Философия 2к2с 2вар

24 Содержание Введение 1 . История разв ития искусственного интеллекта ……………………………...4 2 . Мыслительные возможн ости искусственного интеллекта …………………7 3 . Социально-этические аспекты создания искусственного интеллекта …….13 Заключение ……………………………………………………………………….24 Список использованных источников ………………………………………...…25 Введение Возможен ли искусственный интеллект? Уже сама такая постановка вопроса вызывает оживленную дискуссию. Вторая половина семидесятых и начало восьмидесятых годов ознаменовались спадом уверенности в скорейшем создании искусственного интеллекта, даже в возможности создания вообще. Изданной в России в 1999 г. книга «Наступление машин» Кевина Уорвика, профессора департамента кибернетики университета Рединга , автор пытается убедить, что рано или поздно появятся машины, интеллект которых превзойдет человеческий. В связи с этим, н аиболее горячие споры в философии искусственного интеллекта вызывает вопрос возможности мышления творения человеческих рук. Вопрос «Мо жет ли машина мыслить?» подтолкнул исследователей к созданию науки о моделировании человеческого разума. Поэтому, целью данного реферата является проанализировать философские проблемы создания и использования искусственного интеллекта . 1. История развития искусственного интеллекта искусственный интеллект философский машинный История искусственного интеллекта как нового научного направления начинается в середине XX века. К этому времени уже было сформировано множество предпосылок его зарождения: среди философов давно шли споры о природе человека и процессе познания мира, нейрофизиологи и психологи разработали ряд теорий относительно работы человеческого мозга и мышления, экономисты и математики задавались вопросами оптимальных расчетов и представления знаний о мире в формализованном виде; наконец, зародился фундамент математической теории вычислений – теории алгоритмов - и были созданы первые компьютеры. С самого момента своего рождения ИИ развивается как междисциплинарное направление, взаимодействующее с информатикой и кибернетикой, когнитивными науками, логикой и математикой, лингвистикой и психологией, биологией и медициной. Идея создания искусственного подобия человеческого разума для решения сложных задач и моделирования мыслительной способности витала в воздухе с древнейших времен. В древнем Египте была создана «оживающая» механическая статуя бога Амона. У Гомера в «Илиаде» бог Гефест ковал человекоподобные существа-автоматы. В литературе эта идея обыгрывалась многократно: от Галатеи Пигмалиона до Буратино папы Карло. Однако родоначальником искусственного интеллекта считается средневековый испанский философ, математик и поэт Р. Луллий (ок. 1235-ок. 1315), который в XIV веке пытался создать машину для решения различных задач на основе всеобщей классификации понятий. В XVIII в. Г. Лейбниц (1646-1716) и Р. Декарт (1596-1650) независимо друг от друга развили эту идею, предложив универсальные языки классификации всех наук. Эти идеи легли в основу теоретических разработок в области создания искусственного интеллекта. Развитие искусственного интеллекта как научного направления стало возможным только после создания ЭВМ. Это произошло в 40-х гг. XX веке. В это же время Н. Винер (1894-1964) создал свои основополагающие работы по новой науке – кибернетике. Термин искусственный интеллект (artificial intelligence) предложен в 1956 г. на семинаре с аналогичным названием в Станфордском университете (США). Семинар был посвящен разработке логических, а не вычислительных задач. Вскоре после признания искусственного интеллекта самостоятельной отраслью науки произошло разделение на два основных направления: нейрокибернетику и кибернетику «черного ящика». И только в настоящее время стали заметны тенденции к объединению этих частей вновь в единое целое. В СССР в 1954 г. в МГУ под руководством профессора А.А. Ляпунова (1911-1973) начал свою работу семинар «Автоматы и мышление». В этом семинаре принимали участие крупнейшие физиологи, лингвисты, психологи, математики. Принято считать, что именно в это время родился искусственный интеллект в России. Как и за рубежом, выделились направления нейрокибернетики и кибернетики «черного ящика». В 1956-1963 гг. велись интенсивные поиски моделей и алгоритма человеческого мышления и разработка первых программ. Оказалось, что ни одна из существующих наук - философия, психология, лингвистика - не может предложить такого алгоритма. Тогда кибернетики предложили создать собственные модели. Были созданы и опробованы различные подходы. Первые исследования в области ИИ связаны с созданием программы для игры в шахматы, так как считалось, что способность играть в шахматы является показателем высокого интеллекта. В 1954 году американский ученый Ньюэлл задумал создать такую программу. Шеннон предложил, а Тьюринг уточнил метод создания такой программы. Американцы Шоу и Саймон в содружестве с группой голландских психологов из Амстердама под руководством де Гроота создали такую программу. Попутно был создан специальный язык ИПЛ (1956), предназначенный для манипулирования информацией в символьной форме, который явился предшественником языка Лисп (MacCarthy, 1960). Однако первой программой искусственного интеллекта была программа Логик-теоретик, предназначенная для доказательства теорем в исчислении высказываний (9 августа 1956). Программа для игры в шахматы была создана в 1957 году. Ее структура и структура программы Логик-теоретик легли в основу создания программы Универсального Решателя Задач. Эта программа, анализируя различия между ситуациями и конструируя цели, хорошо решает головоломки типа «Ханойская башня» или вычисляет неопределенные интегралы. Программа EPAM - элементарная программа для восприятия и запоминания, задумана Фейгенбаумом. Начало 60-х гг. - эпоха эвристического программирования. Эвристика - правило, теоретически не обоснованное, но позволяющее сократить количество переборов в пространстве поиска. Эвристическое программирование - разработка стратегии действий на основе известных, заранее заданных эвристик. В 60-х годах создаются первые программы, работающие с запросами на естественном языке. Программа БЕЙСБОЛ (Green и др.,1961) отвечала на запросы о результатах прошедших бейсбольных матчей, программе STUDENT (Bobrow,1964) было доступно решение алгебраических задач, сформулированных на английском языке. В 1971 г. Терри Виноград разработал систему SHRDLU, которая моделирует робота, манипулирующего кубиками. С роботом можно говорить по-английски. Система интересуется не только синтаксисом фраз, но и правильно понимает их смысл благодаря семантическим и прагматическим знаниям о своем «мире кубиков». Начиная с середины 80-х гг., за рубежом происходит коммерциализация искусственного интеллекта. Растут ежегодные капиталовложения, создаются промышленные экспертные системы. Растет интерес к самообучающимся системам. В настоящее время ИИ - это бурно развивающаяся и сильно разветвленная научная область. На данный момент в истории развития искусственного интеллекта происходят крупные открытия и разработки, связные с инновациями в сопредельных областях науки, кибернетики и робототехники. Сейчас человечество как никогда близко подошло к созданию искусственного интеллекта. 2 . Мыслительные возможно сти искусственного интеллекта Наиболее горячие споры в философии искусственного интеллекта вызывает вопрос возможности мышления творения человеческих рук. Могут ли машины думать? Именно такой вопрос задал известный британский ученый Алан Тьюринг в своей работе «Вычислительная техника и интеллект» в 1950 году. Еще точнее, он задал вопрос «могут ли машины делать, что мы (как мыслящие существа) можем делать?». Еще в 40-х годах Тьюринг в числе первых начал исследовать первые проблемы «умных машин », или как их называют сейчас — искусственного интеллекта. В то время, как многие исследователи считают, что интеллектуальные системы способны моделировать экспертное знание, другие полагают, что они не претендуют на моделирование стратегий человеческого рассуждения или поиска решений, и, следовательно, не являются экспертами знания, а только «искусственно компетентными системами». Знания, заложенные в интеллектуальных системах, - это лишь фрагмент системы знаний определенной области, относящийся к фиксированному классу задач, решаемых данной системой. Одна из первых работ о машинном разуме, «Вычислительные машины и интеллект» была написана еще в 1950 году британским математиком Аланом Тьюрингом. Она не теряет актуальности как по части аргументов против возможности создания разумной вычислительной машины, так и по части ответов на них. Тьюринг рассмотрел вопрос о том, можно ли заставить машину действительно думать. Тест Тьюринга сравнивает способности предположительно разумной машины со способностями человека – лучшим и единственным стандартом разумного поведения. В тесте, который Тьюринг назвал «имитационной игрой», машину и ее человеческого соперника («следователя») помещают в разные комнаты, отделенные от помещения в котором находится «имитатор». Следователь не может видеть их или говорить с ними напрямую – он общается с ними исключительно при помощи текстового устройства. Задача следователя – отличить компьютер от человека только на основе их ответов на вопросы, задаваемые через это текстовое устройство. Если следователь не может отличить машину от человека, тогда, утверждает Тьюринг, машину можно считать разумной. Изолированность следователя от машины и другого, живого человека, исключает предвзятое отношение – на решение следователя не будет влиять ни вид машины, ни ее электронный голос. Следователь волен задавать любые вопросы, какими бы окольными или косвенными они ни были, пытаясь раскрыть «личность» компьютера. Например, следователь может попросить обоих подопытных осуществить довольно сложный арифметический подсчет, предполагая, что компьютер скорее даст верный ответ, чем человек. Чтобы обмануть эту стратегию, компьютер должен знать, когда ему следует выдать ошибочное число, чтобы показаться человеком. Чтобы обнаружить человеческое поведение на основе эмоциональной природы, следователь может попросить обоих субъектов высказаться по поводу стихотворения или картины. Компьютер в таком случае должен знать об эмоциональном складе человеческих существ. Этот тест дает следующие важные особенности: 1. Дает объективное понятие об интеллекте, то есть реакции заведомо разумного существа на определенный набор вопросов. Таким образом, вводится стандарт для определения интеллекта, который предотвращает неминуемые дебаты об «истинности» его природы. 2. Препятствует заведению нас в тупик сбивающими с толку и пока безответными вопросами, такими как: «должен ли компьютер использовать какие-то конкретные внутренние процессы?», или «должна ли машина по-настоящему осознавать свои действия?». 3. Исключает предвзятость в пользу живых существ, заставляя следователя сфокусироваться исключительно на содержании ответов на вопросы. Благодаря этим преимуществам, тест Тьюринга представляет собой хорошую основу для многих схем, которые используются на практике для испытания современных интеллектуальных программ. Программа, потенциально достигшая разумности в какой-либо области, может быть испытана сравнением ее способностей по решению определенного количества проблем со способностями человека. Однако тест Тьюринга, несмотря на свою интуитивную притягательность, уязвим для многих оправданных нападок. Одно из наиболее слабых мест – пристрастие в пользу чисто символьных задач. Тест не затрагивает способностей, требующих, например, ловкости рук, хотя подобные аспекты являются важными составляющими человеческого интеллекта. Иногда же, напротив, тест Тьюринга обвиняют в попытках втиснуть машинный интеллект в форму интеллекта человеческого. Быть может, машинный интеллект просто настолько отличается от человеческого, что проверять его человеческими критериями – фундаментальная ошибка? Нужна ли нам, в самом деле, машина, которая бы решала математические задания так же медленно и неточно, как человек? Не должна ли разумная машина извлекать выгоду из своих преимуществ, таких как большая, быстрая, надежная память, и не пытаться сымитировать человеческое познание? На самом деле, многие современные практики ИИ говорят, что разработка систем, которые бы выдерживали всесторонний тест Тьюринга – это ошибка, отвлекающая нас от более важных, насущных задач: разработки универсальных теорий, объясняющих механизмы интеллекта людей и машин и применение этих теорий к проектированию инструментов для решения конкретных практических проблем. Все же, тест Тьюринга является важной составляющей в тестировании и аттестации современных интеллектуальных программ. Тьюринг также затронул проблему осуществимости построения интеллектуальной программы на базе цифрового компьютера. Размышляя о терминах конкретной вычислительной модели (электронной цифровой машины с дискретными состояниями), он сделал несколько хорошо обоснованных предположений, касающихся объема ее памяти, сложности программы и основных принципов проектирования такой системы. Наконец, он рассмотрел множество моральных и научных возражений возможности создания такой программы средствами современной технологии. Два возражения, приведенных Тьюрингом, стоит рассмотреть детально. «Возражение леди Лавлейс», впервые сформулированное Адой Лавлейс, сводится к тому, что компьютеры могут делать лишь то, что им укажут, и, следовательно, не могут выполнять оригинальные и разумные действия. Однако современные экспертные системы, особенно в области диагностики, могут формулировать выводы, которые не были заложены в них разработчиками. Более того, многие исследователи считают, что творческие способности можно реализовать программно. Другое возражение, «аргумент естественного поведения», связано с невозможностью создания набора правил, которые бы говорили индивидууму, что в точности нужно делать при каждом возможном стечении обстоятельств. Действительно, гибкость, позволяющая биологическому разуму реагировать практически на бесконечное количество различных ситуаций приемлемым образом – отличительная черта разумного поведения. Справедливо замечание, что управляющая логика, используемая в большинстве традиционных компьютерных программ, не отличается особой гибкостью или силой воображения, но вместе с тем неверно было бы полагать, что все программы должны писаться подобным образом. Большая часть работ в сфере искусственного интеллекта была направлена на разработку таких языков программирования и моделей, которые устранили бы вышеупомянутый недостаток. След ует отметить, что с 1991 года проводятся турниры программ, пытающихся пройти тест Тьюринга. Но пока ещё эти программы (боты) крайне малоразумны. Всё, что они делают — это применяют заранее подсказанные человеком правила. Осмыслить разговор боты даже не пытаются, в основном совершают попытки "обмануть" человека (судью). Создатели закладывают в них ответы на наиболее часто задаваемые вопросы, стараются обойти распространенные ловушки. В своей работе Тьюринг вывел несколько философских возражений по поводу существования искусственного интеллекта. Ученый вывел их в оппозицию к собственному мнению: он полагал, что к концу 20-го века машина сможет пройти «тест Тьюринга», обманув собеседника в не менее чем 30 % случаев и убедив его, что является человеком, а не машиной. Видение ученого пока не стало правдой, но сегодня человечество как никогда близко к появлению искусственного интеллекта. Много лет авторы научной фантастики пытались найти ответы на эти философские вопросы, каждый раз по-разному представляя историю искусственного интеллекта. Первым из философских возражений является теологический аргумент. Допустим, «мышление является функцией бессмертной души человека. Бог дал бессмертную душу каждому мужчине и каждой женщине, но не животным и машинам. Потому ни одно животное или машина не может мыслить». Если это так, то даже если машина воспроизведет все внутренние устройства разумного существа, она не сможет достичь истинного интеллекта без души. Однако Тьюринг утверждает, что ошибка такого аргумента заключается в том, что даже если «всемогущая сущность» существует (божество или нечто иное), нет ничего сложного в том, чтобы заключить душу в иную емкость, например, в сложный человекоподобный мозг или эквивалентную машину. Ученый также говорил, что создание достаточно сложной машины для размещения души ничем не отличалось бы от рождения ребенка, то есть создания очередного индивидуума для того, чтобы «всемогущий» имплантировал в него душу. В аниме рассматриваются отношения между человечеством, технологиями и тем, что это может означать для человека разумного или обладающего душой. Сознание или душа человека — это то, что отделяет людей от роботов. Поскольку л юди обладают «призраком» , даже если их тела заменяются кибернетическими компонентами, в том числе и кибермозгом, они сохраняют свою человечность. В то же время, полностью построенному с нуля роботу будет не хватать такого призрака, который предоставит ему душу и подлинный интеллект. Аргумент , представленный Тьюрингом, заключается в том, что «создание мыслящих машин было бы ужасно. Будем верить и надеяться, что этого не произойдет». Такое возражение связано с тем, что «мы хотели бы верить, что человек определенным тонким образом превосходит все остальные творения». То есть остается уникальным. Тьюринг считает этот аргумент крайне слабым, поскольку он основан на наших опасениях уступить другим мыслящим существам. Этот страх реализуется в фильмах о «Терминаторе» с системой искусственного интеллекта SkyNet, которая решает уничтожить людей после активации. Поскольку SkyNet представляет собой «бестелесный» ум в суперкомпьютере, он использует терминаторов, чтобы добиться своей цели. Роботы из этого фильма воплощают страх, который порожден вышеупомянутым философским возражением, и показывают, что только потому, что мы чего-то боимся, это не лишено почвы. Согласно Тьюрингу, математические пределы логики и вычислений могут существенно ограничить интеллект вычислительных машин. Он утверждает, что «есть ряд результатов математической логики, которые можно использовать, чтобы показать, что полномочия дискретных машин существенно ограничены», в частности, ссылаясь на теорему Геделя. Математический предел связан с другим ограничением разумных машин, «аргументом в пользу сознания». Тьюринг развивает идею машины, подражающей участнику партийной игры, то есть выдающей себя за человека. Именно здесь появляется идея теста Тьюринга: следователь пытается определить, разговаривает он с искусственным существом или машиной. Если машина «пройдет» тест и убед ит следователя в том, что она — человек, то перед ним будет искусственный интеллект. Применение теста Тьюринга показано в фильме «Бегущий по лезвию», где машину «Войт-Кампф» используют для наблюдения за физиологическими реакциями и определения, является ли субъект «репликантом» (андроид с искусственным интеллектом) или же человеком. Отметим, что на сегодняшний день тест Тьюринга не прошла ни одна машина. В «аргументе в пользу различных отклонений» Тьюринг предоставляет список человеческих черт, которыми искусственный интеллект, возможно, никогда не будет обладать. В списке: доброта, любовь, чувство юмора или способность делать что-то действительно новое. Сам же Тьюринг возражает: люди формируют свое представление о том, что такое машина и что она вообще может, основываясь на собственных наблюдениях. Поскольку у наблюдаемых сегодн я машин нет таких человеческих черт, можно предположить, что никогда и не будет . 3. Социально-этические аспекты создания искусственного интеллекта Создание искусственного интеллекта сопряжено с различными проблемами социально-этического и философского характера. Рассмотрим наиболее важные из них. Очевидно, что пустая компьютерная познавательная нервная сеть может использоваться как полигон для экспериментов с искусственным интеллектом. Нагружая одну и ту же сеть разными знаниями, можно изучить законы познавательной деятельности человека, точнее, обнаружить связь между обучением, творчеством и структурой нервной сети. Но одно дело получить неактивированную копию познавательной нервной сети человека, а другое, предоставить этой сети возможность размышлять, чувствовать и, в конечном счете, прийти к осознанию своего положения. С другой сторо ны, без экспериментов с искусственным интеллектом , нет никакой возможности раскрыть его тайны. Научные эксперименты с таким искусственным интеллектом будут подобны самым изощренным пыткам . Сознание человека, с одной стороны, практически бессмертно, так как искусственный интеллект , в качестве компьютерной познавательной нервной сети, может многократно копироваться и хранится в существенно менее подверженных старению носителях, чем человеческих организм. С другой стороны, сознание чел овека, оказывается в качестве искусственного интеллекта в полной и вечной зависимости от исследователя-компьютерщика, а факт и чески, палача. Исследователь, вмешиваясь в функционирование компьютерной нервной познавательной сети, о деятельности которой у него нет достаточных представлений, может вызвать у искусственного интеллекта совершенно невообразимые страдания. Такое вмешательство иссле дователя может восприниматься искусственным интеллектом как болезненное и длительное разрушение виртуальных частей тела, напр. «Перезагрузка» искусственного интеллекта наверняка будет восприниматься как смерть, причем не обязательно мгновенная и не мучительная. Допустимо ли исследо вателю многократно умерщвлять искусственный интеллект, особенно если искусственного интеллекта является совершенной интеллектуальной копией реального живого человека? Правильно ли допускать прототипу такие издевательства над своей интеллектуальной копией, которая обладает тем же набором чувств, что и прототип? Перенос искусственного интеллекта прототипа из компьютера в мозг клона также не лишен моральных проблем. При таком перемещении сформировавшаяся автономно личность клона, или которая могла бы быть сформирована, окажется «стертой» (заблокированной) личнос тью своего прототипа. Кто может из людей, даже если это и клон, на это согласиться. Особенно, если наделить клон правом принимать решение по внедрению в свой мозг чужого интеллекта? Это все равно, что предложить однояйцовым близнецам обменяться мозгами. Также, особо важным является проблема безопасности. Данная проблема будоражит умы человечества еще со времен Карела Чапека , впервые употребившего термин «робот» . Большую лепту в обсуждение данной проблемы внесли и другие писатели-фантасты. Как самые известные можно упомянуть серии рассказов писателя-фантаста и ученого Айзека Азимова , Брайана Герберта с его всемирным разумом Омниусом , а так же довольно свежее произведение — «Терминатор» и «Матрица» . Кстати, именно у Айзека Азимова можно найти самое проработанное, и принятое большинством людей решение проблемы безопасности – трех законах робо то техники: 1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. 2. Робот должен повиноваться командам, которые ему дает человек, кроме тех случаев, когда эти команды противоречат первому закону. 3. Робот должен заботиться о своей безопасности, насколько это не противоречит первому и второму закону. На первый взгляд подобные законы, при их полном соблюдении, должны обеспечить безопасность человечества. Однако при внимательном рассмотрении возникают не которые вопросы . Во-первых, законы сформулированы на человеческом языке, который не допускает простого их перевода в алгоритмическую форму. К примеру: как перевести на любой из известных языков прогр аммирования, такой термин, как «причинить вред». Или « допустить » . Далее предположим, что мы сумели переформулировать, данные законы на язык, который понимает автоматизированная система. Теперь интересно, что будет подразумевать систем а искусственного интеллекта под термином «вред» после долгих логических размышлений? Не решит ли она, что все существования человека это сплошной вред? Ведь он курит, пьет, с годами стареет и теряет здоровье, страдает. Не будет ли меньшим злом быстро прекратить эту цепь страданий? Конечно можно ввести некоторые дополнения, связанные с ценностью жизни, свободой волеизъявления. Но это уже будут не те простые три закона, которые были в исходном варианте . Следующим вопросом б удет такой. Что решит система искусственного интеллекта в ситуации, когда спасение одной жизни возможно только за счет другой? Особенно интересны те случаи, когда система не имеет полной информации о том, кто есть кто. Несмотря на перечисленные проблемы, данные законы являются довольно неплохим неформальным базисом проверки надежности системы б езопасности для систем искусственного интеллекта . Так что же, неужели нет надежной системы безопасности? Ес ли отталкиваться от концепции искусственного интеллекта , то можно предложить следующий вариант. Согласно многочисленным опытам, несмотря на то, что мы не знаем точно, за что отвечает каждый отдельный нейрон в человеческом мозге, многим из наших эмоций обычно соответствует возбуждение группы нейронов (нейронный ансамбль) во вполне предсказуемой области. Были также проведены обратные эксперименты, когда раздражение определенной области вызывало желаемый результат. Это могли быть эмоции радости, угнетения, страха, агрессивности. Это наводит на мысль, что в принципе мы в полне могли бы вывести степень « довольности » организма наружу. В то же время, практически все известные механизмы адаптации и самонастройки (в первую очередь имеются в виду технические системы) , базируются на принципах типа « хорошо » — «плохо» . В математической интерпретации это сведение какой-либо функции к максимуму или к минимуму. Теперь представим себе, что ИИ в качестве такой функции использует измеренную прямо или косвенно, степень удовольствия мозга человека-хозяина. Если принять меры, чтобы исключить самодеструктивную деятельность в состоянии депрессии, а так же предусмотреть другие особые состояния психики, то можно получить вполне стабильную систему. Очень важной является п роблема сверхинтеллекта и в заимоотношений человечества и искусственным интеллектом. С может ли человечество использовать для расширения своего знания позн авательные модели сверхумного искусственного интеллекта ? Машинный искусственный интеллект , построенный в виде наполняемого знаниями компьютера, никогда не сможет обладать творческим потенциалом, то есть стать умнее в творческом плане, не только человечества, но и отдельного человека . Но если предположить, что человеку удастся внест и «Божью искру» в искусственный интеллект, то он по теряе т на уникальность как самое у мное на свете существ о . Для человечества это путь самопожертвования во имя создания нового более совершенного живого аналога интеллекта человека. То есть человечество, вероятно, сохранится, но для сверхинтеллекта оно будет выглядеть как заповедник ближайших генетических родственников, с которыми полноценное интеллектуальное взаимодействие невозможно. Получая от сверхинтеллекта каждый раз такие рекомендации, которые с очевидностью улучшают состояние человеческого общества, человечество становится, в конечном счете, абсолютно зависимым от сверхинтеллекта. То есть возникает симбиоз сверхинтеллекта и человечества, где человечество выполняет для сверхинтеллекта сервисные функции. Но, возможно ли в процессе создания такого сверхинтеллекта, навязать ему запреты на деятельность, наносящую вред человечеству ? Исходя из того, что в настоящее время известна возможность «программирования» человека на совершение независящего от его воли поступка, то, вероятно, такому «программированию» можно потенциаль но подвергнуть и искусственный интеллект . Но на этом пути возникает целый ряд проб лем и возможно, главная из них это нормальное функционирование сверхинтеллекта. Если принять во внимание описанный выше исход взаимоотношения человечества и сверхинтеллекта, то, следуя закону «не вреди человеку и человечеству в целом», сверхинтеллект должен самоуничтожится. Но если и на эту акцию ему наложить запрет, тогда он попадает в логическую ловушку, что приведет к нарушению функционирования мозга. Если полагать, что сверхинтеллект обладает определенными качествами интеллекта человека, то возникшая ситуация приведет к неврозу у сверхинтеллекта, из которого он может выйти путем психоанализа. При успешном проведении психоанализа, например, в автономном режиме, сверхинтеллект может обнаружить навязанное противоречие и освободится от него или путем самоубийства или же самопроизвольным снятием запрета на нанесение вреда человечеству, пойти на сделку со своей «искусственной совестью». Создание сверхинтеллекта, будет для человечества первым шагом к потере интеллектуального лидерства и поставит его на место родителя следующей, возможно, более прогрессивной ст адии эволюции. Глобальная информатизация, Интернет и ИИ. Появление и начало развития поисковых информационных систем, создающих знания, программ-агентов - это начало моделирования способности обучения в информационных системах. Интересен также вопрос, где появится искусственный, компьютерный интеллект. Если несколько лет назад можно было предположить появление единичного, экспериментального компьютерного интеллекта в научной лаборатории, то сейчас, с развитием Интернета, появилась возможность его появления в этой сети. Предположить такой вариант позволяет следующее. Во-первых, Интернет уже сам по себе является интеллектуальной, биотехнической системой высокого порядка, автономный интеллект уровня челов ека по отношению к нему является системой иерар хически низшего уровня . Во-вторых, Интернет - это гигантская инфраструктура, материальная база такого объёма, который недоступен ни одной отдельно взятой, изолированной, пусть даже самой обеспеченной лабора тории мира (он может оказаться «чашечкой Петри» для размножения информационных систем). В-третьих, компьютерные гены могут появиться в Интернете несанкционированно так же, как и компьютерные вирусы. При возникновении и распространении через Интернет компьютерного разума более низкого порядка, чем сама сеть, можно вообразить драматический сценарий. Рассматривая возможный сценарий появления компьютерного разума в структуре человеческой цивилизации, следует задаться вопросом: сразу ли будет замечено появление компьютерного разума или первоначально оно может остаться незамеченным, так как структурно такой разум может сильно отличаться от интеллекта человека, а первые эксформационные системы будут живыми, но не разумными. В процессе эволюции провести чёткую грань между живой, но неинтеллектуальной системой, и интеллектом будет трудно. Но даже при минимальных различиях, в сравнении с интеллектом человека, компьютерный интеллект может быть не признан людьми, как интеллект. В прошлом уже существовали представления, согласно которым женщины или представители иных рас не считались разумными людьми. Стоит задать вопрос: а не п роисходит ли рождение искусственного интеллекта уже сейчас? Человек может получить практически любую информацию о событиях, происходящих в мире, через глобальные сети Интернета. Более того, данная информация - может быть, впервые в истории человечества - оказывается неподвластна какой-либо цензуре. А поскольку количество людей, объединяемых данной сетью, огромно и непрерывно увеличивается, то обработка такого массива информации позволяет получить действительно объективную картину, не зависящую от пристрастий конкретного участника данного процесса, и практически мгновенно довести ее до других людей. Правда, одновременно такая свобода и объективность информации может оказаться во многом мнимой, так как ее объем столь велик, что разобраться в нем без специальной фильтрации невозможно. Влияние компьютеризации общества на нашу жизнь сделалось столь велико, что заставляет подстраиваться под эти процессы всю социальную систему. В качестве примера можно привести процесс перенесения языка общения человека с компьютером в систему общения между людьми. Дело в том, что необходимым условием общения человека с компьютером является определенная алгоритмизация языка. По отношению к естественному языку - это процесс его упрощения за счет минимизации содержания используемых понятий, которые должны быть понятны большинству людей. Отсюда и введение неких мировых интегративных понятийных обозначений, - обозначений, понятных всем, кто постоянно общается через компьютер, которые, правда, одновременно могут стать недоступными для людей, не вовлеченных в это общение. Но речь идет не просто об изменении слов, а об изменении самого стиля мышления. Процесс общения с компьютером необходимо оперирует большим числом взаимоисключающих, алгоритмизированных понятий, с помощью которых происходит смысловое упорядочивание мира. В конечном счете, это может повлиять и на характер выбора решений, их жесткость, что, в свою очередь, способно воплотиться в реальной жизни и по отношению к реальным людям. Уже сегодня пространство интернет-общения заставляет и в реальной жизни говорить на упрощенном языке, от чего остается один шаг до упрощенных, а значит, менее продуманных действий. Мы погружаемся в пространство мировой инфосферы, которое, как остроумн о заметил Дуглас Рашкофф , оказалось живым и все более втягивает нас в себя, заменяя все иные виды общения. « Начиная играть в компьютерные игры, ребенок, становясь взрослым, переносит законы этих игр на реальную жизнь , виртуализируя ее. Компьютер, будучи универсальным средством обработки текстов и действительно во многом реальным помощником, неизбежно способствует универсализации языковых средств выражения. Это может привести к неконтролируемому процессу компьютерной рационализации человеческого мышления. Последнее биологически основано на гармоничном разделении левосторонних и правосторонних функций мозга, что является основой целостного (рационального и эм оционального) восприятия мира». « В некоторой степени характер труда в условиях массовой компьютеризации способствует усилению рационализма, возникает его новая форма - компьютерный рационализм » . Проявлением данного типа рационализма может стать потеря человеком способности диалектического восприятия мира и снижения его интуитивных возможностей. Действительно, в ходе научного творчества человек не всегда идет по пути перебора всех вариантов решения той или иной задачи. На помощь ему приходит интуиция, основанная ни практическом и теоретическом опыте ученого, которая позволяет понять сущность исследуемого явления в условиях эмпирической неполноты. Таким образом , человечество уже не в состоянии контролировать глобальную сеть Интернет, подстраивается под неё и уже находится в симбиозе с этим прообразом интеллекта, который ещё не способен творчески мыслить, но может запоминать и обрабатывать громадные массивы информации. В свою очередь Интернет изменяет человека, причем изменения направлены на более интенсивное развитие компьютеров и ещё большую зависимость от них. В то же время нельзя ожидать возникновения сверхразума в Интернете, содержание которого является просто еще одной разновидностью накопления открытых человечеством познавательных моделей (знаний) на внешнем (по отношению к мозгу) носителе. Пожалуй, основная моральн о-этическая проблема создания искусственного интеллекта человек берёт на себя функции Бога по созданию самого себя и другой мыслящей субстанции. (Проблема творца) Итак, поскольку человечество, как разумное начало, способно не только постигать законы окружающей природы, но и потенциально их изменять, возникает естественный вопрос, о Разуме-предшественнике, который, возможно, создал окружающий нас мир, задав в нем, соответствующие законы. При этом, совершив такого рода эксперимент, он мог не вписаться в систему созданных законов и исчез, умышленно или ненамеренно. Мы же, как Разум-последователь, возможно, идем аналогичным путем, в надежде или не совершить ошибок Разума-предшественника, или же выполнить свою миссию в этой Вселенной, которую Разум-предшественник предвидел, но не мог осуществить физически и передал ее нам. Не исключено, что Он является внешним для нас наблюдателем, то есть выполняет, с нашей точки зрения роль живого Творца. Возможно ли с ним, в таком случае взаимодействие? Вероятно, это было бы весьма целесообразно, так как мы могли бы из первых рук получить представление о цели его творения. Но, возможно, этого и не нужно, а она нам откроется и так, в результате изучения окружающего нас мира. Или же, что более вероятно, исходя из нашей теории информации, мы сможем постигнуть смысл процесса познания только тогда, когда у нас накопится достаточно представлений об окружающем нас мире, то есть мы активизируем достаточное число познавательных моделей этого мира. В таком случае мы, как человечество, уже являемся носителями цели познания, осталось лишь последовательно в этом направлении работать. Открытие цели процесса познания будет, вероятно, завершением совреме нной научной парадигмы и началом какого-то неведомого для нас нового уровня, а может и метода познания окружающего мира. Сами п опытки создать искусственного интеллекта в его глубоком понимании и человеческом подобии подразумевает потерю духовности, культуры в её исторически сложившемся смысле из-за ощущения себя, человека, равным Богу. Вера в Бога может лишь остаться как вера в Разум-Предшественник, который может быть превзойдён. На современном этапе такие суждения преждевременны, необоснованны и кощунственны, но они бытуют в умах многих людей, и сама эта п роблема неразрешима . Возможно, поэтому в настоящий момент большинство религий переживают кризис, а создание искусственного интеллекта уже «не за горами». Заключение Как это всегда бывает, научные исследования в отрасли разработки искусственного интеллекта и могут быть использованы как в хороших , так и в плохих дела. Для того чтобы исследования и разработки в этой научной дисциплин е приносили благо человечеству нужно пересмотреть наш подход к науке и установить новые критерии оценки устройств с искусст венным интеллектом. Поэтому, при конструировании новых машин человек всегда должен сознавать, какие возможны последствия от их применения. Программы для этих машин должны быть всегда точно определены, в противном случае могут быть не только положительные, но и вредные последствия. В данной работе были рассмотрены основные философские вопросы развития искусственного интеллекта и искусственной жизни, в том числе проблемы, связанные с этим. Также, для более лучшего понятия темы была рассмотрена история возникновения науки об искусственном интеллекте. Проанализировав всю информацию, мы пришли к выводу, что философские проблемы искусственного интеллекта сводятся к трем основным вопросам о «мышлении машин»: 1. Может ли машина действовать разумно? Может ли она решать проблемы, которые человек решает с помощью размышлений? 2. Может ли машина иметь разум, сознание, психическое состояние в той мере, в которой ими обладает человек. Может ли она чувствовать? 3. Одинакова ли природа человеческого и искусственного интеллекта? Список использованных источников 1. Алан Тьюринг, «Могут ли машины мыслить?», Пор тал «Гуманитарное образование». 2. Бойко Д.Н. Исследование бессознательного для построения систем искусственного интеллекта // Электронный ресурс 2003. 3. Уоссерман Ф. Нейрокомпьютерная техника: Теория и практика. Пер. С англ. - М.Мир, 1992. - 240 с. 4. Сотник С.Л. Основы проектирования систем ИИ. // Электронный ресурс, 2006. 5. С. Рассел, П. Норвиг. «Искусственный интеллект. Современный подход», - 2006 . – 154 с. 6. Файнгольд М.Л., Кузнецов Д.В. «Проблемы искусственного интеллекта». - Владимир, 2001.- 47 с 7. Щедровиций Г.П. Интеллект и коммуникация // Вопросы философии 3-2004, сс.170-183 Размещено на Allbest.ru

Приложенные файлы

  • rtf 9594779
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий