его руководством должностные лица обеспечили периметр безопасности вокруг школы, информировали общественность о принятых мерах, доставляли местному населению необходимое продовольствие в культурном центре и развернули полевой госпиталь. Информирование жителей каждый час осуществлял пресс-секретарь президента Республики Северная Осетия - Алания Дзугаев. Дзасохов позаботился о насущных потребностях первого дня захвата, координируя деятельность различных органов и повышая безопасность жизненно важных объектов республики. Когда террористы потребовали его привлечения в качестве переговорщика, Дзасохов был готов пойти к ним, но ОШ формально запретил ему сделать это. 141. Проанализировав записанные переговоры между террористами и ОШ, а также между террористами внутри здания и их пособниками снаружи (а именно несколько разговоров с лицом, использовавшим позывной "Магас", записанных после начала штурма), эксперты установили, что террористы категорически отказались обсуждать любые меры, направленные на улучшение ситуации заложников, или любые другие темы, кроме политических требований, относящихся к ситуации в Чеченской Республике, и настаивали на том, что заложники добровольно поддержали их, объявив "сухую голодовку". Телефонные переговоры часто прерывались ими в агрессивной манере и без видимых причин. Кроме того, они предвидели и планировали как собственную смерть, как и многочисленные жертвы среди заложников, о чем свидетельствуют приветствия и поддержка, которую выразил им "Магас" после начала штурма. Эти позднейшие разговоры содержали ссылки на "встречу на небесах", "исполнение долга", превращение в мучеников (шахидов), приветствовали убийство неверных и отзывались о ситуации штурма как о "нормальной". (ii) Предотвращение террористического акта 142. В заключении упоминались многочисленные телексы, приказы и директивы Министерства внутренних дел и ФСБ России от июля-августа 2004 года, указывавшие на повышенную террористическую угрозу на Северном Кавказе и требовавшие принятия различных мер местной милицией и органами безопасности. С 22 августа все силы Министерства внутренних дел в Южном федеральном округе были переведены на усиленный вариант несения службы. 24 и 31 августа местной милиции было дано указание принять специальные меры для предотвращения террористических актов в День знаний 1 сентября. 143. Что касается Правобережного РОВД г. Беслана (расположенного рядом со школьным зданием), в заключении отмечалось, что его руководство не приняло некоторые профилактические меры. В частности, сотрудники Правобережного РОВД не были проинструктированы по поводу действий на случай чрезвычайной ситуации, не был введен план повышения безопасности во время церемоний в школах. Единственная сотрудница милиции, присутствовавшая в школе N 1, а именно Д., не была вооружена. Двое других сотрудников милиции, которые должны были охранять школу во время церемонии, отсутствовали. Двое сотрудников транспортной милиции были переведены в другое место для обеспечения проезда колонны Дзасохова по федеральной трассе "Кавказ". В результате террористы имели беспрепятственный доступ к школе и смогли загнать внутрь большое количество заложников. В течение первых 15 минут нападения реакции со стороны местных правоохранительных органов не последовало. 144. Сотрудники Правобережного РОВД, не получив заблаговременных инструкций и не имея предварительного плана действий на случай террористического акта, получили оружие и боеприпасы в РОВД и к 10.00 организовали оцепление вокруг школы. Информация по поводу захваты школы была немедленно передана в Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания. Действия руководства Правобережного РОВД характеризовались в заключении как халатность. 145. Что касается ситуации в Малгобекском районе Республики Ингушетия, в заключении указывалось, что местная милиция не смогла предотвратить сбор и тренировку членов банды в конце августа. Упоминалось уголовное дело против руководителей Малгобекского РОВД (см. § 363 настоящего Решения). (iii) Действия Внутренних войск 146. В заключении отмечалось, что военнослужащие Внутренних войск участвовали только во внешнем периметре безопасности вокруг школы, тогда как первый периметр обеспечивали специальные силы ФСБ России. Внутренние войска не принимали участия в боевых действиях, их действия и снаряжение полностью соответствовали законодательству и их задачам. (iv) Действия специальных подразделений ФСБ России 147. Военнослужащие специальных сил ФСБ России принимали участие в операции. Они имели обычное оружие, а также специальное снаряжение, такое как переносные гранатометы РПГ-26 и переносные огнеметы РПО-А "Шмель". 148. Относительно событий 3 сентября 2004 г. заключение представило следующую хронологию. К 13.00 отсутствовал план начала штурма. Две группы специальных сил находились вне г. Беслана, готовясь к возможному развитию ситуации, снайперы и разведывательные группы наблюдали за объектом со своих позиций, группа чрезвычайных ситуаций из 32 человек размещалась между жилыми домами, остальные военнослужащие находились в сборном пункте. 149. Взрывы, произошедшие в 13.05, были вызваны двумя СВУ. Стрельба в это время не велась, поскольку на школьном дворе работали сотрудники МЧС. В любом случае место взрыва не просматривалось со снайперских позиций. 150. После двух взрывов пожара в спортивном зале не было. Заложники стали выбегать через проемы в стенах. Террористы открыли огонь из автоматов и пулеметов по бегущим людям. По указаниям руководителя ОШ, военнослужащим специальных сил было приказано спасать заложников. Террористов взяли на прицел группа огневой поддержки и три БТР-80. 151. Группа военнослужащих проникла в тренажерный зал и вывела оттуда нескольких женщин с маленькими детьми. Затем эта группа вошла в спортивный зал и начала выводить заложников. Террористы открыли по ней огонь. Два военнослужащих легли на пол и открыли ответный огонь, а остальные продолжали выводить заложников. Около 13.40-13.50 террористы произвели несколько выстрелов из переносных гранатометов (РПГ-18 "Муха") по спортивному залу, убив и ранив нескольких заложников, ранив двоих бойцов специальных сил и вызвав пожар в спортивном зале. 152. Спасательная операция продолжалась до 14.40, когда все имеющиеся силы ФСБ России были перегруппированы в соответствии с ранее принятым планом. В 15.00 по приказу командира они начали штурм здания. Их передвижение внутри здания замедлялось недостаточной видимостью из-за дыма и пыли от побелки, а также присутствия заложников, которых террористы использовали в качестве живого щита. Террористы применяли автоматическое оружие, ручные гранаты и переносные гранатометы, тогда как сотрудники ФСБ России были вынуждены ограничиваться одиночными выстрелами, чтобы не причинить чрезмерного вреда заложникам. К 18.00 заложников в здании не осталось. Только обеспечив это, силы ФСБ России начали использовать тяжелое вооружение против террористов, которые отказались сдаться. Ручные гранаты, переносные гранатометы РПГ-20 и огнеметы "Шмель" были впервые использованы после 18.00. В 21.00 был использован танк T-72 для создания проемов в стенах и подавления вражеских огневых точек, поскольку дальнейшее продвижение по зданию было невозможно из-за мин, установленных террористами. Протоколы осмотра и видеоматериалы показывают, что в местах, где террористы были убиты тяжелым оружием, тела заложников обнаружены не были. 153. Десять военнослужащих специальных сил были убиты во время операции, 11 получили ранения. Потери включали двух подполковников [командиров групп], один из которых скончался в первые минуты штурма, когда он бросился в школу, прикрывая спасающихся заложников, второй погиб в главном актовом зале, пытаясь освободить заложников, содержавшихся там. 154. В заключении были проанализированы обстоятельства гибели и ран каждого военнослужащего специальных сил, которые имели место 3 сентября с 13.20 до 15.00, и делался вывод о том, что их действия были законными, адекватными и демонстрировали их высокий профессионализм, смелость и самопожертвование. (v) Действия армии 155. Командующий 58-й армией Министерства обороны Российской Федерации генерал Соболев был информирован о захвате заложников 1 сентября, в 9.38. В тот же день к 13.30 третье кольцо оцепления было создано вокруг школы военнослужащими 58-й армии. Военнослужащие имели различное автоматическое оружие, переносные гранатометы и минометы, но не использовали их, поскольку их задача сводилась к поддержанию линии безопасности. 156. Что касается использования военной техники, в заключении указывалось на основе различных описаний, планов, журналов и объяснений военнослужащих, что 2 сентября три танка T-72 с бортовыми NN 320, 325 и 328 были переданы под командование сотрудников ФСБ России. Танки с бортовыми NN 320 и 328 маневрировали вокруг школы по распоряжению сотрудников ФСБ России, но не открывали огня. Танк с бортовым N 325 выпустил семь осколочных снарядов калибра 125 мм по столовой, расположенной в правом крыле школы, по указаниям командующего сотрудника ФСБ России. Выстрелы были произведены 3 сентября 2004 г. между 21.00 и 21.30. В заключении был сделан вывод о том, что использование танков имело место после окончания спасательной операции в 18.00, когда вред заложникам не мог быть причинен, и было обусловлено необходимостью подавления вражеского огня наиболее действенным способом. 157. Во время операции использовалась другая военная техника также под командованием сотрудников ФСБ России. Восемь БТР-80 были размещены в различных точках вокруг школы с 1 или 2 сентября 2004 г. Два из них с бортовыми NN 823 и 824 принимали участие в штурме. БТР с N 823 применил тяжелый пулемет (калибра 7,62 мм) между 14.00 и 14.20 для подавления огневых позиций террористов на крыше школы. В то же время БТР с бортовым N 824 дал несколько очередей из тяжелого пулемета по окнам второго этажа, прикрывая бойцов "Альфы", вошедших в здание. Остальная военная техника не принимала активного участия в столкновениях. Эксперты заключили, что применение пулеметов при данных обстоятельствах было полностью адекватным и не могло причинить травм или смерти заложникам. (vi) Действия МЧС 158. 1 сентября с 9.35 различные службы МЧС по Республике Северная Осетия - Алания и соседних регионов стали прибывать к школе N 1. Они включали бригады, специализировавшиеся на тушении пожаров, и пожарные автомобили с водяными цистернами. Прибыли спасатели со специальным оборудованием и поисковыми собаками. 1 сентября 2004 г., в 17.00, начали работать с родственниками 14 психологов, к 4 сентября 2004 г. в г. Беслане работал 51 психолог. Центр психологической помощи располагался в культурном центре, куда при необходимости вызывали врачей "скорой помощи". В общей сложности с 1 по 4 сентября 2004 г. в г. Беслане были размещены 254 сотрудника и 70 транспортных средств МЧС. 159. 3 сентября, в 12.40, четырем сотрудникам спасательной группы МЧС приказали забрать тела со школьного двора. Они получили гарантии безопасности и мобильный телефон для общения с террористами в школе. После взрывов в спортивном зале беспорядочная стрельба террористов с верхнего этажа и крыши убила двоих сотрудников и двоих ранила. 160. В заключении анализировались действия пожарных команд 3 сентября. В 14.51 была объявлена пожарная тревога. В 15.20-15.25 пять бригад прибыли на место. Задержка прибытия была вызвана приказом Андреева, который считал, что пожарные и их автомобили могут быть атакованы террористами, что осложнило бы спасательную операцию. В 15.26 две бригады раскатали пожарные рукава и приступили к тушению огня. Каждая цистерна, содержавшая примерно 2 000 л воды, которые составляли ее полную вместимость, использовалась три - пять минут. Пожарный гидрант в школе не мог использоваться, поскольку находился в зоне военных действий. В 15.35 еще два пожарных подразделения были размещены на северной и восточной сторонах спортивного зала. Заместитель министра МЧС по Республике Северная Осетия - Алания полковник Романов принял на себя руководство работами. Применялись пять пожарных рукавов. Было обеспечено поступление воды из гидранта, расположенного на расстоянии 200 м, пожарные также использовали вновь прибывшие цистерны. 161. Пожар был локализован и потушен к 21.09. Операция затянулась, поскольку дважды пожарных удаляли из школы по указаниям специальных сил. 162. Тем временем спасатели МЧС эвакуировали заложников из школьного здания. К 16.00 они вывели более 300 человек, включая 100 детей. Когда пожар был потушен, группы спасателей начали поиск в завалах спортивного зала. Они приостановили работы в 22.25, когда было обнаружено невзорвавшееся СВУ и были вызваны саперы. 163. Сразу после полуночи 4 сентября начался пожар в южном крыле школьного здания, в помещениях, занятых столовой, мастерскими, библиотекой и актовым залом. Четыре пожарные команды прибыли на место, и пожар был локализован и потушен к 3.10. 164. 4 сентября, в 7.00, спасатели МЧС при содействии военнослужащих начали расчищать завалы и искать тела. Были собраны 323 трупа и направлены в орган судебной экспертизы в г. Владикавказе. В 19.00 поисковая и спасательная операции в школе были закончены. 165. В заключении со ссылкой на материалы дела предполагалось, что смерть 112 человек, тела которых были найдены в спортивном зале, была вызвана взрывами СВУ. Обнаруженные там тела были на 70-100% обуглены, ожоги были посмертными. Пожарные должны были действовать в экстремальных условиях при наличии угрозы для их жизни. Организация и снаряжение были достаточными для выполнения их задач. (vii) Обжалование выводов заключения 166. 9 ноября 2006 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа по требованию заявителей признал экспертное заключение N 1 недействительным в силу ряда серьезных нарушений процессуального законодательства, регулирующего назначение экспертов и проведение экспертиз. (d) Хронология действий ОШ 167. Следствие установило следующую хронологию действий ОШ (изложенную в экспертном заключении N 1 и позднейших документах). (i) 1 сентября 2004 г. 168. Около 10.30 в соответствии с планом действий на случай террористической угрозы, принятым 30 июля 2004 г., был создан ОШ. Первоначально его возглавляли президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов, руководитель ФСБ по Республике Северная Осетия - Алания и министр внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания Дзантиев. До его назначения 2 сентября 2004 г. руководителем ОШ Андреев отвечал за координацию действий различных правоохранительных и военных органов, включая подразделения ФСБ России, прибывающие в г. Беслан. Два заместителя директора ФСБ России Проничев и Анисимов, которые прибыли в г. Беслан 2 сентября, действовали в качестве консультантов и не вмешивались в руководство операцией. 169. C 11.00 до 14.00 ОШ обеспечил эвакуацию жителей из прилегающих зданий, а также оцепление школы. Сотрудники милиции и сил безопасности обыскали подвалы и чердаки близлежащих зданий, очистили соседние улицы от припаркованного транспорта и закрыли их для движения, перекрыли местную железнодорожную линию и приняли другие необходимые меры. Чтобы избежать вреда для заложников и других гражданских лиц, было также решено не отвечать на случайные выстрелы террористов. Министерство внутренних дел, ФСБ России и армия вели сканирование радиочастот поблизости от школы. 170. В 11.05 террористы передали первую записку, содержавшую телефонный номер и имена возможных переговорщиков. Однако телефонный номер был указан неверно, и контакт не мог быть установлен. 171. С 11.30 до 13.30 вокруг школы были созданы два кордона безопасности из сотрудников милиции и военнослужащих, использовавших 17 БТР. Днем того же дня БТР были выведены из поля зрения террористов с целью избежать провокации. 172. В 11.40 ОШ начал составлять список заложников. 173. В 12.35 ОШ предложил муфтию Северной Осетии принять участие в переговорах, но террористы открыли по нему огонь, когда он попытался подойти к захваченному зданию. 174. В 13.55 все резервные силы милиции Республики Северная Осетия - Алания, включая милиционеров городов и сел, расположенных вдоль административной границы с Республикой Ингушетия, и курсантов милицейской академии, были переведены на усиленный режим несения службы. 175. В 16.05 заложница Мамитова передала вторую записку с исправленным номером телефона. 176. Между 16.05 и 17.00 внутри школы послышались выстрелы и взрывы. ОШ поручил З., профессиональному переговорщику из ФСБ по Республике Северная Осетия - Алания, связаться с террористами по телефону. Террорист представился как "Шахид" и сказал, что он убил 10 человек и взорвал еще 20, поскольку власти медлили связаться с ним. Затем он настаивал на том, что лица, указанные в их записке (Зязиков, Дзасохов, Аслаханов и Рошаль), должны прибыть в школу вместе. З. просил дать время на прибытие четырех человек в г. Беслан. Террорист сообщил, что спортивный зал заминирован и будет взорван в случае штурма. 177. В 16.30 Кастуев бежал из школы, выпрыгнув из окна второго этажа. Он опознал по фотографии одного террориста из Республики Ингушетия, и в тот же день родственники последнего были привезены из Республики Ингушетия сотрудниками ФСБ России. Однако оказалось, что опознание было ошибочным. Данный человек был убит в Республике Ингушетия позднее, оказывая активное сопротивление властям. 178. В течение дня ОШ собирал информацию о возможных террористах и их родственниках, чтобы привлечь последних к участию в переговорах. 179. Около 17.00 террористы произвели несколько выстрелов из автоматического оружия и переносных гранатометов. Около 12 тел было выброшено в окно. ОШ принял меры для подготовки эвакуации раненых в местные учреждения здравоохранения, была организована психологическая поддержка родственников заложников. 180. В 17.45, чтобы помешать распространению недостоверной информации, было решено, что все контакты со средствами массовой информации будут осуществлять Андреев, Дзантиев, Дзугаев, связь с журналистами была поручена Пескову из Администрации Президента Российской Федерации. 181. В 18.00 Министерство здравоохранения по Республике Северная Осетия - Алания определило больницы для использования, были развернуты 28 автомобилей "скорой помощи". 182. В 18.30 специальные силы ФСБ России ("подразделения Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России") прибыли в г. Беслан и создали свой штаб. Они начали рассматривать различные возможности освобождения заложников и нейтрализации террористов. 183. В 19.20 сотни бутылок воды, сока и продовольственных наборов были подготовлены штабом для заложников. 184. В 21.30 Рошаль прибыл в г. Беслан. Террористы отказались принять через него воду или пищу. Они продолжали настаивать на том, что должны прибыть все четыре указанных ими человека. Рошалю было разрешено поговорить по телефону с директором школы, которая описала ситуацию внутри. 185. В 21.36 ОШ продолжил переговоры с нападавшими. Было высказано предложение привлечь к процессу переговоров журналистов арабской телевизионной компании, но оно было отвергнуто террористами. В то же время ОШ связался с бывшим президентом Республики Ингушетия Аушевым и влиятельным бизнесменом Гуцериевым. 186. В 22.20 ОШ попытался организовать освобождение заложников за деньги и беспрепятственный пропуск в Чеченскую Республику или Республику Ингушетия. На случай согласия террористов были вызваны 20 автобусов. 187. К концу этого дня шестеро заложников, сбежавших из школы, были допрошены для получения информации о количестве и расположении террористов внутри школы, а также составлении схемы СВУ. (ii) 2 сентября 2004 г. 188. В 9.30 некоторым заложникам было разрешено позвонить своим родственникам с целью оказать давление на власти. 189. В 10.00 ОШ санкционировал участие в переговорах Гуцериева. Его предложения дать деньги и гарантии беспрепятственного прохода были отклонены террористами. 190. В 13.00 Андреев выступил перед родственниками заложников и заверил их, что штурма не будет. Это было сделано ввиду распространения слухов среди местного населения и идей создания "живого кольца" вокруг школы из гражданских лиц. 191. В 13.50 мусульманские лидеры Чеченской Республики, Республик Ингушетия и Северная Осетия - Алания выступили с телевизионным обращением, призвав к миру и предотвращению дальнейших этнических столкновений. 192. В 14.40 Аслаханов разговаривал с террористами по телефону. Он заверил их в том, что их требования будут переданы лично Президенту Российской Федерации. Террористы настаивали на том, чтобы он прибыл в г. Беслан с Аушевым. 193. В 14.45 ФСБ России шифрованным сообщением назначила Андреева руководителем ОШ. Список членов штаба включал Дзасохова, руководителя ФСБ по Республике Ингушетия Корякова, командующего 58-й армией генерала Соболева, заместителя командующего Внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации Внукова и других должностных лиц. Все члены ОШ были уведомлены об их назначении. 194. В 15.23 Аушеву было разрешено войти в школу. С 16.00 до 16.30 он вел переговоры с террористами. В результате его миссии 26 человек были освобождены: дети до двух лет и их матери. Аушев также получил письмо за подписью Шамиля Басаева с требованием о выводе войск из Чеченской Республики. 195. В 17.30 был проведен дополнительный опрос бывших заложников для получения сведений о размещении заложников и террористов и расположении СВУ. 196. В 17.40 ОШ принял решение о мерах, направленных на выявление и нейтрализацию возможных пособников террористов вне школы. 197. В 18.05 Аушев предложил террористам забрать тела. Они согласились рассмотреть это предложение. 198. В 19.20 террористы сообщили Рошалю, Гуцериеву и З., что заложники отказались принимать пищу, воду и лекарства. 199. В 20.00 террористы произвели выстрелы из автоматического оружия и переносных гранатометов из окон школы. ОШ распорядился очистить окружающую территорию от припаркованного транспорта. (iii) 3 сентября 2004 г. 200. Утром с участием Аушева и Гуцериева было достигнуто соглашение о выносе трупов со школьного двора. 201. В 12.00 были отобраны сотрудники МЧС и привлечен необходимый транспорт. Они получили соответствующие инструкции и средства коммуникации. В 12.40 сотрудники начали собирать трупы. Один террорист спустился во двор и наблюдал за их работой. 202. В 13.05 в спортивном зале произошли два сильных взрыва. Часть стены обрушилась, и заложники в панике стали выбегать через образовавшийся пролом. Террористы открыли по ним огонь из автоматического оружия и переносных гранатометов РПГ-18 из окон второго этажа. В результате этого были убиты 29 человек. 203. В 13.10 руководитель ОШ Андреев отдал письменные указания специальным силам ФСБ России о начале операции, направленной на спасение заложников и нейтрализацию террористов. 204. В 13.15 первые заложники поступили в больницы городов Беслан и Владикавказ. 205. В 13.20 один из террористов, Кулаев, был задержан и передан следователям. 206. В результате взрывов и последующего обстрела погибли не менее 250 заложников, остальных террористы заставили перейти в актовый зал и другие помещения школы. 207. В 14.50 в спортивном зале начался пожар. Экспертное заключение по поводу пожара и взрывов установило, что источник возгорания находился на крыше спортивного зала, над входом. 208. Андреев приказал пожарным не вмешиваться немедленно ввиду продолжавшихся столкновений, угрозы для жизни пожарных и риска отложения спасательной операции, что повлекло бы новые жертвы. 209. ОШ приказал пожарным начать действовать в 15.10. Они прибыли в 15.20 и начали тушить пожар. 210. В 18.00 спасательная операция окончилась. ОШ приказал развернуть тяжелое вооружение для нейтрализации террористов. 211. 4 сентября, в 0.30, зачистка школы завершилась, и был организован кордон безопасности. В 1.00 началось разминирование. (e) Информация о действиях ФСБ России и допрос руководителей ФСБ России 212. Следствие установило, что два заместителя директора ФСБ России, Проничев и Анисимов, присутствовали в г. Беслане во время кризиса. 213. Ряд высокопоставленных сотрудников ФСБ России были допрошены в ходе расследования, включая генералов Андреева (допрошен 29 сентября 2004 г.), Корякова (30 сентября 2004 г.), Анисимова и Проничева (октябрь 2005 года). Документы уголовного расследования, представленные властями Российской Федерации, не содержали протокола допроса генерала Тихонова, руководителя центра специальных сил ФСБ России, заместителя руководителя ОШ, ответственного за штурм. Его имя не упоминалось среди свидетелей - членов ОШ в томе 124 дела N 20/849. В списке документов, рассмотренных экспертами, которые подготовили экспертное заключение N 1, также не упоминаются его показания. 214. В июле 2007 года заявители написали директору ФСБ России и сослались на встречу с заместителем Генерального прокурора, ответственного за дело, который сообщил им, что соответствующие видеои аудиоматериалы не могут быть найдены. В декабре 2006 года государственное телевидение показало фильм "Последняя командировка", содержавший видеои аудиоматериалы специальных сил в г. Беслане 1-3 сентября 2004 г. Они просили о передаче этих материалов в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Они также просили о допросе представителей специальных сил в рамках расследования. В сентябре 2007 года ФСБ России уведомила заявителей о том, что такие действия могут быть выполнены по запросам прокуратуры и в соответствии с законодательством. (f) Информация об экспертизах примененного оружия и боеприпасов, взрывчатки, пожарной и баллистической экспертиз 215. Материалы дела содержат ряд документов по поводу использования оружия и боеприпасов разными государственными органами, некоторые из них цитировались в других документах (см. ниже). Следствие назначило десятки различных экспертиз. Потерпевшие обжаловали определенные процессуальные действия, связанные с назначением некоторых экспертиз, и жаловались на то, что им не было разрешено их копировать, и они могли ознакомиться с ними в прокуратуре в течение короткого времени. Эти заключения были предоставлены Европейскому Суду властями Российской Федерации, наиболее существенные кратко изложены ниже. 216. Десятки свидетельских показаний были получены следствием в период с сентября 2004 года по август 2007 года от военнослужащих и сотрудников милиции, МЧС, пожарных, членов ОШ. В данных показаниях последовательно и подробно отрицалось использование гранатометов, огнеметов и танковых орудий до 18.00 3 сентября 2004 г. 217. Согласно документу от 9 сентября 2004 г. (акт N 3) одна войсковая часть Министерства обороны, развернутая в г. Беслане, израсходовала примерно 6 500 патронов автоматов и пулеметов (5,45 и 7,62 мм), 340 трассирующих пуль (5,45 мм T), 450 бронебойных и зажигательных патронов (14,5 мм БЗТ и Б-32) и 10 ручных гранат (РГД-5). (i) Пожаротехническая экспертиза от 22 декабря 2005 г. 218. 22 декабря 2005 г. Российский федеральный центр судебной экспертизы* (* Точнее, Федеральное бюджетное учреждение "Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации" (примеч. редактора).) представил заключение пожаро-технической судебной экспертизы N 2576/17, 320-328/18-17. Объемистое заключение состояло из 217 страниц и 60 страниц таблиц и фотографий. Заключение содержало обзор имеющихся доказательств, включая извлечения из свидетельских показаний, экспертных заключений, информацию об использованном оружии и боеприпасах, исследование строительных материалов, обзор имеющихся фото и видеоматериалов. 219. В частности, в заключении цитировался "объединенный акт" от 10 сентября 2004 г. об использованном военнослужащими оружии и боеприпасах, которые включали примерно 7 000 патронов для автоматического оружия и пулеметов (5,45 мм ПС, 7,62 мм ЛПС), 2 160 трассирующих пуль (5,45 мм T), 10 разовых противотанковых гранат (РПГ-26), 18 разовых противотанковых гранатомета (ПГ-7ВЛ), восемь осколочных снарядов для танка калибра 125 мм (125 мм ОФ) и 90 дымовых гранат (81 мм ЗД6) (страница 128 заключения). То же заключение содержало ссылку на экспертизы частей использованных огнеметов РПО-А "Шмель" (не менее пяти) и список шести пустых контейнеров РПО-А "Шмель", собранных членами парламентской комиссии, с указанием их серийных номеров (серия 3-02, NN 109-113 и 116) (см. § 409 настоящего Решения). В нем также упоминался документ, датированный 25 сентября 2004 г. и подписанный подполковником В. из 58-й армии. В документе отмечалось, что подразделения ФСБ России получили с военного склада семь огнеметов РПО-А с указанием их серийных номеров (серия 4-96, NN 945-948, 486-488). После операции два огнемета с упомянутыми номерами и еще один с другим номером (серия 1-0, N 12) были возвращены на склад. 25 сентября 2004 г. подполковник В. из 58-й армии был допрошен и сообщил, что он получил обратно пять огнеметов (серия 4-96, NN 947, 948, 486, 487 и 488), а также еще один с другим номером, который не выдавался с этого склада (серия 1-03, N 12). Майор Ц. из группы ФСБ России "Вымпел" пояснил, что остальные были использованы (страницы 129-130 заключения). 220. В заключении также упоминались свидетельские показания полковника К., который сообщил, что он руководил группой офицеров, принимавших участие в штурме школьного здания. Группа использовала РПГ-26 и РПО-А, но не в помещении, где находились заложники (страница 131 заключения). Свидетель М. К., который являлся членом штурмовой группы, пояснил 23 ноября 2004 г., что он применял РПГ-26 и РПО-А по "вражеским огневым точкам, определенным заранее и выявленным в ходе штурма". Огневые точки, определенные заранее, были расположены в окне чердака и в третьем окне второго этажа основного здания. В это время заложники там отсутствовали. Во второй раз огнемет использовался около полуночи по группе террористов в ремесленных классах на первом этаже. В данный период остальная часть здания находилась под полным контролем сил безопасности, и сотрудники МЧС заканчивали вынос тел из спортивного зала (страница 183 заключения). В заключении также упоминались протоколы двух экспериментов, проведенных 13 октября 2005 г., в рамках которых по заброшенным зданиям стреляли из огнеметов РПО-А, в результате чего здания были разрушены, но пожара не возникло (страница 183 заключения). В заключении делался следующий вывод об использовании огнеметов (страницы 185 и 217 заключения): "_РПО-А "Шмель" использовались во время специальной операции по освобождению заложников. Уголовное дело N 20/849 не содержит материалов для вывода о том, что огнеметы РПО-А "Шмель" использовались на крыше и в структуре спортивного зала школы N 1. Применение огнемета РПО-А "Шмель" на крыше спортивного зала не могло повлечь воспламенение его деревянных частей_". 221. Что касается первых взрывов, в заключении содержался вывод о том, что взрывы в спортивном зале, произошедшие в течение нескольких секунд 3 сентября 2004 г., после 13.05, были вызваны СВУ, закрепленным в баскетбольном кольце у западной стены (эквивалентным примерно 1,2-1,3 кг ТНТ) и расположенным на стуле примерно в 0,5 м от северной стены под окном (и эквивалентным 5,2 кг ТНТ). Оба СВУ были заполнены множественными небольшими металлическими объектами. Третий взрыв был вызван СВУ, находившимся под баскетбольным кольцом на северной стене, его металлическая начинка просто выпала на пол, произошел взрыв небольшого количества взрывчатки (эквивалентного примерно 100 г ТНТ) в результате воздействия высокой температуры (см. страницы 170-173 заключения). 222. Эксперты полагали и признали "вероятной" гипотезу о том, что пожар в спортивном зале начался в результате применения бронебойных и зажигательных зарядов, которые могли быть использованы террористами (страница 185 заключения). Что касается места, где начался пожар, проанализировав масштаб и степень повреждений различных структур спортивного зала, эксперты заключили, что оно, скорее всего, находилось в чердачной зоне, расположенной примерно над баскетбольным кольцом в северной части помещения, пол загорелся только тогда, когда горящие части потолка и крыши упали вниз. Повреждения, вызванные пожаром, и взрывы помешали подробному изучению ряда мест, где начался пожар, установлению его точной причины и распространения по зданию (страницы 215-217 заключения). (ii) Экспертное заключение N 4-106 223. 30 декабря 2005 г. Институт криминалистики ФСБ России представил экспертное заключение N 4/106. Заключение сосредоточилось на исследовании СВУ, использованного террористами в спортивном зале. В нем сделан вывод о том, что террористы разместили в спортивном зале не менее 16 СВУ, соединенных в единую цепь электрическими проводами и детонаторами. 3 сентября не менее трех СВУ взорвались в северо-западной части спортивного зала: одно - в баскетбольном кольце на западной стене (состояло из противопехотной мины ОЗМ-72, примерно 0,66 кг эквивалента ТНТ), второе - на правом косяке двери, ведущей в спортивный зал на западной стене (шаровидное СВУ, не менее 0,5 кг эквивалента ТНТ), и третье - на подоконнике первого окна северо-западной стены (СВУ в пластиковой бутылке, не менее 1 кг эквивалента ТНТ). Общая мощность взрывов составляла не менее 2 кг эквивалента ТНТ, однако невозможно установить их время и последовательность. Наиболее вероятной причиной взрывов являлось умышленное или неумышленное воздействие на педаль детонатора. Причины, по которым не сработала вся цепь, неясны, но можно предположить, что первые взрывы повредили электрические провода, соединявшие остальные СВУ (страницы 18-29 заключения). (iii) Экспертное заключение N 16/1 224. 25 октября 2006 г. комплексная криминалистическая экспертиза математического моделирования взрывов была поручена экспертам Федерального государственного унитарного предприятия "Государственного научно-производственное предприятие "Базальт""* (* В настоящее время это Акционерное общество "Научно-производственное объединение "Базальт"" (АО "НПО "Базальт"") (примеч. редактора).) (далее - ФГУП ГНПП "Базальт") и Центрального научно-исследовательского испытательного института им. Карбышева Министерства обороны Российской Федерации. Заявители утверждали, что данный документ в его полном объеме был недоступен им до обмена объяснениями сторон в 2012 году. 225. В январе 2007 года Тагаева обратилась в прокуратуру с требованием об отстранении экспертов ФГУП ГНПП "Базальта", поскольку они находились в административном подчинении Министерства обороны Российской Федерации. Ее обращение было отклонено 30 января 2007 г., поскольку субъективная пристрастность не могла быть установлена, и объективно Министерство обороны Российской Федерации не являлось стороной уголовного разбирательства. 226. Экспертное заключение N 16/1 было представлено 14 сентября 2007 г. и содержало более 300 страниц в сопровождении подробных схем и фотографий. По-видимому, оно опровергало сомнения, выраженные, в частности, членом следственного комитета Государственной Думы и известным специалистом в области взрывного дела Савельевым по поводу внешних причин первых двух взрывов в спортивном зале (см. §§ 406, 408, 410 настоящего Решения). Выводы заключения N 16/1 содержатся на страницах 264-273. Они могут быть кратко изложены следующим образом: первый взрыв явился результатом детонации большого СВУ, от 3 до 6 кг эквивалента ТНТ. Взрыв не был связан с электрическими проводами и детонатором, а был вызван, по-видимому, неосторожным обращением с устройством террористами, которые его охраняли. Это СВУ взорвалось в северо-восточной части спортивного зала, в месте, расположенном в 1 м от северной стены и в 5 м от восточной стены. Второй взрыв произошел примерно через 20 с и был вызван одновременной детонацией нескольких (от пяти до 10) меньших СВУ в северо-восточной части зала, и этот взрыв наиболее вероятно был вызван умышленным или неумышленным использованием педали детонатора одним из террористов. Он не мог быть вызван кумулятивным зарядом, выпущенным снаружи. В заключении также содержался вывод о том, что из всех зафиксированных повреждений стен спортивного зала только два были вызваны термобарическим зарядом или кумулятивным зарядом, выпущенным снаружи. Эти снаряды не могли быть выпущены с крыш домов NN 37, 39 или 41 по Школьному переулку (как предполагали некоторые эксперты). Ущерб, причиненный южному крылу школы, мог быть вызван применением различного оружия и взрывчатки, включая танковую пушку, огнеметы и гранатометы, однако масштабы разрушения исключали подробную реконструкцию событий. В заключении исключался как невозможный запуск термобарического заряда с вертолета и отмечалось, что он мог повлечь разрушение вертолета и гибель экипажа. Наконец, в заключении перечислялись следующие виды оружия, использованного участниками контртеррористической операции, реконструированные на основе видеоматериалов и документов, содержавшихся в уголовном деле N 20/849: "- переносные гранатометы РПГ-7В и их модификации с противотанковыми зарядами ПГ-ВЛ, ПГ-7ВМ, ПГ-7ВС, осколочная боеголовка ОГ-7В; - одноразовые реактивные противотанковые гранаты РПГ-26, РПГ-27; - реактивные штурмовые гранаты РШГ-1 с термобарической боевой частью; - огнеметы РПО-А "Шмель" с термобарической боевой частью; - легкие пехотные огнеметы ЛПО-97 с термобарической боевой частью (возможно); - огнестрельное оружие и переносные гранатометы". На основании тех же источников в заключении сделан вывод о том, что террористы использовали переносной гранатомет РПГ-7В с противотанковыми зарядами ПГ-7ВЛ, одноразовые реактивные противотанковые гранаты РПГ-26, возможно, гранатомет с термобарической боевой частью, не менее 10 СВУ "бутылочного" типа, не менее двух СВУ, сделанных из противопехотных мин МОН-90, и не менее четырех СВУ, сделанных из противопехотных мин ОЗМ-72, а также огнестрельное оружие и переносные гранатометы (страницы 263-273 заключения). 227. В дополнение к этому заключению 14 октября 2007 г. экспертная лаборатория Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания исследовала следы взрыва на южных стенах спортивного зала и подтвердила вышеупомянутые выводы о возможной траектории зарядов, выпущенных со второго этажа южного крыла школы, и о том, что эти выстрелы не могли быть произведены из домов NN 37, 39, 41 или с крыши гаража (заключение N С-И-63, страница 12). (iv) Экспертное заключение N 16/2 228. Экспертное заключение N 16/2 было заказано следствием в апреле 2007 года с целью опровержения версии Савельева относительно причин второго взрыва в спортивном зале, который повлек разрушение участка стены под окном на северной стороне. Экспертиза была окончена 11 декабря 2009 г. (см. § 406 настоящего Решения). Как и экспертиза N 16/1, она проводилась экспертами ФГУП ГНПП "Базальт". Эксперты проверили все возможности, указанные Савельевым, включая использование различных видов гранатометов и огнеметов по такой постройке, и заключили, что их воздействие было несовместимо с повреждениями спортивного зала. Заключение состояло из более чем 130 страниц, и в нем делался вывод, что "происхождение пробоины в северо-западной стене спортивного зала... было связано с детонацией СВУ, эквивалентного примерно 6 кг ТНТ, расположенного на высоте примерно 500 мм над полом, у батареи отопления... Мощность воздействия этого взрыва на стену была усилена почти одновременным взрывом нескольких других СВУ, расположенных в северо-западной части спортивного зала, в отдалении от первого взрыва" (страницы 99-100 заключения). (g) Решение об отказе от привлечения военнослужащих к ответственности 229. 3 декабря 2004 г. заместитель военного прокурора г. Владикавказа* (* Так в тексте оригинала. Возможно, имеется в виду Военная прокуратура Владикавказского гарнизона (примеч. редактора).) вынес постановление об отказе от привлечения к ответственности неназванных военнослужащих 58-й армии Министерства обороны Российской Федерации и Внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации. В документе указывалось, что следствие установило, что военнослужащие армии и Министерства внутренних дел Российской Федерации использовали автоматическое оружие, гранатометы РПГ-25, огнеметы РПО-А "Шмель" и танки T-72. Далее в документе описывались обстоятельства осады и штурма в соответствии со свидетельскими показаниями генерала Соболева из 58-й армии. В частности, в документе указывалось, что 1 сентября 2004 г., во время первого заседания ОШ, было решено, что участие Дзасохова в переговорах "нецелесообразно", поскольку существовала угроза его захвата в заложники. Также отмечалось, что, хотя решение очистить район вокруг школы от гражданских лиц и вооруженных "добровольцев" было принято около полудня 1 сентября, оно не было исполнено до 3 сентября. Кроме того, 2 сентября террористы потребовали, чтобы Дзасохов, Зязиков, Аслаханов и Рошаль прибыли для переговоров, но ОШ решил, что подобные переговоры также "нецелесообразны". После первых взрывов в 13.10 террористы открыли огонь по заложникам, убегающим из спортивного зала, после чего военнослужащие во втором периметре безопасности открыли ответный огонь. В 14.00 группа саперов под командованием полковника Набиева прибыла для разминирования спортивного зала, в это же время он вызвал пожарных для тушения огня. Первая пожарная машина прибыла в 14.45 и имела 200 л воды, вторая приехала в 15.45 и стала тушить пожар. В 21.00 штурм здания окончился, поиск и уничтожение террористов продолжались до 0.30 4 сентября 2004 г. 230. В документе излагались свидетельские показания Цыбаня, который пояснил, что ОШ был официально создан 2 сентября 2004 г., около полудня, под командованием генерала Андреева. ОШ решил, что Дзасохов не может привлекаться к переговорам ввиду угрозы его захвата в заложники. 231. В документе упоминались свидетельские показания более чем десятка военнослужащих 58-й армии: саперов, командиров танков и БТР. Они утверждали, что танки произвели семь выстрелов вечером 3 сентября 2004 г. и что ни один из них не стрелял по школе в дневное время. 232. В докумене также указывались несколько сотен имен военнослужащих, которые привлекались к участию в периметре безопасности. Их показания кратко излагались следующим образом: "При охране зоны не отмечались случаи утраты или хищения оружия или боеприпасов, террористы не делали попыток пробиться или выбраться. Поскольку командиры отдали приказ не открывать огонь в отсутствие открытого прорыва террористов, огонь не открывался, и применение оружия регулировалось статьей 11 [армейского устава]. Отсутствовали случаи нарушения приказа или несанкционированного применения огнестрельного оружия. Боеприпасы не использовались". 233. В документе заключалось, что военнослужащие Министерств внутренних дел и обороны Российской Федерации использовали "личное, табельное стрелковое оружие, инженерное оборудование и химическое оружие, предназначенное для нанесения урона живой силе, но оно использовалось в соответствии с [применимыми] законодательными актами и в связи с невозможностью пресечения действий террористов иными средствами. Использование вышеупомянутого оружия повлекло уничтожение или задержание террористов". В документе также указывалось, что расследование не получило информации о том, что применение вышеупомянутого оружия повлекло причинение вреда кому-либо из заложников. Соответственно, отсутствовали данные о совершении преступления. 234. Постановление от 3 декабря 2004 г. было отменено 12 сентября 2005 г. из-за некоторых технических недостатков. Представляется, что это расследование до сих пор продолжается. (h) Результаты внутренних проверок и решения о непривлечении к ответственности должностных лиц (i) Сотрудники МЧС 235. 29 октября 2004 г. комиссия МЧС по Республике Северная Осетия - Алания провела внутреннюю проверку действий сотрудников МЧС во время кризиса с захватом заложников. Согласно ее выводам пожарные заранее знали о расположении пожарных гидрантов поблизости от школы, но не имели возможности их использовать, поскольку могли быть обстреляны террористами. Поэтому они вначале использовали мобильные цистерны. Ответственные сотрудники составили план доступа пожарных машин к школе, но пожарные не могли обеспечить доступность этих маршрутов - эту работу должен был координировать ОШ на основе этого плана. Невмешательство на начальной стадии было обусловлено указаниями ОШ. Наконец комиссия нашла непрактичным использование более мощных гидравлических пушек ввиду ограниченного выбора мест их размещения, расстояния до источника огня примерно в 60 м и опасности для лиц, находившихся в горящем здании от "горячего пара". Комиссия заключила, что действия сотрудников МЧС были правильными и оправданными. 236. 10 декабря 2004 г. следователь Управления Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу решил не привлекать к уголовной ответственности министра МЧС по Республике Северная Осетия - Алания Дзгоева и его заместителя, начальника пожарной службы Романова по статье 293 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) (преступная халатность). В постановлении упоминались свидетельские показания Романова, Дзгоева и ряда других пожарных и должностных лиц службы. Они подтвердили, что информация о пожаре поступила после первых взрывов, сразу после 13.00, но ОШ разрешил пожарным вмешаться только после 15.20. Они отметили, что семь пожарных машин были готовы принять участие в операции, но маршруты доступа к школе были заняты автомобилями и людьми. Два ближайших пожарных гидранта были недоступны, вначале использовались цистерны для тушения пожара двумя брандспойтами, позднее был сделан контур к ближайшему гидранту. В постановлении обсуждался вопрос о том, могли ли пожарные использовать более мощный брандспойт, но пожарные указывали, что это могло дать желаемый эффект при использовании с расстояния менее 30 м от источника огня, что не могло быть обеспечено ввиду продолжающихся столкновений. Постановление заключило, что ко времени вмешательства пожарных общее руководство операцией принял ОШ во главе с ФСБ России, без разрешения которого не могли быть предприняты какие-либо действия. ФСБ России не разрешала пожарным вмешиваться в течение примерно двух часов ввиду отсутствия специального снаряжения, и, таким образом, они могли получить травмы или погибнуть. При подобных обстоятельствах действия должностных лиц МЧС не содержали элементов, которые могли обусловить вывод о совершении преступления. Неясно, были ли заявители информированы об этом постановлении, и обжаловали ли они его. 237. В марте 2006 года потерпевшие просили привлечь компетентных должностных лиц, включая Дзасохова, Андреева, Попова и Романова, к ответственности за халатность и сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, повлекших тяжкие последствия ( часть вторая статьи 293 и часть вторая статьи 237 УК РФ). В частности, потерпевшие утверждали, что до террористического акта не были приняты необходимые профилактические меры, ОШ оставался пассивным и не обеспечил проведение значимых переговоров с террористами, в результате бездействия ОШ положение заложников 1-3 сентября 2004 г. ухудшилось и ослабило их к моменту штурма, неявка Дзасохова, Зязикова и Аслаханова для переговоров исключила возможность диалога, периметр безопасности вокруг школы не был надлежащим образом обеспечен и что штурмовая операция не была тщательно подготовлена. Потерпевшие также полагали, что военные и силы безопасности действовали без плана и применяли чрезмерное и неизбирательное оружие 3 сентября, после 13.00. В связи с последним утверждением они ссылались на несколько десятков свидетельских показаний, полученных во время судебного процесса по делу Нурпаши Кулаева и указывавших на применение огнеметов, гранатометов, танков и БТР. Они также отмечали, что интервал между началом пожара в спортивном зале и началом операции по его тушению составил полтора часа и что пожарные не были подготовлены, поскольку у них не было воды. В результате десятки заложников, включая детей, в спортивном зале сгорели заживо, так как они были травмированы, контужены, дезориентированы или слишком слабыми, чтобы покинуть его самостоятельно. 238. 14 марта 2006 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации отклонил это обращение, установив, что решения должностных лиц следствия были законными и что действия, требуемые потерпевшими, не были необходимыми, поскольку соответствующие факты были установлены другими средствами. 26 июня 2007 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа удовлетворил жалобу потерпевших на указанное решение и обязал заместителя Генерального прокурора Российской Федерации подробно рассмотреть обращения потерпевших и дать им мотивированные ответы по каждому их доводу. 15 августа 2007 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания отменил решение районного суда и возвратил дело на новое рассмотрение. 24 августа 2007 г. районный суд подтвердил действительность решения от 14 марта 2006 г. Затем его поддержал Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания 3 октября 2007 г. Последующие ходатайства потерпевших о рассмотрении дела в порядке надзора были отклонены. 239. Тем временем и параллельно с вышеупомянутым разбирательством 20 апреля 2006 г. руководитель следственной группы, следователь Управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по Южному федеральному округу решил не возбуждать уголовного дела в соответствии с теми же статьями УК РФ в отношении руководителя и членов ОШ. Следователь установил, что в действиях должностных лиц отсутствовали признаки состава преступления. Он опирался на выводы экспертного заключения N 1 о том, что действия ОШ соответствовали применимому законодательству. Потерпевшие подали жалобу, и 3 апреля 2007 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа отменил указанное решение следователя, поскольку экспертное заключение N 1 было признано незаконным. 2 мая 2007 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания отменил решение районного суда и возвратил дело на новое рассмотрение, установив, что оно не основано на всех имеющихся материалах. В новом разбирательстве 6 июня 2007 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа отклонил все жалобы и установил, что, хотя экспертное заключение N 1 было признано незаконным, данные, на которые оно опиралось, сохраняли силу и поддерживали сходные заключения. 15 августа 2007 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания оставил это решение без изменения. 240. Другим постановлением, также датированным 20 апреля 2006 г., тот же следователь решил не возбуждать уголовного дела против первого заместителя министра МЧС по Республике Южная Осетия, руководителя пожарной службы Романова и начальника пожарной службы Правобережного района Харкова. Постановление ссылалось на часть вторую статьи 293 УК РФ (преступная халатность). В постановлении содержались ссылки на свидетельские показания, подтверждавшие, что первая информация о взрывах и пожаре в спортивном зале была получена 3 сентября вскоре после 13.00, а также на тот факт, что Романов несколько раз между 13.20 и 15.20 приказывал пожарным вмешаться, а затем отменял свои приказы в связи с отсутствием разрешения руководителя ОШ. В 15.25 две пожарных машины прибыли к школе с полным запасом воды, которого хватило бы примерно на три - пять минут. Когда она кончилась, были вызваны две другие пожарные машины, позднее вода поступала из пожарного гидранта, поскольку ближайшие гидранты не могли использоваться. Постановление ссылалось на экспертное заключение N 1 и на заключение пожаротехнической экспертизы N 2576/17, 320-328/18-17 (см. §§ 218 и последующие настоящего Решения). (ii) Должностные лица Министерства здравоохранения Российской Федерации 241. 30 сентября 2005 г. Министерство здравоохранения Российской Федерации уведомило Генеральную прокуратуру о результатах внутренней проверки действий его сотрудников 1-3 сентября. Министерство здравоохранения Российской Федерации признало, что масштаб и обстоятельства этих событий были беспрецедентны даже для самого опытного персонала и что ситуация "усугублялась отсутствием достоверной информации о количестве заложников, непредсказуемостью событий и трудностями прогнозирования видов травм". В документе отмечалось, что ситуация на месте полевого педиатрического госпиталя, развернутого в г. Беслане 2 сентября 2004 г., осложнялась присутствием большого количества местных жителей, которые "периодически превращались в толпу, проявляющую признаки эмоционально-психической нестабильности". Работа мобильной группы психологов способствовала снижению напряжения и созданию условий, необходимых для оказания правовой помощи. Общий вклад Центра "Защита"* (* Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду называющееся в настоящее время Федеральное государственное бюджетное учреждение "Всероссийский центр медицины катастроф "Защита"" Министерства здравоохранения Российской Федерации (примеч. редактора).) характеризовался как важный и доказал свою значимость. 242. Власти Российской Федерации в своих объяснениях от сентября 2013 года кратко изложили документы дела N 20/849 по поводу работы медицинского персонала следующим образом. 243. 1 сентября 2004 г. Министерство здравоохранения Российской Федерации создало координационный штаб, объединяющий силы местных и федеральных министерств здравоохранения, МЧС, Центра "Защита" и центра судебной экспертизы. К вечеру 1 сентября были созданы специальные подразделения психологической помощи родственникам. Был принят ряд других экстренных мер, таких как дежурства медицинского персонала в ряде местных больниц, подготовка необходимого оборудования и материалов, включая кровь для переливания, обеспечение готовности отделений интенсивной терапии и хирургии. 244. 2 сентября в г. Беслане был создан полевой педиатрический госпиталь. "Федеральный и местный штаб" разработали маршруты доступа к школе и эвакуации, проинструктировали водителей, медицинский и парамедицинский персонал. 245. 3 сентября в г. Беслане был создан дополнительный госпиталь, оборудованный для проведения срочных хирургических операций и оказания других видов экстренной помощи. Были приняты меры для оказания помощи большому количеству травмированных лиц. В различных больницах региона были зарезервированы 1 300 мест. До и после штурма прибыли медицинские группы из других регионов, включая высококвалифицированных врачей из г. Москвы. 246. Таким образом, к моменту первых взрывов в г. Беслане находились свыше 200 врачей, 307 медиков, 70 машин "скорой помощи". Они составили 94 мобильные медицинские бригады, включая 14 резервные. 247. 3 сентября 2004 г., с 13.15 до 18.30, 556 раненых, из них 311 детей были доставлены в местные больницы. К 19.00 в тот же день все пациенты были помещены в больницы городов Беслана и Владикавказа, были сделаны 47 срочных операций. 248. Более чем тысяче человек была оказана психологическая помощь. 249. С 4 сентября 2004 г. специальные медицинские бригады посещали семьи на дому, помогая тем заложникам и членам их семей, которые находились дома. С 5 по 15 сентября более 200 пациентов (включая 137 детей) были направлены в г. Москву специальными рейсами. 250. В общей сложности с 3 сентября по 16 декабря 2004 г. примерно 800 пациентов получили медицинскую помощь. В школе погибли 305 человек, 26 умерли в больницах. К 16 декабря 2004 г. 26 человек (из них семеро детей) продолжали получать медицинскую помощь в больницах, остальные были выписаны. Республика Северная Осетия - Алания получила 26 тонн медицинского оборудования и запасов в связи с захватом заложников. (iii) Другие должностные лица и члены ОШ 251. В мае 2007 года заявители обратились в Управление Генеральной прокуратуры Российской Федерации по Южному федеральному округу по поводу привлечения министра внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания Дзантиева к ответственности за халатность. 1 июня 2007 г. это обращение было отклонено. Рассмотрев жалобу потерпевших, 18 февраля 2008 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа, а 27 марта 2008 г. Верховный суд Северной Осетии оставили решение без изменения. 252. В июле 2007 года заявители обратились в прокуратуру с просьбой дать "оценку" действий руководителей Республики Северная Осетия - Алания, которые не предотвратили террористический акт, не уведомили население об угрозе и не обеспечили надлежащий периметр безопасности вокруг школы, а также просили проверить законность их действий в качестве членов ОШ, который санкционировал применение неизбирательных видов оружия и не обеспечил быстрое тушение пожара. Заявители сослались на информацию, содержавшуюся в докладе Федеральному собранию (см. §§ 398 и последующие настоящего Решения), а также требовали допросить данных должностных лиц и потерпевших. 2 августа 2007 г. это обращение было частично отклонено следователем, который решил, что вопросы, затронутые потерпевшими, являлись предметом продолжающегося уголовного расследования. (i) Установление причин смерти и травм 253. На основе медицинских и экспертных документов были установлены причины смерти 215 человек, точные причины смерти 116 человек не могли быть установлены вследствие обширных посмертных ожогов. Что касается травм, 79 человек получили огнестрельные ранения, 91 - осколочные, 302 - пострадали от последствий взрывов, 10 - испытали потрясения, 83 - получили переломы костей и ушибы, 36 - получили термические травмы и 109 - перенесли психологические и неврологические расстройства. 254. Следствие заключило, что смерть и травмы потерпевших не были связаны с действиями или бездействием представителей государства, включая использование огнестрельного оружия. 255. Заявители в своих многочисленных жалобах подчеркивали, что экспертизы проводились без извлечения из тел пуль, осколков и других предметов. Они также отмечали, что экспертизы многих тел вообще не установили причины смерти из-за обширных ожогов. (j) Обращения и жалобы потерпевших 256. В ходе внутригосударственного разбирательства потерпевшие подали несколько сот обращений в прокуратуру по поводу производства различных процессуальных действий. Они обжаловали результаты большинства этих обращений в районные суды. Копии большинства обращений и жалобы, а также ответов властей предоставлены в Европейский Суд или описаны заявителями в их объяснениях. 257. Так, в июле 2006 года потерпевшие просили следователя, ответственного за дело, установить, кто принял решение о недопуске к переговорам четырех человек, требуемых террористами, провести очные ставки между гражданскими и милицейскими свидетелями, с одной стороны, и военнослужащими, с другой стороны, чтобы выяснить вопрос о применении танков и огнеметов в течение 3 сентября 2004 г. Следователь 24 июля 2006 г. отклонил обращение и указал, что решение о применении оружия принималось ОШ, следствие также не нашло целесообразным проводить очные ставки. 258. В январе 2007 года заявители просили следователя выяснить следующие вопросы: кто принял решение о неучастии в переговорах четырех человек, требуемых террористами, кто санкционировал применение танков и огнеметов во время штурма? 30 января 2007 г. следователь удовлетворил обращение и сообщил заявителям, что их будут информировать о результатах следствия. 259. В августе 2007 года заявители просили следствие выяснить количество заложников, которое сообщалось ОШ ФСБ России, Министерству внутренних дел Российской Федерации и Президенту Российской Федерации каждый день кризиса, и допросить соответствующих должностных лиц. 14 августа 2007 г. это обращение было удовлетворено. 260. В ноябре 2007 года со ссылкой на результаты судебных экспертиз и свидетельские показания, полученные во время судебного процесса по делу Нурпаши Кулаева (см. §§ 269 и последующие настоящего Решения), потерпевшие утверждали, что тела 116 человек были серьезно повреждены, и это делало невозможным установление причин смерти в большинстве случаев. Однако несколько судебно-медицинских экспертиз указали обширные ожоги в качестве причины смерти. Потерпевшие пытались выяснить, кто распорядился задержать вмешательство пожарных в спортивном зале, и были ли они надлежащим образом экипированы по прибытии. 16 ноября 2007 г. следователь отклонил обращение о выдвижении обвинений против нескольких должностных лиц, сославшись на то, что следствие продолжается. 261. По ходатайству потерпевших 23 ноября 2007 г. следователь приобщил к материалам дела протоколы судебного процесса сотрудников Правобережного и Малгобекского РОВД. 262. В декабре 2007 года следователь удовлетворил обращения потерпевших на основании информации, полученной во время судебного процесса по делу Нурпаши Кулаева, о допросе ряда высокопоставленных лиц о мерах, принятых в августе 2004 года для предотвращения террористического акта с целью выяснения масштабов привлечения местной милиции к обеспечению безопасности проезда Дзасохова утром 1 сентября и установления того, как ОШ определил цифру в 354 заложника, которая была объявлена во время кризиса. Следователь также удовлетворил обращение потерпевших о допросе генерала Тихонова, начальника центра специальных сил ФСБ России, с целью выяснения подробностей применения неизбирательного оружия для обстрела школы. 263. 10 мая 2007 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа рассмотрел по просьбе заявителей примерно 120 обращений, поданных ими следователю с декабря 2005 года по март 2007 года, результаты которых они считали неудовлетворительными. Жалобы в основном касались следующих пунктов: попытки заявителей получить дополнительные данные о точной причине смерти и травмирования их родственников, информацию о причине первых трех взрывов в спортивном зале, подробности участия различных военных и специальных подразделений в штурме, информацию о типах и результатах исследования оружия, найденного в школе, данные о действиях ОШ, информацию о действиях пожарных сразу после первых взрывов, пределы ответственности должностных лиц за исход кризиса и требования потерпевших об ознакомлении с различными документами дела. Жалоба заявителей была полностью отклонена, и районный суд нашел, что следователи действовали законно и в пределах своего профессионального усмотрения. Суд также отметил, что разбирательство еще продолжалось. Заявители обжаловали решение, но 13 июня 2007 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания поддержал решение от 10 мая 2007 г. 264. 23 октября 2007 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа отклонил жалобу потерпевших по поводу решений следователей относительно их семи обращений об установлении причин первых взрывов и происхождения огнестрельного оружия, вызвавшего гибель и травмирование заложников, получении сведений о контактах с террористами, об установлении лица, распорядившегося о применении танков, БТР, огнеметов и гранатометов, и установлении причин обугливания 116 трупов. Суд также отклонил жалобу потерпевших по поводу предполагаемой неэффективности и задержек со стороны прокуратуры. 8 февраля 2008 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания поддержал это решение. 265. 10 января 2008 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа отклонил еще одну жалобу потерпевших в связи с пятью обращениями к следователю. Эти обращения касались доступа потерпевших к экспертному заключению о взрывах, баллистической экспертизе и документам о существовании реальной угрозы террористического акта до 1 сентября. Районный суд со ссылкой на часть третью статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) заключил, что ограничения доступа потерпевших к документам были оправданы. Остальные действия следствия также были признаны законными. Это решение было оставлено без изменения после рассмотрения жалобы 27 февраля 2008 г. 266. Согласно решению Промышленного районного суда г. Владикавказа от 13 марта 2008 г. 62 потерпевших и их представители жаловались в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и суд на решения следователей об отклонении 12 обращений, поданных ими с декабря 2007 года по январь 2008 года. Эти обращения касались следующих вопросов: установления точных причин смерти потерпевших при неполноте заключений вскрытия, выяснения того, были ли тела обуглены до или после смерти, объяснения шестерым потерпевшим того, почему выводы по поводу смерти их родственников были основаны на внешнем осмотре без проведения экспертиз, установление причинной связи между использованием огнеметов, гранатометов, танков и БТР во время штурма и смертью заложников, обеспечения дополнительного допроса сотрудников Малгобекского РОВД и военнослужащих войсковой части, дислоцированной в Малгобекском районе, по поводу предотвращения террористического акта, выяснения причин назначения Андреева руководителем ОШ 2 сентября 2004 г. и получения полного доступа к материалам дела и копиям комплексного экспертного заключения (включая математический расчет взрывов, баллистические и взрывотехнические исследования). Потерпевшие также утверждали, что они не получали своевременных ответов на свои обращения и запросы, что расследование затянулось и не отличалось объективностью и, в частности, что они не имели доступа к наиболее важным документам дела. Промышленный районный суд г. Владикавказа отклонил все обращения, установив, что требования потерпевших по возможности удовлетворялись следствием или не были основаны на действующем законодательстве. 23 апреля 2008 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания, рассмотрев жалобу потерпевших, оставил решение без изменения. 267. 10 декабря 2008 г. Промышленный районный суд г. Владикавказа отклонил еще одну жалобу, поданную группой потерпевших на решения, вынесенные по их обращениям к следователям. Одиннадцать обращений, поданных с февраля по сентябрь 2008 года, касались доступа потерпевших к результатам баллистических экспертиз и записям переговоров с террористами, с требованием о получении копий некоторых документов дела и постановлений о назначении экспертиз. Потерпевшие также утверждали, что следствие без необходимости было затянуто, важные меры откладывались, что, в свою очередь, могло повлечь утрату доказательств и уменьшение эффективности судебного рассмотрения. Потерпевшие просили признать действия следователей незаконными, поскольку они не проводили эффективного расследования, отказались допустить потерпевших к ознакомлению с материалами дела и не установили степень ответственности должностных лиц. Суд решил, что некоторые документы, затребованные потерпевшими, являлись секретными, а доступ к другим регулировался частью третьей статьи 161 УПК РФ. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания оставил решение районного суда без изменения 11 февраля 2009 г. 268. Последующие попытки потерпевших добиться пересмотра этих решений в порядке надзора оказались безрезультатными. 8. Уголовное дело в отношении Нурпаши Кулаева 269. Заявители предоставили многочисленные документы, связанные с расследованием уголовного дела и судом в отношении Нурпаши Кулаева, единственного террориста, захваченного живым. В частности, они предоставили четыре тома протоколов судебного заседания (около 2 000 листов), копии приговора суда первой инстанции (319 листов) и кассационного определения, а также их жалоб в суды кассационной и надзорной инстанций. Наиболее важные документы и объяснения заявителей могут быть изложены следующим образом. (a) Расследование и судебное разбирательство в Верховном суде Республики Северная Осетия - Алания 270. 19 января 2005 г. уголовное дело в отношении единственного выжившего террориста Нурпаши Кулаева было выделено в отдельное производство из уголовного дела N 20/849, и ему был присвоен N 20/870. 271. 17 мая 2005 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания начал судебное разбирательство в отношении Нурпаши Кулаева. Ему были предъявлены обвинения в убийстве при отягчающих обстоятельствах, терроризме, захвате заложников, участии в банде, незаконном ношении оружия и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа ( статьи 105, 205, 206, 209, 222 и 317 УК РФ). Между маем 2005 года и февралем 2006 года суд первой инстанции провел 61 заседание. (b) Показания Нурпаши Кулаева 272. В зале суда Кулаев рассказал, что он присоединился к группе 31 августа 2004 г. Его брат Ханпаш Кулаев был нелегальным боевиком с начала 1990-х годов, но потерял руку и после этого проживал в их родном селе Пседах. 31 августа 2004 г. группа вооруженных мужчин приехала на автомобиле ВАЗ-2110 и обвинила его брата в том, что он работал на ФСБ. Оба брата и двое их друзей ушли с вооруженными людьми в лагерь, расположенный примерно в 300 метрах от дороги. Поздно ночью 31 августа 2004 г. мужчина, который руководил лагерем, "Полковник", велел всем присутствующим сесть в грузовик ГАЗ-66. Там были 32 человека, включая двух женщин в масках. Взрывчатые вещества и оружие в рюкзаках находились под скамьями, и люди заняли места на полу грузовика. Отвечая на вопросы потерпевших, Кулаев сообщил, что он не видел деревянные ящики для патронов, которые были позже найдены в школьной столовой. 273. Они провели ночь в долине и рано утром отправились дальше. Кузов грузовика был закрыт брезентом, и они не могли ничего видеть снаружи. В определенный момент автомобиль остановился, и Кулаев услышал, как кто-то потребовал у водителя предъявить документы. Потом им сказали, что сотрудник милиции был захвачен, и они поехали дальше. Впоследствии этот сотрудник милиции был освобожден, поскольку он являлся родственником одного из боевиков. Поездка продолжалась около двух с половиной часов. Во время захвата школы один боевик получил смертельное ранение, и "Полковник" приказал убить 20 заложников-мужчин. В школе Кулаев был направлен в столовую. 1 сентября между боевиками возник спор, и "Полковник" привел в действие взрывное устройство на женщине-смертнице. В результате взрыва были смертельно ранены другая женщина и боевик арабского происхождения. По утверждению Кулаева, многие члены группы, включая его самого и его брата, не знали о характере их миссии, но "Полковник" ссылался на приказы Басаева и казнил тех, кто пытался протестовать. Террористы разговаривали между собой по-ингушски, и "Полковник" звонил кому-то для получения инструкций на русском языке. 274. Ссылаясь на разговоры между террористами, Нурпаши Кулаев заявил, что "Полковник" сообщил Аушеву, что, если четыре человека, указанных ими, придут в школу, они освободят 150 заложников за каждого из них. Он также понял, что некоторые заложники и боевики смогут выехать на автобусах в Чеченскую Республику, если российские войска будут выведены из горных районов. 275. Говоря о первых взрывах в спортзале, Кулаев пояснил, что "Полковник" сказал, что снайпер "убил человека, [держащего замыкатель]", после чего он крикнул кому-то в трубку: "Что вы делаете!" и сломал свой мобильный телефон, затем он призвал террористов бороться до победного конца. Кулаев выпрыгнул в окно столовой и крикнул солдатам, чтобы они не стреляли туда, поскольку там находились женщины и дети. Он отрицал, что использовал свой автомат и ходил в спортзал, когда там содержались заложники. 276. Двое лиц, ранее осужденных за террористическую деятельность, сообщили, что они знали Ханпаша Кулаева, брата подсудимого, как активного члена террористического подполья, и что в 2003 году оба брата и несколько других членов вооруженной группы вместе с их семьями проживали в арендованном доме в Республике Ингушетия (Ганиев Р., том 4, л.д. 1562 протоколов судебного заседания, Мужахоева З., т. 4, л.д. 1611). (c) Реконструкция событий, предшествующих захвату заложников, и установление лидеров 277. Некоторые местные жители заявляли в суде, что они видели неизвестных людей и подозрительные ящики в школе до 1 сентября 2004 г. (В. Томаев, т. 1, л.д. 360-363; Л. Гутнова, т. 1, л.д. 458; З. Левина, т. 1, л.д. 474; Р. Кокова, т. 3, л.д. 1243; К. Рубаев, т. 3, л.д. 1305). В августе 2004 года здание школы было частично отремонтировано, но учителя и директор отрицали, что в этом участвовал кто-либо, кроме работников школы и членов их семей (Н. Гуриева, т. 2, л.д. 542; Е. Ганиева, т. 3, л.д. 1157; З. Дигурова, т. 3, л.д. 1238). Учителя сообщили, что они осмотрели школу ранним утром 1 сентября и там никого не было (А. Цаголов, т. 1, л.д. 265; Е. Авдонина, т. 2, л.д. 871; Р. Комаева-Гаджинова, т. 2, л.д. 874; О. Щербинина, т. 2, л.д. 931). 278. Сотрудник милиции, который был захвачен террористами на административной границе утром 1 сентября 2004 г., рассказал, что он остановил автомобиль ГАЗ-66 между 7.00 и 8.00. Вооруженные люди забрали его служебный пистолет, автомобиль ВАЗ и милицейскую фуражку и поехали в г. Беслан, где он бежал, как только началась стрельба. Он отрицал, что знал кого-либо из террористов, и подтвердил, что террористы разговаривали между собой и с ним по-ингушски (Г.С., т. 4, л.д. 1546). 279. Что касается предотвращения террористического акта, высокопоставленный сотрудник милиции Правобережного РОВД пояснил в суде в ноябре 2005 года, что 1 сентября, около 8.00, школа была осмотрена, возможно, со служебной собакой. Он признал, что в отличие от предыдущих лет милиция не была направлена к школе (Ч. Хачиров, т. 3, л.д. 1215). М. Айдаров, бывший начальник Правобережного РОВД, знал, что школа была осмотрена со служебными собаками утром 1 сентября, но копии соответствующих протоколов предоставлены не были (т. 3, л.д. 1410). 280. Суд первой инстанции отметил, что уголовное расследование в отношении организаторов террористического акта осуществлялось в рамках отдельного уголовного дела (N 20/849, см. выше). Суд процитировал показания и документы из материалов уголовного дела N 20/849. Он перечислил 19 террористов (включая Кулаева) и упомянул 13 неустановленных лиц (включая "Абу-Радия" и "Абу-Фаруха"). (d) Допрос заложников и признание потерпевшими 281. Представляется, что с октября по декабрь 2004 года были допрошены и признаны потерпевшими многочисленные заложники и родственники жертв. К моменту начала судебного разбирательства несколько сотен лиц были признаны потерпевшими в разбирательстве. Более 230 потерпевших были допрошены в ходе суда, показания иных потерпевших, данные на стадии предварительного расследования, были оглашены. 282. Потерпевшие, допрошенные в зале суда, в основном отрицали, что видели Кулаева в спортзале, хотя несколько заложников видели его в спортзале, в коридоре 1-3 сентября и столовой во время финальной стадии нападения. Большинство заложников не видели брата Кулаева Ханпаша, у которого не было правой руки. Некоторые из них также упомянули одного конкретного террориста: бритого мужчину с большим шрамом на шее, который был особенно жесток с заложниками и которого они не идентифицировали после окончания захвата (свидетельница И. Митдзиева, т. 2, л.д. 520). Большинство заложников видели двух женщин-смертниц, хотя некоторые заложники указывали, что видели другую женщину славянской внешности на первом этаже школы 2 сентября и, возможно, четвертую женщину также 2 сентября (И. Митдзиева, т. 2, л.д. 518; К. Мисиков, т. 2, л.д. 571; О. Щербинина, т. 2, л.д. 935). Одна женщина сообщила суду, что 2 сентября террорист "Абдулла" спросил ее, была ли она ингушкой, и предложил освободить членов ее семьи, если она согласится стать смертницей, потому что "две их девушки были убиты залпами", произведенными извне (Л. Кудзиева, т. 2, л.д. 525). Заложники оценили количество террористов от 30 до 70 человек. 283. В отношении захвата школы многие заложники сообщили, что как только боевики окружили линейку во дворе и начали стрелять в воздух, другая группа боевиков стреляла с крыши здания. Некоторые свидетели заявили, что, когда началась стрельба, некоторые дети пытались бежать через Школьный переулок, но там находились боевики, которые заставили их вернуться. Многие видели боевиков, бегущих к школе со стороны железнодорожной линии (Р. Кусаева, т. 1, л.д. 147; Ю. Мисиков, т. 1, л.д. 471; М. Даурова, т. 2, л.д. 574). Другие сообщили, что, когда они вошли в школу, там уже были вооруженные боевики, охраняющие лестницу на второй этаж. Мальчик, которому на момент событий было девять лет, рассказал, что 2 сентября его и еще примерно 10 мальчиков старшего возраста заставили забирать ящики с гранатами и минами из отверстия под сценой в актовом зале (С. Худалов, т. 2, л.д. 866), но больше никого из этой группы установить не удалось. Одна свидетельница указала, что, когда боевики взломали полы в спортзале 1 сентября, они вытащили длинную трубу, которая, по ее мнению, являлась гранатометом (А. Цахилова, т. 2, л.д. 896). 284. Сотрудник милиции Фатима Д. дала подробные показания относительно захвата заложников и дальнейших событий. По ее словам, второй сотрудник милиции не явился к школе. Примерно в 8.50 утра одна из матерей сказала ей, что возле школы стоит подозрительный грузовик. Когда она вышла, чтобы проверить это, то услышала подозрительный звук. Она побежала в учительскую на первом этаже, чтобы предупредить милицию, но, как только она взяла телефон, ее окружили несколько боевиков в камуфляжной форме. Они сказали ей, что "в этот раз всё будет серьезней", и отвели ее в спортзал. По ее оценке, боевиков было около 70 человек (т. 1, л.д. 365). 285. 1 сентября по приказу террористов учителя составили списки детей в возрасте до семи лет, хотя эти списки так и не использовались (З. Левина, т. 1, л.д. 475; О. Щербинина, т. 2, л.д. 937). Многие заложники сообщили суду, что террористы были крайне раздражены информацией о количестве лиц, находящихся в школе, и что их обращение стало более жестоким после того, как было объявлено о 354 заложниках. Они сказали, что террористы не разрешали им пить или ходить в туалет, так как "они вообще никому не были нужны, и только 350 из них останется" (И. Кокаева, т. 1, л.д. 413; Ф. Калоева, т. 1, л.д. 448; З. Пухаева, т. 1, л.д. 461; З. Даурова, т. 1, л.д. 481). Заложники жаловались на побои, оскорбления и жестокое обращение, упоминали, как террористы избивали пожилых людей и детей, делали вид, что казнят их, держали родителей, дедушек и бабушек под прицелом на глазах у детей и стреляли в воздух, чтобы заставить их соблюдать тишину. 286. Заложники видели дальнейшее ухудшение отношения террористов 2 сентября после того, как Аушев ушел из школы. Некоторые из них сообщили, что 2 и 3 сентября террористы тщетно пытались связаться с властями через лиц, имевших родственников среди чиновников или общественных деятелей. 287. Директор школы Цалитова* (* В интернет-источниках указывается фамилия "Цалиева" (примеч. переводчика).) была заложницей вместе с членами своей семьи. Она заявила, что проверила школу утром 1 сентября, и отрицала утверждения о том, что кто-либо, кроме работников школы и их родственников, участвовал в ремонте. Боевики призывали Цалитову участвовать в переговорах, она пояснила, что они были раздражены отсутствием контакта с властями. 3 сентября она попыталась подключить детей Таймураза Мамсурова и мать прокурора к переговорам, но безуспешно (Л. Цалитова, т. 1, л.д. 432). 288. Многие заложники сообщили о взрывах в спортзале. Они сказали, что до взрывов боевики вели себя расслабленно и готовили обед. Другие упомянули некоторое беспокойство, предположительно обусловленное прекращением подачи электроэнергии в спортзале. Некоторые заложники рассказали, что они видели взрыв СВУ, прикрепленного к баскетбольному кольцу (К. Дзарасов, т. 1, л.д. 213; Б. Арчинов, т. 1, л.д. 274). Другие настаивали на том, что, когда они покидали спортзал, они все еще могли видеть неповрежденные СВУ на баскетбольных кольцах (З. Сидакова, т. 1, л.д. 315), или на том, что лишь третий взрыв произошел от этого СВУ (И. Бекузарива, т. 2, л.д. 962). Некоторые описывали первый взрыв как "огненный шар" (А. Дзестелова, т. 2, л.д. 538). Многие сообщили о пламени и жаре от взрывов, которые воспламеняли их одежду и волосы и причиняли ожоги (З. Агаева, т. 2, л.д. 600; С. Джериева, т. 2, л.д. 614; Ф. Кочиева, т. 2, л.д. 631; А. Цгоев, т. 2, л.д. 748; Ф. Бугулова, т. 2, л.д. 764; В. Макиев, т. 2, л.д. 826; Ш. Ханикаев, т. 2, л.д. 831; Т. Кокова, т. 2, л.д. 884). Многие считали, что пожар мог убить раненых и контуженных лиц, которые не могли покинуть спортзал самостоятельно (Л. Томаева, т. 1, л.д. 357; И. Гагиева, т. 1, л.д. 444; Л. Кудзиева, т. 2, л.д. 526; С. Фидарова, т. 2, л.д. 584; Т. Скаева, т. 3, л.д. 1001; З. Митдзиева, т. 3, л.д. 1043; Ф. Аликова, т. 4, л.д. 1577). Некоторые заложники описывали, как они были спасены местными жителями из спортзала и прилегающих помещений после взрывов (И. Гагиева, т. 1, л.д. 444). Ряд свидетелей также дали показания о том, что, когда заложники начали выбегать из спортзала через отверстие в стене, в них стреляли с первого этажа школы, и многие женщины и дети были ранены. 289. Те заложники, которые были размещены боевиками в столовой и актовом зале, сообщили об ожесточенных боях, имевших там место. Они заявили, что боевики пытались заставить заложников - женщин и детей - стоять в окнах и размахивать одеждой, и некоторые были убиты выстрелами, произведенными извне, и мощными взрывами (Р. Кусаева, т. 1, л.д. 152; З. Сидакова, т. 1, л.д. 313; С. Урманов, т. 1, л.д. 426; З. Даурова, т. 1, л.д. 483; Н. Бадоева, т. 2, л.д. 823; В. Макиев, т. 2, л.д. 826; Т. Светлова, т. 2, л.д. 956; В. Катуева, т. 2, л.д. 971). 290. Многие также заявили, что они не удовлетворены результатами уголовного расследования и не намереваются требовать от подсудимого возмещения вреда, поскольку они считают, что за смерти и ранения несут ответственность военнослужащие. (e) Показания сотрудников милиции Правобережного РОВД 291. М. Айдаров, бывший начальник Правобережного РОВД, был допрошен в суде (т. 3, л.д. 1394-1414), когда находился под следствием по уголовному делу N 20/852 о преступной халатности (см. § 355 настоящего Решения). Он пояснил, что был назначен на должность лишь в середине августа 2004 года. Административная граница с Республикой Ингушетия в районе имела длину 57 км и была в основном неохраняемой. Многочисленные небольшие дороги через поля формально были закрыты и сделаны непроезжими с учетом повышенной террористической угрозы, но это не устраивало местных жителей, которые очень часто убирали барьеры. В августе 2004 года была сообщена информация о сборе вооруженных групп в Пседахском районе Республики Ингушетия, и был принят ряд мер по обеим сторонам административной границы, однако на тот момент эти меры не дали известных результатов. 292. Он также пояснил, что из 53 сотрудников РОВД, имевшихся по состоянию на 1 сентября, более 40 были женщинами. Было сложно поддерживать личный состав в боевой готовности в течение длительного времени. Как только со стороны школы раздались выстрелы, около 9.15 1 сентября, он приказал личному составу обеспечивать безопасность вокруг здания. Двое сотрудников РОВД являлись свидетелями захвата заложников и обменялись выстрелами с террористами. 293. Т. Муртазов, заместитель начальника Правобережного РОВД, на момент допроса также находился под следствием по делу о преступной халатности. Муртазов дал подробные объяснения об обстреле школы из огнеметов "Шмель" с трех снайперских позиций, расположенных на крышах технического строения на улице Лермонтова, пятиэтажного жилого дома на углу улиц Школьной и Батагова и дома сторожа (т. 3, л.д. 1418). Он не знал, откуда пришли снайперы. Он был свидетелем танкового обстрела школы и применения гранатометов военнослужащими, эти события произошли между 14.00 и 16.00. Сотрудник отметил, что из тел умерших заложников была извлечена не одна пуля, позволяющая идентифицировать военнослужащих Министерства внутренних дел Российской Федерации (т. 3, л.д. 1424). 294. Дряев, другой высокопоставленный сотрудник РОВД, сообщил, что сразу после первых взрывов 3 сентября он видел военнослужащих [Внутренних войск], стреляющих из автоматического оружия по школе в ответ на огонь противника. Вскоре после 15.00 свидетель видел танк, стоявший на улице Коминтерна, который произвел около 10 залпов в угол школы с расстояния около 30 метров. Эти выстрелы, возможно, произведенные без взрывных боеголовок, повредили стену и крышу (т. 3, л.д. 1428). 295. Сотрудники милиции Правобережного РОВД рассказали, что к вечеру 1 сентября они провели проверку каждого дома в районе и получили список имен 900 заложников, который они передали дежурному сотруднику РОВД (Ч. Хачиров, т. 3, л.д. 1212; С. Фриев, т. 3, л.д. 1217). 296. Сотрудники милиции также пояснили, что двое мужчин были избиты толпой 2 сентября и задержаны для доставления в РОВД по подозрению в пособничестве террористам. Они оказались гражданскими лицами из близлежащего города, личность обоих мужчин была установлена, и они дали показания в суде об этом происшествии. (f) Показания гражданских лиц и сотрудников милиции, которые участвовали в спасательной операции 297. Суд допросил нескольких гражданских лиц, которые помогали выводить заложников из спортзала. Дудиев сказал, что он вошел в спортзал после первых взрывов вместе со спецназовцами, разыскивая свою жену и троих детей. Дудиев вытащил раненую жену и тело дочери, в то время как его брат выводил его раненого сына, его старший ребенок был убит (А. Дудиев, т. 1, л.д. 251). Другие свидетели, гражданские лица и сотрудники милиции, сообщили суду, что они несколько раз входили в горящий спортзал, вытаскивая нескольких травмированных женщин и детей, пока не обрушилась крыша (Е. Адаев, т. 2, л.д. 659; И. Тотоонти, т. 4, л.д. 1595). Один сотрудник милиции отмечал, что огонь очень быстро распространялся по крыше школы, в то время как пожарные не вмешивались (Р. Бадоев, т. 3, л.д. 1295). 298. Некоторые свидетели видели танки, стреляющие по школе, вскоре после взрывов (З. Хосонов, т. 3, л.д. 1110), один мужчина был ранен взрывом, когда забирал ребенка из спортзала (Т. Гасиев, т. 2, л.д. 676). Свидетель E. Тетов пояснил, что служил в армии членом экипажа танка и был хорошо знаком с танками и боеприпасами, используемыми ими. 3 сентября, вскоре после 13.00, он насчитал от девяти до 11 выстрелов без взрывных боеголовок, произведенных из танкового орудия. Он также полагал, что первые взрывы и пожар начались извне, от огнемета или трассирующей пули (т. 2, л.д. 729-730). Один свидетель из гражданских лиц заявил, что он служил в армии гранатометчиком и он расслышал как минимум два выстрела, произведенных из гранатометов или огнеметов, между вторым и третьим большими взрывами в спортзале (И. Тотоонти, т. 4, л.д. 1603). 299. Несколько сотрудников милиции пояснили, что штурм здания начался неожиданно и этим объяснялись потери. Часть из них не успела одеться в защитную одежду и ворвалась в школу, как только услышала стрельбу. Некоторые сотрудники описали ситуацию после первых взрывов как "хаотичную", когда различные силы стреляли в школьное здание, используя автоматическое оружие и другое вооружение (З. Хосонов, т. 3, л.д. 1109). Они упоминали о высоком уровне обучения и боеготовности террористов, что позволяло им оказывать сопротивление элитным российским подразделениям (О. Акулов, т. 1, л.д. 492). 300. Сотрудник Правобережного РОВД сообщил, что, когда он находился в оцеплении вокруг школы 3 сентября, около 9.00, он видел две партии переносных гранатометов (РПГ) и огнеметов (РПО "Шмель"), доставленные военнослужащим Министерства внутренних дел Российской Федерации на белом автомобиле "Газель". По его оценке, как минимум 20 огнеметов были разгружены и установлены на снайперские позиции, расположенные на расстоянии около 200 м от школы. Снайперы и сотрудники Министерства внутренних дел применили эти огнеметы вскоре после взрывов в школе, отвечая на огонь противника из гранатометов и автоматов (Ч. Хачиров, т. 3, л.д. 1212). До 10 выстрелов из огнеметов насчитал другой сотрудник милиции примерно в 14.00 в направлении крыши спортзала (Р. Биджеов* (* В интернет-источниках фамилия свидетеля указана как "Биджелов" (примеч. переводчика).), т. 3, л.д. 1222). Другие сотрудники милиции утверждали, что между 15.00 и 17.00 они видели танк, который стрелял по школе (С. Фриев, т. 3, л.д. 1218; А. Хадиков, т. 3, л.д. 1224; А. Хаев, т. 3, л.д. 1227; А. Караев, т. 3, л.д. 1231), и что производились выстрелы из гранатометов (А. Караев, т. 3, л.д. 1231; М. Айдаров, т. 3, л.д. 1400). (g) Показания местных жителей 301. Многочисленные местные жители являлись свидетелями захвата заложников, часть из них была допрошена в зале суда. Некоторые пассажиры транспортных средств, которые оказались утром 1 сентября на улице перед школой, видели грузовик ГАЗ-66, заезжающий на школьный двор, и некоторые из них сообщили, что они видели трех или четырех женщин, спрыгнувших с автомобиля. K. Торчинов работал учителем в школе N 1 и являлся бывшим следователем прокуратуры. Он проживал в доме напротив школы и видел церемонию* (* Так в тексте оригинала. Имеется в виду торжественная линейка, посвященная Дню знаний (примеч. редактора).) из своего окна с расстояния около 200 м. Он дал подробные объяснения относительно захвата заложников. В частности, он сосчитал мужчин, которые выпрыгнули из автомобиля ГАЗ-66, и сообщил, что их было 27, он также видел двух других боевиков на школьном дворе и семь-восемь боевиков, бежавших со стороны железной дороги. В то же время были произведены выстрелы с крыши и второго этажа школы, таким образом, он оценивал количество боевиков как не менее чем 40 или 45 человек. Торчинов также заявил, что 1-3 сентября отсутствовало оцепление из солдат или милиционеров вдоль заднего двора школы, и было возможно прийти в его дом и уйти оттуда (т. 2, л.д. 847-859). 302. Многие местные жители, чьи родственники содержались в школе, заявили, что они были возмущены объявлением количества заложников. Они сообщили, что в школе были около 900 учеников - списки могли быть получены в местном департаменте образования - и что многие родители и родственники также были захвачены. Сотрудники местного департамента образования пояснили, что утром 1 сентября ряд учеников (830) был приведен к администрации с указанием, что многие родственники могли присутствовать на церемонии (Б. Дзуккаева, т. 3, л.д. 1334; З. Бургалова, т. 3, л.д. 1349). Кроме того, 1 сентября добровольцы и сотрудники милиции составили списки заложников, включавшие более 1000 лиц. С учетом этого они не могли объяснить, как чиновники пришли к цифре 350 (З. Хосонов, т. 3, л.д. 1107). 303. Многие местные жители рассказали, что они видели или слышали танковые выстрелы в школе после взрывов (О. Дуаров, т. 3, л.д. 1083; В. Плиев, т. 3, л.д. 1085; Ю. Дзуцев, т. 3, л.д. 1121; Е. Гагиев, т. 3, л.д. 1300; А. Маликиев, т. 3, л.д. 1308; Т. Савкуев, т. 3, л.д. 135; Б. Ильин, т. 1, л.д. 1453). Е. Кесаева находилась вне школы, а четверо членов ее семьи были в заложниках. Она сообщила, что танк, стоявший на улице Коминтерна, сделал несколько выстрелов между 13.00 и 16.00 (т. 1, л.д. 325). Одна местная жительница видела танк, заезжающий во двор на Первомайской улице, и слышала его выстрелы по школе 3 сентября до 15.00. Свидетельница находилась примерно в 50 м от танка (А. Хабаева, т. 3, л.д. 1289). Все эти свидетели описали выстрелы танкового орудия как особенно мощные и ясно узнаваемые, несмотря на подавляющий шум жестокого боя. 304. Несколько жителей дали показания о действиях пожарных. Они утверждали, в частности, что пожарные напрасно теряли время, прежде чем войти в спортзал, и что, когда прибыли пожарные машины, от них было мало пользы, так как вода в цистернах быстро закончилась. Кроме того, пожарные рукавы были неэффективными и не могли достать до спортзала с места расположения машин. Некоторые свидетели выразили сожаление по поводу неподготовленности пожарных, которые не выяснили заранее, где найти воду поблизости от школы, вместо того, чтобы доставлять ее в цистернах (Е. Тетов, т. 2, л.д. 729; М. Кацанов, т. 2, л.д. 802). Другие свидетели сообщили суду, что они видели пожарную машину, застрявшую во дворе и пытающуюся найти воду для цистерны (В. Плиев, т. 3, л.д. 1086). (h) Показания военнослужащих Внутренних войск, армии и ФСБ России 305. Полковник Бочаров, командир бригады Внутренних войск, развернутой в г. Беслане 1-4 сентября, сообщил в ноябре 2005 года, что военнослужащие под его командованием обеспечивали кордон безопасности. Их задача состояла в том, чтобы помешать террористам прорваться. Четыре БТР их бригады были переданы силам ФСБ России 2 сентября (т. 3, л.д. 1209). 306. Офицеры 58-й армии сказали, что их задача заключалась в обеспечении "третьего кольца" безопасности вокруг школы. Один офицер пояснил, что генерал Соболев, командующий 58-й армией, велел им исполнять приказы офицеров ФСБ России. Каждое военное транспортное средство, действующее в г. Беслане, было укомплектовано офицером ФСБ России, который отдавал приказы и координировал действия экипажей (А. Исаков, т. 3, л.д. 1260; В. Жогин, т. 3. л.д. 1265). Они отрицали, что слышали или видели, как использовались гранатометы, огнеметы или танки до позднего вечера 3 сентября. Командир танковой части сообщил, что между 20.56 и 21.30 один танк произвел семь выстрелов снарядами повышенного осколочного действия по школе (седьмой снаряд не взорвался), исполняя приказы уполномоченного офицера ФСБ России. Никакие выстрелы из орудий танка не производились до и после этого (В. Киндеев, т. 3, л.д. 1277). 307. Один из офицеров, сапер, сообщил, что он вошел в спортзал 3 сентября, примерно в 14.40, и обезвредил одно СВУ, прикрепленное к баскетбольному кольцу. Большинство СВУ не взорвались и были обезврежены на следующий день. Этот офицер отметил, что он вошел в спортзал в составе группы из семи военнослужащих и 15 или 20 гражданских лиц, которые выводили заложников в течение примерно одного часа. Первоначально там не было пожара, но помещение было атаковано со стороны северного крыла школы. Вскоре после этого он заметил пожар, начавшийся на крыше, над входом в спортзал со стороны тренажерного зала (А. Гаглоев, т. 4, л.д. 1715, 1733). 308. З., профессиональный переговорщик из Управления ФСБ России по Республике Северная Осетия - Алания, был вызван в г. Беслан 1 сентября, в 9.30 утра. Он встретился с Андреевым, проинформировал его о переговорах и получил от него инструкции. Он был размещен в отдельной комнате с психологом и поддерживал телефонную связь с террористами с интервалом 30-35 минут. Его усилия наладить психологический контакт со своим собеседником, который называл себя "Шахидом", были безуспешны, и он не смог добиться уступок, направленных на облегчение ситуации заложников. Разговоры велись в грубой манере, бандиты оскорбляли его и Рошаля. Террористы неоднократно говорили, что они будут разговаривать с четырьмя лицами, перечисленными ими, и не выдвигали каких-либо других требований. Они не указывали количество заложников, удерживаемых ими, говоря лишь о том, что их было "достаточно". Террористы сообщили примерно о 20 лицах, застреленных в первый день, и сказали, что у них были три дня на ожидание того, что власти приведут всех четырех лиц. На вопрос, может ли прийти один Дзасохов, террористы ответили отказом. Первый телефонный разговор состоялся 1 сентября, примерно в 16.00, последний - 3 сентября, после 13.00, немедленно после первого взрыва. Свидетель перезвонил и спросил: "Что вы наделали?!", и "Шахид" ответил: "Мы выполнили свой долг". Отвечая на вопросы потерпевших, З. признал, что переговоры с участием Аушева и Гуцериева проводились независимо от него и он узнал об этих событиях лишь после того, как они произошли (т. 4, л.д. 1819-1843). 309. Начальник Управления ФСБ России в г. Беслане в период, относящийся к обстоятельствам дела, заявил в суде в январе 2006 года, что ему не было известно об информации и телексах, направленных Министерством внутренних дел Российской Федерации в августе 2004 года относительно возросшей террористической угрозы во время Дня знаний. ФСБ России не участвовала в охране административной границы, но ее службы сотрудничали с Министерством внутренних дел Российской Федерации в проверке территории вокруг границы (О. Гайденко, т. 4, л.д. 1847-1854). Он не имел какой-либо информации о возможном побеге террористов из школы после начала штурма. 310. Бывший глава Управления ФСБ России по Республике Ингушетия Каряков подтвердил, что имелась достаточно точная информация относительно деятельности террористических групп в Республике Ингушетия летом 2004 года, был проведен ряд успешных спецопераций, но отсутствовала информация о вооруженной группе в Малгобекском районе. Свидетель сообщил, что он прибыл в г. Беслан утром 1 сентября и оставался там в течение трех дней, работая в тесном сотрудничестве с Андреевым. Он не уверен, что входил в состав ОШ, но был полностью осведомлен о работе последнего. Утром 1 сентября Каряков позвонил президенту Республики Ингушетия Зязикову и сообщил ему о террористическом акте, на тот момент требование о привлечении Зязикова к переговорам выдвинуто не было. Позднее он не мог дозвониться до Зязикова, поскольку его мобильный телефон был выключен. Допрашивая заложников, которым удалось убежать, они пытались установить личности террористов из Республики Ингушетия и привлечь их родственников к переговорам. Так, они доставили жену и детей предполагаемого террориста, но ее появление не имело какого-либо эффекта. Свидетель не знал о записке, полученной Аушевым (т. 4, л.д. 1841-1890). 311. Большинство военнослужащих Вооруженных сил и Внутренних войск не давали показания в зале суда, и их свидетельские показания, полученные в ходе расследования уголовного дела N 20/849, были оглашены (см. § 216 настоящего Решения). (i) Показания членов ОШ и других высокопоставленных должностных лиц (i) Цыбань 312. 15 ноября 2005 г. суд допросил подполковника Цыбаня (т. 3, л.д. 1192-1203), который в период, относящийся к обстоятельствам дела, являлся начальником группы оперативного Управления по Республике Северная Осетия - Алания при Министерстве внутренних дел Российской Федерации. Группа была создана 11 августа 2004 г. приказом министра внутренних дел для целей предотвращения террористических актов, планирования и проведения специальных операций, контроля и распределения ресурсов, выделенных для контртеррористической деятельности. В ответ на вопрос о заседаниях, функциях и действиях этой комиссии до 1 сентября 2004 г. Цыбань не смог вспомнить каких-либо подробностей. 313. Цыбань узнал о захвате заложников 1 сентября, в 9.30, и поехал в г. Беслан. Там он до полудня организовал оцепление вокруг школы. В полдень 1 сентября он отчитался перед заместителем командующего Внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации генералом Внуковым. Хотя он был членом ОШ, он заявил, что его участие ограничивалось обеспечением второго оцепления. Он не располагал информацией о количестве заложников, характере требований террористов или попытках переговоров. Он не участвовал в заседаниях или обсуждениях ОШ. Что касается спасательной операции, Цыбань заявил, что военнослужащие Внутренних войск не применяли оружие, не приближались к школе и не участвовали в спасательной операции. Он не присутствовал в школе 3 сентября. Он отказался отвечать на вопрос о том, мог ли кто-либо из террористов выйти за пределы оцепления. (ii) Соболев 314. Генерал Соболев, командующий 58-й армией Министерства обороны Российской Федерации, был допрошен в ноябре 2005 года (т. 3, л.д. 1316-1330). Соболев являлся членом ОШ как самый высокопоставленный офицер из Министерства обороны Российской Федерации. Он описал основную стратегию ОШ как ведение переговоров с лицами, захватившими заложников. Однако эти попытки были тщетными, поскольку террористы были готовы разговаривать только при условии прибытия четырех лиц, названных ими. Рошаль пытался установить контакт с террористами, но они отказались разговаривать с ним. ОШ не разрешил Дзасохову пойти в школу, с Зязиковым не установили контакта. Угроза жизни для четырех лиц была слишком высокой в отсутствие какой-либо демонстрации доброй воли со стороны террористов. По мнению генерала Соболева, при таких обстоятельствах переговоры были невозможны, штурм школы должен был быть предпринят незамедлительно, до установки СВУ. Он полагал, что террористы получали поддержку и финансирование со стороны иностранных служб, включая Центральное разведывательное управление (Соединенных Штатов Америки). Его задача главным образом сводилась к обеспечению оцепления вокруг школы и предоставлению необходимого оборудования, ему не было известно о количестве заложников, переговорных стратегиях или оставшейся части плана, составленного ОШ. 315. Он перечислил силы и технику, привлеченные Вооруженными силами. Восемь БТР и три танка были переданы под начало ФСБ России для использования в качестве прикрытия в случае штурма. Группа саперов разминировала спортзал днем 3 сентября. Они обнаружили четыре мины и 10 СВУ меньшего размера, связанные "двойной цепью", которая позволяла активировать их одновременно или по очереди. Три СВУ взорвались до разминирования, в одном из них взорвался лишь детонатор, не причинив какого-либо вреда. 316. Обращаясь к штурму, генерал Соболев пояснил, что он начался неожиданно. Сотрудников группы "Альфа" ФСБ России, которые проходили подготовку в г. Владикавказе, пришлось перебросить в срочном порядке, многие из них не имели времени на подготовку. Это привело к экстремально высоким потерям: треть сотрудников элитного подразделения, штурмующих здание, были ранены или убиты. Генералу Соболеву не было ничего известно о применении огнеметов или гранатометов. Танк не мог произвести семь выстрелов после 21.00. Он считал, что армия успешно выполнила свою задачу. (iii) Дзантиев 317. Дзантиев сообщил в ноябре 2005 года, что в течение всего рассматриваемого периода он был министром внутренних дел Республики Северная Осетия - Алания. Он прибыл в г. Беслан 1 сентября около 10.00 и исполнял распоряжения Дзасохова. 1 сентября, в 15.00, Андреев, глава Управления ФСБ России по Республике Северная Осетия - Алания, принял на себя командование операцией. Основной задачей свидетеля были обеспечение безопасности вокруг школы и эвакуация из данной зоны гражданских лиц. Потерпевшие сослались на распоряжение Председателя Правительства Российской Федерации от 2 сентября 2004 г., которым Дзантиев был назначен заместителем начальника ОШ. Однако свидетель настаивал на том, что ему не было сообщено об этом и он не принимал на себя подобные обязанности и не допускался на заседания ОШ. Дзантиев получал указания от министра внутренних дел Российской Федерации и его заместителя Панькова, который прибыл в г. Беслан. Два раза заместитель директора ФСБ России Анисимов просил его проверить ситуацию в двух селах. Дзантиев знал к вечеру 1 сентября из списков, составленных местной милицией, что количество заложников было не менее 700 человек. Он не знал, откуда взялась цифра 354. Свидетель не имел информации о применении тяжелого вооружения во время штурма, кроме того, что после 3 сентября ряд пустых труб от огнеметов "Шмель" был найден на близлежащих крышах (т. 3, л.д. 1371-1394). (iv) Дзугаев 318. В ноябре 2005 года суд допросил Дзугаева (т. 3, л.д. 1430-1445). В период, относящийся к обстоятельствам дела, Дзугаев являлся руководителем информационно-аналитического отдела Администрации президента Республики Северная Осетия - Алания. Он сказал, что прибыл в г. Беслан 1 сентября 2004 г., примерно в 10.00. Он получил от Дзасохова и Андреева указание поддерживать связь с прессой. Он не был осведомлен о работе, составе и стратегии ОШ. Дзугаеву был задан ряд вопросов о 354 заложниках, количестве, которое он последовательно сообщал прессе 1-3 сентября. Он пояснил, что данную информацию он получил от Андреева, который сослался на отсутствие точных списков. Он каждый раз подчеркивал, что эта информация носит предварительный характер. (v) Андреев 319. Андреев, который в период, относящийся к обстоятельствам дела, являлся руководителем Управления ФСБ России по Республике Северная Осетия - Алания и начальником ОШ, был допрошен в суде в декабре 2005 года (т. 3-4, л.д. 1487-1523). Он дал подробные показания о своих действиях и работе ОШ в период кризиса. По его словам, 2 сентября до 14.00 руководство операцией ни на кого не было официально возложено, но неофициально все ответственные лица - члены группы оперативного управления выполняли свои задачи под началом Дзасохова и его самого. Андреев сообщил, что по состоянию на 2 сентября ОШ включал семь должностных лиц: его самого в качестве начальника, Цыбаня в качестве его заместителя, Дзгоева, Гончарова, министра образования Республики Северная Осетия - Алания Левитскую и Васильева с государственного телеканала. 320. Проничев, заместитель директора ФСБ России, содействовал ОШ в качестве частного лица, но не играл какой-либо официальной роли. Андреев сослался на Закон о борьбе с терроризмом, который устанавливал план действий в случае выдвижения лицами, захватившими заложников, политических требований. Этот же закон исключал политические вопросы из возможных тем переговоров. Он полагал, что основной целью террористов было возобновление осетино-ингушского национального конфликта, который представлял собой реальную угрозу. С первых часов кризиса работа осуществлялась в тесном сотрудничестве с руководителем Управления ФСБ России по Республике Ингушетия. 321. Андреев перечислил безуспешные попытки властей вести переговоры с террористами: их мобильный телефон был первоначально выключен, а школьный телефон отсоединен. Террористы часто прерывали контакты и говорили, что перезвонят. ОШ привлек профессионального переговорщика, который являлся сотрудником ФСБ России. Террористы вели себя агрессивно и враждебно, отказывались обсуждать какие-либо предложения, пока не прибудут в г. Беслан четверо указанных ими лиц. Андреев настаивал на том, что президента Республики Ингушетия Зязикова не могли найти, тогда как трое других лиц находились в контакте с ОШ (Аслаханов разговаривал с террористами по телефону и прибыл в г. Беслан днем 3 сентября). ОШ предложил двум влиятельным лицам ингушской национальности - Аушеву и Гуцериеву - принять участие в переговорах. Террористы были непреклонны и отказывались рассматривать предложения, направленные на облегчение положения заложников, или возможность получения выкупа и ухода. Письменные требования не выдвигались, а ряд устных политических требований был передан через Аушева. Отвечая на вопросы о количестве заложников, Андреев настаивал на том, что точных списков более чем из 354 имен не существова-ло, а ОШ не хотел распространять недостоверную информацию. Отвечая на вопросы потерпевших, он повторил, что террористы в ходе переговоров не упоминали количество заложников, и что, по его мнению, они не были особенно заинтересованы в объявлении числа заложников. Свидетель сообщил, что вечером 2 сентября Гуцериев разговаривал с Закаевым в г. Лондоне, и последний обещал установить контакт с Масхадовым. Однако прямой связи с Масхадовым установлено не было. 322. Стратегия ОШ заключалась в ведении переговоров, и план силового разрешения ситуации не рассматривался. Андреев разъяснил, что участие специальных сил предусматривалось лишь в случае массового убийства заложников. 323. Что касается специальных сил ФСБ России, Андреев пояснил, что Центр специального назначения ФСБ России (ЦCН ФСБ России) под руководством генерала Тихонова имел собственный временный штаб, расположенный на третьем этаже задания администрации г. Беслана в помещении местного отдела ФСБ России. Вопросы, касающиеся типов и применения специального вооружения, такого как огнеметы, относились к компетенции этого центра. Андреев отдал приказ о начале операции по освобождению заложников и обезвреживанию террористов, как только последние начали стрелять в заложников, выбегающих из спортзала. Он допустил, что в начале операции имели место выстрелы со стороны других военнослужащих, и силы ФСБ России могли открыть огонь по своим. Он настаивал на том, что танки и огнеметы применялись 3 сентября только после 21.00, когда в школе уже не оставалось живых заложников. Андреев сообщил, что два террориста были захвачены живыми, но одного из них линчевали местные жители. 324. В ходе допроса потерпевшие открыто обвиняли Андреева в некомпетентности, сокрытии правды и возлагали на него ответственность за гибель людей. Они были призваны к порядку председательствующим судьей. (vi) Дзгоев 325. Суд заслушал показания министра МЧС по Республике Северная Осетия - Алания Дзгоева (т. 4, л.д. 1523-1544). Он пояснил, что ему сообщили о том, что он входит в состав ОШ, вечером 2 сентября, однако и до и после этого он действовал полуавтономно. Он оценивал количество заложников примерно в 800 человек, а 2 сентября Аушев лично сообщил ему, что их было более 1 000, и данной информации было достаточно для обеспечения спасательной операции. 326. Дзгоев ответил на ряд вопросов относительно распространения пожара в спортзале. Он утверждал, что информация о пожаре в школе (но не в спортзале) поступила в их службу 3 сентября, в 13.05. Сообщение о том, что крыша спортзала начала обваливаться, поступило в 14.40. Генерал Тихонов, руководитель Центра специального назначения, разрешил пожарным выдвигаться в 15.10, и в 15.20 они прибыли на место пожара. Дзгоеву было сообщено, что к тому времени в спортзале уже не было живых заложников, и эта информация была впоследствии подтверждена заключениями судебно-медицинской экспертизы. Были задействованы пять расчетов. К 16.00 пожар был локализован. Позднее пожарные расчеты получили от ФСБ России приказ покинуть спортзал. Затем они снова вошли туда и покинули здание в 18.00. 327. Свидетель пояснил, что еще один пожарный автомобиль был приведен родственником заложника с близлежащей фабрики, и его видели многие свидетели, но это не был автомобиль МЧС. Он также настаивал на том, что автомобили и цистерны были полностью готовы, пожарные рукава были проложены от ближайших пожарных гидрантов, пожарного оборудования было достаточно. 328. 4 сентября, в 7.00, бригады МЧС начали операцию по разбору завалов. Они работали параллельно с сотрудниками ФСБ России, военными саперами и сотрудниками прокуратуры. Они вынесли останки 323 заложников, в том числе 112 заложников из спортзала и прилегающих помещений. Также были обнаружены тела 31 террориста. В течение дня сотрудники МЧС расчистили завалы с применением кранов, бульдозеров и экскаваторов, завалы были первоначально разобраны вручную для извлечения человеческих останков и других значимых предметов. Лишь после разбора обломки были погружены в грузовые автомобили, предоставленные местной администрацией. Дзгоев лично обследовал разрушенное крыло школы, в котором два этажа рухнули в подвал. Он видел оставшиеся трупы террористов, но не тела заложников. МЧС завершило работу по расчистке 4 сентября к 19.00, после чего здание было передано местной администрации. (vii) Дзасохов 329. Дзасохов был допрошен 27 декабря 2005 г. (т. 4, л.д. 1562-1690). Являвшийся президентом Республики Северная Осетия - Алания в момент событий, он сообщил, что примерно в полдень 1 сентября Андреев получил устное указание от ФСБ России со ссылкой на Правительство Российской Федерации возглавить ОШ. Дзасохов не был включен в состав ОШ, что являлось, по его мнению, ошибкой. Однако он делал всё, что считал правильным, в рамках своих полномочий. Дзасохов был готов идти на переговоры с террористами, но ему сказали, что, если он сделает это, его заключат под стражу. По телефону он не разговаривал с террористами, поскольку это делал профессиональный переговорщик. Он участвовал во встречах с родственниками в культурном центре 1 и 2 сентября. Он также несколько раз разговаривал с начальником Центра специального назначения ФСБ России генералом Тихоновым, который разделял его опасения относительно применения силы. 330. Дзасохов полагал, что слишком много оперативной информации низкого качества было распространено до террористического акта, что затрудняло реагирование. В частности, не имелось достаточной ясности относительно планов террористов летом 2004 года, хотя рост угрозы безопасности был очевиден. 331. Обращаясь к переговорам, Дзасохов сообщил, что он видел написанное от руки письмо, предположительно подписанное Басаевым, которое Аушев принес из школы. Дзасохов также пояснил, что 2 сентября он разговаривал с Закаевым в г. Лондоне. В полдень 3 сентября Закаев подтвердил, что просьба принять участие в переговорах была передана Масхадову. Дзасохов сообщил об этом ОШ. (viii) Другие должностные лица 332. Бывший член антитеррористической комиссии в Республике Северная Осетия - Алания и секретарь ее Совета безопасности рассказал, что ОШ, назначенный 2 сентября, не допускал других лиц на свои заседания. Он не имел доступа в ОШ, а Дзасохов и Мамсуров лишь дважды приглашались на его заседания (У. Огоев, т. 3, л.д. 1362). Огоев не мог вспомнить работу антитеррористической комиссии в Республике Северная Осетия - Алания, созданной 23 августа 2004 г., в состав которой он входил. 333. Левитская была министром образования Республики Северная Осетия - Алания в период, относящийся к обстоятельствам дела. Она приезжала в г. Беслан 1-3 сентября, присутствовала в городской администрации и провела ряд дискуссий с Дзасоховым и некоторыми другими осетинскими чиновниками. Она не участвовала ни в каких заседаниях или иных встречах ОШ. Она узнала, что входила в состав ОШ 10 сентября 2004 г., во время заседания Парламента Республики Северная Осетия - Алания (т. 4, л.д. 1696). Местный департамент образования проинформировал ее 1 сентября о количестве учеников школы, ей также было сообщено, что эти данные уже переданы районным властям. 334. Заместитель министра внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания признал, что их ресурсы были недостаточны для контроля пунктов пересечения границы с Республикой Ингушетия. Он также знал о попытках блокировать небольшие дороги в Правобережном районе и проблемах, возникавших в августе 2004 года, включая отсутствие работников, саботаж со стороны местных жителей и отсутствие средств на оплату работ (В. Попов, т. 4, л.д. 1807). (j) Допрос врачей 335. Директор Всероссийского центра медицины катастроф "Защита" Министерства здравоохранения Российской Федерации Гончаров (т. 3, л.д. 1166-1178) сообщил, что 2 сентября ему сообщили, что около 300 человек находятся в заложниках и что соответственно планируется оказание медицинской помощи. Лишь после того, как он встретился с Аушевым 2 сентября, он понял, что количество заложников в действительности было намного больше. В тот же день вечером он создал экстренные педиатрические бригады, собрал машины "скорой помощи" из региона, провел тренинги и подготовку к поступлению пациентов. Они ожидали преимущественно потерпевших с травмами, вероятность отравления газом рассматривалась как низкая. Гончаров пояснил, что, хотя он был членом ОШ как сотрудник Министерства здравоохранения, он не участвовал в каких-либо совещаниях или обсуждениях. Он не получал информации от ОШ, поскольку, по его мнению, количество заложников было единственным значимым фактором, и оно было сообщено ему лично Аушевым. Его собственный опыт и доступные ресурсы были достаточными. С учетом его обширного опыта в обеспечении неотложной медицинской помощи большому количеству жертв его работа была относительно независима от остального ОШ. Помимо этого, его предшествующий опыт показывал, что "силовые структуры" не будут делиться своими планами с медиками вследствие необходимости сохранения таких соображений в секрете. 336. Что касается организации медицинской помощи, Гончаров пояснил, что к утру 3 сентября в г. Беслане в готовности находились около 500 лиц, в том числе 183 врача, более 70 машин "скорой помощи, один детский полевой госпиталь и несколько реанимационных бригад. "Переносчики" с носилками находились примерно в 700 метрах от школы, машины "скорой помощи" и санитарные машины стояли в нескольких точках вокруг здания. План заключался в том, что пострадавшие будут доставляться в больницу г. Беслана, где будет осуществляться их сортировка, срочные операции и меры по спасению жизни будут проводиться в полевом детском госпитале и в отношении взрослых - в больнице г. Беслана, после чего лица, пригодные для транспортировки в г. Владикавказ, будут перевозиться туда (около 20 км). 337. Немедленно после взрывов 3 сентября, в 13.00, Гончаров получил по телефону указание ОШ направить медицинский спасательный отряд. В течение четырех часов 1 сентября центр сортировки в больнице г. Беслана принял 546 пациентов и провел 76 срочных операций. Пятеро лиц были доставлены в состоянии предсмертной агонии и умерли в течение нескольких часов, еще 14 пациентов умерли в течение 24 часов. В другие больницы были отвезены 199 взрослых после получения неотложной медицинской помощи, 55 детей находились в состоянии, угрожающем жизни, и им пришлось оказывать медицинскую помощь на месте, семерым детям были сделаны неотложные операции. В ночь с 3 на 4 сентября шестеро детей в критическом состоянии были направлены в г. Москву в специальном самолете. Гончаров упомянул о сложностях с поддержанием необходимой безопасности вокруг школы, а позднее - вокруг больницы, чтобы избежать вмешательства родственников в работу. 338. Министр здравоохранения Республики Северная Осетия - Алания Соплевенко был допрошен в суде 15 ноября 2005 г. (т. 3, л.д. 1179-1191). Он также сообщил, что 1-3 сентября он не получал конкретных инструкций, кроме достаточно общих указаний Дзасохова о том, что должна быть обеспечена "адекватная медицинская помощь". Он не являлся членом ОШ или иных органов во время кризиса. Он узнал, что в школе содержится не менее 1 000 человек - от кормящих матерей, которые вышли из школы с Аушевым 2 сентября. В сотрудничестве с Гончаровым он подготовил больницы в г. Владикавказе к приему пациентов: были освобождены койки в пяти больницах, дежурили хирургические и реанимационные бригады, был создан запас лекарств и перевязочных материалов. 339. Доктор Рошаль, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии* (* Так в тексте оригинала. Точнее, Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии (НИИ НДХиТ) Департамента здравоохранения г. Москвы (примеч. редактора).), был допрошен в феврале 2006 года. Он сообщил, что узнал от журналистов 1 сентября о захвате заложников и немедленно выехал в г. Беслан. Там его направили в администрацию города, где размещались ОШ и другие должностные лица. Его проводили в комнату, где находился З., и он получил от последнего краткие инструкции. Он несколько раз звонил террористам, но каждый раз они реагировали грубо и отказывались обсуждать что-либо, пока не прибудут все четверо требуемых ими лиц. Его попытки убедить их принять воду, пищу, лекарства или разрешить ему осмотреть и оказать помощь раненым и больным были категорически отвергнуты, кроме того, террористы заявили, что все заложники объявили "сухую голодовку" в поддержку их требований. 2 сентября, примерно в 11.00, террористы позвонили ему и разрешили поговорить с директором школы, которая просила его вмешаться, потому что ситуация была ужасающей. 2 сентября доктор Рошаль лично позвонил по телефону Закаеву в г. Лондон и дал Дзасохову поговорить с ним (т. 4, л.д. 1900-1925). (k) Информация о судебно-медицинских заключениях 340. В декабре 2005 года суд по ходатайству потерпевших допросил старшего эксперта государственного центра судебно-медицинской экспертизы в г. Ростове-на-Дону, который 13 сентября 2004 г. был назначен руководителем группы, занимающейся идентификацией останков на основе анализа ДНК. Эксперт пояснил, что их центр располагал лучшим оборудованием в Российской Федерации и что продолжительность генетической экспертизы колебалась от трех дней до пяти недель в зависимости от качества исследуемого материала. Вся работа по бесланским делам была завершена в течение полутора месяцев. Корниенко сообщил, что результаты, полученные посредством генетического сопоставления, были окончательными и не допускали споров относительно возможности ошибочной идентификации. Он признал, что многие родственники отказывались верить в смерть своих любимых, и в некоторых случаях они проводили второй этап исследования с генетическим материалом других родственников, прежде всего из уважения к сомнениям родственников. Эксперт указал на сложности идентификации останков, которые сгорели "в пепел", и идентификации фрагментов тел, которая продолжалась до лета 2005 года. Та же группа экспертов работала с останками террористов: 23 тела были идентифицированы, а восемь остались неидентифицированными (т. 3, л.д. 1469). 341. Сотни судебно-медицинских заключений в отношении потерпевших были исследованы судом. Они включали исследование трупов, результаты идентификации останков посредством анализа ДНК, заключения экспертов о степени вреда здоровью выживших заложников и другие документы. Более 110 судебно-медицинских заключений содержали вывод о том, что причина смерти не может быть установлена вследствие того, что останки сильно обуглены и обожжены, и отсутствия других травм, другие заключения называли обширные ожоги, огнестрельные ранения, травматическую ампутацию конечностей и травмы тела и головы в качестве причины смерти. У выживших заложников были зафиксированы огнестрельные ранения, ожоги и психологические травмы. (l) Дополнительные ходатайства и заявления, поданные потерпевшими 342. В ходе разбирательства потерпевшие подали несколько сотен ходатайств. Некоторые из них подавались в районные суды г. Владикавказа, где проводилось расследование, другие были поданы непосредственно в Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания. Некоторые из них были представлены в Европейский Суд, другие упомянуты в изложении фактов или протоколах судебного заседания. 343. Так, 29 сентября 2005 г. потерпевшие заявили отвод государственному обвинителю, возглавляющему следственную бригаду, заместителю Генерального прокурора Шепелю. Они утверждали, что расследование было неполным и не принимало во внимание всю относимую информацию о деле. Они указали, что копии заключений экспертиз, назначенных по делу, были им недоступны, что прокуратура игнорировала многочисленные факты и показания, которые отличались от фактов, "отобранных" для формирования обвинительного заключения Кулаева, и что роль различных должностных лиц в гибели заложников не была установлена. Заявление об отводе было отклонено. 344. В январе 2006 года потерпевшие заявили отвод группе государственного обвинения и председательствующему судье, ссылаясь на неполноту расследования и неоднократное отклонение их ходатайств судьей. Они также ставили под вопрос наличие логики в разделении на несколько уголовных дел расследования террористического акта и его последствий. Эти заявления также были отклонены (т. 4, л.д. 1801). 345. В ноябре-декабре 2005 года и январе 2006 года потерпевшие обращались в суд первой инстанции с ходатайствами о вызове и допросе ряда дополнительных свидетелей: членов ОШ, высокопоставленных должностных лиц гражданской службы и ФСБ России, которые находились в г. Беслане во время операции, членов следственной комиссии Парламента Республики Северная Осетия - Алания по г. Беслану, а также лиц, которые вели переговоры с террористами, включая Гуцериева, Рошаля, З. и Аслаханова. Суд удовлетворил ходатайства в отношении некоторых должностных лиц Республики Северная Осетия - Алания, которые были членами ОШ, но отказался вызвать других должностных лиц, переговорщиков и членов Парламента Республики Северная Осетия - Алания. Он также отказался приобщить результаты расследования осетинской парламентской комиссии к материалам дела (т. 3, л.д. 1311-1312, т. 4, л.д. 1570, 1589, 1651, 1778-1783, 1796, 1929). В январе 2006 года суд удовлетворил ходатайство потерпевших о допросе З., Рошаля и высокопоставленных сотрудников ФСБ России. 346. В феврале 2006 года потерпевшие вновь заявили отвод обвинителю в суде. Они утверждали, ссылаясь на Конвенцию, что расследование было неэффективным и неполным, что касается установления наиболее важных элементов преступления. Они просили назначить независимых экспертов, чтобы разрешить ключевые вопросы, касающиеся подготовки террористического акта, состава и полномочий ОШ, причин первых взрывов, применения огнеметов, гранатометов и танковых орудий и запоздалого прибытия пожарных. Это ходатайство было отклонено (т. 4, л.д. 1936). 347. В июле 2006 года потерпевшие просили предоставить им возможность ознакомиться со всей совокупностью документов уголовного дела, а также снять с них копии. Аналогичные ходатайства подавались в марте и июле 2007 года, но, очевидно, безрезультатно. (m) Приговор от 16 мая 2006 г. 348. В своей заключительной речи в феврале 2006 года обвинитель просил назначить подсудимому смертную казнь. Потерпевшие утверждали, что в процессе расследования и судебного разбирательства не были выяснены многие ключевые элементы событий и что ответственные должностные лица должны преследоваться за свои действия, приведшие к трагедии. 349. 16 мая 2006 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания признал Нурпаши Кулаева виновным в ряде преступлений, включая участие в преступной группе, незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ, захват заложников при отягчающих вину обстоятельствах, убийство и посягательство на жизнь должностных лиц. В 319-страничном приговоре были изложены показания свидетелей и потерпевших, имелись ссылки на судебно-медицинские заключения и свидетельства о смерти, заключения экспертизы и другие доказательства. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания заключил, что 317 заложников, один житель г. Беслана и двое сотрудников МЧС были убиты, 728 заложникам причинен вред здоровью различной степени тяжести (151 - тяжкий вред здоровью, 530 - вред здоровью средней тяжести и 102 - легкий вред здоровью). Десять сотрудников ФСБ России были убиты и 55 военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов были ранены. Действия преступной группы причинили значительный материальный ущерб школе и частной собственности в г. Беслане. Кулаев был приговорен к пожизненному заключению. (n) Кассационное разбирательство в Верховном Суде Российской Федерации 350. Потерпевшие обжаловали приговор суда. В частности, в своих подробных кассационных жалобах от 30 августа и 8 сентября 2006 г. они утверждали, что суд не провел тщательного и эффективного расследования преступления и что его выводы не были основаны на фактах. Они считали, что суд не исследовал вопрос об уклонении властей от предотвращения террористической атаки, не распределил ответственность за решения, принятые ОШ, не установил точные места и обстоятельства первых взрывов в спортзале и не оценил законность применения силами безопасности оружия неизбирательного действия. Они также полагали, что суд не предоставил им полного доступа к материалам дела. Их жалобы содержали ссылки на относимые показания и документы. 351. 26 декабря 2006 г. Верховный Суд Российской Федерации провел кассационное слушание. Четверо потерпевших и защитник подсудимого, а также обвинитель выступили перед судом. Верховный Суд Российской Федерации слегка изменил квалификацию одного из преступлений, вменяемых Кулаеву, жалобы сторон в оставшейся части были отклонены. В частности, Верховный Суд Российской Федерации заключил, что вопросы, затронутые потерпевшими, не имели значения для квалификации действий Кулаева и что потерпевшим был предоставлен полный доступ к документам дела после завершения расследования. 352. В тот же день Верховный Суд Российской Федерации вынес частное определение в отношении заместителя Генерального прокурора Шепеля, который выступал государственным обвинителем на суде. Верховный Суд Российской Федерации отметил, что его просьба о применении судом смертной казни к Кулаеву противоречила действующему законодательству и как таковая вынуждала суд принять явно незаконное решение. (o) Мнение заявителей о расследовании 353. Заявители по жалобе N 26562/07 "Тагаева и другие" утверждали, что в ходе судебного разбирательства они заслушали показания и исследовали иные доказательства. Это позволило им сделать выводы о действиях ОШ и других должностных лиц, бльшую часть которых не удалось прояснить в ходе суда. Ссылаясь на материалы дела и иные доказательства, заявители пришли к следующим выводам: - 1-3 сентября заложники содержались в бесчеловечных условиях, подвергались интенсивному физическому и эмоциональному стрессу, включая лишение пищи и воды, унижения, видели страдания и смерти членов семей и испытывали чувство беспомощности в отсутствие внятных попыток ведения переговоров из внешнего мира; - вывод о том, что СВУ стали причиной первых взрывов, не подтверждался показаниями заложников и состоянием спортзала; - после первых взрывов военнослужащие и сотрудники ФСБ России применили тяжелое вооружение неизбирательного действия, включая танковое орудие, пулеметы БТР, огнеметы и гранатометы; - ОШ не рассматривал спасение заложников в качестве своей основной цели и санкционировал применение тяжелого вооружения во время штурма; - вмешательство пожарных значительно опоздало, что повлекло дополнительные жертвы в спортзале. 9. Уголовное дело в отношении сотрудников милиции 354. Одновременно с производством по уголовному делу N 20/849 и делу, касающемуся действий Кулаева, велись два дополнительных уголовных расследования в отношении сотрудников милиции по обвинению в халатности. (a) Уголовное дело в отношении сотрудников Правобережного РОВД 355. 20 сентября 2004 г. заместитель Генерального прокурора Колесников возбудил отдельное уголовное дело о халатности со стороны начальника Правобережного РОВД Айдарова, его заместителя по общественной безопасности Муртазова и начальника штаба РОВД Дряева. Этому уголовному делу был присвоен N 20/852. 356. Сотрудникам милиции были предъявлены обвинения в халатности, повлекшей тяжкие последствия и смерть двух или более лиц, на основании части второй статьи 293 и части третьей статьи 293 УК РФ. Они обвинялись в том, что не организовали надлежащим образом контртеррористическую защиту и не предотвратили террористические атаки в августе 2004 года, несмотря на возросшую угрозу терроризма и наличие соответствующих телексов и распоряжений Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания. 357. Более 180 человек были признаны потерпевшими по делу. Хотя какие-либо процессуальные документы не были предоставлены, из кассационной жалобы пострадавших лиц следует, что лишь родственники погибших были признаны потерпевшими по делу, а другим заложникам было отказано в этом статусе. 358. 20 марта 2006 г. Правобережный районный суд Республики Северная Осетия - Алания начал слушание дела. Заявители предоставили четыре тома протоколов судебного заседания, включающие около 1500 листов и охватывающие 69 судебных заседаний. 359. 29 мая 2007 г. суд прекратил производство по уголовному делу в отношении трех должностных лиц, применив к ним положения постановления об амнистии от 22 сентября 2006 г. Сотрудники милиции согласились на применение положения об амнистии, освобождающего их от уголовной ответственности за действия, совершенные в течение охватываемого им периода (см. § 437 настоящего Решения). Прокуратура поддержала применение амнистии, тогда как потерпевшие возражали против этого. Потерпевшие, которые присутствовали в зале суда, возмущенные решением суда, разгромили помещение. 360. 5-8 июня 2007 г. 75 потерпевших обжаловали данное постановление суда. Они оспаривали применимость постановления об амнистии к обстоятельствам рассматриваемого дела и, в частности, отметили, что антитеррористическая операция в г. Беслане началась после совершения рассматриваемого преступления. Они также жаловались на следующее: суд отказался в то же время рассматривать их гражданские иски, многие другие заложники и родственники травмированных лиц не были признаны потерпевшими по делу, один том уголовного дела (N 43) был засекречен судом, и потерпевшие были лишены доступа к нему, многие важные свидетели не были вызваны, суд отказался принять во внимание дополнительные доказательства, такие как доклад парламентской комиссии Республики Северная Осетия - Алания о расследовании террористического акта. 361. 2 августа 2007 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания в последней инстанции оставил без изменения постановление от 29 мая 2007 г. Он признал доводы потерпевших о процессуальных нарушениях не имеющими значения для выводов по делу и подтвердил применимость постановления об амнистии. 362. Потерпевшие безуспешно обжаловали вышеуказанные решения суда в надзорном порядке. (b) Уголовное дело в отношении сотрудников Малгобекского РОВД 363. 7 октября 2004 г. отдельное уголовное дело было возбуждено в отношении начальника Малгобекского РОВД Евлоева и его заместителя Котиева в связи с халатностью, повлекшей тяжкие последствия ( часть вторая статьи 293 и часть третья статьи 293 УК РФ). Представляется, что как минимум 100 бывших заложников или их родственников были признаны потерпевшими по этому делу. 364. Заявители предоставили различные документы, относящиеся к данному процессу, включая около 200 листов протоколов судебного заседания, замечания потерпевших на эти протоколы, копии их жалоб и иные документы. Как следует из данных документов, должностные лица Малгобекского РОВД обвинялись в том, что они не обнаружили террористов, которые собирались и обучались в районе и проследовали 1 сентября 2004 г. в Республику Северная Осетия - Алания. Следствие получило ряд документов, которые содержали достаточно ясную и точную информацию о возможной террористической угрозе и действиях, которые должны предприниматься для борьбы с ней. В частности, 22 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Ингушетия издало приказ N 611 о террористической угрозе общественной безопасности и приведении всех сотрудников министерства в состояние повышенной готовности до дополнительного уведомления. В этом документе всем начальникам районных отделов внутренних дел, в том числе, было предписано контактировать с органами местного самоуправления, с охотниками и лесниками, чтобы отслеживать перемещения подозрительных лиц, а также проверять все грузовые автомобили и другие транспортные средства, которые могут перевозить незаконные грузы, при необходимости с использованием служебных собак. 23 августа 2004 г. Евлоев выпустил соответствующее распоряжение о мерах, которые должны приниматься в Малгобекском районе. 365. 25 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Ингушетия издало приказ N 617 о мерах безопасности в школах и образовательных учреждениях. Согласно этому приказу органы милиции были обязаны принять специальные меры, направленные на защиту образовательных учреждений от возможных террористических актов. 28 августа 2008 г. Евлоев выпустил соответствующий документ по Малгобекскому району. 366. 31 августа 2004 г. Министерство внутренних дел по Республике Ингушетия направило во все районные отделы милиции указание, ссылаясь на оперативную информацию о возможности совершения террористического акта в образовательных учреждениях во время открытия учебного года. Вновь было рекомендовано принять ряд срочных мер, затрагивающих органы местного самоуправления и администрации школ. 367. Дело рассматривалось Верховным судом Республики Ингушетия в закрытом судебном заседании в г. Нальчике, Кабардино-Балкарская Республика. Подсудимые ходатайствовали о рассмотрении их дела судом присяжных. 5 октября 2007 г. коллегия присяжных признала подсудимых невиновными. В тот же день Верховный суд Республики Ингушетия полностью оправдал подсудимых и отклонил гражданские иски, предъявленные потерпевшими в рамках того же разбирательства. 368. Потерпевшие обжаловали приговор, и 6 марта 2008 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил его без изменения. Последующие надзорные жалобы потерпевших были безуспешными. 10. Гражданское разбирательство, инициированное потерпевшими (a) Первая группа истцов 369. В ноябре 2007 года группа потерпевших предъявила иск в порядке гражданского судопроизводства к Министерству внутренних дел, требуя компенсации вреда, причиненного террористическим актом. Потерпевшие ссылались на постановление Правобережного районного суда от 29 мая 2007 г. в отношении сотрудников Правобережного РОВД г. Беслана. Они утверждали, что применение постановления об амнистии не исключает возможности взыскания компенсации вреда в порядке гражданского судопроизводства. Утверждая, что Министерство внутренних дел не приняло мер для предотвращения террористического акта, они требовали финансовой компенсации в отношении каждого члена семьи, который погиб или находился в заложниках. 370. Правобережный районный суд несколько раз требовал от заявителей дополнить исковые заявления. 22 мая 2008 г. Правобережный районный суд принял решение о передаче дела в Ленинский районный суд г. Владикавказа по месту нахождения Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания. 26 сентября 2008 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа принял решение о передаче дела в Замоскворецкий районный суд г. Москвы по месту нахождения Министерства внутренних дел Российской Федерации. 21 октября 2008 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания по жалобе заявителей отменил определение районного суда и возвратил дело в Ленинский районный суд г. Владикавказа. 371. 10 декабря 2008 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа отклонил исковые требования заявителей к Министерству внутренних дел. Он указал, что Закон о борьбе с терроризмом* (* Имеется в виду Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом". Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" (примеч. редактора).), на который ссылались истцы, не предусматривал компенсации морального вреда государственным органом, который участвовал в антитеррористической операции. Что касается попытки заявителей связать требование о компенсации с решением о прекращении производства по делу в отношении сотрудников Правобережного РОВД, суд отклонил его как относящееся к другому ответчику. 372. 24 февраля 2009 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания отклонил жалобу заявителей на вышеуказанное решение. Последующие попытки заявителей добиться пересмотра этих решений в порядке надзора оказались тщетными. (b) Вторая группа истцов 373. В отдельном разбирательстве другая группа потерпевших пыталась предъявить иск к министерствам внутренних дел Российской Федерации и Республики Северная Осетия - Алания о компенсации морального вреда, причиненного им террористическим актом. С аналогичной мотивировкой 9 декабря 2009 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа отклонил иск. 17 марта 2009 г. Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания оставил это решение без изменения в последней инстанции. 11. Доклад, подготовленный Парламентом Республики Северная Осетия - Алания 374. 10 сентября 2004 г. Парламент Республики Северная Осетия - Алания создал комиссию по рассмотрению и выяснению обстоятельств, связанных с событиями в г. Беслане 1-3 сентября 2004 г. В своей работе комиссия основывалась на доступных материалах, включая официальные документы, фотографии, видеозаписи и аудиоматериалы, статьи в прессе, показания свидетелей и собственные источники информации. Доклад комиссии был опубликован 29 ноября 2005 г. Главы 42-страничного доклада включали хронологию террористического акта, факты и анализ событий, предшествовавших захвату заложников, описание действий ОШ и различных государственных органов, которые участвовали в событиях, рассмотрение причин первых взрывов в спортзале, подробную информацию о боевиках, причастных к преступлению, и различную статистическую информацию, относящуюся к теракту. Доклад заканчивался рекомендациями, адресованными властям. (a) Предотвращение террористического акта 375. Комиссия жестко критиковала местные подразделения милиции и органы ФСБ по Республикам Ингушетия и Северная Осетия - Алания. Она выразила особое беспокойство в связи с тем фактом, что несмотря на "возросшую угрозу безопасности" террористическая группа могла собраться и пройти обучение незамеченной поблизости от села и крупной местной дороги, а также в связи с беспрепятственным продвижением группы к школе в центре города через административную границу, которая, как предполагалось, находилась под особой охраной. Комиссия утверждала, что внимание милиции было переключено на выборы Президента в Чеченской Республике, которые проходили 29 августа 2004 г. и после которых иные угрозы безопасности были оставлены без серьезного внимания. (b) Работа и состав ОШ 376. Что касается работы ОШ, в докладе содержалась жесткая критика в отношении его состава и работы. В нем было указано, что "первый так называемый республиканский ОШ" был создан 1 сентября 2004 г., в 10.30, в соответствии с Законом о борьбе с терроризмом и предварительным планом, датированным 30 июля 2004 г. Он состоял из 11 человек под руководством Дзасохова и включал глав ФСБ, Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания и других должностных лиц. В присутствии членов ОШ, Рошаля и ряда других публичных фигур Дзасохов объявил, что он готов пойти в школу, но заместитель министра внутренних дел Российской Федерации Паньков ответил, что в этом случае он будет уполномочен арестовать его. Сам Дзасохов подтвердил, что ему сообщили высокопоставленные чиновники из г. Москвы, что он не должен принимать "мер, которые могут привести к дополнительным осложнениям с операцией, нацеленной на освобождение заложников". "Республиканский" ОШ продолжал изучать возможные стратегии, направленные на освобождение заложников, в течение всего кризиса. Он также рассматривал возможность приглашения для участия в переговорах Масхадова. 377. Между тем в середине дня 1 сентября 2004 г. по указанию Президента Российской Федерации в соответствии с засекреченным распоряжением Правительства Российской Федерации (N 1146-рс) был определен состав ОШ, который возглавили генерал-майор В. Андреев, глава ФСБ по Республике Северная Осетия - Алания. В этот ОШ входили командующий 58-й армией Министерства обороны Российской Федерации генерал-лейтенант В. Соболев, начальник Управления МЧС по Республике Северная Осетия - Алания Б. Дзгоев, министр образования Республики Северная Осетия - Алания А. Левитская, руководитель Центра медицины катастроф "Защита" С. Гончаров и заместитель директора департамента информационных программ государственного телеканала "Россия" П. Васильев. Доклад содержал критику состава ОШ, который не включал не только Дзасохова, президента Республики Северная Осетия - Алания, но и ряд других высокопоставленных должностных лиц республики. В нем также отмечалось, что два заместителя директора ФСБ России, которые прибыли в г. Беслан, Анисимов и Проничев, не были официально назначены для выполнения каких-либо задач в ОШ. Это привело к возникновению "многоначалия". 378. В докладе ситуация описывалась следующим образом: "О бросающейся в глаза разобщенности деятельности штабов говорит и их местонахождение. В здании администрации г. Беслана образовалось следующее расположение находившихся там структур и должностных лиц. На первом этаже (левое крыло) - ФСБ России (генералы В. Андреев и Т. Калоев). Рядом на этом же этаже - Проничев и Анисимов. На третьем этаже в левом крыле здания находились президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов, председатель парламента Мамсуров, полномочный представитель Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе В. Яковлев, а также группа депутатов Госдумы во главе с Д. Рогозиным. В правом крыле третьего этажа приступили к своей работе руководители спецподразделений "Альфа" и "Вымпел" под командованием генерала Тихонова. И все же самой закрытой и загадочной была структура, находившаяся в южном крыле первого этажа [здания администрации], тщательно хранившая детали своей работы даже от членов вышеупомянутых штабов. Там находились так и не вошедшие ни в одну официальную штабную структуру Анисимов и Проничев, Паньков, Калоев и другие. Не менее загадочной являлась и структура, расположенная на втором этаже в центре здания. Это был своего рода "идеологический штаб", где проверялась и редактировалась информация перед ее обнародованием. Именно здесь, скорее всего, появилась пресловутая цифра о количестве заложников - 354_ Дополнением к сказанному может быть то, что командующий 58-й армией Соболев разместил свой командный пункт вне здания администрации. Дзгоев, находившийся, по его собственному выражению, "в резерве", также размещался вне здания, как и министр внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания_ О формальном характере назначения Андреева руководителем ОШ можно судить по общеизвестным фактам. Глава Управления ФСБ по Республике Северная Осетия - Алания покидал штаб и терял, таким образом, нити управления операцией десятки раз: выступая перед жителями г. Беслана вдали от ОШ, встречаясь с журналистами, сопровождая 2 сентября Аушева до школы или же группу МЧС 3 сентября. Мог ли поступать подобным образом генерал, от действий которого зависела жизнь сотен людей? Это или исключено, или же, напротив, вполне возможно, если за Андреева принимали решения его непосредственные начальники Проничев, Анисимов, а возможно, и начальник оперативно-координационного управления по Северному Кавказу ФСБ России Калоев. Есть основания полагать, что приказы и распоряжения Андреева документально не оформлялись, заседания ОШ не проводились, все решалось в ходе рабочих встреч с представителями различных ведомств посредством устных указаний_ Создается впечатление, что ОШ под руководством Андреева как бы метался из одной крайности в другую: с одной стороны, не озвучивая требований террористов, искал (или делал вид) под эти требования посредников, а с другой стороны, постоянно заявляя о недопустимости силового варианта решения проблемы, должен был его не просто иметь в виду, но и постоянно прорабатывать... К концу второго дня на переговоры с террористами не вышел ни один из значимых федеральных чиновников, в компетенцию которых хотя бы отчасти входило обсуждение выдвинутых боевиками условий. Всё больше убеждаясь, что обсуждать их требования никто не намерен и темой переговоров остаются обеспечение заложников пищей и водой, освобождение малолетних детей и немощных стариков, так называемый коридор от г. Беслана до Чеченской Республики и тому подобное, террористы ужесточили режим содержания заложников. Что касается разрешения вывезти тела двух десятков убитых человек, находившихся во дворе школы, то оно судя по всему было вызвано желанием боевиков испугать население и сделать более сговорчивыми членов штаба. Нетрудно представить, какое впечатление на родных произвел бы переполненный трупами грузовик МЧС. Неполная информация о ходе и содержании переговоров с боевиками, неясность с переданной в штаб кассетой также оставляют многие вопросы без ответа_ Не оспаривая принцип неисполнения требований террористов, хотя в Федеральном законе "О борьбе с терроризмом" говорится о принципе минимальных уступок террористам, представляется куда более естественным, если бы его исполнение принимали на себя федеральные власти, к которым были обращены требования террористов, а не поручали эту проблему региональным чиновникам или детскому врачу. Очевидно, что любые обещания региональных чинов, не подкрепленные гарантиями высших чиновников государства, не могли вызвать доверия террористов, а значит, и обещанный "коридор безопасности" не был воспринят ими всерьез_". (c) Первые взрывы 379. В докладе утверждалось, что первые два взрыва не могли быть вызваны СВУ. Первый взрыв согласно показаниям заложников произошел в северной части чердачного помещения спортзала. Он разрушил часть крыши и создал дымное облако грибовидной формы над взрывом. В докладе указывалось, что это не могло быть результатом взрыва СВУ по ряду причин: террористы не минировали крышу или чердачное помещение спортзала, туда не тянулся ни один провод, разорвавшаяся в самом зале мина не могла пробить потолок, расположенный на шестиметровой высоте от пола, взрывов должно было быть несколько в одно время, поскольку они были соединены в единую цепь, облако дыма не могло за несколько секунд взметнуться на 13-15 метров над крышей в результате срабатывания СВУ в спортзале, характер повреждений баскетбольного щита и кирпичной стены спортзала свидетельствуют о прохождении выстрелянного извне снаряда. Второй взрыв, который образовал полуметровый пролом в кирпичной стене под окном, также не был вызван срабатыванием СВУ, поскольку пол рядом с проломом не пострадал в отличие от досок пола под баскетбольным щитом, где впоследствии сдетонировало СВУ. 380. В докладе сообщалось, что видеозапись событий запечатлела не только облако дыма от первого взрыва, но и звуки обоих взрывов, позволяющие предположить, что стреляли из гранатомета или огнемета. В докладе высказывалось мнение о том, что в пользу данной версии говорит и характер разрушений. Выбор целей именно в этой части зала вызван тем, что там находился боевик, державший ногу на педали, плохая видимость затрудняла точную работу снайпера, а гранатомет решал эту проблему. 381. В докладе указывалось, что наиболее вероятной причиной третьего взрыва было СВУ, попавшее под воздействие пожара, распространившегося от потолка до пола спортзала. 382. В заключение в документе отмечалось, что расследование обстоятельств первых взрывов должно осуществляться надлежащим образом в рамках уголовного дела. В докладе выражалось сожаление в связи с поспешной расчисткой места происшествия, которое было открыто для общественности 5 сентября 2004 г., и упоминались "сотни людей, находивших предметы, которые не могли не заинтересовать следствие". Ряд предметов был, по-видимому, обнаружен на свалке, куда обломки, собранные при расчистке, были вывезены грузовиками 4 сентября. 383. В особом мнении к докладу указывалось, что активное участие волонтеров из числа гражданского населения сразу после взрывов спасло жизни множества заложников. Эвакуация производилась этими лицами, которые взяли на себя "задачи милиции, пожарных и сотрудников МЧС". (d) Действия спасателей и силовых структур 384. В докладе количество военнослужащих и сотрудников милиции (за исключением ФСБ России), которые обеспечивали оцепление вокруг школы, оценивалось примерно в 1 750 человек. Три кольца оцепления считались малоэффективными, и с началом операции они практически развалились. Их беспрепятственно пересекали в обоих направлениях сотни гражданских лиц и десятки автомашин, фильтрационные группы, заранее созданные из офицеров ОМОН и Правобережного РОВД, не останавливали с целью установления личности ни одного из выносивших заложников людей. В докладе отмечалось, что множество людей прибыли из других районов Республики Северная Осетия - Алания и провели двое суток возле школы, зачастую небритые, испачканные кровью и сажей, они были неотличимы от террористов. 385. Затем доклад коснулся проблемы доступа автомашин "скорой помощи" и пожарных к школе, указывая, что он затруднялся из-за транспорта, припаркованного на прилегающих улицах, который так и не был удален. Цистерна первой пожарной машины, появившейся во дворе школы около 14.00, была полупустой. Экипажи других машин въехали во двор школы еще позже, предоставив гражданским лицам самим управлять пожарными рукавами. 386. В докладе признано установленным, что 3 сентября, в 14.00-14.30, из-за железнодорожного полотна танк N 328 произвел несколько залпов невзрывными снарядами по столовой и кухне, около 16.30 танк N 325 со стороны улицы Коминтерна практически в упор расстрелял помещение столовой, находящееся над входом в подвал. Члены комиссии не могли согласиться с тем, что использование танка для обстрела столовой до 17.00 было оправдано, учитывая возможное присутствие последней группы заложников с террористами. Члены комиссии посетили подвал и установили, что он остался совершенно нетронутым, в нем не были обнаружены следы предполагаемого нахождения террористов. Отсутствуют полные сведения о том, как использовались танки, вертолеты, огнеметы и другое тяжелое вооружение. 387. В документе отдельно указывалось на множество сфер ответственности в различных структурах, которые участвовали в событиях. Так, согласно информации комиссии командующий 58-й армией регулярно отчитывался перед министром обороны, который находился в г. Москве, и в ответ получал от него указания. Министерство внутренних дел руководило самым многочисленным контингентом в г. Беслане, который первоначально исполнял указания собственного штаба, расположенного в здании администрации, позднее он следовал указаниям ФСБ России. 388. Что касается роли ФСБ России, в докладе отмечалось следующее: "_Самой недоступной в плане информации о ее деятельности в дни трагических событий 1-3 сентября 2004 г. для комиссии структурой является ФСБ России. Вот почему вряд ли может быть принят без дополнительной проверки тезис о том, что к 18.00 согласно информации, поступившей от оперативно-боевых групп ЦСН, было установлено, что в местах нахождения боевиков (классы, подвал и чердачное помещение) заложники отсутствуют)_". (e) Личности боевиков 389. В докладе было уделено некоторое внимание вопросу о количестве и личностях боевиков. В нем отмечались противоречия относительно имен и количества установленных и неустановленных террористов в документах, принятых прокуратурой в рамках уголовного дела N 20/849. На основании информации, предоставленной Генеральной прокуратурой Российской Федерации, в докладе перечислялись 38 имен или прозвищ, из них в отношении 22 лиц (включая Н. Кулаева) были установлены полное имя, дата рождения, национальность и место жительства, а 14 лиц были установлены предварительно. Из 38 человек как минимум девять ранее задерживались правоохранительными органами, некоторые из них были освобождены по неизвестным причинам. Так, согласно докладу Илиев был заключен под стражу в 2003 году в Республике Ингушетия по обвинению в незаконном хранении оружия и боеприпасов, но через два месяца дело было прекращено. Ханпаш Кулаев был приговорен к девяти годам лишения свободы в 2001 году. Шебиханов обвинялся в участии в нападении на колонну федеральных войск в августе 2003 года и был освобожден в июле 2004 года судом присяжных. Таршхоев осуждался, по крайней мере, три раза и приговаривался к условному наказанию за незаконное хранение оружия и кражу, в последний раз в марте 2001 года. Хочубаров ("Полковник") был судим за незаконное хранение оружия. Ходов находился в розыске за ряд тяжких преступлений, включая террористические акты, и был задержан в 2002 году, но освобожден. Большинство других террористов, личности которых были установлены, были известны правоохранительным органам, располагавшими их отпечатками пальцев, на основании которых были опознаны их тела. Многие находились в розыске за различные преступления. 390. Некоторые лица, о которых Генеральная прокуратура Российской Федерации первоначально сообщила, что их тела были опознаны в г. Беслане, были позднее убиты в других местах. Так, сначала было объявлено о смерти Горчханова в г. Беслане, в октябре 2005 года его имя было вновь названо заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Шепелем в числе уничтоженных организаторов нападения в г. Нальчике, Кабардино-Балкарская Республика. Кодзоев был сначала идентифицирован в числе террористов в г. Беслане и, по-видимому, разговаривал по телефону со своей женой, которую власти доставили к школе 2 сентября, а затем было объявлено о его уничтожении в контртеррористической операции в Республике Ингушетия в апреле 2005 года. В докладе выражалось сожаление по поводу отсутствия ясности в таком важном аспекте расследования и содержался призыв к прокуратуре предоставить четкую и исчерпывающую информацию в этом отношении. (f) Статистическая информация 391. Доклад содержал таблицу, составленную на основании информации, предоставленной Генеральной прокуратурой Российской Федерации, с различными показателями, касающимися общего количества заложников, убитых и травмированных, лиц, освобожденных в результате контртеррористической операции, и так далее. В этом отношении комиссия отметила, что причины смерти 331 человека распределялись следующим образом: 20 человек умерли в больнице, 51 человек (включая 21 убитого 1 сентября) умер от огнестрельных ранений, 150 человек умерло от осколочных ранений, 10 - от ожогов, четыре - от повреждений тупыми предметами. В 116 случаях причина смерти не могла быть установлена из-за обширного поражения тел огнем. В 83 случаях установить личности погибших удавалось в результате проведения молекулярно-генетических экспертиз, в шести случаях проводились эксгумация и генотипическая идентификация. Эти процедуры продолжались до апреля 2005 года. Комиссия заключила, что действительные причины смерти и травм многих потерпевших не были установлены: пули и осколки не были извлечены из тел в целях анализа пуль и гильз, найденных на месте происшествия, баллистическая экспертиза не проводилась. Таким образом, в докладе заключалось, что истинные причины смерти многих потерпевших не были установлены. (g) Публикация доклада, реакция на него и дополнительная информация 392. Доклад комиссии был опубликован в декабре 2005 года. Торшин заявил, что в докладе ставилось больше вопросов, чем содержалось ответов, и его выводы и заключения не упоминались в докладе, подготовленном Федеральным Собранием (см. часть L* (* Так в тексте оригинала. По-видимому, допущена техническая ошибка и имеется в виду часть 12 (примеч. редактора).) ниже). 393. В 2007 году доклад был опубликован в качестве отдельной книги. К этому времени авторы подготовили дополнительные статистические данные. Они включали полный список заложников с указанием травм и дат смерти, и другие важные выводы. Многие показатели, к которым пришли авторы доклада, отличались от тех, на которые ссылалась прокуратура. 394. В частности, авторы указали, что 1 116 лиц (а не 1 127, как было указано Генеральной прокуратурой Российской Федерации) были захвачены в заложники, трое сбежали 1 сентября, 17 (а не 21) мужчин были застрелены 1 сентября, 24 (а не 26) человека были выведены Аушевым 2 сентября. К 13.00 1 сентября в живых в школе оставались 1 072 заложника, 284 были убиты в ходе штурма, 10 умерли в больнице в течение двух месяцев и еще трое - к 2006 году. Были убиты 10 сотрудников сил специального назначения, двое сотрудников МЧС и семеро гражданских лиц: трое были убиты 1 сентября нападающими, и еще четверо в ходе штурма, когда выводили заложников. Были ранены 35 гражданских лиц, большинство из них в ходе вывода заложников из школы. 395. В публикации приводился список сотрудников ФСБ России, Министерства внутренних дел и МЧС, которые были убиты (12 человек) и ранены (52 человека) во время террористического акта. 396. Что касается причин смерти, в публикации сообщалось, что комиссия изучила более 300 постановлений о назначении судебно-медицинской экспертизы, вынесенных прокуратурой 3-4 сентября 2004 г., и заключений судебно-медицинской экспертизы, подготовленных Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) Республики Северная Осетия - Алания. В документе напоминалось, что постановления следственных органов предусматривали, что эксперты должны проводить экспертизу по наружному осмотру, а полную судебно-медицинскую экспертизу выполнять только "при необходимости". Таким образом, лишь в нескольких случаях имела место полная судебно-медицинская экспертиза, треть экспертных заключений содержала вывод о том, что "причина смерти не может быть установлена". В целом в документе указывалось, что признаки ожогов обнаружены на 159 телах из 333, хотя в большинстве случаев эксперты полагали, что обугливание, скорее всего, произошло после смерти. Они также отметили несоразмерно большое количество потерпевших, скончавшихся от огнестрельных ранений: 44 гражданских лица, включая 11 женщин и девять детей, тогда как лишь семеро военнослужащих из 11 скончались от огнестрельных ранений. 397. Наконец, в докладе отмечалось, что были проведены девять (а не шесть, как было указано в официальных документах) эксгумаций для дополнительного исследования останков. В докладе указывались данные случаи. 12. Доклад Федерального Собрания (a) Доклад, подготовленный комиссией под руководством Торшина 398. 20 и 22 сентября 2004 г. обе палаты Федерального Собрания (Парламента Российской Федерации) - Государственная Дума и Совет Федерации - решили создать совместную комиссию для расследования причин и обстоятельств террористического акта в г. Беслане. Около 20 членов обеих палат были включены в состав комиссии, которую возглавил Александр Торшин, заместитель Председателя Совета Федерации. Комиссия предприняла ряд следственных мер, включая несколько посещений г. Беслана, а также Республики Ингушетия, Чеченской Республики и г. Ростова-на-Дону. 399. Комиссия опросила 45 высокопоставленных должностных лиц, включая Председателя Правительства Российской Федерации, нескольких федеральных министров, Аслаханова, помощника Президента Российской Федерации, Патрушева, Проничева и Анисимова, директора ФСБ России и двоих его заместителей, генерала Тихонова, начальника Центра специального назначения ФСБ России, нескольких высокопоставленных сотрудников Генеральной прокуратуры Российской Федерации, включая четырех заместителей Генерального прокурора, чиновников Республик Северная Остетия - Алания и Ингушетия, включая Дзасохова и Зязикова, и лиц, которые вели переговоры с террористами: Аушева, Гуцериева и Рошаля. В комиссию поступили несколько сотен телефонных звонков на специальную линию и писем. 400. 22 декабря 2006 г. доклад комиссии был представлен Федеральному Собранию. Письменный доклад составил 240 страниц. Он включал хронологию террористического акта, главы о действиях государственных органов, исторический и политический анализ терроризма на Северном Кавказе и ряд законодательных рекомендаций. Два члена комиссии отказались подписать его. Один из них, Савельев, подготовил альтернативный доклад (см. ниже). 401. Основные выводы доклада в основном соответствовали выводам уголовного расследования. В частности, в докладе отмечалось следующее: - до террористического акта не был принят ряд мер безопасности местной администрацией и милицией в Республиках Северная Осетия - Алания и Ингушетия. Действия милиции Малгобекского района были охарактеризованы как профессиональная халатность, а действия милиции в Республике Ингушетия в целом как "самоустранение" от исполнения указаний Министерства внутренних дел (107-108 страницы доклада). Милиция Республики Северная Осетия - Алания не выполнила определенные меры предосторожности и тем самым облегчила нападение террористов на школу; - действия федеральных властей были адекватными и правильными; - действия ОШ, направленные на переговоры с террористами, были правильными, но было указано на некоторые слабые места в составе ОШ, ведении им работы и информировании населения о событиях (84, 94 страницы доклада); - первые взрывы в спортзале были вызваны двумя СВУ (87 страница доклада); - применение огнеметов и танкового орудия против школы было санкционировано начальником Центра специального назначения ФСБ России 3 сентября после 18.00 и не причинило вреда заложникам, которые были к тому времени выведены (89 страница доклада). (b) Отдельный доклад Юрия Савельева (i) Доклад 402. Юрий Савельев, депутат Государственной Думы, избранный в 2003 году от партии "Родина", входил в состав парламентской комиссии, возглавляемой Торшиным. Савельев - ученый ракетостроитель, доктор технических наук, в прошлом ректор Санкт-Петербургского университета "Военмех", автор многочисленных научных работ и учебных пособий по ракетостроению, баллистике, термодинамике и сопутствующим дисциплинам. 403. Летом 2006 года Савельев объявил о своем серьезном несогласии с докладом, подготовленным комиссией. Позднее в тот же год он опубликовал отдельный доклад, основанный на изучении материалов, к которым он имел доступ как член комиссии. Доклад, озаглавленный "Беслан: правда заложников", состоял из семи частей: - часть 1. Обстоятельства первых взрывов в спортзале, 259 страниц с 58 фотографиями; - часть 2. Обстоятельства возникновения и распространения пожара в спортивном зале, 133 страницы с 43 фотографиями; - часть 3. Применение РПО и РПГ (реактивных пехотных огнеметов и реактивных противотанковых гранатометов), 97 страниц с 49 фотографиями; - часть 4. О применении танков Т-72 и боевых транспортных машин БТР-80, 140 страниц с 52 фотографиями; - часть 5. Женщины в составе террористической группы, 69 страниц с 12 фотографиями; - часть 6. О потерях среди заложников в помещениях школы N 1 вне спортивного зала, 145 страниц с 54 фотографиями; - часть 7. Обстоятельства захвата заложников, 296 страниц с 21 фотографией. 404. Этот доклад был представлен Европейскому Суду, его полное содержание опубликовано на интернет-сайте pravdabeslana.ru 405. Доклад, хотя и основанный на том же фактическом материале, ссылается на собственные технические познания автора и резко отличается изложением и выводами от документа, подписанного большинством парламентской комиссии, и, таким образом, от имевшихся на тот момент выводов уголовного расследования. 406. Суммируя наиболее важные разночтения, в части 1 Савельев заключил, что первый взрыв был вызван взрывом термобарической гранаты в результате выстрела с крыши дома N 37 по Школьному переулку по крыше спортивного зала в северо-восточном углу из гранатометной системы. Террорист, контролировавший "педаль-замыкатель" взрывной цепи, был сразу же убит, так как он находился непосредственно под местом взрыва. В результате взрыва образовался мощный очаг тления деревянных конструкций и утеплителя чердака, который позже перерос в пожар. Второй взрыв произошел через 22 секунды после первого под первым окном северной стороны спортзала, образовал пролом в кирпичной стене и сопровождался выбросом кирпичей наружу, в то время как оконное стекло, расположенное непосредственно над проломом, осталось нетронутым. Савельев заключил, что характер и степень разрушения в этой конкретной области исключали возможность того, что они вызваны СВУ внутри спортзала. Он утверждал, что взрыв был вызван извне, вероятнее всего, выстрелом из переносного противотанкового гранатомета с крыши дома N 41 по Школьному переулку. Снаряд попал в спортзал через противоположное окно и образовал отверстие в стене. 407. Савельев далее утверждал в части 2, что пожар, вызванный первым взрывом на чердаке, продолжал беспрерывно распространяться до 15.20. Наличие разбитых окон спортзала и дыры в потолке, вызванной взрывом, привело к появлению сильного сквозняка, то есть к интенсификации подачи кислорода к поверхности горящего утеплителя. Огонь разгорелся на чердаке с достаточной силой, чтобы уничтожить деревянные конструкции, поддерживающие шиферную крышу, которая, в конечном счете, обрушилась в 15.20, погребая под горящими фрагментами заложников, которые не могли покинуть спортзал. Пожарные вмешались после 15.20, когда огонь от рухнувшей крыши распространился на пол и стены спортзала. 408. Часть 3 доклада включала подробную информацию и анализ видов и количества оружия и боеприпасов, использованных с 1 по 4 сентября 2004 г. Данная информация была предоставлена комиссии, в то время как потерпевшие не имели к ней прямого доступа. Согласно докладу том 1 уголовного дела N 20/849 содержал "сводный акт об израсходовании боеприпасов при выполнении соответствующей боевой задачи" от 10 сентября 2004 г. N 27. По данным этого документа, различные воинские части израсходовали более 9 000 патронов для автоматического оружия (5,45 мм ПС, 7,62 мм ЛПС, 5,45 мм T), 10 одноразовых противотанковых гранатометов (РПГ-26), 18 одноразовых реактивных противотанковых гранатометов (ПГ-7ВЛ), восемь осколочно-фугасных снарядов [для танкового орудия] калибром 125 мм (125 мм ОФ) и 90 дымовых гранат (81 мм ЗД6) (см. §§ 217 и 219 настоящего Решения). 409. В докладе Савельева далее отмечалось, что 20 сентября 2004 г. члены парламентской комиссии обнаружили в чердачном помещении дома N 39 по Школьному переулку шесть отстрелянных пусковых контейнеров от огнеметов РПО-А и три пусковых устройства противотанковых гранатометов одноразового действия РПГ-26, серийные номера которых были отмечены членами комиссии в соответствующем протоколе 22 сентября 2004 г. Эти предметы были переданы бригаде прокуратуры, ведущей расследование. Согласно докладу том 2 уголовного дела N 20/849 содержал документ, датированный 25 сентября 2004 г. и подписанный подполковником войсковой части N 77078 58-й армии. В этом документе указывалось, что подразделения ФСБ России получили с военного склада семь огнеметов РПО-A, и перечислялись их серийные номера. После завершения операции на склад были сданы два огнемета с указанными номерами, а также один огнемет с другим серийным номером (см. § 219 настоящего Решения). В то же время Савельев отметил, что серийные номера огнеметов, указанные в протоколе комиссии от 22 сентября 2004 г., и в документе, составленном подполковником Васильевым 25 сентября 2004 г., отличались. Он сослался на другие противоречивые доказательства, предоставленные военнослужащими, и заявления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации относительно применения огнеметов, и заключил, что не менее девяти одноразовых огнеметов РПО-A были использованы спецподразделениями. Савельев также сослался на свидетельские показания одного сотрудника ФСБ России, данные в процессе расследования и содержащиеся в томе 5, л.д. 38 уголовного дела N 20/849, согласно которым РПГ-26 и РПА применялись в ходе штурма (днем) (см. § 220 настоящего Решения), и объяснения генерала Тихонова, данные комиссии 28 октября 2004 г., в соответствии с которыми РПГ и РПО-A применялись в 15.00. 410. Савельев перечислил подробные характеристики каждого типа рассматриваемых боеприпасов. Согласно его выводам после первых двух взрывов в 13.03 школьное здание подверглось следующим воздействиям: между 13.30 и 14.00 окна второго этажа южного крыла были обстреляны из переносных гранатометов, возможно, РПГ-26 и РШГ-2, между 14.50 и 15.05 по крыше основного здания применялись огнеметы (РПO-A), из гранатометов РПГ-26 и РШГ-2 производились выстрелы по выходящим на юг окнам второго этажа южного крыла, а из огнемета РПO-A - по крыше южного крыла, по точке его соединения с основным зданием. Он также утверждал, что как минимум один удар термобарической гранатой был нанесен с вертолета МИ-24 по цели в центральной части крыши основного здания над классом осетинского языка, по позиции снайпера террористов, которая не могла быть поражена иными средствами. 411. Часть 4 доклада была сосредоточена на применении танков и БТР во время штурма. Проанализировав многочисленные свидетельские показания и вещественные доказательства, автор доклада пришел к следующим выводам: три танка с NN 320, 325 и 328 заняли позиции вокруг школы. Танки с NN 325 и 328 были расположены около дома N 101 по улице Коминтерна. Эти два танка неоднократно производили выстрелы по зданию школы в 14.25 и затем 3 сентября, с 15.00 до 16.00. Семь дополнительных выстрелов были сделаны танком N 325 по окнам столовой и стене и лестничной клетке южного крыла. 412. Часть 5 доклада была посвящена анализу свидетельских показаний и других доказательств относительно количества женщин в террористической группе. Савельев заключил, что группа насчитывала пять женщин: четырех смертниц, которые сменяли друг друга, поэтому двое из них постоянно находились в помещении спортивного зала, а пятая женщина, вероятно, была снайпером и оставалась на верхнем этаже школы. 413. В части 6 доклада рассматривалась ситуация с заложниками, которых террористы заставили перейти из спортзала в южное крыло после первых взрывов. На основании фотографий и видеозаписи событий и свидетельских показаний Савельев заключил, что с 13.05 по 14.20 террористы перевели около 300 человек в южное крыло. Там заложники были распределены более или менее равными группами между помещениями столовой и кухни на первом этаже и актового зала на втором этаже. Южное крыло стало зоной ожесточенной борьбы между террористами и штурмующими силами, восемь из 10 сотрудников элитного подразделения ФСБ России погибли там. Присутствие заложников в этом крыле не было принято во внимание штурмующими, которые применяли оружие неизбирательного действия. Савельев отметил отсутствие подробного описания местоположения тел заложников, хотя это позволило бы установить обстоятельства гибели заложников в южном крыле. Он утверждал, что тела в спортзале подверглись действию огня, количество лиц, которые были обнаружены мертвыми в помещениях, прилегающих к спортзалу, было известно. На основании этого он оценил количество заложников, погибших во время боевого столкновения в южном крыле, около 110 человек. 414. К части 6 было приложено "исследование" - документ, подготовленный несколькими авторами, включая начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Республики Северная Осетия - Алания, суммирующий их опыт, связанный с террористическим актом в г. Беслане и подготовкой заключений судебно-медицинской экспертизы. В документе перечислялись различные проблемы, связанные со сбором, транспортировкой и хранением останков, организацией процесса опознания и составлением заключений судебно-медицинской экспертизы. Учитывая большое количество останков, многие из которых имели обширные повреждения, осложняющие опознание, а также присутствие многочисленных недовольных родственников, 4 сентября прокуратурой было принято решение сначала провести опознание останков родственниками, а потом уже - исследование опознанных трупов. В результате имел место ряд ошибочных опознаний, которые впоследствии пришлось исправлять. Кроме того, учитывая эти ограничения, большинство опознанных трупов подвергались лишь наружному исследованию. Точная причина смерти была установлена в 213 случаях: из них огнестрельные ранения в 51 случае (15,5%), осколочные ранения в 148 случаях (45%), ожоги в 10 (3%) и повреждения тупыми предметами в четырех (1,2%). Причина смерти не была установлена в 116 случаях (35,6%) из-за обширных повреждений огнем. Документ заключался рядом рекомендаций на будущее, включая создание единого информационного центра и тщательное соблюдение принципа последовательности в процессе работы с назначением лиц, ответственных за проведение каждого этапа. 415. Часть 7 доклада охватывала первые момента захвата школы 1 сентября. На основании свидетельских показаний Савельев пришел к выводу, что небольшая группа террористов - от пяти до семи человек - находилась в толпе в 9.00. По сигналу одного из террористов, который начал стрелять в воздух, другая группа террористов численностью от 10 до 12 лиц проникла в здание школы со стороны Школьного переулка и с других сторон. Некоторые из них побежали на второй этаж, другие выломали окна и двери на первом этаже, чтобы заложники могли попасть в здание. В этот момент автомобиль ГАЗ-66, стоящий на улице Коминтерна около школьного забора, подъехал к главному входу в школу, и из него выпрыгнули до 15 человек. Этот автомобиль уехал после того, как боевики выпрыгнули из него. Наконец, второй автомобиль ГАЗ-66 с другим регистрационным номером повернул с улицы Лермонтова на улицу Коминтерна на высокой скорости, подняв большое облако пыли, замеченное многими свидетелями. Более 20 боевиков, включая четырех женщин, выпрыгнули из него и побежали к школе, затем автомобиль протаранил ворота школы и остановился во дворе. Общее количество террористов в школе было от 56 до 78 человек. (ii) Официальная и общественная реакция 416. В связи с утверждениями Савельева относительно причин первых взрывов и применения оружия неизбирательного действия по спортзалу прокуратура назначила проведение экспертиз. В 2007 и 2008 годах эксперты ФГУП ГНПП "Базальт" и Центрального научно-исследовательского испытательного института им. Карбышева Министерства обороны Российской Федерации предоставили два заключения криминалистической экспертизы по взрывам (см. §§ 224 и 228 настоящего Решения). Результаты экспертизы не были опубликованы, но цитировались на нескольких интернет-сайтах, а также Савельевым. Заключения исключали возможность того, что первые взрывы произошли из-за источников, расположенных извне, таких как термобарические гранаты или ракеты. 417. В марте 2008 года Савельевым было опубликовано большое интервью в "Новой газете", иллюстрированное схемами спортзала, демонстрирующими четыре различных варианта места и источника первых взрывов в спортзале: три варианта на основании экспертных заключений, подготовленных по поручению следствия, и один вариант на основании его собственных выводов. Он утверждал, что выводы трех заключений экспертизы различались до такой степени, что их невозможно было согласовать. Он также утверждал, что выводы относительно причин и мощности взрывов, содержавшиеся в последнем экспертном заключении, не соответствовали показаниям свидетелей и вещественным доказательствам. Наконец, он обратил внимание на тот факт, что другие части его доклада, касающиеся вопросов, не связанных с первыми взрывами, не рассматривались следствием. 13. Иные значимые события (a) Политические последствия 418. В сентябре 2004 года Правительство Республики Северная Осетия - Алания в полном составе было отправлено в отставку Дзасоховым. 419. 6 сентября 2004 г. Президент Российской Федерации Путин выступил с телевизионным обращением к нации. Он назвал события в г. Беслане "нападением на Россию", призвал к мобилизации общества и обещал принять ряд радикальных мер для улучшения безопасности как на внутригосударственном, так и на международном уровнях. 420. 13 сентября 2004 г. Президент Российской Федерации подписал указ, направленный на создание более эффективной системы антитеррористических мер в Северо-Кавказском регионе. В тот же день на совместном заседании Правительства Российской Федерации и глав российских регионов Президент Российской Федерации Путин объявил о следующих мерах, направленных на укрепление национального единства и совершенствование представительства интересов населения: отмена прямых выборов глав исполнительной власти в субъектах Федерации, которые будут избираться региональными парламентами по представлению Президента Российской Федерации, введение полностью пропорциональной системы парламентских выборов, создание консультативного органа, состоящего из представителей неправительственных организаций - Общественной палаты, восстановление особого федерального министерства, к сфере компетенции которого относятся межнациональные отношения, введение плана социального и экономического развития Северо-Кавказского региона и некоторые другие меры. К концу 2004 года данные административные и законодательные меры большей частью были реализованы. (b) Гуманитарная помощь 421. Согласно Распоряжению Правительства Российской Федерации от 11 сентября 2004 г. N 1338-р* (* В действительности, номер Распоряжения 1184-р (примеч. переводчика).) потерпевшим от террористического акта предоставлялась следующая помощь: 100 000 рублей (приблизительно 1 520 евро) за каждого погибшего человека, 50 000 рублей каждому, получившему ранения тяжелой и средней степени тяжести, и 25 000 рублей каждому, получившему ранения легкой степени тяжести. Лица из числа заложников, не получившие ранений, получали по 15 000 рублей. Кроме того, семьи получали по 18 000 рублей за каждого погибшего для оплаты захоронения. 422. президент Республики Северная Осетия - Алания распорядился 6 и 15 сентября 2004 г. (Распоряжения NN 58-рпа и 62-рп) о выплате 25 000 рублей для оплаты погребения каждого погибшего лица, 100 000 рублей за каждого погибшего, 50 000 рублей каждому лицу, получившему ранения тяжелой и средней степени тяжести, и 25 000 рублей каждому лицу, получившему ранения легкой степени тяжести. 423. Террористический акт в г. Беслане вызвал мощную гуманитарную реакцию, повлекшую сбор значительных денежных сумм. 424. Согласно Постановлению Правительства Республики Северная Осетия - Алания от 17 ноября 2004 г. N 240 Министерство труда и социального развития Республики Северная Осетия - Алания распределило средства, поступившие на его счета и предназначенные для оказания гуманитарной помощи потерпевшим, следующим образом: 1 000 000 рублей за каждого погибшего, лицам, получившим ранения тяжелой степени тяжести, по 700 000 рублей, лицам, получившим ранения средней степени тяжести, по 500 000 рублей, лицам, получившим ранения легкой степени тяжести, по 350 000 рублей. Кроме того, каждый ребенок, потерявший родителей, получал 350 000 рублей, а иные лица, удерживаемые не по их воле в результате действий террористов, но не находившиеся среди заложников - по 70 000 рублей. Аналогичные суммы были выделены семьям и пострадавшим из числа сотрудников ФСБ России и МЧС, которые были убиты или ранены. 425. В 2005 году на городском кладбище г. Беслана был открыт мемориальный комплекс "Город ангелов". Он состоит из единого памятника жертвам, индивидуальных захоронений более 220 лиц и памятника сотрудникам ФСБ России, погибшим 3 сентября 2004 г. 426. В 2004-2008 годах Правительствами Российской Федерации и Республики Северная Осетия - Алания были приняты некоторые другие меры, направленные на покрытие дополнительных медицинских и социальных расходов потерпевших, а также на финансирование иных проектов в г. Беслане. Так, в ноябре 2004 года Распоряжением Правительства Российской Федерации N 1507-р было предусмотрено строительство двух детских садов и школ в г. Беслане, многофункционального медицинского центра, института социальной поддержки детей и семей и ряд жилищных проектов, адресованных конкретно семьям потерпевших. Большинство этих проектов, финансируемых из федерального бюджета, были завершены к 2010 году. 427. Школа-интернат со спортивным уклоном, открытая в г. Беслане, была построена при участии Греции и названа именем Ивана Каниди (также произносится Янис Канидис), учителя физкультуры из школы N 1. Каниди, гражданину Греции и Российской Федерации, было на тот момент 74 года, и он отказался от предложения террористов покинуть школу. После взрывов в спортзале 3 сентября он вступил в борьбу с вооруженным боевиком, пытаясь спасти детей, и был убит. В декабре 2004 года он был посмертно награжден орденом Золотой пальмовой ветви Премьер-министром Греции. (c) Реакция средств массовой информации и общественности, наиболее важные публикации 428. Во время и после террористического акта в г. Беслане многочисленные журналисты со всего мира освещали события. 429. 1-3 сентября 2004 г. с журналистами, находившимися в г. Беслане или пытающимися попасть туда, произошел ряд инцидентов. Так, 2 сентября Бабицкий, корреспондент радио "Свободная Европа", был задержан в аэропорту г. Москвы при посадке на самолет, следующий на Северный Кавказ, на следующий день он был арестован на 15 суток за административное правонарушение. В тот же день журналист телекомпании "Аль-Джазира" был задержан в аэропорту "Минеральные воды" Ставропольского края по обвинению в хранении боеприпасов. Также 2 сентября известная российская журналистка Анна Политковская, которая писала о конфликтах на Северном Кавказе и выступала переговорщиком во время захвата заложников в зале мюзикла "Норд-Ост" в г. Москве в 2002 году, была серьезно отравлена в самолете, летевшем в аэропорт г. Ростова-на-Дону. Она впала в кому и провела несколько следующих дней в больнице в г. Ростова-на-Дону, а затем в г. Москве. Несколько других российских и иностранных журналистов подверглись допросам, их материалы изымались или они подвергались краткосрочному задержанию в г. Беслане. Главный редактор влиятельной российской газеты "Известия" Раф Шакиров был уволен сразу после публикации натуралистичных фотографий из школы 4 сентября 2004 г. 430. В январе 2005 года американская компания "Си-би-эс" (CBS) в своей программе "48 часов" ("48 hours") продемонстрировала фильм о захвате заложников. В нем впервые был показан отрывок, снятый террористами. Компания утверждала, что запись была найдена местными жителями среди развалин на месте происшествия и таким образом получена ее журналистом. Запись была сделана 2 сентября 2004 г. внутри школы и демонстрировала лидера боевиков "Полковника", примерно 10 других террористов в полном военном снаряжении, а также переговоры с Аушевым. На ней также было видно, как Аушев выводит матерей с грудными детьми. В последний момент одна из матерей передала девочку (самую младшую заложницу в возрасте шести месяцев) Аушеву, поскольку она не могла покинуть двух своих старших детей (в возрасте трех и 10 лет, выжил только трехлетний мальчик). Отрывок заканчивался тем, что дверь закрывалась и запиралась террористами, ведущими съемку изнутри. Отрывок был озаглавлен оператором "Время веселья - 2/09/2004". 431. Несколько больших репортажей были подготовлены журналистами, находившимися в г. Беслане во время захвата, и теми, кто проводил расследование трагедии впоследствии. Следует отметить, что на протяжении нескольких лет московские газеты "Новая газета" и "Московский комсомолец" публиковали серии статьей, посвященных захвату заложников и расследованию. Журнал "Шпигель" ("Der Spiegel") опубликовал большой репортаж в номере за декабрь 2004 года. Журнал "Эсквайр" ("The Esquire") опубликовал статью под заголовком "Школа" ("The School") в марте 2007 года. 432. Значительное количество иных телепрограмм, документальных фильмов и книг посвящено данной теме. Заявители по настоящим делам, в частности, ссылались на соответствующую главу книги Рогозина "Враг народа". Интернет-сайт http://pravdabeslana.ru посвящен трагедии и последующим разбирательствам. (d) Организации потерпевших 433. Родственники и жертвы террористического акта объединили свои усилия, стремясь, прежде всего, добиться всестороннего расследования событий 1-3 сентября 2004 г. и установить степень ответственности должностных лиц. 434. В феврале 2005 года потерпевшие учредили неправительственную организацию "Матери Беслана". Сегодня эта организация насчитывает около 200 членов - бывших заложников и родственников потерпевших. Ее возглавляет Дудиева. 435. В ноябре 2005 года несколько сотен потерпевших учредили другую организацию, "Голос Беслана", возглавляемую Эллой Кесаевой. В ноябре 2005 года неправительственная организация выступила с публичным заявлением, назвав уголовное расследование неэффективым и мошенническим. В нем каждый, кто может помочь в получении фактической информации о событиях, призывался сделать это. 15 октября 2009 г. Правобережный районный суд г. Владикавказа признал, что заявление содержало высказывания, признаваемые "экстремистскими" согласно Закону о противодействии экстремистской деятельности (Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ), и внес его в федеральный список экстремистских материалов, делая его распространение любыми средствами преступлением. 436. Эти организации сыграли важную роль в сборе и публикации материалов о террористическом акте в г. Беслане, защищая права потерпевших от террористических актов в целом, поддерживая потерпевших в аналогичных ситуациях и организуя публичные собрания и мероприятия. Два раза, в сентябре 2005 года и июне 2011 года, их представители встречались с Президентом Российской Федерации, они также регулярно встречались с местными и федеральными должностными лицами и высокопоставленными международными гостями. B. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика Постановление об амнистии от 22 сентября 2006 г., принятое Государственной Думой 437. Постановление об амнистии от 22 сентября 2006 г. было принято в отношении лиц, совершивших преступления во время контртеррористических операций на территории Южного федерального округа. Оно применялось к военнослужащим, сотрудникам Министерства внутренних дел, уголовно-исполнительной системы и других правоохранительных органов и охватывало период с 15 декабря 1999 г. по 23 сентября 2006 г. Его действие распространялось на оконченные и продолжающиеся уголовные разбирательства. Жалобы A. Статья 2 Конвенции 438. Со ссылкой на статью 2 Конвенции все заявители жаловались на нарушение права на жизнь. 1. Заявители по жалобам NN 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11 (a) Первый формуляр жалобы 439. "Первая группа заявителей" утверждала, что имело место нарушение права на жизнь в трех аспектах. Во-первых, они утверждали, что первый взрыв в спортивном зале стал причиной смерти половины погибших. Они полагали, что внутригосударственные правоохранительные органы, включая суды, должны были установить ответственность за этот взрыв. Дальнейшие столкновения, повлекшие множество смертей и травм, являлись прямым следствием первого взрыва, и следовало установить ответственность ОШ в этом отношении. 440. Во-вторых, они утверждали, что имело место нарушение позитивного обязательства по защите жизни. Правоохранительные органы не обеспечили безопасность школы надлежащим образом. Кроме того, ОШ в своей переговорной стратегии предпочел не руководствоваться необходимостью сохранения жизни заложников. Штурм школы не был предпринят с приоритетной целью сохранения жизни. 441. В-третьих, заявители утверждали, что не соблюдалось обязательство по расследованию лишения жизни. Уголовные и другие процедуры не установили все обстоятельства трагических событий и виновных. Потерпевшим и их родственникам не был предоставлен полный доступ к документам уголовного расследования, в результате они не могли обосновать свою позицию. Многие их требования и обращения были отклонены или оставлены без надлежащего рассмотрения. (b) Второй формуляр жалобы 442. Во втором формуляре жалобы, представленном в октябре 2011 года, заявители сформулировали другие претензии в соответствии со статьей 2 Конвенции. Они полагали, что власти Российской Федерации были непосредственно ответственны за гибель людей в спортивном зале, поскольку они первыми атаковали и убили террористов. Гибель и травмы людей стали результатом непропорционального использования силы властями. Кроме того, власти уклонились от проведения переговоров с террористами для обеспечения мирного освобождения заложников и не исчерпали все мирные средства для разрешения ситуации. Они также утверждали, что статья 2 Конвенции была нарушена, поскольку отсутствовали адекватный план лечения и медицинской помощи потерпевшим и достаточные средства для предотвращения лишения жизни при пожаре. 443. Обращаясь к процессуальным обязательствам с точки зрения статьи 2 Конвенции, заявители полагали, что отсутствовало эффективное расследование обстоятельств, причин и способа смерти потерпевших и наказание виновных в использовании непропорциональной летальной силы. В этом отношении заявители отмечали, что потерпевшим не разрешался эффективный доступ к материалам дела и защита их интересов блокировалась, отсутствовало надлежащее расследование причин и обстоятельств смерти людей 3 сентября и что потерпевшие не имели возможности изложить свои аргументы в независимом и беспристрастном судебном органе с целью привлечения виновных к ответственности. 2. Заявители по жалобам NN 14755/08, 49339/08 и 51313/08 444. "Вторая группа заявителей" жаловалась в основном на уклонение государственных органов от предотвращения террористического акта в школе. В частности, не принимались меры для надлежащей защиты административной границы между Республиками Северная Осетия - Алания и Ингушетия и обеспечения безопасности многолюдных собраний, таких как школьная церемония. 445. Заявители по жалобе N 14755/08 "Дудиева и другие" также жаловались на уклонение от принятия ряда позитивных мер, направленных на защиту жизни заложников. Это включало уклонение от переговоров, отсутствие подготовки к решающему штурму, применение неизбирательных тяжелых вооружений во время штурма и уклонение от быстрой борьбы с огнем в спортивном зале. B. Статья 3 Конвенции 446. "Первая группа заявителей" утверждала в своих первых формулярах жалобы, что право, гарантированное статьей 3 Конвенции, было нарушено в отношении заложников. Не сообщив дополнительных подробностей, они предположили, что жестокое и бесчеловечное обращение причинили им не только террористы, но и должностные лица государства. Дополнительные страдания причинил им тот факт, что они являлись свидетелями смерти и травмирования их близких родственников. 447. Во втором формуляре жалобы заявители указывали, что власти несли непосредственную ответственность за применение оружия по школе, повлекшее смерть 385 человек, включая 334 заложника, из которых 186 являлись детьми. Смерть была причинена экстремальным и жестоким образом за счет применения летальной силы и пожара в спортивном зале. Нарушение этого положения было также вызвано уклонением от оказания адекватной медицинской помощи, эффективной борьбы с огнем, разрешения доступа родственников к погибшим членам их семей и от проведения похорон в соответствии с их пожеланиями и обычаями, от разрешения доступа заявителей к полным медицинским документам их погибших родственников с целью установления способа и причины их смерти, отсутствия судебных средств правовой защиты в отношении смерти их родственников. C. Статья 6 Конвенции 448. Все заявители считали, что их права, гарантированные статьей 6 Конвенции, были нарушены. 1. Заявители по жалобам NN 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11 449. "Первая группа заявителей" утверждала в своем первом формуляре жалобы без сообщения дополнительных подробностей, что она не имела доступа к справедливому судебному разбирательству при определении их гражданских прав. 450. В своем втором формуляре жалобы заявители указали, что предполагаемое нарушение было вызвано уклонением властей от обеспечения их эффективного участия и правосудия в разбирательстве, возбужденном в связи с насильственной смертью их родственников. 2. Заявители по жалобам NN 14755/08, 49339/08 и 51313/08 451. "Вторая группа заявителей" жаловалась по существу на недостатки уголовного разбирательства. Они утверждали, что расследование, проводившееся Генеральной прокуратурой Российской Федерации, было неполным и необъективным, поскольку не установило обстоятельств захвата и гибели заложников. Должностные лица не были признаны виновными в трагических событиях, несмотря на многочисленные обращения потерпевших по этому поводу. Заявители по жалобам NN 49339/08 и 51313/08 дополнительно указывали, что Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания не упомянул все имена лиц, подписавших кассационную жалобу на решение от 27 марта 2008 г. (разбирательство по жалобе потерпевших на решение следователя не привлекать к ответственности Дзантиева в рамках уголовного дела N 20/849). D. Статья 8 Конвенции 452. "Первая группа заявителей" утверждала в своих первоначальных жалобах, что право на уважение семейной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции, было нарушено в отношении заявителей, затронутых трагическими событиями в г. Беслане. 453. В своем втором формуляре жалобы эти заявители ссылались на нарушение права на уважение семейной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции, приводя в основном те же доводы, что и в соответствии со статьями 2 и 6 Конвенции. E. Статья 10 Конвенции 454. "Первая группа заявителей" первоначально указывала, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции, поскольку им было отказано в неограниченном доступе к соответствующей информации. F. Статья 13 Конвенции 455. Все заявители жаловались, ссылаясь на статью 13 Конвенции, на отсутствие эффективных внутригосударственных средств в отношении предполагаемых нарушений. 1. Заявители по жалобам NN 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11 456. Эти заявители утверждали, что они не могли пользоваться своими правами потерпевших в уголовном деле для защиты своих интересов в этом разбирательстве и требовать компенсации за понесенные потери. 457. В своем втором формуляре жалобы заявители добавили, что власти не могли надлежащим образом расследовать гибель людей 3 сентября, не применили адекватные санкции к виновным в использовании летальной силы, не принудили виновных в смерти и травмировании к адекватной компенсации и предоставлению возмещения потерпевшим и, наконец, не позволили родственникам потерпевших установить причину и способ их смерти. 2. Заявители по жалобам NN 14755/08, 49339/08 и 51313/08 458. Эти заявители утверждали, что Генеральная прокуратура Российской Федерации не провела полного и эффективного расследования в разумный срок и таким образом не установила должностных лиц, подлежавших привлечению к ответственности. Они указывали, что подход следствия прямо противоречил не только закону, но также здравому смыслу и праву на справедливое судебное разбирательство. Они ссылались на соответствующие извлечения из доклада Федерального собрания, который возлагал вину за необеспечение безопасности школы до нападения и во время него на Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания. Право A. Объединение жалоб в одно производство 459. В соответствии с пунктом 1 Правила 42 Регламента Суда Европейский Суд решил объединить жалобы в одно производство ввиду их сходной фактической и правовой основ. B. Вопросы права на обращение в Европейский Суд и другие критерии приемлемости 1. Список заявителей и вопросы права на обращение в Европейский Суд в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции (a) Доводы сторон (i) Власти Российской Федерации 460. В своем письме от 14 сентября 2012 г. и объяснениях от 24 октября 2012 г. власти Российской Федерации отметили, что список заявителей требовал уточнения. Они подчеркивали, что некоторые заявители подали жалобы от имени своих родственников, которые являлись жертвами террористического акта, тогда как другие сами были заложниками. Они указали, что встречались случаи "двойного" предъявления одних и тех же жалоб, что некоторые заявители подали жалобы от имени своих детей, которые уже достигли совершеннолетия, что некоторые заявители скончались после подачи жалобы, несколько заявителей сбежали из школы в первые минуты захвата заложников и потому не имели права на подачу жалобы и так далее. Они ссылались в порядке примера на Решение по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации" (Finogenov and Others v. Russia) (жалобы NN 18299/03 и 27311/03, § 204), в котором Европейский Суд исключил имя одного лица из списка заявителей, поскольку его жена, которая находилась среди заложников и выжила. В своем письме от 14 сентября 2012 г. власти Российской Федерации указали, что "вопрос состава [списка] заявителей... не мог решаться заявителями... Несомненно, этот вопрос должен решать Европейский Суд". 461. В своих ответах на дополнительные вопросы Европейского Суда, представленных в сентябре 2013 года, власти Российской Федерации подтвердили свою позицию по вопросу приемлемости жалоб. Они сделали особый акцент на составе списка заявителей. Власти Российской Федерации выразили мнение о том, что позиция в отношении такого основного вопроса приемлемости, как статус жертвы, была "абсолютно неприемлемой" и составляла пренебрежение критериями приемлемости как таковыми. По их мнению, характер критерия приемлемости оставался негибким и не мог быть исключен при обстоятельствах конкретного дела. Они напомнили свою позицию на устном слушании в октябре 2014 года. (ii) Заявители 462. В апреле 2012 года Европейский Суд просил заявителей через их представителей проверить точность списка. "Первая группа заявителей" несколько раз вносила изменения, дополнения и уточнения списка, которые изложены в прилагаемой таблице (см. Приложение). "Вторая группа заявителей" в первоначальных и дополнительных объяснениях отвечала, что состав ее группы остается без изменения и что список заявителей является правильным. (b) Мнение Европейского Суда 463. Европейский Суд отмечает, что, ввиду наличия многочисленных потерпевших, затронутых данными событиями, список заявителей по этому делу является сложным и развивающимся вопросом, требующим более внимательного рассмотрения (см. Приложение). Европейский Суд подчеркивает, что неизбежные изменения в списке из более чем 400 человек не затрагивают право обращения огромного большинства заявителей, захваченных в заложники или утративших своих близких родственников во время этих событий. 464. Следует рассмотреть два вида вопросов на данной стадии и с учетом возражений властей Российской Федерации: (i) вопросы, относящиеся к ситуации заявителей, которые со временем отозвали свои жалобы, скончались и замещены наследниками, и (ii) вопросы права обращения в Европейский Суд некоторых заявителей в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции. Ситуация каждого заявителя, затронутого этими изменениями, и выводы Европейского Суда, достигнутые ниже, отражены в последней колонке Приложения ("Приемлемость в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции"). (i) Прекращение производства и правопреемство 465. К моменту вынесения настоящего Решения три заявителя (Амиран Урусов, заявитель N 59 по жалобе N 26562/07, Заурбек Цораев, заявитель N 17 по жалобе N 49380/08, и Сослан Дзугаев, заявитель N 18 по жалобе N 21294/11) письмами от 14 сентября 2012 г. и 5 марта 2014 г. уведомили Европейский Суд, что они более не желают поддерживать свои жалобы и намерены их отозвать. Одна заявительница (Венера Казахова, заявительница N 14 по жалобе N 49380/08) скончалась, и ее наследники или родственники не выразили намерения поддерживать дело вместо нее. 466. Ситуация этих четырех заявителей укладывается в значение подпункта "a" пункта 1 статьи 37 Конвенции и влечет прекращение производства по их жалобам. Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции ( последняя часть) Европейский Суд не находит особых обстоятельств, имеющих отношение к соблюдению прав человека, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней, которые требуют продолжения рассмотрения этой жалобы. 467. Европейский Суд далее отмечает, что два заявителя подали жалобы дважды: Владимир Озиев, заявитель N 54 по жалобе N 26562/07 и N 91 по жалобе N 49380/08, и Наталья Саламова, заявительница N 32 по жалобе N 49339/08 и N 42 по жалобе N 21294/11. Европейский Суд решает, что их более ранние жалобы сохраняются, и их имена удалены из списка заявителей по жалобам NN 49380/08 и 21294/11 соответственно. 468. Шестеро заявителей скончались (см. Приложение, например, заявитель N 69 по жалобе N 26562/07), и их близкие родственники выразили намерение поддержать жалобы вместо них. Европейский Суд напоминает, что, если заявитель скончался после подачи жалобы, близкий родственник или наследник в принципе может поддержать жалобу, если он имеет достаточный интерес в деле (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Организация "Центр правовых ресурсов" в интересах Валентина Кэмпяну против Румынии" (Centre for Legal Resources on behalf of Valentin Campeanu v. Romania), жалоба N 47848/08, § 97, ECHR 2014, и Решение Большой Палаты Европейского Суда по делу "Мальгоус против Чешской Республики" (Malhous v. Czech Republic), жалоба N 33071/96, ECHR 2000-XII). В соответствии с практикой Европейского Суда имена умерших могут быть сохранены, поскольку они первоначально подавали жалобы. Наследники могут поддержать жалобы от имени своих умерших родственников (см. Постановление Европейского Суда по делу "Баленко против Российской Федерации" (Balenko v. Russia) от 11 октября 2011 г., жалоба N 35350/05, § 39, и Постановление Европейского Суда по делу "Махарадзе и Сихарулидзе против Российской Федерации" (Makharadze and Sikharulidze v. Georgia) от 22 ноября 2011 г., жалоба N 35254/07, § 52). 469. С учетом вышеизложенного и передаваемого характера жалоб по поводу фундаментальных прав человека Европейский Суд признает, что близкие родственники шестерых заявителей имеют законный интерес в поддержании жалобы вместо них. Таким образом, он продолжит рассмотрение данных жалоб заявителей по их требованию. (ii) Вопрос о праве на обращение в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции 470. В настоящем деле ряд заявителей подал жалобы в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции от имени их выживших родственников, в основном детей, которые были захвачены в заложники. Власти Российской Федерации оспаривали право на обращение некоторых из этих заявителей. Этим заявителям Европейский Суд предложил прояснить свою позицию относительно поданных жалоб, особенно ввиду того факта, что многие непосредственные жертвы происшествия достигли совершеннолетия. Если жалобы не были поданы выжившими заложниками, им задавали вопрос о том, хотят ли они быть указанными в качестве непосредственных жертв. 471. Согласно объяснениям заявителей, поданным в 2013 и 2014 годах, многие выжившие заложники, которые были несовершеннолетними во время событий (то есть рожденные в 1986 году или позднее) и впоследствии достигли совершеннолетия, подтвердили свое желание быть заявителями непосредственно. Несколько заявителей уведомили Европейский Суд о том, что их родственники - непосредственные жертвы не имели намерения поддерживать жалобы в Европейском Суде, другие указали, что только косвенные жертвы должны считаться заявителями (см. Приложение, например, заявители NN 17 и 26 по жалобе N 26562/07, заявитель N 1 по жалобе N 51313/08). 472. Европейский Суд учитывает особую уязвимость некоторых потерпевших и признает, что должны применяться особые соображения, когда речь идет о нарушениях фундаментальных прав со стороны внутригосударственных властей. Так, жалобы, поданные от имени потерпевшего(-их), даже в отсутствие действительной доверенности, ранее признавались приемлемыми. Особые соображения требовались в связи с уязвимостью потерпевших в отношении возраста, пола или инвалидности, которые лишали их возможности подачи жалобы в Европейский Суд, надлежащим образом учитывались контакты между лицом, подавшим жалобу, и потерпевшим (см. mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (примеч. переводчика).) Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ильхан против Турции" (Ilhan v. Turkey), жалоба N 22277/93, § 55, ECHR 2000-VII, где жалоба была подана заявителем от имени брата, который подвергся жестокому обращению, Постановление Европейского Суда по делу "Y.F. против Турции" (Y.F. v. Turkey), жалоба N 24209/94, § 29, ECHR 2003-IX, где муж жаловался на то, что жена принуждалась к прохождению гинекологического осмотра, и упоминавшееся выше* (* В тексте настоящего Решения упоминается впервые (примеч. переводчика).) Постановление Европейского Суда по делу "S.P., D.P. и A.T. против Соединенного Королевства" (S.P., D.P. and A.T. v. United Kingdom), где жалоба была подана адвокатом в интересах детей, которых он представлял во внутригосударственном разбирательстве и был назначен опекуном ad litem* (* Ad litem (лат.) - для целей судопроизводства, в суде guardian ad litem - опекун-представитель в судебном деле (человек, назначенный судом защищать интересы некомпетентной в судебном деле стороны) (примеч. редактора).)). 473. Эти примеры свидетельствуют о разумной гибкости Европейского Суда при обеспечении того, что формальные критерии, относящиеся к приемлемости и представительству, не влекли неоправданное исключение наиболее уязвимых жертв из сферы защиты, гарантированной Конвенцией. В то же время Европейский Суд должен обеспечить с учетом своей прецедентной практики о статусе жертвы и понятия "права на обращение", чтобы условия приемлемости, регулирующие доступ к нему, толковались последовательно (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Организация "Центр правовых ресурсов" в интересах Валентина Кэмпяну против Румынии", § 105). 474. Что касается первого заключения, применяя эти принципы к настоящему делу и принимая во внимание, в частности, уязвимость многих потерпевших и первоначальные объяснения, предоставленные от их имени близкими родственниками в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции, Европейский Суд находит оправданным исправить список заявителей по сравнению с первоначальным путем добавления 19 имен прямых жертв предполагаемых нарушений (см. §§ 470 и 471 настоящего Решения). Из числа этих лиц 11 достигли совершеннолетия на дату подачи дополнительных объяснений, что касается восьми остальных, их родители, первоначальные заявители, остаются законными попечителями и представителями (см. Приложение, например, заявители N 131 по жалобе N 26562/07 и N 99 по жалобе N 49380/08). 475. Следующий вопрос заключается в ситуации тех заявителей, которые жаловались в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции в отношении событий с их выжившими родственниками. В настоящее время имеется 51 такой заявитель (см. Приложение, например, заявители NN 17 и 26 по делу N 26562/07, заявитель N 1 по делу N 51313/08). Большинство их указывало Европейскому Суду в своих дополнительных объяснениях на свое намерение поддерживать эти жалобы, независимо от намерений близких родственников, которые являлись прямыми жертвами событий. 476. Прецедентная практика Европейского Суда по вопросам статуса прямой и косвенной жертвы и представительства заявителей, которые скончались или не могут представлять себя, недавно была кратко изложена в постановлениях, вынесенных по делам "Организация "Центр правовых ресурсов" в интересах Валентина Кэмпяну против Румынии" (упоминавшееся выше, §§ 96-103) и "Ламбер и другие против Франции" (Lambert and Others v. France) ( Постановление Большой Палаты Европейского Суда от 5 июня 2015 г., жалоба N 46043/14, §§ 93-102). В качестве общего принципа, чтобы иметь возможность подать жалобу в соответствии со статьей 34 Конвенции, лицо должно быть способно доказать, что оно "прямо затронуто" обжалуемой мерой (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бёрден против Соединенного Королевства" (Burden v. United Kingdom), жалоба N 13378/05, § 33, ECHR 2008, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ильхан против Турции" (Ilhan v. Turkey), жалоба N 22277/93, § 52, ECHR 2000-VII). Это необходимо для приведения в действие конвенционного механизма, хотя данный критерий не должен применяться жестким, механическим и негибким образом во время разбирательства (см. Постановление Европейского Суда от по делу "Карнер против Австрии" (Karner v. Austria), жалоба N 40016/98, § 25, ECHR 2003-IX, и Решение Европейского Суда по делу "Фэйрфилд и другие против Соединенного Королевства" (Fairfield and Others v. United Kingdom), жалоба N 24790/04, ECHR 2005-VI). 477. Конкретно Европейский Суд много раз признавал право близкого родственника жертвы подавать жалобу, если жертва скончалась или исчезла при обстоятельствах, предположительно влекущих ответственность государства (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Чакиджи против Турции" (Cakici v. Turkey), жалоба N 23657/94, § 92, ECHR 1999-IV, и Решение Европейского Суда по делу "Базоркина против Российской Федерации" (Bazorkina v. Russia) от 15 сентября 2005 г., жалоба N 69481/01). В деле "Варнава и другие против Турции" (Varnava and Others v. Turkey) ( Постановление Большой Палаты Европейского Суда, жалобы NN 16064/90-16066/90, 16068/90-16073/90, ECHR 2009) заявители подали жалобы от своего имени и от имени своих исчезнувших родственников. Европейский Суд не нашел необходимым разрешать вопрос о том, следовало ли предоставить исчезнувшим лицам статус заявителей, поскольку в любом случае их близкие родственники имели право подать жалобы по поводу их исчезновения (см. там же, § 112). Европейский Суд рассмотрел дело, исходя из того, что родственники исчезнувших лиц являлись заявителями для целей статьи 34 Конвенции. Участие заявителя в национальном разбирательстве было признано лишь одним из нескольких относимых критериев (см. Постановление Европейского Суда по делу "Нёлькенбокхоф против Германии" (Nlkenbockhoff v. Germany) от 25 августа 1987 г., 33, Series A N 123, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Микаллеф против Мальты" (Micallef v. Malta), жалоба N 17056/06, §§ 48-49, ECHR 2009, и Решение Европейского Суда по делу "Кабуров против Болгарии" (Kaburov v. Bulgaria) от 19 июня 2012 г., жалоба N 9035/06, §§ 52-53). 478. Наконец, Европейский Суд напоминает, что в деле Финогенова и других (упоминавшемся выше, § 204) он нашел оправданным исключить из списка заявителей мужа заявительницы, которая удерживалась в заложниках и подала собственную жалобу, тогда как жалоба мужа была основана исключительно на событиях, связанных с ситуацией его жены как непосредственной жертвы. Он отказал в признании права обращения родственников прямых жертв, если последние не подали жалобы или не обосновали неспособность сделать это (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бензер и другие против Турции" (Benzer and Others v. Turkey) от 12 ноября 2013 г., жалоба N 23502/06, §§ 100 и 102). 479. Европейский Суд признает исключительный характер настоящего дела. Он понимает, что, во-первых, родственники заложников, в основном родители, жили в условиях терзающей неопределенности и страха за судьбу своих любимых, включая малолетних детей, захваченных в заложники безжалостной и хорошо вооруженной группой, а впоследствии трагического разрешения трехдневного противостояния, и, во-вторых, несли бремя участия в многочисленных внутригосударственных разбирательствах, часть которых продолжается до настоящего времени. Он также понимает, что многие прямые жертвы не могли по объективным причинам полностью исполнять надлежащие роли в последующем разбирательстве перед внутригосударственными органами и во время подачи жалоб в Европейский Суд. Решения внутригосударственных органов о признании потерпевшими не только прямых жертв, но и их близких родственников представляются полностью оправданными при таких обстоятельствах и должны рассматриваться как мера обеспечения наиболее эффективной защиты уязвимых жертв. 480. Однако, как отмечалось ранее, вопрос участия во внутригосударственном разбирательстве является только одним из факторов, которые должны быть приняты во внимание. Пределы и цель внутригосударственных уголовных расследований и связанного гражданского разбирательства не могут смешиваться с жалобами, поданными в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции, которые затрагивают вопросы ответственности государства в позитивном, негативном и процессуальном аспектах права на жизнь и права иметь эффективные средства правовой защиты против предполагаемых нарушений и которые составляют основу жалоб заявителей в настоящем деле. 481. На основе подхода Европейского Суда к относительно сходным делам (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации", § 204, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бензер против Турции", §§ 100 и 102) представляется возможным заключить, что, если имеются прямые жертвы предполагаемых нарушений, именно они в первую очередь должны подать жалобы в Европейский Суд, если отсутствуют исключительные обстоятельства, оправдывающие переход права обращения, обычно к близкому родственнику. Обзор исключительных обстоятельств выявляет следующие два основных критерия: риск того, что прямая жертва будет лишена эффективной защиты ее прав, и отсутствие конфликта интересов между жертвой и заявителем (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ламбер и другие против Франции", § 102). 482. Применяя данный принцип к настоящему делу, Европейский Суд полагает, что намерение прямых жертв подать жалобу имеет первостепенное значение и требует надлежащего рассмотрения. Если заложники (дети) подтвердили свое намерение быть заявителями, это должно быть принято во внимание (см. § 474 настоящего Решения). В этих делах родственники, подавшие первоначальные жалобы от имени прямых жертв, должны рассматриваться как дополнительные представители. Они не могут считаться прямо или отдельно затронутыми нарушениями, упомянутыми в соответствии с этими статьями в отношении их родственников, но могут продолжать представлять прямых жертв, если пожелают. 483. К тому же, если первоначальные жалобы в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции поданы от имени выживших прямых жертв, достигших совершеннолетия и не подтвердивших свое намерение поддерживать жалобы, Европейский Суд находит, что родственники не могут считаться прямо затронутыми предполагаемыми нарушениями для целей статьи 34 Конвенции, и они, таким образом, не имеют права на обращение в Европейский Суд, если для этого отсутствует другая причина (например, они сами находились в числе заложников или они жалуются на утрату другого члена семьи, см. подробности в Приложении). 484. Следовательно, жалобы, поданные 51 заявителем (см. Приложение) со ссылкой на статьи 2 и 13 Конвенции, несовместимы ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь, критерий, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (примеч. переводчика).) с положениями Конвенции в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции и подлежат отклонению на основании пункта 4 статьи 35 Конвенции. 2. Другие возражения по поводу приемлемости (a) Доводы сторон (i) Власти Российской Федерации 485. В своих ответах на дополнительные вопросы, полученных Европейским Судом в сентябре 2013 года, власти Российской Федерации повторно подтвердили свою позицию по поводу приемлемости жалоб. 486. Власти Российской Федерации оспорили подход Европейского Суда к заявителям как к единой "ограниченной группе", а не к ряду индивидуальных жалоб. Они полагали, что в результате этого Европейский Суд необоснованно освободил некоторых заявителей от обязанности соблюдения критериев приемлемости, таких как исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты и шестимесячный срок. Они подчеркнули, что во внутригосударственном разбирательстве каждая жалоба, поданная жертвами, например, в соответствии со статьей 125 УПК РФ, рассматривалась отдельно, и ее результаты применялись только к тем лицам, которые являлись участниками рассмотрения. С учетом количества и разнообразия разбирательств, осуществлявшихся заявителями на внутригосударственном уровне, они не могли считаться образующими единую группу, по крайней мере, до подачи их жалоб в Европейский Суд. 487. Власти Российской Федерации также указали, что намерение заявителей обратиться в Европейский Суд формировалось на протяжении нескольких лет и было вызвано усилиями, убеждением и публичной позицией двух "центров активности" - Кесаевой и Тагаевой. При таких обстоятельствах принятие единой даты подачи жалобы в отношении целой группы противоречило идее индивидуального обращения, которое в настоящем деле стало "коллективным обращением независимо от индивидуальных обстоятельств каждого заявителя только потому... что все они имели одного организатора и/или возглавлялись одной небольшой группой активистов". Заявители подписали различные процессуальные документы (первые письма, формуляры жалоб, доверенности) в разные даты. По мнению властей Российской Федерации, это должно повлечь различные даты подачи индивидуальных жалоб. 488. В свою очередь, это имело последствия для исчисления шестимесячного срока. По мнению властей Российской Федерации, уже в 2006 году у лиц, затронутых террористическим актом, сформировалось мнение о том, что внутригосударственные средства правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений статей 2 и 3 Конвенции были неэффективны. Это подозрение излагалось в многочисленных письмах и документах, опубликованных на интернет-сайтах, посвященных Бесланской трагедии. В феврале 2006 года члены неправительственной правозащитной организации "Голос Беслана" устроили голодовку с целью привлечения внимания общества к неэффективности расследования террористического акта. Хотя нельзя точно установить, когда заявители осознали, что отсутствуют эффективные внутригосударственные средства правовой защиты по их жалобам в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции, власти Российской Федерации были убеждены, что это случилось до февраля 2006 года. Поскольку первый контакт с Европейским Судом датирован 25 июня 2007 г., заявители не проявили надлежащей старательности и не представили жалобы в разумный срок. 489. Власти Российской Федерации также отметили, что внутригосударственное уголовное разбирательство, возбужденное в связи с террористическим актом, могло быть разделено в широком смысле на две группы: разбирательство против участников террористического акта, а именно процесс Кулаева, и разбирательство против должностных лиц в связи с их соответствующими функциями в предотвращении и последствиях захвата заложников. Европейский Суд должен принять во внимание индивидуальное участие заявителей в каждом разбирательстве для определения их соответствия критериям приемлемости - исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты и соблюдения шестимесячного срока. 490. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что "группы активистов" были убеждены в неэффективности внутригосударственного разбирательства не позднее февраля 2006 года. Тем не менее, чтобы искусственно увеличить количество заявителей и затянуть разбирательство в отношении позднейших объяснений в течение шестимесячного срока, они подавали неоднократные жалобы внутригосударственным органам. Подобная стратегия в отношении двух последних дел "первой группы заявителей", жалобы NN 21294/11 и 37096/11, составляла злоупотребление правом полачи индивидуальной жалобы. 491. В своем письме от 14 июня 2014 г. власти Российской Федерации напомнили свою просьбу об индивидуальном рассмотрении ситуации заявителей. Они предположили отражать корреспонденцию каждого заявителя с Европейским Судом в отдельной таблице, содержащей даты, когда различные процессуальные документы, такие как вводные письма, доверенности и формуляры жалоб, подписаны и отправлены каждым из них или их представителями. Следует определить в отношении каждого заявителя, какая дата должна считаться датой подачи жалобы. На основе вышеупомянутых расчетов вопросы исчерпания внутригосударственных средств защиты и шестимесячных сроков должны рассчитываться индивидуально в отношении каждого заявителя. (ii) Заявители 492. В своих объяснениях, полученных Европейским Судом в феврале 2013 года, заявители по "первой группе заявителей" оспорили толкование властями Российской Федерации понятия "ограниченная группа". Они утверждали, что такой подход, развитый Европейским Судом в Постановлении по делу "Абуева и другие против Российской Федерации" (Abuyeva and Others v. Russia) (Постановление от 2 декабря 2010 г., жалоба N 27065/05) и Решении по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации" (упоминавшемся выше), полностью применим к настоящему делу по трем основаниям: (i) группа ограничена тем, что заявители подали по сути идентичные жалобы и все ее члены были затронуты неэффективностью расследования, (ii) координация усилий была необходима из-за масштабов разбирательства и количества участвующих лиц, таким образом, каждый член группы не был обязан иметь тот же статус во внутригосударственном разбирательстве, и (iii) неприменение этого принципа могло повлечь несправедливое исключение членов, затронутых той же ситуацией. 493. Заявители также просили Европейский Суд отклонить возражения властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств защиты, поскольку предполагаемые нарушения были допущены агентами государства, национальная правовая система была неэффективной и проведенное расследование не соответствовало конвенционным стандартам. 494. Заявители по "второй группе заявителей" в своих объяснениях от 7 января 2013 г. также просили Европейский Суд отклонить возражения по поводу приемлемости жалобы по причинам, сходным с указанными первой группой. (b) Мнение Европейского Суда 495. В своем коммуникационном сообщении Европейский Суд решил рассматривать заявителей как "ограниченную группу" на основании предположения о том, что существо их жалоб и позиции по отношению к внутригосударственному расследованию были относительно сходными независимо от того, участвовал ли каждый из них во всех процессуальных действиях на внутригосударственном уровне, прямо или через представителей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Абуева и другие против Российской Федерации", § 181, и Решение Европейского Суда по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации", § 196, упоминавшиеся выше). 496. Европейский Суд, в частности, отмечает, что заявители по настоящему делу образуют ограниченную группу, поскольку они прямо и лично были затронуты событиями, имевшими место между 1 и 3 сентября 2004 г., они выдвигают весьма сходные претензии, скоординировали свои усилия и принимали сходные меры по отношению к внутригосударственным властям. Конкретно, обращения, представленные различными заявителями в контексте уголовного расследования N 20/849, показывают, что они стремились влиять на пределы расследования в целом, и, таким образом, исход относился ко всей группе (в качестве примеров, см. §§ 266 и 265 настоящего Решения). При данных обстоятельствах заявители, не использовавшие то же средство правовой защиты, которое оказалось неэффективным для других заявителей, находящихся в том же положении, могли быть разумно освобождены от его использования (см. mutatis mutandis Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Клейн и другие против Нидерландов" (Kleyn and Others v. Netherlands), жалобы NN 39343/98, 39651/98, 43147/98 и 46664/99, § 156, ECHR 2003-VI). 497. Что касается довода властей Российской Федерации о том, что даты жалоб должны исчисляться индивидуально в отношении каждого заявителя на основании дат подписания определенных процессуальных документов, Европейский Суд находит, что их намерение подать жалобы было выражено достаточно ясно уже в первых контактах с Европейским Судом, когда с каждой жалобой, образующей настоящее дело, представляли временные списки заявителей (см. §§ 3-12 настоящего Решения). В любом случае было бы нереально ожидать, что сотни человек, из которых многие всё еще страдают от последствий событий, могли участвовать во всех этапах внутригосударственного разбирательства или подписывать все промежуточные жалобы и иные документы, необходимые для подачи жалобы в Европейский Суд в ту же дату, как, по-видимому, предполагали власти Российской Федерации. 498. Что касается соблюдения критерия шестимесячного срока, уголовное расследование N 20/849 относительно организации террористического акта еще продолжается, и жалобы большинства заявителей неразрывно связаны с этим разбирательством. Насколько власти Российской Федерации утверждали, что заявители должны были осознать тщетность расследования не позднее февраля 2006 года, это противоречит длительным и упорным усилиям заявителей, стремившихся добиться эффективного расследования после указанной даты (см., например, §§ 262-267 настоящего Решения). Нельзя утверждать, что ко времени подачи жалоб заявители оставались пассивными в течение значительных периодов или что общая длительность разбирательства должна была указать им на явную неэффективность расследования (см. Постановление Европейского Суда по делу "Букурештяну против Румынии" (Bucureteanu v. Romania) от 16 апреля 2013 г., жалоба N 20558/04, § 42, и для сравнения и противопоставления Решение Европейского Суда по делу "Насирхаева против Российской Федерации" (Nasirkhaeva v. Russia) от 31 мая 2011 г., жалоба N 1721/07, Решение Европейского Суда по делу "Финоженок против Российской Федерации" (Finozhenok v. Russia) от 31 мая 2011 г., жалоба N 3025/06, и Решение Европейского Суда по делу "Джамалдаев против Российской Федерации" (Dzhamaldayev v. Russia) от 22 января 2013 г., жалоба N 39768/06). Европейский Суд учитывает необходимость поддерживать строгое и предсказуемое применение критериев приемлемости, включая шестимесячный срок, однако он не считает, что какие-либо жалобы, поданные в настоящем разбирательстве, порождают вопрос в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции. 499. С учетом вышеизложенного Европейский Суд поддерживает подход "ограниченной группы", упомянутый выше, и отклоняет требование властей Российской Федерации о применении критериев исчерпания внутригосударственных средств защиты и шести месяцев к каждому заявителю отдельно и отклоняет возражения о шести месяцах и неисчерпании, насколько они касаются жалоб в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции. 3. Утрата статуса жертвы (a) Доводы сторон (i) Власти Российской Федерации 500. В объяснениях от 24 октября 2012 г. власти Российской Федерации подчеркнули, что статус потерпевших в различных внутригосударственных разбирательствах был предоставлен всем заинтересованным лицам. Эти лица были полностью ознакомлены с процессуальными действиями и получили все права, связанные с таким статусом. Те заявители, которые полностью не использовали свои процессуальные права, например, по обжалованию решений или ознакомлению с материалами дела, должны рассматриваться как отказавшиеся от своих конвенционных прав и более не могут считаться жертвами предполагаемых нарушений. Чтобы доказать это, власти Российской Федерации представили таблицу, содержавшую информацию примерно о позиции 130 потерпевших по поводу желания ознакомиться с документами уголовного дела N 20/852 (процесс о халатности сотрудников Правобережного РОВД). 501. В дополнение к вышеизложенному власти Российской Федерации подчеркивали, что потерпевшие от террористического акта получили возмещение вреда на основании Закона о противодействии терроризму (Федеральный закон N 35-ФЗ* (* См. сноску к § 371 настоящего Решения (примеч. редактора).)) и сопутствующего законодательства. Соответствующие денежные компенсации, социальная и медицинская поддержка заявителей повлекли утрату статуса жертвы в связи с материально-правовым аспектом статей 2 и 3 Конвенции. Власти Российской Федерации предоставили подробную информацию в этом отношении, охватывавшую период до апреля 2012 года. (ii) Заявители 502. В своих объяснениях, представленных в феврале 2013 года, заявители "первой группы заявителей" просили Европейский Суд отклонить возражение властей Российской Федерации. Они подчеркнули, что финансовые компенсации, выплаченные потерпевшим, согласно прецедентной практике Европейского Суда не могли повлечь утрату статуса жертвы в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции, поскольку отсутствовало расследование, способное повлечь установление и наказание лиц, виновных в роковом штурме. 503. Заявители "второй группы заявителей" также просили Европейский Суд сохранить их положение жертв предполагаемых нарушений процессуального и материально-правового аспектов статьи 2 Конвенции. (b) Мнение Европейского Суда 504. Европейский Суд напоминает, что решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе недостаточны для лишения его статуса "жертвы", пока власти страны не признают нарушение Конвенции прямо или по существу и не предоставят соответствующее возмещение (см. Постановление Европейского Суда по делу "Николова и Величкова против Болгарии" (Nikolova and Velichkova v. Bulgaria) от 20 декабря 2007 г., жалоба N 7888/03, § 49, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гефген против Германии" (Gafgen v. Germany), жалоба N 22978/05, § 115, ECHR 2010, и процитированные в них дела). Основные жалобы заявителей касались предполагаемого уклонения властей от предотвращения террористического акта, реагирования на захват заложников, эффективного и полного расследования событий. Наличие этих нарушений или, по крайней мере, их масштаб оспаривается сторонами, и, следовательно, представляется преждевременным говорить об их признании и возмещении. 505. Насколько власти Российской Федерации ссылались на выплату компенсаций, практика Европейского Суда подтверждает, что ограничение реакции властей на случаи лишения жизни только выплатой компенсации также позволило бы в некоторых делах представителям государства злоупотреблять правами лиц, находящимся под их контролем, фактически безнаказанно, и общий правовой запрет убийства, несмотря на его фундаментальную значимость, был бы неэффективным на практике (см. Постановление Европейского Суда по делу "Леонидис против Греции" (Leonidis v. Greece) от 8 января 2009 г., жалоба N 43326/05, § 46). В любом случае компенсации в настоящем деле были выплачены заявителям как потерпевшим от преступных действий третьих лиц и не охватывали их основные жалобы, упомянутые выше. 506. Таким образом, возражение властей Российской Федерации по поводу утраты статуса жертвы подлежит отклонению. 4. Представительство заявителей (a) Доводы сторон 507. В своих объяснениях от 24 октября 2012 г. власти Российской Федерации поставили под сомнение право Кея представлять всех заявителей по четырем жалобам "первой группы заявителей". Они полагали, что Европейскому Суду следует применить Распоряжение по практическим вопросам о возбуждении производства и признать, что Кей представлял только тех заявителей, которые направили доверенности на его имя в течение восьми недель после письма Секретариата. 508. Заявителям несколько раз предлагалось прояснить вопросы представительства. Большинство заявителей "первой группы заявителей" уведомили Европейский Суд в октябре 2013 года о своем намерении прекратить представительство Кея (см. § 9 настоящего Решения). В 2014 году заявители этой группы доверили свое представительство юристам Европейского центра защиты прав человека/Правозащитный центр "Мемориал" (в основном Коротееву) (см. Приложение). (b) Мнение Европейского Суда 509. Европейский Суд напоминает, что стороны обязаны полностью сотрудничать с ним при проведении разбирательства ( Правило 44A Регламента Суда) и эффективно участвовать в разбирательстве в значении правила 44C Регламента Суда. Эти правила могут быть применимы к ситуации контактов с Европейским Судом и в определенных случаях распространяться на ситуации, вытекающие из отношений между заявителями и их представителями или их отсутствия (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Гавелка против Чешской Республики" (Havelka v. Czech Republic), жалоба N 29725/11, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гросс против Швейцарии" (Gross v. Switzerland), жалоба N 67810/10, § 33, ECHR 2014). Несоблюдение указанных правил позволяет Европейскому Суду делать выводы, которые он считает необходимыми (Правило 44C Регламента Суда). 510. Европейский Суд отмечает, что в настоящее время всех заявителей "первой группы заявителей" представляют юристы Европейского центра защиты прав человека/Правозащитный центр "Мемориал" (в основном Коротеев). Всех заявителей "второй группы заявителей" представляют Трепашкин и Князькин. Учитывая изложенное, он считает, что в соответствии с вышеупомянутыми правилами Регламента Суда не возникают вопросы, требующие рассмотрения. 511. Наконец, что касается предположения властей Российской Федерации о том, что Распоряжение по практическим вопросам о возбуждении производства, изданное председателем Европейского Суда в соответствии с Правилом 32 Регламента Суда и дополняющее Правила 45 и 47, должно толковаться в смысле отстранения Кея от представительства некоторых заявителей, Европейский Суд отмечает, что распоряжение в любом случае неприменимо к настоящей ситуации, поскольку Кей вступил в разбирательство после того, как требования Правила 47 были полностью соблюдены. C. Предполагаемые нарушения статьи 2 Конвенции 512. Заявители ссылались на ряд нарушений их прав, гарантированных в соответствии со статьей 2 Конвенции. В зависимости от группы заявителей эти жалобы затрагивали ряд аспектов обязательства воспрепятствовать угрожающим жизни действиям третьих лиц, планирования и контроля операции с применением силы властями и расследования событий. Статья 2 Конвенции предусматривает следующее: "1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. 2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы: (a) для защиты любого лица от противоправного насилия; (b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях; (c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа". 1. Общие вопросы (a) Статья 2 Конвенции - позитивные обязательства по воспрепятствованию угрозе жизни (i) Доводы сторон 513. Что касается воспрепятствования террористическому акту, власти Российской Федерации в своих дополнительных объяснениях от сентября 2013 года в основном указывали на заключение "комплексной судебной экспертизы" от 23 декабря 2005 г. (см. §§ 134 и последующие настоящего Решения). Хотя в ноябре 2006 года данный документ был признан недействительным внутригосударственным судом, на него по-прежнему ссылались в позднейшем разбирательстве в связи с его широким обзором фактов. Как указывали власти Российской Федерации, заключение установило, что Министерство внутренних дел, как и другие федеральные органы, приняло все необходимые и адекватные предосторожности в отношении ожидаемого террористического акта. В то же время действия местных органов Министерства внутренних дел в Республике Ингушетии и г. Беслане были недостаточными, в результате чего незаконная вооруженная группа смогла собраться и пройти подготовку в Республике Ингушетия, проникнуть в г. Беслан через административную границу с Республикой Северная Осетия - Алания и приступить к захвату заложников без особого сопротивления. Эти выводы служили основой для уголовного преследования местных милиционеров в Республике Ингушетия и г. Беслане (см. § 354 и последующие настоящего Решения). 514. Заявители "первой группы заявителей" в их дополнительных объяснениях от 15 октября 2013 г. цитировали доклад Парламента Республики Северная Осетия - Алания от 29 ноября 2005 г. (см. § 375 настоящего Решения) о том, что "утверждать, что террористический акт в г. Беслане был неожиданным, было бы так же абсурдно, как отрицать предыдущие террористические акты в Республике Северная Осетия - Алания. Поразительно, что подготовка боевиков, которая продолжалась много дней в населенном районе Республики Ингушетия, осталась незамеченной". В частности, они напомнили, что в дни, непосредственно предшествующие террористическому акту, соответствующая информация была направлена местной милиции Республики Северная Осетия - Алания. Заявители ссылались на телексы Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания от 18, 22 и 25 августа 2004 г. NN 1751, 1825, 1802 соответственно (см. §§ 27-29 настоящего Решения), в которых описывалась террористическая угроза и содержалось указание местной милиции принять профилактические меры, направленные на обеспечение безопасности населения. Они также упоминали приказ Министерства внутренних дел Республики Северная Осетия - Алания от 31 июля 2004 г. N 447 о мерах, направленных на профилактику террористических актов в республике. По мнению заявителей, данная информация позволяла рассматривать школу N 1 в г. Беслане, образовательное учреждение, проводящее многолюдное общественное собрание и расположенное поблизости от административной границы с Республикой Ингушетия, как одну из главных потенциальных целей террористов. 515. Заявители также упоминали показания сотрудников Правобережного РОВД, данные ими в ходе расследования N 20/852, которое окончилось 2 августа 2007 г. применением акта амнистии (см. §§ 355-362 настоящего Решения). Некоторые показания свидетельствуют о том, что утром 1 сентября бльшая часть сотрудников РОВД были направлены в другие места, и школьное здание не охранялось надлежащим образом. Даже мобильный пост дорожной милиции не был размещен у школы вопреки обычной практике. Единственная сотрудница милиции Ф.Д. не была вооружена, не имела рации и была захвачена в заложники. В результате террористы смогли пересечь границу с Республикой Ингушетия, проехать по улицам г. Беслана, не будучи остановленными или хотя бы замеченными милицией. Прибыв в школу, за следующие полчаса террористы загнали более тысячи человек в школьное здание в отсутствие сопротивления, которое могло бы позволить некоторым заложникам скрыться. Милиционеры Правобережного РОВД, который находился всего в 300 метрах от школы, узнали о происшествии, когда услышали выстрелы в школе. Подобная информация также имелась в Республике Ингушетия (см. §§ 364 и последующие настоящего Решения). 516. Заявители "второй группы заявителей" повторили свои первоначальные жалобы. (ii) Мнение Европейского Суда 517. Европейский Суд напоминает, что статья 2 Конвенции может также предполагать позитивное обязательство властей по принятию превентивных оперативных мер для защиты лица, чьей жизни угрожают преступные действия другого лица (см. Постановление Европейского Суда по делу "Осман против Соединенного Королевства" (Osman v. United Kingdom) от 28 октября 1998, § 115, Reports 1998-VIII). Для того, чтобы Европейский Суд установил нарушение позитивного обязательства по защите жизни, должно быть установлено, что власти знали или должны были знать в тот период о наличии реальной и непосредственной угрозы для жизни конкретного лица со стороны преступных действий третьего лица и что они уклонились от принятия мер в пределах своих полномочий, которых при разумной оценке можно было ожидать для устранения этой угрозы (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Осман против Соединенного Королевства", § 116, Постановление Европейского Суда по делу "Пол и Одри Эдвардс против Соединенного Королевства" (Paul and Audrey Edwards v. United Kingdom), жалоба N 46477/99, § 55, ECHR 2002-II, Постановление Европейского Суда по делу "Медова против Российской Федерации" (Medova v. Russia) от 15 января 2009 г., жалоба N 25385/04, § 96, и Постановление Европейского Суда по делу "Цечоев против Российской Федерации" (Tsechoyev v. Russia) от 15 марта 2011 г., жалоба N 39358/05, § 136). 518. В Решении по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации" (упоминавшемся выше, § 173) Европейский Суд заключил, что отсутствовали данные о том, что власти имели конкретную информацию о подготовке захвата заложников, и признал эту жалобу неприемлемой. 519. В настоящем деле с учетом доводов сторон Европейский Суд полагает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, относящиеся к сфере действия Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения по существу. Европейский Суд полагает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. (b) Процессуальное обязательство, следующее из статьи 2 Конвенции (i) Доводы сторон () Мнение властей Российской Федерации 520. В своих дополнительных объяснениях от сентября 2013 года власти Российской Федерации ссылались на ряд материалов и разбирательства, которые рассматривали вопрос с разных точек зрения. Они напомнили, что состоялись четыре различных разбирательства: первое уголовное дело, возбужденное 1 сентября 2004 г. N 20/849, которое еще продолжается, уголовное разбирательство против единственного выжившего террориста Нурпаши Кулаева (N 20/870) и два разбирательства против сотрудников милиции в Республике Ингушетия (N 04540064) и г. Беслане (N 20/852). Основные следственные меры, такие как осмотр места преступления, получение свидетельских показаний, проведение экспертиз, принимались в рамках первого разбирательства (N 20/849). Позднее три других разбирательства были построены на основе материалов, собранных в первом расследовании. Уголовное дело N 20/849 все еще продолжалось в связи с необходимостью опознания оставшихся трупов террористов (пять на момент подачи объяснений). По запросу Европейского Суда власти Российской Федерации предоставили список документов, содержащихся в указанном уголовном деле на эту дату. Согласно данному списку материалы дела содержали 235 томов, каждый из которых составлял в среднем от 200 до 350 листов (см. §§ 122 и последующие настоящего Решения). 521. В рамках уголовного расследования N 20/849 следователи рассмотрели законность действия должностных лиц государства при планировании и контроле за операцией, направленной на спасение заложников и нейтрализацию террористов. Действия членов оперативного штаба (ОШ), военнослужащих, сотрудников МЧС, медиков, пожарных и так далее были рассмотрены, оснований для возбуждения уголовного дела по поводу их действий не усматривалось. Власти Российской Федерации сослались на постановление от 3 декабря 2004 г. о непривлечении должностных лиц к ответственности (см. §§ 229-234 настоящего Решения). Постановление от 3 декабря 2004 г. было отменено 12 сентября 2005 г., последующая ситуация не ясна. 522. Была установлена причина смерти 215 лиц, точные причины смерти 116 человек не могли быть установлены из-за обширных посмертных ожогов. Расследование заключило, что смерть и травмы потерпевших не были связаны с действиями и бездействием представителей государства, включая использование огнестрельного оружия (см. §§ 253-254 настоящего Решения). 523. Что касается причины первых взрывов в спортивном зале, власти Российской Федерации утверждали, что обстоятельства и места взрывов были тщательно проанализированы. Квалифицированные эксперты установили, что взрывы были вызваны детонацией импровизированных взрывных устройств (СВУ). Власти Российской Федерации, в частности, указали на экспертное заключение от 14 сентября 2007 г. N 16/1, насчитывающее свыше 300 страниц в сопровождении подробных схем и фотографий (см. §§ 224 и последующие настоящего Решения). Они отклонили сомнения, выраженные, в частности, членом Федерального Собрания и известным экспертом в области взрывов Савельевым, по поводу внешних причин первых двух взрывов в спортивном зале (см. §§ 226, 406, 408, 410 настоящего Решения). Власти Российской Федерации напомнили выводы заключения N 16/1: первый взрыв явился результатом взрыва большого СВУ мощностью от 3 до 6 кг в эквиваленте ТНТ. Происхождение этого взрыва не было связано с электрическими проводами и детонатором, но наиболее вероятно явилось следствием неправильного использования устройства террористами, которые его охраняли. СВУ взорвалось в северо-восточной части спортивного зала, на расстоянии одного метра от северной стены и пяти метров от восточной стены. Второй взрыв произошел примерно через 20 секунд и состоял в одновременной детонации нескольких меньших СВУ в северо-восточной части зала, этот взрыв вероятнее всего был связан с умышленным или неумышленным нажимом на педаль детонатора одним из террористов. Наконец, в заключении содержался вывод о том, что из зафиксированных повреждений стен спортивного зала только два следа могли быть вызваны термобарическим или кумулятивным зарядом, выпущенным снаружи. Эти заряды не могли быть выпущены с крыш домов NN 37, 39 или 41 по Школьному переулку (как утверждал Савельев). 524. В развитие этого заключения 14 октября 2007 г. экспертная лаборатория Министерства внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания исследовала следы взрыва на стенах спортивного зала и подтвердила вышеизложенные выводы относительно возможной траектории зарядов (заключение N С-И-63) (см. § 227 настоящего Решения). 525. Кроме того, власти Российской Федерации предоставили копию еще одного экспертного заключения, N 16/2, также заказанного следствием для опровержения утверждений Савельева о причинах второго взрыва в спортивном зале, который повлек разрушение участка стены под окном на северной стороне. Экспертиза была назначена в апреле 2007 года и окончена 11 декабря 2009 г. Подобно экспертизе N 16/1 она проводилась экспертами ФГУП ГНПП "Базальт". Эксперты проверили все гипотезы, предложенные Савельевым, включая применение различных типов гранатометов и огнеметов по сходной конструкции. Заключение состояло из 130 страниц и содержало вывод о том, что "происхождение отверстия в северо-западной стене спортивного зала... связано с детонацией СВУ с тротиловым эквивалентом примерно в 6 кг, размещенного на высоте примерно 500 мм над полом, близ радиатора... мощность воздействия взрыва на стену была дополнена почти одновременным взрывом нескольких других СВУ, размещенных в северо-западной части спортивного зала, в стороне от первого взрыва" (см. § 228 настоящего Решения). 526. Власти Российской Федерации подчеркнули, что следственные органы провели полное расследование террористического акта. Были получены свидетельские показания почти всех причастных к событиям частных лиц и должностных лиц государства. Было назначено и проведено множество профессиональных экспертиз для оценки и реконструкции наиболее важных событий. Исход этого масштабного расследования был отражен в приговоре по делу Нурпаши Кулаева, как и в других разбирательствах. 527. В отличие от вышеупомянутого дела "Финогенов и другие против Российской Федерации" власти Российской Федерации придерживались мнения о том, что внутригосударственное следствие тщательно исследовало вопрос о наличии связи между применением силы представителями государства и гибелью и травмированием заложников. Заключение следствия об отсутствии такой связи было ясным: смерть потерпевших повлекли действия террористов. Опять-таки в отличие от дела "Финогенов и другие против Российской Федерации" власти Российской Федерации сослались на конкретные проверки действий вооруженных сил, службы безопасности, других государственных служащих, которые повлекли решение о непривлечении кого-либо к ответственности. Они подчеркивали, что следствие было независимым и не имелось оснований подозревать следователей или кого-либо из многочисленных экспертов, готовивших заключения, в связи с органами, причастными к операции сил безопасности в г. Беслане. Они сослались на выводы и состав экспертного органа, готовившего экспертное заключение N 1 от 23 декабря 2005 (см. §§ 134 и последующие настоящего Решения). 528. Что касается вопроса о получении и сборе доказательств после террористического акта, власти Российской Федерации подчеркнули, что первые следственные действия были выполнены сразу же после окончания операции сил безопасности. Так, 4 сентября 2004 г. группа следователей в сопровождении экспертов осмотрела место преступления. Их работа была отражена в 43-страничном документе, к которому прилагались 150 страниц фотографий и видеозаписи (см. §§ 130-133 настоящего Решения). Данный документ использовался в качестве основы для ряда последующих экспертиз. Допрос свидетелей и должностных лиц, причастных к операции, начался немедленно после событий, чтобы обеспечить фиксацию их максимально подробных воспоминаний. 529. Власти Российской Федерации указали, что "расследование было полным и не имело недостатков, которые могли повлиять на полноту, ясность и адекватность установления фактов. Иными словами, расследование почти не оставило места для спекуляций, описывающих альтернативный ход событий". 530. Наконец, что касается доступа к делу потерпевших, власти Российской Федерации полагали, что все желающие ознакомились с соответствующими документами. Власти Российской Федерации подчеркнули, что некоторые потерпевшие отказались от права доступа к документам, о чем имеются письменные заявления. () Позиция заявителей 531. Первоначальный набор объяснений, представленных "первой группой заявителей" в феврале 2013 года, указывал, что расследования обстоятельств смерти и травмирования гражданских лиц не удовлетворяли конвенционным требованиям по ряду пунктов. Во-первых, они утверждали, что существовала практика несоблюдения требования о расследовании злоупотреблений военных и сил безопасности в ходе контртеррористических операций. Во-вторых, они считали, что требование о публичном контроле не было соблюдено, поскольку они не были надлежащим образом информированы о компетенции, пределах, важных процессуальных решениях и так далее. Они отклонили ссылку властей Российской Федерации на участие потерпевших в уголовных процессах по делам NN 20/852 (обвинения против сотрудников Бесланского РОВД) и 20/870 (процесс Нурпаши Кулаева). Оба этих разбирательства, по их мнению, затрагивали очень ограниченный набор вопросов и не могли обеспечить им возмещение за предполагаемые нарушения. Что касается дела N 20/849, заявители подчеркнули, что сроки и пределы этого расследования не были ясны, что их значимому участию в данном разбирательстве препятствовали ограниченные контакты с властями и ограниченный доступ потерпевших к делу и содержавшимся в нем документам. 532. В своих дополнительных объяснениях, представленных в октябре 2013 года, "первая группа заявителей" напомнила, что обязательство расследования не было соблюдено, несмотря на проведение четырех уголовных расследований. Заявители утверждали, что уголовные расследования не раскрыли ряд важных вопросов, которые имели решающее значение для реконструкции событий, установления истины и, в конечном счете, для установления личной ответственности. Среди основных недостатков расследований заявители указали следующие: не был выявлен точный маршрут, избранный террористами от их лагеря близ Пседаха до школы N 1, расследование не пояснило, почему в первых документах о террористическом акте упоминалось другое транспортное средство, микроавтобус "Газель", предположительно использованный террористами, работа ОШ надлежащим образом не расследовалась, следствие не установило точные сроки и обстоятельства применения огнеметов, гранатометов и танков против школы, личности некоторых террористов не были установлены, и следствие не разъяснило отсутствие при посмертном опознании некоторых террористов, описанных заложниками в подробностях, причина смерти десятков людей не была установлена или была установлена на основании внешнего осмотра, что не позволяло, например, определить происхождение использованного оружия (пули, осколки). Точное расположение тел в здании не было зафиксировано. 533. Заявители изложили свои доводы о нарушении внутригосударственных норм, регулировавших проведение вскрытия. Они ссылались на Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", УПК РФ и Инструкцию Министерства здравоохранения от 24 апреля 2003, N 161 по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы. В частности, они указали на списки вопросов, на которые эксперты должны отвечать в отношении тел с признаками огнестрельных ранений, воздействия взрывов и огня. Заявители полагали, что эти указания игнорировались экспертами по требованию следствия. Они подчеркнули, что, когда выносились решения о назначении экспертиз, начиная с 3 сентября 2004 г. заявители были эффективно отстранены от этого аспекта разбирательства. 534. Заявители сделали особый акцент на уклонении следствия от обеспечения общественного контроля путем допуска потерпевших к важным материалам дела. Они ссылались на свои многочисленные и бесполезные попытки получить непосредственно и через суды копии решений о назначении экспертов и результаты важнейших экспертных заключений, постановлений об отказе в привлечении к ответственности определенных должностных лиц, свидетельских показаний и других документов (см. §§ 265-267 настоящего Решения). Они подчеркнули, что в октябре 2013 года они все еще не имели доступа ко многим материалам, собранным следствием. 535. "Вторая группа заявителей" полагала, что неэффективность расследования была очевидной. Она подчеркивала отсутствие значимого осмотра и описания места преступления до его "очистки" тяжелой техникой, что она считала "уничтожением доказательств преступлений, совершенных властями" (см. § 112 настоящего Решения). Она сожалела об отсутствии специальных экспертиз, которые позволили бы проследить траектории пуль и снарядов, причинивших смерть и травмы. 536. Некоторые заявители сослались на свои жалобы, поданные в рамках уголовного разбирательства против сотрудников милиции Республик Ингушетия и Северная Осетия - Алания. Они утверждали, что в этом разбирательстве следствие также не установило существенных фактов, не вызвало необходимых свидетелей и не обеспечило права потерпевших (см. § 360 настоящего Решения). (ii) Мнение Европейского Суда 537. С учетом доводов сторон Европейский Суд полагает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, относящиеся к сфере действия Конвенции, разрешение которых требует рассмотрения жалобы по существу. Европейский Суд считает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. 2. Жалобы NN 26562/07, 49380/08, 212994/11, 37096/11 и 14755/08 (а) Планирование и контроль операции (i) Доводы сторон () Мнение властей Российской Федерации 538. Что касается планирования и контроля операции, власти Российской Федерации полагали, что действия властей полностью соответствовали требованиям статьи 2 Конвенции. Специальные подразделения ФСБ России, которые отвечали за операцию, потенциально связанную с применением летальной силы, были самыми профессиональными группами подобного рода в стране. Их опыт в области борьбы с террористами и захватом заложников был бесценен. Во время кризиса и до штурма сотрудники "Альфы" и "Вымпела" проводили тренировки для проработки всех возможных сценариев захвата школьного здания, включая практическую подготовку в соседней школе такого же типа. 539. Власти Российской Федерации обратили особое внимание Европейского Суда на то, что вопросы, поставленные Европейским Судом, были рассмотрены внутригосударственным расследованием. Назначение и процесс принятия решений в ОШ подробно рассматривались, и выводы о непривлечении к уголовной ответственности членов ОШ были обоснованными. 540. Насколько жалобы касались действий ОШ, власти Российской Федерации подчеркивали, что его действия были рассмотрены следствием. Они перечислили членов ОШ, установленных следствием, и предоставили копии их свидетельских показаний, полученных с сентября 2004 года по октябрь 2005 года. Власти Российской Федерации указали, что все члены ОШ были допрошены и особое внимание следствия было привлечено к вопросу законности действий членов ОШ. 541. Конкретно власти Российской Федерации пояснили, что первый ОШ был создан 1 сентября 2004 г., как только сведения о захвате заложников были получены властями. В соответствии с планом властей Республики Северная Осетия - Алания о применении контртеррористических сил и средств от 30 июля 2004 г. этот ОШ возглавил президент Республики Северная Осетия - Алания Дзасохов. 2 сентября 2004 г., в 14.45, по указанию Правительства Российской Федерации был сформирован новый ОШ под руководством руководителя ФСБ по Республике Северная Осетия - Алания Андреева. Его заместителями были министр внутренних дел по Республике Северная Осетия - Алания Дзантиев и генерал Тихонов, начальник центра специальных сил ФСБ России, членами являлись Дзасохов, руководитель ФСБ по Республике Ингушетия Коряков, командующий 58-й армией Министерства обороны Российской Федерации Соболев, заместитель командующего Внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации Внуков, заместитель руководителя антитеррористической комиссии Республики Северная Осетия - Алания Цыбань, министр здравоохранения Республики Северная Осетия - Алания Соплевенко, министр образования Республики Северная Осетия - Алания Левитская, руководитель МЧС по Республике Северная Осетия - Алания Дзгоев, руководитель Центра "Защита" Гончаров, и заместитель директора департамента информационных программ ТРК "Россия" Васильев. 542. С учетом динамичного развития ситуации ОШ не проводил формальных заседаний и не вел записи своих обсуждений и большинства решений. Власти Российской Федерации утверждали, что последующие расследования установили, что действия ОШ соответствовали действующему законодательству, в частности, Закону о противодействии терроризму от 25 июля 1998, в применимой редакции, и Типовому положению об оперативном штабе по управлению контртеррористической операцией, принятому Федеральной антитеррористической комиссией 11 июня 2003. В частности, действующее законодательство установило принцип подчинения всех участников контртеррористической операции руководителю ОШ, который обеспечивал единоначалие. Вмешательство других должностных лиц, независимо от ранга, в работу ОШ запрещалось (см. §§ 167 и последующие настоящего Решения). 543. Насколько утверждение заявителей касалось принятых властями мер по защите жизни и стратегии переговоров, власти Российской Федерации уделили особое внимание статье 14 Закона о борьбе с терроризмом, которая предусматривала, что переговоры с террористами допускаются с целью спасения человеческой жизни и здоровья, защиты имущества и пресечения террористического акта без применения силы. Только лица, непосредственно уполномоченные ОШ для участия в переговорах, могут делать это. Однако данное положение содержало прямой запрет для рассмотрения в ходе переговоров возможности передачи других лиц террористам, передачи им оружия или других опасных веществ или предметов, а также требований политического характера. 544. В соответствии с этими указаниями 1 сентября ОШ принял ряд срочных мер. Они включали оцепление территории вокруг школы, эвакуацию населения из охраняемой зоны, установление контроля радиочастот в окрестностях школы, составление списка заложников и установление средств коммуникации с террористами. ОШ также распределил зоны ответственности прибывающих представителей Министерства обороны, Министерства внутренних дел, МЧС, медицинских служб. Четыре человека осуществляли контакты со средствами массовой информации: Андреев, Дзугаев, Дзантиев и Песков из Администрации Президента Российской Федерации. Позднее в тот же день прибыли специальные силы ФСБ России, которые немедленно начали готовить различные сценарии спасательной операции. 545. 2 сентября ОШ продолжил попытки достичь соглашения с террористами. Через профессиональных переговорщиков ФСБ России и публичных деятелей им были предложены деньги и возможности выезда. Террористы не были готовы к переговорам и прервали контакты, отклонив любые предложения и отвергнув всё, что могло улучшить положение заложников. Тем не менее освобождение некоторых заложников 2 сентября стало результатом переговорной стратегии ОШ (см. §§ 167 и последующие настоящего Решения). 546. 3 сентября был согласован другой компромисс: террористы согласились на вынос тел заложников со школьного двора. После первого взрыва в 13.10 руководитель ОШ издал письменный приказ специальным подразделениям ФСБ России о начале спасательной операции и устранении угрозы, которую террористы представляли для заложников. Последующее рассмотрение экспертами действий и снаряжения служащих было признано адекватным ситуации. 547. Отвечая на вопрос о том, был ли штурм спланирован и контролировался ли он для обеспечения минимальной угрозы жизни и использования огнестрельного и другого оружия, власти Российской Федерации напомнили, что следствие уделило особое внимание "альтернативным" версиям причины первых взрывов. Эти версии, в частности, предполагали, что террористы, удерживавшие педальные детонаторы, были убиты снайпером ФСБ России или зарядом, выпущенным из переносного гранатомета или огнемета. Эти версии были тщательно рассмотрены и отклонены экспертизами и следствием. Власти Российской Федерации, в частности, сослались на экспертные заключения NN 16/1 и N 1 (см. §§ 224, 134 и последующие настоящего Решения). 548. Соответственно, взрывы в спортивном зале 3 сентября 2004 г., в 13.10, спровоцировали развитие событий, которое не было желательным для ОШ, и решение вступить в бой оставалось единственным способом спасти жизнь заложников. Угроза жизни заложников была к этому времени ясно установлена и следовала из заявлений и действий террористов. Данное решение, принятое под давлением временнго фактора и в сложных обстоятельствах, ОШ считал единственным средством для устранения угрозы. 549. Когда операция началась, военнослужащие специальных сил проникли в спортивный зал и обеспечили эвакуацию заложников, открыв прицельный огонь по террористам. Во время боя в спортивном зале террористы произвели несколько выстрелов из гранатометов, убив двух сотрудников и нескольких заложников, и подожгли крышу спортивного зала. Бои продолжались в других частях здания, к 18.00 спасательная операция окончилась, и все живые заложники были выведены из здания. 550. Только удостоверившись в отсутствии живых заложников, сотрудники специальных сил вышли из здания и прибегли к использованию тяжелого вооружения, такого как гранатометы и огнеметы. Участие военнослужащих и техники 58-й армии свелось к применению танков, бронетранспортеров и их экипажей. 3 сентября, с 21.10 по 21.20, один танк произвел несколько выстрелов по стене столовой. Другие танки не использовались. В штурме участвовали три БТР: два находились у окон школы и прикрывали передвижения военнослужащих и вывод заложников. Третий БТР применил стационарный пулемет для подавления огневой точки террористов на втором этаже школы до 15.00, затем он использовался для вывоза одного из раненых бойцов специальных сил. 551. В 15.10 ОШ распорядился о привлечении пожарных подразделений. 552. Школьное здание было освобождено 4 сентября 2004 г., в 00.30, а в 1.00 саперы начали разминировать оставшиеся взрывные устройства. 553. Обращаясь к подготовке и контактам со спасательными, медицинскими и пожарными группами, власти Российской Федерации представили подробный обзор данных уголовного дела N 20/849 (см. §§ 242 и последующие настоящего Решения). В частности, они уведомили Европейский Суд о том, что 1 сентября 2004 г. Министерство здравоохранения Российской Федерации создало координационную группу, объединяющую силы местных и федеральных министерств здравоохранения, МЧС, Центра "Защита" и центра судебной экспертизы. К вечеру 1 сентября для родственников были организованы специальные пункты психологической помощи. Был принят ряд других срочных мер, таких как введение дежурств медицинского персонала, подготовку необходимого оборудования и материалов, включая кровь для переливания, обеспечение готовности местных отделений интенсивной терапии и хирургии. 554. 2 сентября в г. Беслане был развернут педиатрический полевой госпиталь. 3 сентября был открыт дополнительный госпиталь, оборудованный для проведения срочных хирургических операций и оказания других видов экстренной помощи. 555. Таким образом, ко времени первых взрывов в г. Беслане находились более 200 врачей, 307 медицинских работников, 70 машин "скорой помощи". Были сформированы 94 мобильные медицинские бригады, включая 14 резервных. 556. 3 сентября 2004 г., с 13.15 до 18.30, 556 травмированных, из которых 311 ребенок, поступили в местные больницы. К 19.00 в тот же день все пациенты были размещены в больницах городов Беслана и Владикавказа, были проведены 47 экстренных операций. 557. Более тысяче человек была оказана психологическая помощь. 558. В общей сложности с 3 сентября по 16 декабря 2004 г. около 800 человек получили медицинскую помощь. Триста пять человек скончались в школе, 26 - в больницах. 559. Что касается ситуации с пожарными, власти Российской Федерации сослались на экспертное заключение N 1 в части действий пожарных и других сотрудников МЧС (см. §§ 134 и последующие настоящего Решения). Они также напомнили о решениях не привлекать к ответственности сотрудников МЧС (см. §§ 235 и последующие настоящего Решения). В постановлении от 10 декабря 2004 г. об отказе в привлечении к ответственности министра МЧС по Республике Северная Осетия - Алания Дзгоева и его первого заместителя Романова за халатность указало, что "руководство контртеррористической операцией осуществлял ОШ ФСБ России, и никакие действия не совершались без его разрешения" (там же). В постановлении отмечалось, что двухчасовая задержка между вызовом пожарных и временем их фактического привлечения явилась следствием отсутствия защитного снаряжения, которое могло повлечь гибель пожарных и недостижение цели. Кроме того, 20 апреля 2006 г. следствие решило не возбуждать уголовное дело в отношении Романова и Харькова, руководителя пожарной службы Правобережного района, поскольку выводы экспертного заключения N 1 и пожарно-технической экспертизы не свидетельствовали о наличии признаков состава преступления халатность (см. § 240 настоящего Решения). 560. Власти Российской Федерации также указали, что, если бы пожарные были привлечены немедленно, их жизнь и безопасность оборудования были бы поставлены под серьезную угрозу. Подобное развитие событий в любом случае сделало бы спасательную операцию неэффективной. 561. Персонал МЧС на месте насчитывал 254 человека, 70 спасательных подразделений. 562. На основе экспертных заключений, включая протоколы вскрытия, следствие сделало вывод о том, что ни один потерпевший не погиб от пожара (см. §§ 253-254 настоящего Решения). Ожоги, полученные выжившими заложниками, явились результатом взрывов СВУ. Со ссылкой на экспертное заключение N 1 и процитированные в нем источники (такие как фотографии, сделанные во время эвакуации) власти Российской Федерации напомнили, что пожар в спортивном зале начался, когда спасательная операция окончилась, заложники, эвакуированные из спортивного зала, говорили только о тлении потолка, но не об открытом огне. () Позиция заявителей 563. В своих объяснениях от января 2013 года и дополнительных объяснениях от октября 2013 года "первая группа заявителей" повторила свои жалобы по поводу нарушений нескольких аспектов статьи 2 Конвенции (см. §§ 440, 442, 445 настоящего Решения). Они полагали, что, когда состоялся захват заложников, власти не действовали с требуемой старательностью для защиты жизни заложников. В октябре 2013 года заявители подчеркнули, что они все еще не имели доступа ко многим материалам следствия и поэтому могли только повторить первоначальные жалобы. (ii) Мнение Европейского Суда 564. С учетом доводов сторон Европейский Суд полагает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, относящиеся к сфере действия Конвенции, разрешение которых требует их рассмотрения по существу. Европейский Суд считает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. (b) Применение летальной силы (i) Доводы сторон () Мнение властей Российской Федерации 565. Что касается обстоятельств применения летальной силы представителями государства и их возможной ответственности за лишение жизни, власти Российской Федерации оспорили параллель, проведенную в деле "Финогенов и другие против Российской Федерации" (упоминавшемся выше). По их мнению, в последнем деле (потенциально) летальная сила была применена к заложникам - заявителям и их родственникам - "умышленно и сознательно, в качестве средства достижения отдаленной цели (например, ликвидации террористической угрозы, в ходе которой примененной мерой были затронуты заявители или их родственники) или самой цели (если сам заявитель представлял угрозу для других)". Так, власти Российской Федерации подчеркнули, что использование летальной силы при обстоятельствах, описанных в деле "Финогенов и другие против Российской Федерации" (упоминавшемся выше) [использование неизвестного газа, после которого свыше 120 заложников погибли], было действительно неизбирательным, поскольку заложники были затронуты наряду с террористами. В противоположность этому настоящее дело касалось ситуации, в которой летальная сила применялась "прямо и точно" в отношении террористов для устранения угрозы, которую они представляли для заложников и других. При таких обстоятельствах власти Российской Федерации утверждали, что рассмотрение жалоб заявителей в настоящем деле должно сводиться к процессуальному аспекту статьи 2 Конвенции. 566. Власти Российской Федерации настаивали на том, что следствие не приписало ни одну смерть заложников действиям сил безопасности. Гибель 331 человека была вызвана действиями террористов (см. § 254 настоящего Решения). Исходя из этого власти Российской Федерации утверждали, что жалоба на применение летальной силы представителями государства была неприемлемой по причине несоответствия критерию ratione personae. 567. Власти Российской Федерации ссылались на выводы экспертного заключения N 1 и на постановление следователя от 3 декабря 2004 г. об отказе в возбуждении уголовного дела против должностных лиц (см. §§ 134 и последующие, §§ 229-234 настоящего Решения). Эти документы содержали исчерпывающую реконструкцию хронологии событий, в частности, первых взрывов 3 сентября 2004 г. и последующего штурма. В дополнение к вышеупомянутым документам они ссылались на экспертное заключение N 16/1 (см. §§ 224 и последующие настоящего Решения), указывая, что возможность того, что первые взрывы были обусловлены внешней причиной, была тщательно рассмотрена и отклонена высококвалифицированными и независимыми экспертами. Точно так же утверждения об использовании службами безопасности неизбирательного оружия, такого как гранаты, гранатометы и огнеметы, а также танковые пушки 3 сентября 2004 г. до 18.00, то есть когда вывод выживших заложников был окончен, были отклонены из-за отсутствия фактической основы (см. §§ 229-234 настоящего Решения). 568. Власти Российской Федерации напомнили, что решение ОШ о начале штурма здания и спасательной операции было принято после того, как первые взрывы СВУ убили десятки людей в спортивном зале, и когда террористы начали стрелять в убегающих заложников. Таким образом, решение было принято под сильнейшим давлением и в минимально контролируемой властями ситуации, когда от строгого стандарта "абсолютной необходимости" можно было отойти (власти Российской Федерации сослались на упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации", § 211). Даже если Европейский Суд установил, что данная ситуация не "выходит за рамки компетенции Европейского Суда" и что должен применяться стандарт "абсолютной необходимости", власти Российской Федерации повторили, что в отсутствие известных жертв летальной силы, примененной представителями государства, традиционный тест в соответствии со статьей 2 Конвенции был пройден. 569. Что касается самого штурма, он осуществлялся специальными силами ФСБ России, группами "Альфа" и "Вымпел", которые насчитывали 329 военнослужащих. Им содействовали силы 58-й армии. Военнослужащие имели обычное и специальное вооружение, включая гранатометы и огнеметы. 570. Власти Российской Федерации сослались на копии десятков свидетельских показаний, полученных следствием с сентября 2004 года до лета 2007 года от военнослужащих и сотрудников милиции, сотрудников МЧС, пожарных, членов ОШ. Эти показания последовательно и подробно отрицали применение гранатометов, огнеметов и танковых пушек 3 сентября 2004 г. до 18.00 (см. § 216 настоящего Решения). () Позиция заявителей 571. Заявители полагали, что выводы официального расследования не приняли во внимание или не объяснили показания, данные выжившими заложниками и другими свидетелями, включая сотрудников милиции, о внешних причинах первых взрывов в спортивном зале и использовании мощного оружия, такого как танковые пушки и гранатометы, по столовой и примыкающим помещениям в дневное время. Они ссылались на свидетельские показания, данные в процессе по делу Нурпаши Кулаева, которые указывали на это (см. §§ 293, 294, 298, 300 и 303 настоящего Решения). Заявители заключили, что результаты независимых расследований позволяли заключить, что значительная часть потерпевших погибла из-за применения представителями государства неизбирательного летального оружия, например, огнеметов и танковой пушки. 572. Кроме того, непринятие уголовным расследованием необходимых мер для установления причины смерти каждого из потерпевших делало невозможным привлечение к ответственности руководителей операции. 573. Что касается мер, принятых следствием для защиты доказательств, заявители вновь сослались на тот факт, что здание школы было закрыто только днем 4 сентября 2004 г., когда следственная и спасательная группы работали на месте. В этот день многочисленные доказательства, такие как личные вещи, пули, патроны и фрагменты взрывчатых веществ, даже фрагменты тел, были погружены на грузовики и доставлены на свалку (см. §§ 112 и 382 настоящего Решения). С тех пор здание подверглось многочисленным изменениям, которые сделали сбор доказательств и реконструкцию событий еще более сложными. (ii) Мнение Европейского Суда 574. С учетом доводов сторон Европейский Суд полагает, что жалобы затрагивают серьезные вопросы факта и права, относящиеся к сфере действия Конвенции, разрешение которых требует их рассмотрения по существу. Европейский Суд считает, что они не являются явно необоснованными в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что эта часть жалобы не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. D. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции 575. Ряд заявителей из "первой группы заявителей" выдвинул две жалобы в соответствии со статьей 3 Конвенции: что заложники-заявители подверглись обращению, нарушающему статью 3 Конвенции, за которое несет ответственность государство, и что позитивные обязательства в соответствии с этим положением не были соблюдены при организации медицинской и спасательной помощи потерпевшим. Статья 3 Конвенции предусматривает следующее: "Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию". 1. Доводы сторон (а) Мнение властей Российской Федерации 576. Что касается первого утверждения, власти Российской Федерации в своих объяснениях от сентября 2013 года высказали мнение о том, что власти не несут ответственность за обращение с заложниками со стороны террористов и что, соответственно, эта жалоба неприемлема ratione personae. 577. Что касается оказания медицинской помощи и спасательной операции, власти Российской Федерации предоставили подробный обзор мер, принятых властями для оказания адекватной и эффективной помощи потерпевшим. Помощь и реабилитация продолжались после окончания рассматриваемых событий. В г. Беслане были организованы специализированные медицинские объекты, группы детей и иных потерпевших были направлены на курорты и для лечения в другие регионы и за границу при необходимости, группы квалифицированных специалистов прибыли из Российской Федерации и иностранных государств. 578. Что касается адекватности противопожарных мероприятий, власти Российской Федерации вновь сослались на выводы экспертного заключения N 1 и решения о непривлечении к ответственности должностных лиц, включая пожарных. При таких обстоятельствах действия пожарных не могли вызывать вопросы с точки зрения статьи 3 Конвенции. (b) Позиция заявителей 579. В своих первоначальных документах и дополнительных объяснениях, поданных в октябре 2013 года, заявители повторили свой довод о том, что государство несло ответственность за страдания заложников, особенно в связи с неисполнением обязанности предотвращения террористического акта. Дополнительные страдания были причинены родственникам заложников в силу того, что они стали свидетелями смерти и травмирования их близких родственников. 580. Что касается уклонения пожарной службы от своевременного вмешательства, они сослались на следующие части доклада Парламента Республики Северная Осетия - Алания, который установил, что после третьего взрыва 3 сентября, примерно в 13.30, огонь с потолка стал распространяться на пол спортивного зала (см. § 381 настоящего Решения). Ряд раненых, контуженных и потерявших сознание заложников оставался в спортивном зале. Пожарные вмешались в 15.25, после частичного обрушения крыши в 13.42. Это составляло нарушение позитивного обязательства государства в соответствии со статьей 3 Конвенции по поводу вмешательства и выведения крайне уязвимых групп лиц от воздействия распространяющегося огня. 2. Мнение Европейского Суда 581. Жалоба в соответствии со статьей 3 Конвенции, сформулированная заявителями этой группы, имеет два различных аспекта. Их первый довод заключается в том, что страдания заложников в плену у террористов (и их родственников, наблюдавших их страдания) могли быть приписаны государству, поскольку власти не смогли облегчить эту ситуацию. В этом отношении Европейский Суд отмечает, что согласно общей норме международного права "поведение частных лиц как таковых не присваивается государству" (Комиссия международного права, Статьи об ответственности государств за международно-противоправные деяния (Articles on Responsibility of States for Internationally Wrongful Acts, Yearbook of the International Law Commission 2001. Vol. II, part 2, p. 38, para. 3)). Данный принцип также верен в отношении Конвенции: нарушения прав человека частными лицами не относятся к компетенции Европейского Суда ratione personae. Независимо от исхода жалобы по поводу предполагаемых упущений властей Российской Федерации в предотвращении угрожающего жизни террористического акта в настоящем деле Европейский Суд не усматривает оснований заключать, что власти несут ответственность на основании Конвенции за действия террористов, причинившие страдания заложникам. Из этого следует, что этот аспект жалобы несовместим ratione personae с положениями Конвенции в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции и должен быть отклонен в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации", § 229). 582. Насколько жалоба касается второго аспекта довода заявителей - спасательной операции, оказания медицинской помощи и реакции пожарных, Европейский Суд находит, что это утверждение вызывает вопросы в соответствии со статьей 2 Конвенции и затрагивает планирование и контроль операции с привлечением летальной силы. Объяснения заявителей не указывают на иные аспекты этой жалобы, вызывающие вопросы в соответствии со статьей 3 Конвенции. 583. Следовательно, эта часть жалобы является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с подпунктом "a" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции. E. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции 584. Все заявители утверждали, что не имели доступа к эффективным средствам правовой защиты против предполагаемых нарушений, особенно в соответствии со статьей 2 Конвенции. Статья 13 Конвенции предусматривает: "Каждый, чьи права и свободы, признанные в_ Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве". 1. Доводы сторон (а) Мнение властей Российской Федерации 585. Как указывалось в дополнительных объяснениях, полученных в сентябре 2013 года, власти Российской Федерации полагали, что права заявителей как потерпевших или родственников потерпевших по уголовному делу были полностью защищены внутригосударственным законодательством и практикой. В частности, те, кто выразил соответствующее желание, были признаны потерпевшими в уголовном разбирательстве. Они получили процессуальные права, присущие этому статусу: быть информированным о всех действиях, знакомиться с материалами дела, подавать жалобы или иным образом участвовать в разбирательстве, а также предъявлять гражданские иски в целях возмещения вреда, причиненного преступлением. Некоторые потерпевшие воспользовались этими правами, тогда как другие отказались от них. 586. Власти Российской Федерации также сослались на широкий спектр мер, принятых государственными органами после кризиса независимо от уголовного разбирательства. Они сослались на документы, которые указали компенсации и другие меры, принятые в отношении заложников и их семей, а также населения г. Беслана в целом. 587. При таких обстоятельствах власти Российской Федерации утверждали, что заявители располагали эффективными средствами правовой защиты, как того требует статья 13 Конвенции. (b) Заявители 588. "Первая группа заявителей" утверждала в своих объяснениях, полученных в феврале 2013 года, что выплата финансовых компенсаций и иные меры поддержки потерпевших не заменяют обязательство по проведению тщательного и эффективного расследования, вытекающее из статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьями 2 и 3 Конвенции. Со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против Российской Федерации" (Khashiyev and Akayeva v. Russia) (от 24 февраля 2005 г., жалобы NN 57942/00 и 57945/00* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2005 (примеч. редактора).)) заявители утверждали, что, поскольку уголовное расследование по их делу было неэффективным, "гражданский иск не мог в отсутствие заключений уголовного расследования повлечь значимые выводы о виновных в роковых нападениях, не говоря уже об установлении их ответственности. Кроме того, обязанность государства-участника в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции по проведению расследования, способного повлечь установление и наказание виновных в нападении, повлекшем гибель, являлась бы иллюзорной, если бы в связи с жалобой на нарушение этих положений заявитель был бы обязан использовать средство, способное повлечь только присуждение компенсации" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против Российской Федерации", § 122). 589. В своих дополнительных объяснениях от октября 2013 года они также подчеркнули, что внутригосударственное разбирательство было неэффективным. Их многочисленные обращения в суды, особенно в ходе уголовного разбирательства, как предусмотрено статьей 125 УПК РФ, не сделали расследование эффективным и не устранили их претензий в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции. 590. Так, они указали, что только с декабря 2005 года по сентябрь 2008 года в уголовном разбирательстве N 20/849 потерпевшие подали около 260 ходатайств в прокуратуру. Большинство их ходатайств было отклонено следователями. Заявители обжаловали отказы в Промышленный и Ленинский районные суды г. Владикавказа в девяти разбирательствах, а затем в Верховный суд Республики Северная Осетия - Алания. Их жалобы были отклонены судами без попыток рассмотреть материалы уголовного дела (см. §§ 256-267 настоящего Решения). 591. "Вторая группа заявителей" также подчеркнула, что судебные средства правовой защиты оказались неэффективными в их ситуации. 2. Мнение Европейского Суда 592. С учетом доводов сторон Европейский Суд полагает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, относящиеся к сфере действия Конвенции, разрешение которых требует их рассмотрения по существу. Европейский Суд считает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. F. Иные предполагаемые нарушения Конвенции 593. Некоторые заявители дополнительно представили жалобы на нарушение статей 6, 8 и 10 Конвенции. Принимая во внимание их жалобы в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции, рассмотренные выше, все предоставленные материалы, и насколько предмет жалобы относится к его компетенции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. 594. Отсюда следует, что жалобы, поданные некоторыми заявителями на нарушение статей 6, 8 и 10 Конвенции, являются явно необоснованными и подлежат отклонению в соответствии с подпунктом "a" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции. На основании изложенного Суд: решил единогласно объединить жалобы в одно производство; решил единогласно прекратить производство в отношении четырех заявителей (см. Приложение); объявил единогласно неприемлемыми для рассмотрения по существу жалобы, поданные 51 заявителем в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции (см. Приложение); объявил большинством голосов приемлемыми для рассмотрения по существу, не предрешая существо жалоб, жалобы остальных заявителей в соответствии со статьей 2 Конвенции относительно материально-правового и процессуального обязательств государства-ответчика и со статьей 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 2 Конвенции; объявил единогласно оставшуюся часть дела неприемлемой для рассмотрения по существу. Совершено на английском языке, уведомление о Решении направлено в письменном виде 2 июля 2015 г. Сёрен Нильсен Секретарь Секции Суда Изабель Берро Председатель Палаты Суда Приложение Номер жалобы, название, дата подачи Представитель Номер, ф.и.о., дата рождения, место жительства заявителя(-ницы) Основание жалобы. Личные данные: степень родства по отношению к заявителю(-нице), ф.и.о., год рождения, летальный исход или полученные травмы Приемлемость на основании статей 2 и 13 Конвенции (см. §§ 465, 466, 475 и 484 настоящего Решения) 1 2 3 4 5 26562/07, "Тагаева и другие против Российской Федерации" (Tagayeva and Others v. Russia), 25.06.2007 Кирилл Николаевич Коротеев, Европейский центр защиты прав человека/ПЦ "Мемориал" 1. Эмма Тагаева, 4.02.1962, г. Беслан Мать Алана, 1988 (погиб), и Аслана Бетрозовых, 1990 (погиб) Приемлема 2. Лазарь Тагаев, 3.11.1933 (умер 14.06.2011). Правопреемник Алан Тагаев, г. Москва Дед Алана, 1988 (погиб), и Аслана Бетрозовых, 1990 (погиб) Приемлема/правопреемник N 4 3. Женя Тагаева, 12.07.1927, г. Беслан Бабушка Алана, 1988 (погиб), и Аслана Бетрозовых, 1990 (погиб) Приемлема 4. Алан Тагаев, 14.02.1967, г. Беслан Дядя Алана, 1988 (погиб), и Аслана Бетрозовых, 1990 (погиб) Приемлема 5. Валико Маргиев, 10.01.1949, г. Беслан Отец Эльвиры Маргиевой, 1992 (погибла) Приемлема 6. Светлана Маргиева, 7.10.1959, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Эльвиры Маргиевой, 1992 (погибла) Приемлема 7. Таймураз Салказанов, 19.05.1956, г. Беслан Брат заложницы Светланы Маргиевой, 1959 (N 6) (тяжкие телесные повреждения), и дядя Эльвиры Маргиевой, 1992 (погибла) Приемлема 8. Казбек Цирихов, 7.02.1964, г. Беслан Отец Елизаветы Цириховой, 1996 (погибла), и заложницы Залины Цириховой, 1993 (N 10) Приемлема 9. Жанна Цирихова, 2.11.1967, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Елизаветы Цириховой, 1996 (погибла), и заложницы Залины Цириховой, 1993 (N 10) Приемлема 10. Залина Цирихова, 14.06.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), сестра Елизаветы Цириховой, 1996 (погибла) Приемлема 11. Сергей Бизиков, 26.01.1970, г. Москва Дядя Елизаветы Цириховой, 1996 (погибла) Приемлема 12. Валерий Салказанов, 26.02.1960, г. Беслан Муж Ларисы, 1961 (погибла), отец Рады, 2000 (погибла), и заложника Руслана Салказановых, 1997 (N 131) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 13. Вера Салказанова, 1.05.1934 (умерла 23.04.2011). Правопреемник Валерий Салказанов, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), бабушка Рады Салказановой, 2000 (погибла) Приемлема/правопреемник N 12 14. Борис Ильин, 12.02.1953, г. Беслан Отец Лиры Норматовой, 1978 (погибла), дед Амирхана Бахромова, 2000 (погиб), и Лиры Норматовой, 1997 (погибла) Приемлема 15. Эмилия Бзарова, 16.04.1971, г. Беслан Мать Асланбека, 1994 (погиб), и заложника Заурбека Дзарасовых, 1993 (N 16) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 16. Заурбек Дзарасов, 7.01.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), брат Заурбека Дзарасова, 1994 (погиб) Приемлема 17. Элла Кесаева, 1.09.1963, г. Беслан Мать заложницы Зарины Кесаевой, 1992 (N 18) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представительница заявителя N 18 18. Зарина Кесаева, 11.07.1992, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 19. Раиса Хуадонова, 12.09.1962, г. Беслан Мать Регины Хуадоновой, 1989 (погибла) Приемлема 20. Эльвира Хуадонова, 5.06.1984, г. Беслан Сестра Регины Хуадоновой, 1989 (погибла) Приемлема 21. Нонна Тигиева, 26.09.1972, г. Беслан Мать Сослана, 1990 (погиб), и заложницы Аланы Тигиевых, 1993 (N 23) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 22. Борис Тигиев, 15.03.1972, г. Москва Отец Сослана, 1990 (погиб), и заложницы Аланы Тигиевых, 1993 (N 23) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 23. Алана Тигиева, 23.12.1993, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), сестра Сослана Тигиева, 1990 (погиб) Приемлема 24. Рима Бетрозова, 7.04.1957, г. Владикавказ Сестра Руслана Бетрозова, 1958 (погиб) Приемлема 25. Жанна Бетрозова, 10.11.1967, с. Лескен Сестра Руслана Бетрозова, 1958 (погиб) Приемлема 26. Савелий Торчинов, 23.12.1963, г. Беслан Отец заложницы Лаймы Торчиновой, 1995 (N 132) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 132 27. Анна Мисикова, 12.05.1934, г. Беслан Мать Артура, 1974 (погиб), и бабушка заложника Ацамаза Мисиковых, 1996 (N 28) Приемлема 28. Ацамаз Мисиков, 15.11.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), сын Артура Мисикова, 1974 (погиб) Приемлема 29. Олег Дауров, 29.04.1962, г. Беслан Отец Таймураза, 1997 (погиб), и заложницы Дианы Дауровых, 1994 (N 31) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 30. Тамара Даурова, 14.04.1967, г. Беслан Мать Таймураза, 1997 (погиб), и заложницы Дианы Дауровых, 1994 (N 31) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 31. Диана Даурова, 24.11.1994, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), сестра Таймураза Даурова, 1997 (погиб) Приемлема 32. Аида Хубецова, 5.07.1965, г. Беслан Мать Алины Хубецовой, 1993 (погибла) Приемлема 33. Зоя Айларова, 24.03.1941, г. Владикавказ Бабушка Алины Хубецовой, 1993 (погибла) Приемлема 34. Александр Хубецов, 3.12.1987, г. Беслан Брат Алины Хубецовой, 1993 (погибла) Приемлема 35. Тамерлан Савкуев, 23.09.1950, г. Владикавказ Отец Инги Савкуевой, 1974 (погибла), дед Тотраза Томаева, 1997 (погиб) Приемлема 36. Тамара Гозоева, 16.07.1962, г. Беслан Мать Мадины, 1992 (погибла), и заложника Ацамаза Кцоевых, 1990 (N 38) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 37. Владимир Кцоев, 25.03.1953, г. Беслан Отец Мадины, 1992 (погибла), и заложника Ацамаза Кцоевых, 1990 (N 38) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 38. Ацамаз Кцоев, 27.04.1990, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), брат Мадины Кцоевой, 1992 (погибла) Приемлема 39. Мадина Бдтаева, 27.06.1960, г. Беслан Мать заложника Казбека, 1993 (N 40) (тяжкие телесные повреждения), и Амрана Годжиевых, 1989 (N 41) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 40 и 41 40. Казбек Годжиев, 8.03.1993, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 41. Амран Годжиев, 16.09.1989, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 42. Константин Баликоев, 11.11.1938 (умер 25.09.2009). Правопреемник Олег Баликоев, 8.01.1975, г. Беслан Отец Ларисы Баликоевой, 1976 (погибла) Приемлема/правопреемник Олег Баликоев (не является заявителем) 43. Зарема Надгериева, 20.11.1971, г. Беслан Мать Агунды, 1994 (погибла), и заложника Алана Бзыкова, 1992 (N 44) Приемлема 44. Алан Бзыков, 21.11.1992, г. Беслан Заложник, брат Агунды Бзыковой, 1994 (погибла) Приемлема 45. Замира Бугулова, 1.06.1942, г. Беслан Бабушка Олега Джимиева, 1989 (погиб) Приемлема 46. Зарета Кадохова, 1.06.1933, г. Беслан Бабушка Инги Циноевой, 1990 (погибла) Приемлема 47. Юрий Кадохов, 1.01.1933 (умер 4.01.2014). Правопреемник Зарета Кадохова, г. Беслан Дед Инги Циноевой, 1990 (погибла) Приемлема/правопреемник N 46 48. Анна Дзиова, 16.05.1934, г. Беслан Мать Тамары Дзиовой (Диамбековой), 1967 (погибла), бабушка Майрама, 1998 (погиб), и Луизы Диамбековых, 1995 (погибла) Приемлема 49. Залина Теблоева, 4.12.1961, с. Ногир Сестра Тамары Дзиовой (Диамбековой), 1967 (погибла) Приемлема 50. Фатима Дзиова, 20.06.1973, г. Беслан Сестра Тамары Дзиовой (Диамбековой), 1967 (погибла) Приемлема 51. Разита Дегоева, 8.09.1949, г. Беслан Мать Дзерассы Базровой, 1990 (погибла) Приемлема 52. Тотраз Гатсалов, 20.08.1956, г. Беслан Отец Агунды Гатсаловой, 1992 (погибла) Приемлема 53. Мария Озиева, 15.09.1942, г. Беслан Бабушка Вадима, 1995 (погиб), и заложника Владимира Озиевых, 1996 (N 54) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 54. Владимир Озиев, 23.11.1996, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), брат Вадима Озиева, 1995 (погиб) Приемлема 55. Фатима Маликиева, 16.05.1961, г. Беслан Мать Арсена Mаликиева, 1990 (погиб) Приемлема 56. Алик Маликиев, 15.09.1958, г. Беслан Отец Арсена Mаликиева, 1990 (погиб) Приемлема 57. Людмила Гутнова, 12.10.1950, г. Беслан Бабушка Заурбека Гутнова, 1994 (погиб) Приемлема 58. Земфира Цирихова, 10.10.1964, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Александра, 1996 (погиб), и заложника Амирана Урусовых, 1993 (N 59) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 59. Амиран Урусов, 15.09.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), брат Александра Урусова, 1996 (погиб) Исключен из списка по ходатайствам от 14.09.2012 и 5.03.2014 60. Аксана Дзапарова, 15.03.1968, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), жена Аслана Арчегова, 1967 (погиб), мать заложников Линды, 1998 (N 61), и Алибека Арчеговых, 1994 (N 62) Приемлема 61. Линда Арчегова, 29.06.1998, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), дочь Аслана Арчегова, 1967 (погиб) Приемлема 62. Алибек Арчегов, 19.03.1994, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), сын Аслана Арчегова, 1967 (погиб) Приемлема 63. Залина Сабеева, 11.11.1961, г. Беслан Мать Илоны Сабеевой, 1989 (погибла) Приемлема 64. Мзевинари Кокойты (прежняя фамилия Кочишвили), 28.11.1948, г. Беслан Мать Беллы Кокойты, 1992 (погибла) Приемлема 65. Партизан Кодзаев, 13.03.1939, г. Беслан Муж Тамары Кодзаевой, 1937 (погибла) Приемлема 66. Аня Тотрова, 8.03.1954, г. Владикавказ Мать Марины Тотровой, 1993 (погибла) Приемлема 67. Вадим Уртаев, 20.06.1979, г. Владикавказ Брат Марины Тотровой, 1993 (погибла) Приемлема 68. Лариса Кулумбегова, 11.01.1962, г. Владикавказ Мать Валигазовой Стеллы 1992 (погибла), и заложника Валигазова Георгия 1994 (N 133) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 69. Альберт Валигазов, 12.05.1960 (умер 4.05.2010). Правопреемник Георгий Валигазов, г. Владикавказ Отец Стеллы, 1992 (погибла), и заложника Георгия Валигазовых, 1994 (N 133) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/правопреемник N 133 70. Владимир Томаев, 21.08.1960, г. Беслан Муж Зинаиды Кудзиевой, 1962 (погибла), отец Мадины Томаевой, 1994 (погибла) Приемлема 71. Владимир Кисиев, 28.12.1949 (умер 23.11.2008). Правопреемник Нанули Кисиева, г. Владикавказ Отец Артура, 1975 (погиб), дед Аслана Кисиевых, 1997 (погиб) Приемлема/правопреемник N 72 в деле "Савкуев и другие" 72. Фатима Сидакова, 5.11.1968, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложниц Санты, 1989 (N 73) (телесные повреждения средней тяжести), и Альбины Зангиевых, 1997 (N 74) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 73. Санта Зангиева, 15.04.1989, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 74. Альбина Зангиева, 18.11.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 75. Зарина Токаева, 27.10.1976, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 76. Наира Сиукаева, 13.07.1966, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Маргиевой, иначе Маргишвили Маи, 1991 (N 77) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 77. Мая Маргиевa иначе Маргишвили, 21.05.1991, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 78. Фатима Айлярова, 21.11.1963, г. Беслан Мать заложников Асланбека, 1989 (N 79) (телесные повреждения средней тяжести), и Вячеслава Айляровых, 1987 (N 80) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 79 и 80 79. Асланбек Айляров, 3.04.1990, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 80. Вячеслав Айляров, 16.09.1987, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 81. Залина Караева, 8.09.1973, г. Беслан Заложница, мать заложника Хасана Бигаева, 1994 (N 82) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 82. Хасан Бигаев, 26.03.1994, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 83. Дали Тигиева, 14.03.1964, г. Беслан Мать заложниц Кетеван, 1987 (N 84) (телесные повреждения средней тяжести), Светланы, 1992 (N 86) (телесные повреждения средней тяжести), и спасшейся Тины Тигиевых, 1989 (N 85) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 84-86 84. Кетеван Тигиева, 2.09.1987, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 85. Тина Тигиева, 15.08.1989, г. Беслан Спаслась Приемлема 86. Светлана Тигиева, 4.07.1992, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 87. Фатима Ушакова, 21.02.1956, г. Беслан Мать заложницы Виктории Ушаковой, 1992 (N 89) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 89 88. Виктор Ушаков, 29.01.1956, г. Беслан Отец заложницы Виктории Ушаковой, 1992 (N 89) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 89 89. Виктория Ушакова, 30.01.1992, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 90. Эльвира Гагиева, 10.12.1962, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложниц Зарины, 1993 (N 91) (телесные повреждения средней тяжести), и Дзерассы Хадарцевых, 1990 (N 92) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 91. Зарина Хадарцева, 15.02.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 92. Дзерасса Хадарцева, 30.06.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 93. Марина Ужегова, 12.01.1973, г. Беслан Мать заложницы Елены Ужеговой, 1994 (N 94) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 94 94. Елена Ужегова, 12.09.1994, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 95. Эльвира Есиева, 17.07.1969, г. Беслан Мать заложников Владислава, 1992 (N 96) (телесные повреждения средней тяжести), и Алана Есиевых, 1994 (N 97) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 96 и 97 96. Владислав Есиев, 12.10.1992, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 97. Алан Есиев, 16.03.1994, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 98. Белла Цгоева, 6.02.1960, г. Беслан Мать заложницы Алины Цгоевой, 1995 (N 99) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 99 99. Алина Цгоева, 2.09.1995, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 100. Ирина Малиева, 3.08.1958, г. Беслан Мать заложницы Яны Хаевой, 1988 (N 101) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 101 101. Яна Хаева, 13.10.1988, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 102. Светлана Бигаева, 8.05.1963, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 103. Сосланбек Бигаев, 24.03.1988, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 104. Азамат Бигаев, 1.03.1992, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 105. Георгий Бигаев, 2.01.1990, г. Беслан Спасшийся Приемлема 106. Людмила Торчинова, 30.01.1961, г. Беслан Мать заложников Георгия, 1993 (N 107) (телесные повреждения средней тяжести), и спасшегося Заурбека Торчиновых, 1989 (N 108) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 107 и 108 107. Георгий Торчинов, 25.11.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 108. Заурбек Торчинов, 29.01.1989, г. Беслан Спасшийся Приемлема 109. Ирина Персаева, 16.10.1964, г. Беслан Мать заложников Сослана, 1994 (телесные повреждения средней тяжести) (N 110), и Асланбека Персаевых, 1989 (тяжкие телесные повреждения) (N 111) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей N 110 и 111 110. Сослан Персаев, 1.08.1994, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 111. Асланбек Персаев, 16.02.1989, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 112. Ирина Догузова, 20.03.1967, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Артура, 1995 (погиб), и выжившего заложника Марка Джиоевых, 1996 (N 113) Приемлема 113. Марк Джиоев, 29.09.1996, г. Беслан Заложник, брат Артура Джиоева, 1995 (погиб) Приемлема 114. Зарема Бедошвили, 29.10.1964, г. Беслан Мать Казбека Биченова, 1995 (погиб) Приемлема 115. Роман Биченов, 8.01.1963, г. Беслан Отец Казбека Биченова, 1995 (погиб) Приемлема 116. Мурат Кацанов, 28.11.1958, г. Беслан Отец Аланы Кацановой, 1989 (погибла) Приемлема 117. Валерий Назаров, 7.08.1940, г. Владикавказ Муж Надежды Назаровой, 1940 (погибла), отец Наталии, 1975 (погибла), дед Александра Баландиных, 1995 (погиб), и Анастасии Назаровой, 1994 (погибла) Приемлема 118. Елена Назарова, 28.06.1967, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), невестка Надежды Назаровой, 1940 (погибла) Приемлема 119. Ирина Моргоева, 15.12.1955, г. Беслан Мать Эммы Хаевой, 1992 (погибла) Приемлема 120. Рита Качмазова, 9.05.1959, г. Беслан Мать заложницы Амины Качмазовой, 1996 (N 121) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 121 121. Амина Качмазова, 14.09.1996, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 122. Ригина Кусаева, 9.12.1973, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Изеты, 1995 (N 123), и Фидара Кусаевых, 2000 (N 124) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 123. Изета Кусаева, 1.09.1995, г. Беслан Заложница Приемлема 124. Фидар Кусаев, 14.05.2000, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 125. Лариса Кудзиева, 14.05.1964, с. Ногир Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать заложника Заурбека Кудзиева, 1997 (телесные повреждения средней тяжести, не является заявителем, умер 26.04.2011) Приемлема 126. Людмила Цебоева, 18.12.1956, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Ляны Цебоевой, 1992 (N 127) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 127. Ляна Цебоева, 11.09.1992, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 128. Ирина Джибилова, 11.12.1936, г. Беслан Бабушка Бориса, 1995 (погиб), и Аланы Джибиловых, 1992 (погибла) Приемлема 129. Александра Хубаева, 14.08.1950, г. Беслан Мать Мадины Хубаевой, 1972 (погибла) Приемлема 130. Альма Хамицева, 7.04.1965, г. Беслан Сестра Леммы Чеджемовой, 1962 (погибла) Приемлема 131. Руслан Салказанов, 4.10.1997, г. Беслан Заложник (несовершеннолетний) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема/несовершеннолетний заявитель добавлен в список 132. Лайма Торчинова, 1995, (утеряна копия паспорта), г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявительница добавлена в список 133. Георгий Валигазов, 1994, (утеряна копия паспорта), г. Владикавказ Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявитель добавлен в список 14755/08, "Дудиева и другие против Российской Федерации" (Dudiyeva and Others v. Russia), 14.02.2008 Михаил Иванович Трепашкин, Сергей Александрович Князькин 1. Сусанна Дудиева, 12.07.1961, г. Беслан Мать Заура Дудиева, 1991 (погиб) Приемлема 2. Анета Гадиева, 16.06.1963, г. Владикавказ Заложница, мать Аланы, 1995 (погибла), и заложницы Милены Доган, 2003 (N 14) Приемлема 3. Рита Сидакова, 30.05.1959, г. Беслан Мать Аллы Дудиевой, 1995 (погибла) Приемлема 4. Виктор Есиев, 18.07.1938, г. Владикавказ Отец Эльбруса Есиева, 1967 (погиб) Приемлема 5. Эльвира Туаева, 6.01.1962, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Карины, 1992 (погибла), и Хетага Туаевых 1993 года рождения (погиб) Приемлема 6. Римма Торчинова, 26.12.1965, г. Беслан Мать Азы Гумецовой, 1992 (погибла) Приемлема 7. Рита Течиева, 13.05.1960, г. Беслан Мать Хасана Рубаева, 1990 (погиб) Приемлема 8. Алефтина Ханаева, 10.11.1970, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Марианны Рамоновой, 1989 (погибла) Приемлема 9. Светлана Цгоева, 7.02.1938, г. Беслан Бабушка Залины Албеговой, 1995 (погибла) Приемлема 10. Лариса Мамитова, 2.11.1959, г. Владикавказ Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать заложника Тамерлана Тогузова, 1991 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 11. Залина Губурова, 24.07.1964, г. Беслан Мать Сослана Губурова, 1995 (погиб), и дочь Зинаиды Дауровой, 1935 (погибла) Приемлема 12. Залина Бадоева, 8.04.1961, г. Владикавказ Сестра Ахтемира Бадоева, 1957 (погиб) Приемлема 13. Зема Токова, 20.06.1963, г. Беслан Мать Романа Годжиева, 1990 (погиб) Приемлема 14. Милена Доган, 2003 года рождения, г. Владикавказ Заложница Приемлема/несовершеннолетняя заявительница добавлена в список 49339/08, "Албегова и другие против Российской Федерации" (Albegova and Others v. Russia), 4.09.2008 Михаил Иванович Трепашкин, Сергей Александрович Князькин 1. Альбина Албегова, 6.10.1972, г. Беслан Мать Залины Албеговой, 1995 (погибла) Приемлема 2. Казбек Адырхаев, 29.08.1971, г. Беслан Муж Зары Аликовой, 1966 (погибла), отец Алины Галаевой, 1989 (погибла), и Альберта Адырхаева, 2001 (погиб) Приемлема 3. Филиса Батагова, 23.07.1948, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 4. Светлана Бероева, 24.07.1949, г. Беслан Бабушка Алана, 1994 (погиб), и Сослана Токмаевых, 1994 (погиб) Приемлема 5. Алла Бибоева, 29.09.1958, г. Беслан Мать Тимура Батагова, 1991 (погиб) Приемлема 6. Залина Бероева, 12.03.1974, г. Беслан Мать Аслана, 1994 (погиб), и Сослана Токмаевых, 1994 (погиб) Приемлема 7. Зарема Гадиева, 10.03.1938, г. Беслан Мать Фатимы Гадиевой-Голоевой, 1975 (погибла) Приемлема 8. Канна Гайтова, 4.09.1963, г. Беслан Мать Алана Гайтова, 1998 (погиб), и заложницы Елены Гайтовой, 1992 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 9. Полина Гасинова, 3.01.1938, г. Беслан Мать Эммы Гасиновой, 1964 (погибла) Приемлема 10. Марина Гаппоева, 8.09.1970, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Дзерассы Гаппоевой, 1998 (погибла), и жена Руслана Гаппоева, 1970 (погиб) Приемлема 11. Рафимат Габоева, 10.04.1966, г. Беслан Заложница (легкие телесные повреждения), мать Светланы Айларовой, 1998 (погибла) Приемлема 12. Марина Дудиева, 25.04.1967, г. Беслан Дочь Тины Дудиевой, 1939 (погибла), сестра заложницы Алины Кудзаевой, 1973 (заявительница N 36 в деле "Алиева и другие") Приемлема 13. Владимир Дзгоев, 6.10.1957, г. Беслан Муж Анны Дзгоевой, 1957 (погибла), отец Ольги, 1982 (погибла), и заложников Маргариты, 1989 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей), и Асланбека Дзгоевых, 1990 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 14. Казбек Дзарасов, 30.04.1969, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), отец Асланбека, 1994 (погиб), и заложника Заурбека Дзарасовых, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (заявитель N 16 в деле "Тагаева и другие") Приемлема 15. Лена Дулаева, 25.09.1959, г. Беслан Мать Инги Гугкаевой, 1980 (погибла) Приемлема 16. Ахсарбек Дудиев, 21.01.1966, г. Владикавказ Отец Изеты, 1997 (погибла), и Сослана Дудиевых, 1990 (погиб) Приемлема 17. Эльбрус Дудиев, 25.03.1953, г. Беслан Отец Заура Дудиева, 1991 (погиб) Приемлема 18. Рита Дудиева, 1.01.1967, г. Владикавказ Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Изеты, 1997 (погибла), и Сослана Дудиевых, 1990 (погиб) Приемлема 19. Сейфулмулал Доган, 9.07.1955, г. Владикавказ Муж заложницы Анеты Гадиевой (заявительница N 2 в деле "Дудиева и другие"), отец Аланы, 1995 (погибла), и заложницы Милены Доган, 2003 (заявительница N 14 в деле "Дудиева и другие") Приемлема 20. Алик Дзгоев, 2.02.1967, г. Беслан Отец Алины Дзгоевой, 1996 (погибла) Приемлема 21. Фатима Дудиева, 1.11.1959, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 22. Анатолий Кануков, 9.09.1965, с. Нузал Отец Анжелики Кануковой, 1991 (погибла), муж заложницы Зарины Кануковой, 1965 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 23. Фатима Кабисова, 7.03.1970, г. Владикавказ Мать Ислама Хадикова, 1989 (погиб) Приемлема 24. Мадинат Каргиева, 16.04.1961, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Зарины, 1992 (погибла), и заложника Алана Кастуевых, 1995 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявителем) Приемлема 25. Татьяна Кодзаева, 9.11.1968, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Элины Кодзаевой, 1995 (погибла) Приемлема 26. Эльбрус Ногаев, 17.10.1959, г. Беслан Муж Риты, 1960 (погибла), и Эллы Ногаевых* (* Так в тексте оригинала. Возможно, имелся в виду отец Эллы Ногаевой (примеч. редактора). ), 1995 (погибла) Приемлема 27. Залина Ногаева, 26.12.1969, г. Беслан Заложница, мать Алины, 1995 (погибла), и заложника Альберта Токовых, 1994 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявителем) Приемлема 28. Анжела Ногаева, 7.05.1980, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать заложника Батраза Ногаева, 1998 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 29. Казбек Рубаев, 5.11.1951, г. Беслан Отец Хасана Рубаева, 1990 (погиб) Приемлема 30. Венера Самаева, 5.05.1936, п. Заводской Мать Фатимы Музаевой, 1968 (погибла) Приемлема 31. Ирина Соскиева, 16.01.1978, г. Беслан Дочь Ольги Соскиевой, 1951 (погибла) Приемлема 32. Наталья Саламова, 9.08.1940, г. Беслан Мать Алены Дзуцевой-Татровой, 1976 (погибла) Приемлема 33. Георгий Туаев, 15.03.1960, г. Беслан Муж заложницы Эльвиры Туаевой, 1962 (заявительница N 5 в деле "Дудиев и другие") (телесные повреждения средней тяжести), отец Карины, 1992 (погибла), и Хетага Туаевых, 1993 (погиб) Приемлема 34. Эльбиздико Тохтиев, 7.03.1952, г. Владикавказ Отец Азамата Тохтиева, 1989 (погиб) Приемлема 35. Людмила Хадзарагова, 16.04.1964, г. Беслан Мать Олега, 1989 (погиб), и заложницы Алины Джимиевых, 1992 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 36. Рита Хаблиева, 19.11.1956, г. Беслан Мать Кристины Фарниевой, 1988 (погибла) Приемлема 37. Залина Хузмиева, 19.01.1967, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Георгия, 1996, и Стеллы Хузмиевых, 1997 (погибли) Приемлема 38. Тамара Шотаева, 14.05.1949, г. Беслан Мать Альбины Кучиевой-Шотаевой, 1973 (погибла), и бабушка Зарины Кучиевой, 1997 (погибла) Приемлема 39. Руслан Цкаев, 7.09.1969, г. Беслан Муж Фатимы Цкаевой, 1974 (погибла), отец Кристины, 1994 (погибла), и заложников Махарбека, 2001 (не является заявителем), и Алены Цкаевых, 2004 (не является заявительницей) Приемлема 40. Герман Цгоев, 15.08.1959, г. Беслан Муж Фатимы Бибоевой, 1967 (погибла), отец заложника Александра, 1997 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем), и Валерии Цгоевых, 2000 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей) Приемлема 41. Эльза Цабиева, 21.12.1967, г. Беслан Мать Аланы, 1993 (погибла), и заложницы Залины Плиевых, 1996 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей) Приемлема 42. Светлана Циноева, 6.09.1964, г. Владикавказ Мать Инги Циноевой, 1990 (погибла) Приемлема 49380/08, "Савкуев и другие против Российской Федерации" (Savkuyev and Others v. Russia), 4.09.2008 Кирилл Николаевич Коротеев, Европейский центр защиты прав человека/ПЦ "Мемориал" 1. Тимур Савкуев, 16.09.1981, г. Беслан Брат Инги Савкуевой, 1974 (погибла) Приемлема 2. Марина Кодзаева, 21.05.1970, г. Владикавказ Дочь Тамары Кодзаевой, 1937 (погибла), мать заложника Глеба Татонова, 2000 (N 3) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 3. Глеб Татонов, 7.12.2000, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), внук Тамары Кодзаевой, 1937 (погибла) Приемлема 4. Геннадий Беляков, 14.02.1961, г. Беслан Сын Тамары Кодзаевой, 1937 (погибла) Приемлема 5. Светлана Бокоева, 25.02.1962, г. Беслан Мать заложниц Марины, 1989 (N 6) (тяжкие телесные повреждения), и Заиры Бокоевых, 1993 (N 7) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительниц NN 6 и 7 6. Марина Бокоева, 6.01.1989, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 7. Заира Бокоева, 17.12.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 8. Земфира Агаева, 11.06.1971, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Александра, 1996 (N 9) (телесные повреждения средней тяжести), и Георгия (Жорика) Агаевых, 1996 (погиб) Приемлема 9. Александр Агаев, 20.05.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), брат Георгия (Жорика) Агаева, 1996 (погиб) Приемлема 10. Марита Мамсурова, 24.02.1962, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 11. Зарина Хадикова, 10.04.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 12. Ацамаз Дзагоев, 9.12.1941, г. Беслан Отец заложника Чермена Дзагоева, 1997 (N 13) (телесные повреждения средней тяжести), муж Жанны Дзагоевой, 1963 (погибла) Приемлема 13. Чермен Дзагоев, 22.09.1997, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), сын Жанны Дзагоевой, 1963 (погибла) Приемлема 14. Венера Казахова, 15.05.1938, (умерла 18.08.2011), г. Владикавказ Мать Жанны Дзагоевой, 1963 (погибла) Исключен из списка, отсутствует правопреемник 15. Роза Бекоева, 5.05.1959, г. Беслан Мать заложников Алины, 1992 (N 16) (тяжкие телесные повреждения), и Заурбека Цораевых, 1990 (N 17) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 16 и 17 16. Алина Цораева, 22.06.1992, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 17. Заурбек Цораев, 14.03.1990, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Исключен из списка по ходатайству от 5.03.2014 18. Клара Дзагоева, 8.03.1957, г. Владикавказ Мать заложницы Виктории Кибизовой, 1987 (N 99) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 99 19. Лариса Дзагоева, 25.08.1949, г. Беслан Мать Ирмы Дзагоевой, 1980 (погибла) Приемлема 20. Ирина Дзагоева, 25.03.1988, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), сестра Ирмы Дзагоевой, 1980 (погибла) Приемлема 21. Алина Сакиева, 25.07.1987, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 22. Марина Дарчиева, 19.10.1967, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Ахсарбека, 1996 (N 23) (телесные повреждения средней тяжести), и Елены Дарчиевых, 1992 (N 24) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 23. Ахсарбек Дарчиев, 28.05.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 24. Елена Дарчиева, 11.04.1992, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 25. Жанна Козырева, 17.02.1964, г. Беслан Мать заложника Заурбека Козырева, 1994 (N 100) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 100 26. Анна Аликова, 12.09.1954, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 27. Оксана Дзампаева, 15.12.1976, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Ирланды Дзампаевой, 1997 (N 28) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 28. Ирланда Дзампаева, 9.02.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 29. Зарина Моргоева, 22.05.1975, г. Беслан Мать заложника Сослана Моргоева, 1995 (N 30) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 30 30. Сослан Моргоев, 23.07.1995, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 31. Фатима Уртаева, 7.03.1962, г. Беслан Мать заложника Алана, 1992 (N 32) (телесные повреждения средней тяжести), Агунды, 1991 (погибла), и Алины Тетовых, 1992 (погибла) Приемлема 32. Алан Тетов, 10.08.1992, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), брат Агунды, 1991 (погибла), и Алины Тетовых, 1992 (погибла) Приемлема 33. Залина Дулаева, 28.12.1965, г. Беслан Мать Марата Цаболова, 1994 (погиб) Приемлема 34. Мария Арчегова, 24.04.1946, г. Беслан Мать Аслана Арчегова, 1967 (погиб) Приемлема 35. Тамара Моргоева, 24.04.1946, г. Беслан Мать заложников Аслана, 1990 (N 36) (телесные повреждения средней тяжести), и Сослана Дзарасовых, 1992 (N 37) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 36 и 37 36. Аслан Дзарасов, 3.09.1990, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 37. Сослан Дзарасов, 2.07.1992, г. Беслан Заложник Приемлема 38. Винера Чихтисова, 6.08.1960, г. Беслан Мать заложника Батраза Чихтисова, 1993 (N 39) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 39 39. Батраз Чихтисов, 29.12.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 40. Алан Хадиков, 13.02.1965, г. Беслан Отец Ислама Хадикова, 1989 (погиб) Приемлема 41. Тамуся Березова, 8.09.1959, г. Беслан Мать заложников Артура, 1989 (N 42) (телесные повреждения средней тяжести), и Дианы Гутиевых, 1991 (N 43) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 42 и 43 42. Артур Гутиев, 10.10.1989, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 43. Диана Гутиева, 17.06.1991, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 44. Фатима Гутиева, 18.04.1961, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 45. Жанна Дзебоева, 24.10.1960, г. Владикавказ Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Дианы Дзандаровой, 1995 (N 46) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 46. Диана Дзандарова, 26.06.1995, г. Владикавказ Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 47. Ирина Бекузарова, 8.03.1964, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Мадины, 1997 (N 48) и Бексолтана Худаловых, 1997 (погиб) Приемлема 48. Мадина Худалова, 12.06.1997, г. Беслан Заложница, сестра Бексолтана Худалова, 1997 (погиб) Приемлема 49. Белла Худалова, 12.04.1964, г. Беслан Мать заложника Ислама Худалова, 1992 (N 50) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 50 50. Ислам Худалов, 8.04.1992, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 51. Галина Кудзиева, 18.02.1962, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать Карины Дагуевой, 1988 (погибла) Приемлема 52. Людмила Корнаева, 27.03.1954, г. Беслан Мать заложниц Дзерассы, 1988 (N 53) (телесные повреждения средней тяжести), Фатимы, 1990 (N 54) (телесные повреждения средней тяжести), и Мадины Кусовых, 1993 (погибла) Приемлема 53. Дзерасса Кусова, 10.10.1988, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), сестра Мадины Кусовой, 1993 (погибла) Приемлема 54. Фатима Кусова, 26.04.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), сестра Мадины Кусовой, 1993 (погибла) Приемлема 55. Людмила Кокаева, 14.02.1957, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложника Сослана Борисовича Кокаева, 1990 (N 56) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 56. Сослан Кокаев, 24.04.1990, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 57. Индира Кокаева, 23.04.1974, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложника Алана Кокаева, 1998 (N 58) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 58. Алан Кокаев, 5.11.1998, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 59. Зоя Кцоева 12.04.1963, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Бориса, 1988 (N 60) (телесные повреждения средней тяжести), и Сослана Эльтаровых, 1991 (N 61) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 60. Борис Эльтаров, 25.12.1988, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 61. Сослан Эльтаров, 13.08.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 62. Альбина Кастуева, 17.08.1966, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Залины Кастуевой, 1997 (N 63) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 63. Залина Кастуева,1.03.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 64. Ахсарбек Джиоев, 2.08.1964, г. Беслан Отец Артура Джиоева, 1995 (погиб) Приемлема 65. Алан Адырхаев, 18.10.1963, г. Беслан Муж Ирины Адырхаевой, 1975 (погибла), отец заложниц Миланы, 2000 (N 66) (телесные повреждения средней тяжести), и Эмилии Адырхаевых, 1997 (N 67) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 66. Милана Адырхаева,13.04.2000, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), дочь Ирины Адырхаевой, 1975 (погибла) Приемлема 67. Эмилия Адырхаева, 7.06.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), дочь Ирины Адырхаевой, 1975 (погибла) Приемлема 68. Марина Пак, 25.11.1965, г. Беслан Мать Светланы Цой, 1992 (погибла) Приемлема 69. Елена Смирнова, 24.09.1965, г. Беслан Мать Инны Смирновой, 1988 (погибла) Приемлема 70. Александра Смирнова, 2.06.1933, г. Беслан Бабушка Аллы Смирновой, 1989 (погибла) Приемлема 71. Рита Тибилова, 18.02.1963, г. Беслан Мать Агунды Гацаловой, 1992 (погибла) Приемлема 72. Нанули Кисиева, 20.12.1953, г. Владикавказ Мать Артура, 1975 (погиб), бабушка Аслана Кисиевых, 1997 (погиб) Приемлема 73. Людмила Дзампаева, 10.01.1951, г. Беслан Бабушка Бициева Заурбека, 1996 (погиб) Приемлема 74. Руслан Гаппоев, 25.01.1961, г. Беслан Муж Найды Гаппоевой, 1960 (погибла), отец заложников Алана, 1997 (N 75) (тяжкие телесные повреждения) и Сослана Гаппоевых, 1993 (N 76) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 75. Алан Гаппоев, 24.06.1997, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), сын Найды Гаппоевой, 1960 (погибла) Приемлема 76. Сослан Гаппоев, 5.05.1993, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), сын Найды Гаппоевой, 1960 (погибла) Приемлема 77. Шорена Валиева, 12.03.1974, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать заложника Георгия Гулдаева, 1998 (N 78) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 78. Георгий Гулдаев, 6.02.1998, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 79. Вова Гулдаев, 5.04.1963, г. Беслан Муж Эльзы Мсостовой, 1969 (погибла), отец Олеси, 1992 (погибла), и заложницы Алины Гулдаевых, 1993 (N 80) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 80. Алина Гулдаева, 1.07.1993, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 81. Кира Гулдаева, 2.05.1941, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 82. Зарина Дзампаева,10.05.1976, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать Заурбека Бициева, 1996 (погиб) Приемлема 83. Любовь Саламова, 8.08.1946, г. Беслан Бабушка Сергея Алкаева, 1989 (погиб) Приемлема 84. Фатима Келехсаева, 4.08.1964, с. Брут Мать Софьи Арсоевой, 1990 (погибла) Приемлема 85. Оксана Цахилова, 25.06.1977, г. Владикавказ Сестра Светланы Найфоновой, 1972 (погибла) Приемлема 86. Марина Кокова, 22.11.1974, г. Беслан Мать заложников Шамиля, 1996 (N 101) (телесные повреждения средней тяжести), и Валерии Коковых, 2001 (N 105) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 101 и 105 87. Рустам Коков, 14.07.1974, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 88. Анастасия Тебиева, 14.04.1948, г. Беслан Мать заложницы Мадины Хозиевой, 1990 (не является заявительницей) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 102 89. Зара Гиоева, 29.11.1936, г. Беслан Мать заложников Любови, 1962 (N 103) (телесные повреждения средней тяжести), и бабушка Георгия Цагараевых, 1993 (N 104) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 103 и 104 90. Сергей Озиев, 1.10.1965, г. Беслан Муж Марины Озиевой, 1975 (погибла), отец Вадима, 1995 (погиб), и заложника Владимира Озиевых, 1996 (N 91) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 91. Владимир Озиев, 23.11.1996, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), сын Марины, 1975 (погибла), и брат Вадима Озиевых, 1995 (погиб) Исключена из списка как дублирующаяся (остается заявителем N 54 в жалобе N 26562/07) 92. Надежда Засеева, 8.12.1946, г. Беслан Мать Марины, 1975 (погибла), и бабушка Вадима Озиевых, 1995 (погиб) Приемлема 93. Лилия Ходова, 4.01.1953, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), представительница заложника Асахмата Айлярова, 1997 (N 94) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 94. Асахмат Айляров, 27.01.1997, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 95. Любовь Запорожец, 4.05.1966, г. Беслан Мать Сергея Запорожца, 1992 (погиб) Приемлема 96. Сергей Фриев, 27.05.1959, г. Беслан Отец Елены, 1995 (погибла), и заложника Руслана Фриевых, 1993 (N 97) Приемлема 97. Руслан Фриев, 13.03.1993, г. Беслан Заложник, брат Елены Фриевой, 1995 (погибла) Приемлема 98. Лариса Цгоева, 19.12.1969, г. Беслан Жена Хазби Дзгоева, 1970 (погиб) Приемлема 99. Виктория Кибизова, 16.08.1987, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявительница добавлена в список 100. Заурбек Козырев, 1994 (копия паспорта утеряна), г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема/заявитель добавлен в список 101. Шамиль Коков, 26.03.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявитель добавлен в список 102. Мадина Хозиева, 8.03.1990, г. Беслан Заложница Приемлема/заявительница добавлена в список 103. Любовь Цагараева, 1962, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявительница добавлена в список 104. Георгий Цагараев, 1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/заявитель добавлен в список 105. Валерия Кокова, 2001, г. Беслан Заложница Приемлема/несовершеннолетняя заявительница добавлена в список 51313/08, "Алиева и другие против Российской Федерации" (Aliyeva and Others v. Russia), 22.09.2008 Михаил Иванович Трепашкин, Сергей Александрович Князькин 1. Маргарита Алиева, 27.10.1967, г. Беслан Мать заложников Казбека, 1993, (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) и Асланбека Алиевых, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 2. Надежда Бадоева, 22.07.1987, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 3. Зарема Бадтиева, 4.11.1952, с. Фарн Мать Анжелы Бадтиевой, 1972 (погибла) Приемлема 4. Валерий Бекузаров, 11.04.1968, г. Алания Муж Елены Бекузаровой, 1974 (погибла) Приемлема 5. Владимир Биченов 22.04.1964, г. Беслан Муж заложницы Тамары Скаевой, 1966, (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) и отец заложника Дамира Биченова, 1997 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 6. Зарина Валиева, 20.02.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 7. Галина Валиева, 8.12.1964, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 8. Давид Валиев, 20.02.1989, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 9. Зинаида Варзиева, 21.08.1955, г. Алания Мать Эрика Варзиева, 1992 (погиб) Приемлема 10. Раиса Габисова, 21.10.1945, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 11. Заурбек Гайтов, 24.03.1963, г. Беслан Отец Алана, 1988 (погиб), и заложницы Елены Гайтовых, 1992 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 12. Людмила Годзоева, 3.11.1968, г. Владикавказ Мать заложников Руслана, 1991 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) и Алана Габисовых, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 13. Зара Гозюмова, 29.05.1959, г. Беслан Заложница Приемлема 14. Джаба Голоев, 29.06.1979, с. Новый Батако Муж Фатимы Гадиевой, 1975 (погибла), и отец Кристины Голоевой, 2002 (погибла) Приемлема 15. Зарина Даурова, 18.08.1985, г. Владикавказ Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 16. Елочка Дзарасова, 30.08.1940, г. Беслан Заложница Приемлема 17. Эльза Дзебоева, 13.10.1951, г. Терек Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 18. Зоя Дзуцева, 14.07.1939, г. Беслан Бабушка Тамерис, 1994 (погибла), и заложницы Амаги Цибировых, 1991 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей) Приемлема 19. Людмила Дзуцева, 12.02.1966, г. Беслан Сестра Алены Дзуцевой-Татровой, 1976 (погибла) Приемлема 20. Зарина Джибилова, 21.06.1977, с. Эльхотово Сестра Эдиты Джидзаловой, 1976 (погибла) Приемлема 21. Лариса Дигурова, 29.09.1964, г. Беслан Мать заложника Сослана Дигурова, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 22. Лариса Джумок 30.09.1960, г. Беслан Заложница Приемлема 23. Зара Дударова, 6.11.1957, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 24. Мадина Дударова, 15.07.1969, г. Владикавказ Мать заложника Умара Дударова, 2003 (N 59) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 59 25. Светлана Дзиова, 31.03.1964, г. Беслан Мать Дзерассы Дзиовой, 1990 (погибла) Приемлема 26. Индира Итазова, 10.10.1971, г. Беслан Мать заложников Артура, 1992 (не является заявителем) и Азамата Итазовых, 1995 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 27. Марина Калаева, 23.08.1972, г. Владикавказ Мать заложника Сармата Худалова, 1995 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 28. Виктория Кастуева, 25.11.1971, с. Михайловское Заложница Приемлема 29. Рая Кибизова, 3.02.1942, г. Беслан Заложница Приемлема 30. Ирина Кокаева, 7.01.1970, г. Беслан Мать заложника Алана Сидакова, 1992 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 31. Тея Кокойты, 6.01.1975, г. Беслан Сестра Беллы Кокойты, 1992 (погибла) Приемлема 32. Зайра Кокоева, 11.10.1972, г. Беслан Заложница, мать Ляны, 1995 (погибла), и заложницы Кристины Кокоевых, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 33. Лиана Кокоева, 2.07.1977, с. Камбилеевское Заложница Приемлема 34. Рита Комаева, 21.05.1960, г. Беслан Заложница, мать заложниц Дианы, 1990 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), Алины, 1993 (N 60) (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Мадины Гаджиновых, 2001 Приемлема 35. Фатима Кочиева, 13.11.1971, г. Владикавказ Заложница, мать заложников Ларисы, 1999 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Сослана Меликовых, 1999 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 36. Алина Кудзаева, 20.101973, г. Беслан Заложница, мать заложницы Дзерассы, 1997 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Мадины Кудзаевых, 2002 (N 61) Приемлема 37. Сергей Кцоев, 12.08.1969, г. Беслан Отец заложников Виктории Сергеевны, 1990 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей), и Артура Кцоевых, 1995 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 38. Константин Мамаев, 25.09.1954, г. Беслан Отец Сабины Мамаевой, 1990 (погибла) Приемлема 39. Казбек Мисиков, 20.03.1961, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения), муж заложницы Ирины Дзуцевой, 1969 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей), отец заложников Батраза, 1989 (легкие телесные повреждения) (не является заявителем), и Ацамаза Мисиковых, 1997 (тяжкие телесные повреждения) (N 62) Приемлема 40. Марина Михайлова, 14.02.1979, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 41. Наталья Мокрова, 28.06.1959, г. Беслан Жена Владимира Мокрова, 1951 (погиб), и мать заложника Владислава Мокрова, 1994 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 42. Тамара Скаева, 17.10.1966, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 43. Светлана Суанова, 26.08.1963, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 44. Лариса Томаева, 14.02.1971, г. Беслан Заложница, мать заложников Азамата, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем), и Кристины Томаевых, 1995 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Приемлема 45. Лариса Торчинова, 11.09.1965, г. Владикавказ Мать заложницы Дианы, 1993 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Мадины Торчиновых, 1991 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей) Неприемлема ratione personae 46. Алан Урманов, 4.08.1974, г. Беслан Отец Марии Урмановой, 1995 (погибла) Приемлема 47. Лидия Урманова, 19.04.1950, г. Беслан Мать Ларисы Урмановой-Рудик, 1972 (погибла), свекровь Риты, 1965 (погибла), бабушка Залины Урмановых, 1998 (погибла), Яны, 1992 (погибла), Юлии Рудик, 1990 (погибла), Марии Урмановой, 1995 (погибла) Приемлема 48. Татьяна Фардзинова, 17.02.1957, г. Беслан Мать заложника Заурбека Фардзинова, 1990 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Неприемлема ratione personae 49. Тамара Хаева, 15.05.1987, г. Беслан Сестра Эммы Хаевой, 1992 (погибла) Приемлема 50. Алета Хайзиева, 3.05.1962, г. Беслан Заложница Приемлема 51. Марина Хубаева, 6.07.1975, г. Беслан Сестра Мадины Хубаевой, 1972 (погибла) Приемлема 52. Батраз Худалов, 12.05.1964, г. Беслан Отец заложницы Мадины, 1997 (заявительница N 48 по делу "Савкуев и другие"), и Бексолтана Худаловых, 1997 (погиб) Приемлема 53. Залина Худалова, 10.04.1972, г. Беслан Жена Эльбруса Худалова, 1951 (погиб), мать Георгия Худалова, 1994 (погиб) Приемлема 54. Анжела Хумарова, 23.02.1972, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), мать заложника Тимура Хумарова, 1997 (N 63) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 55. Фатима Цагараева, 4.08.1964, г. Беслан Заложница, мать заложницы Дианы, 1990 (тяжкие телесные повреждения) (не является заявительницей), Виктории, 1992 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Мадины Муртазовых, 1997 (N 64) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 56. Светлана Хуцистова 16.08.1953, г. Беслан Мать Азамата Хуцистова, 1978 (погиб) Приемлема 57. Римма Цомартова, 10.08.1944, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), бабушка заложников Жаклин, 1994 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявительницей), и Алана Фардзиновых, 1996 (телесные повреждения средней тяжести) (не является заявителем) Приемлема 58. Ольга Щербинина, 18.10.1956, г. Беслан Заложница (легкие телесные повреждения) Приемлема 59. Умар Дударов, 2003, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/несовершеннолетний заявитель добавлен в список 60. Мадина Гаджинова, 2001, г. Беслан Заложница Приемлема/несовершеннолетняя заявительница добавлена в список 61. Мадина Уудзаева, 2002, г. Беслан Заложница Приемлема/несовершеннолетняя заявительница добавлена в список 62. Ацамаз Мисиков, 1997, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема/несовершеннолетний заявитель добавлен в список 63. Тимур Хумаров, 1997, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/несовершеннолетний заявитель добавлен в список 64. Мадина Муртазова, 1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема/несовершеннолетняя заявительница добавлена в список 21294/11, "Кокова и другие против Российской Федерации" (Kokova and Others v. Russia), 12.03.2011 Кирилл Николаевич Коротеев, Европейский центр защиты прав человека/ПЦ "Мемориал" 1. Тереза Кокова, 29.04.1966, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Аланы, 1993 (N 2) (телесные повреждения средней тяжести), и Батраза Коковых, 1995 (N 3) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 2. Алана Кокова, 13.12.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 3. Батраз Коков, 29.03.1995, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 4. Маирбек Варзиев, 21.05.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 5. Александр Чеджемов, 30.09.1992, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 6. Лидия Рубаева, 27.01.1938, г. Беслан Мать Артура Рубаева, 1963 (погиб) Приемлема 7. Артур Цагараев, 22.11.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 8. Вадим Цагараев, 7.01.1994, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 9. Алина Канукова, 8.02.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 10. Инал Кануков, 6.01.1992, г. Беслан Заложник Приемлема 11. Сослан Маргиев, 20.10.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 12. Анджела Кодзаева, 16.07.1971, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 13. Диана Агаева, 18.12.1996, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 14. Белла Нугзарова, 13.10.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 15. Сослан Кануков, 9.07.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 16. Елена Замесова, 11.01.1972, г. Беслан Мать Натальи, 1994 (погибла), и Игоря Замесовых, 1992 (погиб) Приемлема 17. Раиса Жукаева, 27.04.1942, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 18. Сослан Дзугаев, 19.12.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Исключен из списка заявителей по ходатайству от 14.09.2012 19. Ксения Тебиева, 26.11.1952, г. Беслан Мать Альмы Тебиевой, 1991 (погибла) Приемлема 20. Фатима Бициева, 1.11.1945, г. Беслан Бабушка Заурбека Бициева, 1996 (погиб) Приемлема 21. Сергей Жукаев, 25.03.1969, г. Беслан Муж Марины Жукаевой, 1973 (погибла), и отец заложниц Мадины, 1996 (тяжкие телесные повреждения) (N 22), и Альбины Жукаевых, 1997 (N 23) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 22. Мадина Жукаева, 26.12.1996, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 23. Альбина Жукаева, 4.12.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 24. Азамат Тетов, 30.10.1994, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 25. Татьяна Тетова, 21.05.1940, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 26. Лилия Хаматкоева, 23.10.1969, г. Беслан Дочь Риммы Хаматкоевой, 1938 (погибла), и мать заложниц Луизы, 1993 (N 27) (телесные повреждения средней тяжести), и Зарины Урусовых, 1995 (N 28) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 27. Луиза Урусова, 1.08.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 28. Зарина Урусова, 15.02.1995, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 29. Земфира Дзандарова, 19.06.1972, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложников Руслана, 1991 (N 30), и Виктории Дзандаровых, 1997 (N 31) Приемлема 30. Руслан Дзандаров, 2.09.1991, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 31. Виктория Дзандарова, 11.04.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 32. Сима Албегова, 30.03.1949, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 33. Елена Дзусова, 12.06.1965, г. Беслан Дочь заложницы Таисии Дауевой, 1938 года рождения (умерла 9.08.2006), опекун заложников Романа, 1998 (N 34) (телесные повреждения средней тяжести), и Бориса Бзиевых, 2001 (N 35), мать заложников Аликхана, 1996 (N 36), и Илоны Дзусовых, 1995 (N 37), и сестра заложника Сергея Бзиева, 1963 (телесные повреждения средней тяжести) (умер 19.03.2005) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 34-37 34. Роман Бзиев, 28.01.1998, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), сын Динары Плиевой (Бзиевой), 1964 (погибла) (не являлась заложницей), внук заложницы Таисии Дауевой, 1938 (умерла 9.08.2006) Приемлема 35. Борис Бзиев, 14.11.2001, г. Беслан Заложник, сын Динары Плиевой (Бзиевой), 1964 (погибла) (не являлась заложницей), внук заложницы Таисии Дауевой, 1938 (умерла 9.08.2006) Приемлема 36. Аликхан Дзусов, 26.12.1996, г. Беслан Заложник, внук заложницы Таисии Дауевой, 1938 (умерла 9.08.2006) Приемлема 37. Илона Дзусова, 25.05.1999, г. Беслан Заложница, внучка заложницы Таисии Дауевой, 1938 (умерла 9.08.2006) Приемлема 38. Агунда Ватаева, 25.11.1990, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения), дочь Гулемдан Ватаевой, 1951 (погибла) Приемлема 39. Елизавета Ватаева, 21.09.1985, г. Беслан Дочь Гулемдан Ватаевой, 1951 (погибла) Приемлема 40. Алан Ходжаев, 21.11.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 41. Инна Джанаева, 13.09.1990, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 42. Наталья Саламова, 9.08.1940, г. Беслан Мать Алены Дзуцевой-Татровой, 1976 (погибла) Исключена из списка как дублирующаяся, остается заявительницей N 32 в заявлении N 49339/08 43. Хетаг Гутиев, 3.07.1988, г. Беслан Спасшийся Приемлема 44. Азамат Гутиев, 24.01.1992, г. Беслан Спасшийся Приемлема 45. Зарина Кастуева, 22.04.1993, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 46. Тамара Бероева, 20.04.1938, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 47. Владимир Губиев, 18.10.1994, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 48. Бела Губиева, 28.12.1991, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 49. Чермен Плиев, 23.10.1995, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 37096/11, "Бибаева и другие* (* Ранее жалоба с данным номером упоминалась под названием "Ногаева и другие" (примеч. переводчика).) против Российской Федерации" (Bibayeva and Others v. Russia), 28.05.2011 Кирилл Николаевич Коротеев, Европейский центр защиты прав человека/ПЦ "Мемориал" 1. Фатима Бибаева, 20.08.1988, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 2. Аида Цирихова, 26.06.1968, г. Беслан Мать заложницы Розиты Мордас-Цириховой, 1993 (N 3) (тяжкие телесные повреждения), и Зарины Цириховой, 1990 (N 59) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявительниц NN 3 и 59 3. Розита Мордас-Цирихова, 21.10.1993, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 4. Людмила Гаппоева, 24.01.1941, г. Беслан Мать Руслана Гаппоева, 1970 (погиб) Приемлема 5. Инга Харебова, 15.09.1974, г. Беслан Мать заложника Арсена Харебова, 1995 (N 6) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 6 6. Арсен Харебов, 28.09.1995, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 7. Светлана Джериева, 1.06.1964, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Даны Чеджемовой, 1997 (N 8) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 8. Дана Чеджемова, 18.07.1997, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 9. Альбина Сакиева, 26.01.1968, г. Беслан Мать заложника Рустама Кабалоева, 1993 (N 10) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 10 10. Рустам Кабалоев, 20.06.1993, г. Беслан Заложник (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 11. Лалита Уртаева, 29.06.1979, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложника Таймураза Уртаева, 1996 (N 12) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 12. Таймураз Уртаев, 28.09.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 13. Амест Сарибекян, 18.08.1965, г. Беслан Мать заложников: Сирануш, 1987 (N 14) (телесные повреждения средней тяжести), Мариам, 1991 (N 15) (тяжкие телесные повреждения), Ованнеса Симонянов, 1993 (N 16) (легкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 14-16 14. Сирануш Симонян, 16.04.1987, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 15. Мариам Симонян, 6.01.1991, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 16. Ованнес Симонян, 3.09.1993, г. Беслан Заложник (легкие телесные повреждения) Приемлема 17. Зарина Пухаева, 5.04.1979, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложника Геннадия Пухаева, 1997 (N 18) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 18. Геннадий Пухаев, 25.03.1997, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 19. Ольга Кубатаева, 8.12.1967, г. Беслан Мать заложника Владимира Кубатаева, 1989 (N 20) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 20 20. Владимир Кубатаев, 27.04.1989, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) - * (* В тексте оригинала отсутствует указание на приемлемость/неприемлемость жалобы (примеч. редактора).) 21. Елена Цаллагова, 2.12.1968, г. Беслан Мать заложника Давида Цаллагова, 1993 (N 22) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 22 22. Давид Цаллагов, 19.09.1993, г. Беслан Заложник - 23. Серафима Басиева, 3.01.1960, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложника Азамата, 1989 (N 24) (телесные повреждения средней тяжести), и Ацамаза Бекоевых, 1993 (N 25) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 24. Азамат Бекоев, 8.12.1989, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 25. Ацамаз Бекоев, 17.05.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 26. Тамара Габисова, 7.05.1963, г. Беслан Мать заложника Арсена Габисова, 1995 (N 27) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 27 27. Арсен Габисов, 28.07.1995, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 28. Лариса Дзампаева, 30.09.1959, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложницы Дзерассы Габисовой, 1995 (N 29) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 29. Дзерасса Габисова, 31.10.1995, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 30. Мадина Токаева, 21.10.1988, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 31. Дания Бедоева, 14.12.1958, г. Беслан Мать заложника Давида Бедоева, 1992 (N 32) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представитель заявителя N 32 32. Давид Бедоев, 17.10.1992, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 33. Ирина Парсиева, 21.11.1963, г. Беслан Мать заложницы Анжелики Парисоевой, 1990 (N 34) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявительницы N 34 34. Анжелика Парсиева 30.07.1990, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 35. Раиса Тотиева, 1.08.1960, г. Беслан Мать Ларисы, 1990 (погибла), Любови, 1992 (погибла), Альбины, 1993 (погибла), и Бориса Тотиевых, 1996 (погиб) Приемлема 36. Руслан Хуадонов, 15.03.1986, г. Беслан Брат Регины Хуадоновой, 1989 (погибла) Приемлема 37. Залина Бигаева, 25.12.1974, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести), мать заложниц Мадины, 1996 (N 38) (телесные повреждения средней тяжести), и Алины Бигаевых, 1998 (N 39) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 38. Мадина Бигаева, 7.08.1996, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 39. Алина Бигаева, 9.01.1998, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 40. Залина Багаева, 5.03.1961, г. Беслан Мать заложниц Мадины, 1992 (N 41) (телесные повреждения средней тяжести), и Марины Азимовых, 1991 (N 42) Неприемлема ratione personae, представитель заявительниц NN 41 и 42 41. Мадина Азимова, 25.12.1992, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 42. Марина Азимова, 3.04.1991, г. Беслан Заложница Приемлема 43. Тамаз Хугаев, 7.10.1958, г. Беслан Отец заложников Цезаря, 1991 (N 44) (телесные повреждения средней тяжести), и Альбины Хугаевых, 1992 (N 45) (тяжкие телесные повреждения) Неприемлема ratione personae, представитель заявителей NN 44 и 45 44. Цезарь Хугаев, 21.09.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 45. Альбина Хугаева, 29.11.1992, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 46. Анжела Ханикаева, 26.11.1968, г. Беслан Мать заложника Борислава Хадикова, 1993 (N 47) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представительница заявителя N 47 47. Борислав Хадиков, 19.06.1993, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 48. Фатима Кусова, 16.09.1959, г. Беслан Мать заложника Георгия Ильина, 1996 (N 49) (телесные повреждения средней тяжести) Неприемлема ratione personae, представительница заявителя N 49 49. Георгий Ильин, 29.11.1996, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 50. Зарета Каргиева, 20.03.1941, г. Беслан Свекровь Мадины, 1972 (погибла), бабушка Руслана, 1993 (погиб), и заложницы Илоны Хугаевых (тяжкие телесные повреждения), 1996 (N 58) Приемлема 51. Игорь Каргиев, 25.05.1965, г. Беслан Муж Мадины, 1972 (погибла), и отец Руслана, 1993 (погиб), и заложницы Илоны Хугаевых, 1996 (N 58) (тяжкие телесные повреждения) Приемлема 52. Светлана Дзодзиева, 19.10.1969, г. Беслан Заложница, мать заложника Георгия, 1991 (N 53) (телесные повреждения средней тяжести), и Зарины Пелиевых, 1995 (N 54) (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 53. Георгий Пелиев, 30.07.1991, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 54. Зарина Пелиева, 21.04.1995, г. Беслан Заложница (телесные повреждения средней тяжести) Приемлема 55. Лариса Сабанова, 1.03.1952, г. Беслан Дочь Таркана Сабанова, 1915 (погиб) Приемлема 56. Фатима Сабанова, 28.03.1948, г. Беслан Дочь Таркана Сабанова, 1915 (погиб) Приемлема 57. Владимир Дауров, 13.03.1969, г. Беслан Заложник (телесные повреждения средней тяжести), отец Давида Даурова, 1994 (погиб) Приемлема 58. Илона Каргиева, 18.06.1996, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема/заявительница добавлена в список 59. Зарина Цирихова, 1990, г. Беслан Заложница (тяжкие телесные повреждения) Приемлема/заявительница добавлена в список

Приложенные файлы

  • rtf 9608463
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий