конспект лекций_философские проблемы научного познания_Рудько

Конспект лекций
по курсу
«Философские проблемы научного познания»


Тема 1. Сущность и природа познания. Познавательные способности человека.

Сущность и природа познания

Эпистемология – это учение о научном знании.
Проблема сознания в философии:
 Гносеологическое понимание сознания.
Выяснение характера соотношения сознания со своей противоположностью – материей и есть гносеологический аспект сущности сознания. В этом аспекте сознание – это субъективный идеальный образ объективной действительности; присущая человеку способность целенаправленно и обобщенно воспроизводить действительность в идеальной форме. Это означает, что в гносеологическом смысле материя и сознание противостоят друг другу.
 Онтологическое понимание сознания.
Сознание есть свойство особым образом организованной материи, возникшее в результате развития свойства отражения, как высшая его форма. И в этом смысле сознание материально.
Условия появления сознания:
1. Сознание есть продукт общественного развития, ибо только в контакте с другими людьми, носителями культуры данного общества человек становится обладателем сознания.
2. Наличие у человека членораздельной речи является важнейшим условием возникновения сознания.
3. Формирование сознания было бы невозможным без перехода человека от приспособления к трудовой деятельности, т.к. только в ней человек переходит на высший уровень отражения и общается при помощи речи.
Структура сознания:
Духовный мир человека (сознание в широком смысле) включает в себя надсознание, сознание и бессознательное.
Сознание с точки зрения «устройства» внутреннего духовного мира человека обладает целым рядом основополагающих отличительных качеств.
Сознание (в узком смысле) есть особая, свойственная только общественному человеку и контролируемая им область субъективной действительности, существующая в виде идеальных образов, содержание которых составляет знания, воля, эмоции, нормы ценности и проекты.
Интеллект является носителем, формой существования сознания.
Знание – это совокупность сведений, результат процесса познания. Оно является главной формой существования сознания. Знание в единстве с верой приводит к убежденности. Вера – это способность человеческого сознания признавать истинность чего-либо, не смотря на отсутствие знаний и доказательств.
Тертуллиан – автор изречения «Достоверно, ибо нелепо» (в искаженной передачи «Верую, ибо абсурдно»: «... И умер сын Божий – это совершенно достоверно, ибо нелепо; и, погребенный, воскрес – это несомненно, ибо невозможно» (Тертуллиан. О плоти Христа)).
На счет одного из важнейших вопросов схоластики – об отношении веры и разума – Петр Домиани утверждал, что разум ничтожен перед верой и сформулировал тезис «философия – служанка богословия».
Для воззрений Пьера Абеляра характерен рационализм – предварительным условием веры у него выступает разум («понимаю, чтобы верить»). Он считал, что вера, не выдержавшая проверки разумом, недостойна свободного человека, церковное предание и догматы также должны быть удостоверены разумом, лишь Священное писание и церковные таинства не нуждаются в этом.
Ансельм Кентерберийский говорил: «Не силюсь, Господи, проникнуть в глубины Твои, непосильные для моего уразумения; но желаю хоть отчасти разуметь истину твою, в которую верует и которую любит сердце мое. Не ищу разуметь, дабы уверовать, но верую, дабы уразуметь; ибо верую и в то, что если не уверую, не уразумею».
Л. Витгенштейн считал, что существование веры в познании не вызвано отсутствием или недостатком информации. Если знание получает свой статус в результате логического оформления, проверки его достоверности и лишь в таком качестве оно обретает когнитивную и социальную значимость, то вера укорена в практике, базируется на социокультурной, коммуникативной апробации, социальной санкции и общезначимости того, во что верят. И лишь затем может возникнуть необходимость рефлексии и критики веры.
Знание, основанное на здравом смысле и повседневном опыте людей является обыденным, а основанное на систематическом, целенаправленном, абстрактно-логическом поиске истины – теоретическим. Теоретическое знание бывает философским, научным, паранаучным.
Эмоции и чувства составляют обширную сферу сознания, связанную с непосредственным отношением человека с событиями в форме переживаний.
Свойствами сознания являются активность и избирательность.
Бессознательное – это область, в которой человек не даёт себе отчета о содержании и природе происходящих там психических процессов, не контролирует психические процессы и явления. Бессознательное включает в себя надсознание, подсознание и психическую составляющую инстинктивной деятельности человека.
Первым обосновал анализ сновидений, как способ проникновения в бессознательное, З. Фрейд.
Надсознание (творческая интуиция) – это некая составляющая духовного творчества, которая не контролируется сознанием и приводит к выдвижению новаций и гипотез.
Подсознание включает в себя психические процессы, которые когда-то осознавались, но доведённые до автоматизма, перестали нуждаться в контроле, продолжая функционировать, при этом, помогая человеку жить и трудиться без лишних психических перегрузок, конфликтов с другими людьми и самим собой.
Функции сознания:
1. Познавательная, дающая возможность человеку получать истинные знания о явлениях и процессах действительности.
2. Оценочная, позволяющая человеку на основе воспринятого и познанного выработать оценочное отношение к нему, а позже – ценности.
3. Нормативная, способствующая созданию определённых правил, норм поведения человека или группы людей.
4. Целеполагания, дающая возможность формировать цели теоретической и практической деятельности, а также способы их достижения.
5. Прогностическая, решающая задачу предвидения будущего объектов познания, а также результатов собственных поступков и деятельности вообще.
6. Коммуникативная, позволяющая людям общаться.
Самосознания. Сознание обладает способностью быть направленным на самого себя.
Самосознание есть осознание человеком самого себя – своих мыслей, чувств, мотивов, действий и т.д. Развитое самосознание является основой успешного самовоспитания, самосовершенствования личности, достижения намеченных человеком целей.
Интроспекция – это осуществление человеком анализа собственной деятельности и явлений сознания.
Теория познания.
Проблемой познания, его возможностей и закономерностей занимается теория познания или гносеология (от греч. gnosis – познание, и logos – учение), которая является одним из разделов философии.
Познание – это такое отношение человека к миру, в результате которого человек получает новое знание о нём. Это процесс получения знания.
Природа познания.
Возможность познания заключена в таком всеобщем свойстве материи, как свойство отражения. Сознание человека способно адекватно отражать объективный мир, выявлять его закономерности. В сознании познающего субъекта формируется образ изучаемого объекта. Его идеальный характер нельзя до конца понять, оставаясь в пределах рассмотрения только структуры внутримозговых, нейродинамических процессов. Общественная природа практической деятельности человека – вот тот специфический фактор, который вызывает к жизни идеальное, психическое высшего «постживотного» порядка. Учеными уже давно установлено, что чем выше существо поднялось по лестнице эволюции, тем меньше формы его жизнедеятельности заранее определяются строением нервных узлов, тем больше «степеней свободы» обретает организм в плане индивидуально-прижизненной приспособительной активности. И человек как высшая ступень этой эволюции может существовать благодаря использованию познания как социальной формы отражения; являющейся посредствующим звеном его общественной деятельности.
Процесс отражения:
1. Отражаемое первично, а его отражение, то есть образ – вторично. Отношение между объектом познания и образом представляет собой отношение между оригиналом и «виртуальной» копией. Наши знания являются как бы фотоснимком с действительности, но идеальным, лишенным всякой вещественности.
2. Сознание человека, отражая объективный мир, способно давать верные представления о нём.
3. Образ субъективен по форме, носителю, но объективен по содержанию. Субъективность образа обусловлена тем, что он является продуктом сложных физиологических и психических процессов, а объективность – содержанием познаваемого объекта. Следует, однако, иметь в виду, что в объективное содержание гносеологического образа могут проникать субъективные моменты (искания, додумывания, фантазии и т.д.), что может привести к субъективизму в познании.
4. Отражение – это не пассивное созерцание, а активный творческий процесс формирования знаний на основе практического взаимодействия субъекта познания и его объекта. Активность субъекта проявляется, во-первых, в постепенном проникновении в сущность познаваемого объекта и, во-вторых, в так называемом «опережающем отражении», то есть способности человека предвидеть результаты своей деятельности, «конструировать» в своём сознании образы предполагаемого результата деятельности.
Субъект и объект познания:
Субъект познания – это активно осуществляющий познавательную деятельность производитель знания. Субъектом познания является, прежде всего, личность. Именно она непосредственно наделена способностью познавать. Но субъектом познания может быть и коллектив, социальная группа, а также общество в целом.
Объект познания – это то, на что направлена познающая деятельность субъекта, фрагмент бытия, оказавшийся в поле зрения его познающей мысли. Объекты познания делятся на:
 первичные – фрагменты природной и социальной действительности;
 вторичные – различные проявления духовного мира людей;
 третичные – свой собственный духовный мир.
Проблема познаваемости мира.
В ответах философов на вопрос: познаваем ли мир? можно выделить две основные позиции. Одни из них (гносеологические оптимисты) признают принципиальную познаваемость мира, другие же сужают возможность познания или вообще её отрицают. В этом и состоит суть учения агностицизма (греч, а не, gnosis – познание), который может выступать в различных формах.
Одной из первых был скептицизм философов античного мира (Пирон, Энесидем и др.). Они утверждали, что все знания нужно подвергать сомнению. Такая позиция играла положительную роль в борьбе против различного рода догматов.
Крайняя форма скептицизма родилась в XVIII веке в рассуждениях английского философа Д. Юма, который вообще отрицал вопрос о существовании объективного мира, поскольку, по его мнению, сознание человека не может выйти за пределы субъективных ощущений, а, следовательно, не может и познать мир. Несколько смягченной является другая форма агностицизма – дуалистическая позиция И. Канта, согласно которой признавалось реальное существование мира вещей, но отрицалась возможность их всестороннего познания. Человек, по мнению И. Канта, может познать явления объективного мира лишь до определённых пределов; проникнуть же в их сущность («вещь в себе») ему не дано.
В современных условиях агностицизм чаще всего выступает в форме релятивизма и иррационализма. Если первый преувеличивает, абсолютизирует относительность наших знаний, объявляет любые научные теории условными и относительными, то второй принижает роль разума в науке, утверждает, что мир по своей природе иррационален, а потому и непознаваем.
Агностицизм в познании обусловлен причинами гносеологического и социального порядка.
К гносеологическим причинам относят:
 сложность и противоречивость любого объекта познания, неполное совпадение явления и сущности;
 определённую ограниченность и противоречивость самого процесса познания (ошибки чувственного восприятия, возможность заблуждений, неполнота знаний и т.д.);
 непонимание диалектики объективного мира и его познания, ошибочность методологических позиций (субъективизм, метафизичность).
Социальной причиной является позиция определённых социальных сил, заинтересованных в утрате широкими массами гносеологического оптимизма для их оглупления и выключения из социальной жизни.

Познавательные способности человека

Общие закономерности процесса познания:
1. Закономерность, показывающая основополагающие этапы познания: движение от живого созерцания к абстрактному (в данном смысле, рационально-отвлечённому) мышлению и от него к практике. «Живое созерцание» – это непосредственное активное взаимодействие субъекта с объектом познания, где преобладающую роль играет чувственное отражение действительности. «Абстрактное мышление» оперирует понятиями, суждениями и умозаключениями не выбрасывая полностью и форм чувственного познания. На этом этапе происходит постижение скрытой сущности объекта. Проверка результатов познания осуществляется на практике, которая, в конечном счете, подтверждает или опровергает правильность чувственного и логического отражения объекта.
2. Закономерность, показывающая универсальную направленность познания: движение от явления к сущности и обратно. Человек постоянно углубляется в объект, двигаясь от сущности как бы «первого порядка» к сущности «второго», «третьего» и т.д. порядка, вскрываются новые и новые внутренние и внешние связи и отношения.
3. Закономерность, показывающая универсальные способы познания: движение от непосредственного созерцания к рассудочному мышлению и от него к разуму. Непосредственное созерцание – это восприятие мира с помощью нерасчленённого единства чувств и мышления, при котором возникает поверхностное отражение явлений действительности без выяснения их внутренних взаимосвязей. Рассудок – это абстрактное и по форме (отвлечение мысли), и по содержанию (нецелостное) мышление, сводящее действительность либо к одной из формальных противоположностей, либо – к количественному описанию явлений и внешних связей между ними. Разум – это диалектический способ мышления, в процессе которого преодолевается поверхностность непосредственного созерцания и односторонность рассудка и создаётся синтетическая мысленно-конкретная картина целостного, но вместе с тем многообразного бытия.
4. Закономерность, характеризующую диалектику познания: движение через единство и борьбу двух сторон познания – отражение и понимание.
Понимание – особая сторона и элемент сознания (в широком смысле), функция и метод научного познания (в узком смысле), которая заключается в выявлении сущности предметов, их смысла и значения и в их интерпретации. Понимание представляет собой «раскодирование» научных и обыденных смыслов, оно непосредственно направлено не на сам объект знания, а на форму отражения объекта в знании.
Отражение невозможно без предварительного понимания, так как субъект налагает на действительность свой смысловой контекст, определённым образом понимает её, наполняет смыслом. Понимание превращается в процесс связывания идей, установление отношений между ними, приведения их к целостному, системному виду.
В состав понимания входят:
 Психофизиологическое восприятие физического знака (слова, цвета, пространственной формы).
 Узнавание его (как знакомого и незнакомого). Понимание его повторимого (общего) значения в языке.
 Понимание его значения в данном контексте (ближайшем и более далёком).
 Активно-диалогическое понимание (спор-согласие). Включение в диалогический контекст.
Если понимание господствует в науках об обществе, то объяснение – в науках о природе.
Объяснение понимают как совокупность приёмов, помогающих установить достоверность суждений относительно какого-либо неясного, запутанного дела или имеющих целью вызвать более ясное отчётливое представление о более или менее известном явлении. Это способность субъекта передать своё понимание объекта другим.
В любом объяснении должны содержаться две части, различающиеся по своим функциям:
эксплананд – то, что надлежит объяснить – языковое отображение объяснимого объекта; и
эксплананс – совокупность объясняющих положений. При этом следует подчеркнуть, что объясняемыми являются реальные объекты, а не положения о них, а объясняющими являются положения о реальных объектах, а не сами объекты.
Приемами объяснения могут быть сравнение, описание, аналогия, различие, указание на причины, составление простейшей модели и т.д.
Формы познания:
чувственная, рациональная, интуитивная.
Чувственное познание – это непосредственное взаимодействие субъекта и объекта, отражение предметов и процессов с помощью органов чувств, в результате которого человек получает первичные знания об объекте. Простыми формами чувственного познания являются ощущения, восприятия и представления.
Ощущения – это начальная, исходная форма познания, осуществляющая непосредственную связь с миром, превращение физиологического процесса в психический, в факт сознания и возникновение идеального образа отражаемого объекта. Ощущения (осязание, обоняние, зрение, слух, вкус) отражают лишь отдельные стороны объекта и не дают целостной картины о нём.
Восприятие – это комплекс нескольких ощущений; процесс построения целостных образов предметов и их взаимоотношений, действующих в данный момент на органы чувств.
Представление – это воспроизведение с помощью памяти и воображения уже имевшихся в прошлом личном и общественном опыте восприятий. Представление служит связующим звеном между чувственным и рациональным познанием.
Выделяют два рода чувственных форм: первого рода или индивидуальные ощущения, восприятия и представления окружающей действительности и второго рода, то есть ощущения слов, рисунков, фотографий, образцов, клипов, проекций и прочих выработанных человечеством средств, для передачи содержания ощущений и восприятия многих и многих действующих людей.
Рациональное познание (мышление) – это форма познания, в процессе которой человек получает вторичные (выводные) знания, используя не непосредственный контакт с предметами и явлениями, а опосредующую промежуточную связь в виде абстрактных форм. Рациональное познание осуществляется в трёх простых формах: понятии, суждении и умозаключении и сложных (высших) формах мышления: темах, проблемах, гипотезах, теориях, науках и т.д.
Понятие – это исходная форма рационального познания, логическая форма мышления, в которой отражаются существенные свойства и отношения предмета.
Суждение – это мысль, в которой утверждается или отрицается что-либо относительно предметов или явлений.
Умозаключение – это такая форма мышления, благодаря которой из нескольких взаимосвязанных суждений выводятся новые.
Типы мышления:
I. Первым, изначальным типом мышления, присущим как первобытным людям, так и ребенку, является мифопоэтическое мышление. Истина в мифопоэтическом стиле мышления носит всеобъемлющий характер – всё истинно, а ложного ничего нет.
Законы мифопоэтической логики:
1. Закон метаморфозы, который гласит, что всё идеальное может быть материальным и, наоборот, что любое средство или вещество может быть обращено по воле Бога в любое другое.
2. Закон абсолютного достижения цели, который определяет абсолютность преодоления препятствия или разрешения заданной герою задачи (выполнение невыполнимого, достижение недостижимого, осуществление неосуществимого).
3. Закон пространственно-временной произвольности, который гласит, что пространство и время могут быть сжаты или растянуты, или вовсе отсутствовать без соотношения с самим материальным и духовным объектом.
4. Закон ложного основания, который гласит, что правильное дедуктивное доказательство покоится на предрешённом основании или молчаливом допущении, не требующем доказательства.
II. В тесном единстве с мифопоэтическим мышлением сосуществует мышление эмоциональное (так называемая «женская логика»). Истинным здесь считается то, что приятно.
III. У взрослых людей рецидивы мифопоэтического и эмоционального стилей мышления с точки зрения познания окружающего мира создают для него весьма серьезные препятствия, ибо отучают от поиска истинных причин и закономерностей происходящих событий. Поэтому вполне закономерен переход к следующему типу мышления – формально-логическому. Формула истины здесь такова: либо «да», либо «нет», а третьего не дано.
IV. В отличие от формально-логического типа мышления, сущность которого составляет непротиворечивость в форме или-или, диалектический тип, наоборот во главу угла ставит противоречие в форме и-и. Непротиворечивость есть проявление статики, а противоречие динамики материальной действительности.
Законы диалектической логики:
1. Рассмотрение предмета во всех его связях и отношениях, то есть системно.
2. Рассмотрение предмета в движении и развитии.
3. Раздвоение единого на противоположности.
4. Рассмотрение развития предмета через понимание взаимоперехода количественных и качественных изменений.
5. Отрицание как переход предмета из одного состояния в другое.
6. Закон единства исторического и логического (этапы развития мыслей о предмете должны соответствовать этапам в истории отображаемого предмета).
7. Закон единства анализа и синтеза (анализ должен быть синтетическим – отображающим связи этапов и процесс формирования из частей – целого из элементов – системы).
8. Закон единства дедукции и индукции (построение из понятий системы понятий должно опираться на всесторонние опытные данные).
9. Закон единства абстрагирования и конкретизации (из односторонних знаний должно складываться всесторонне, внутренне связанное, конкретное знание).
Интуиция – это непосредственное внезапное неосознанное получение знаний. Она принадлежит к надсознательной области духовного мира человека.
Виды интуиции:
1. Чувственная (мгновенное чувство).
2. Рациональная (мгновенное решение логических проблем).
3. Эйдическая, как синтез чувственной и рациональной интуиции.

Тема 2. Проблема истины. Научное познание.

Проблема истины

Истина – это адекватное отражение объекта познающим субъектом, соответствие содержания наших знаний объективной реальности самой этой реальности. Это верное знание о предмете.
Альтернативные подходы к пониманию истины:
Объективные идеалисты считают, что истина представляет собой соответствие объекта той идее, которая предшествует ему, составляет его основу, его сущность. А поскольку идея существует объективно, то и истина в конечном итоге объективна в буквальном смысле слова, то есть существует вне познающего субъекта.
Субъективные идеалисты полностью отрицают какую бы то ни было объективность истины и утверждают, что истина – это либо соответствие наших знаний нашим же субъективным ощущениям (позиция солипсизма), либо взаимосвязанность и взаимосогласованность предположений по правилам формальной логики (позиция некоторых неопозитивистов), либо то, что общепринято научным сообществом.
Свойства истины:
Во-первых, истина представляет собой диалектическое единство объективного и субъективного, то есть она объективна по содержанию и субъективна по форме.
Во-вторых, истина, будучи результатом процесса логического отражения, выступает как процесс постоянного углубления познающего субъекта в сущность изучаемого объекта.
В-третьих, истина – это диалектическое единство абсолютного и относительного.
Абсолютная истина – это полное, точное, исчерпывающее знание об объекте познания, которое не может быть опровергнуто в процессе познания. Под ней понимается:
1) Полное, исчерпывающее знание о мире в целом и в этом смысле абсолютная истина недостижима.
2) Точное, полное знание о каких-либо сторонах, свойствах, отношениях, фрагментах объективного мира. В этом значении абсолютная истина вполне достижима на каждом конкретном этапе процесса познания и ненарушима в своей «системе координат», в определённом времени, месте и отношении. При изменении этих условий абсолютная истина может переходить в разряд относительных истин.
Под относительной истинной понимается правильное, но в чём-то неполное, незавершённое, приблизительное знание. Это знание предмета в исторически обусловленных пределах. Любое объективно истинное знание в конкретном выражении является относительной истинной, так как оно неполно и неточно отражает сложные связи и отношения объекта познания. В то же время в нём содержится момент, сторона истины абсолютной, потому что точно и исчерпывающе отражены отдельные стороны, свойства и связи этого объекта. Так из бесконечной суммы относительных истин постепенно складывается истина абсолютная.
Диалектическое понимание соотношения абсолютной и относительной истины предостерегает от релятивизма и догматизма – одинаково ошибочных, односторонних способов мышления и действия.
Релятивизм утверждает, что все знания носят относительный характер и тем самым отрицает возможность познать абсолютную истину.
Догматизм, напротив, абсолютизирует знание как раз и навсегда данное, не признавая в нём наличие моментов относительной истины.
В-четвертых, нет истин вообще, безотносительно к месту, времени, объекту и субъекту познания; истина всегда конкретна. Абсолютно истинное в одном отношении может быть относительно истинным в другом, и наоборот. Конкретность истины обусловлена характером объекта и условиями его функционирования, историческими рамками, в пределах которых данный объект сохраняет присущую ему качественную определённость.
В-пятых, у истины есть свои критерии.
Сенсуалисты считают, что критерием истины являются непосредственные показания органов чувств.
Одна часть неопозитивистов развивает теорию верификации, то есть сведение любого научного положения к простейшим высказываниям, подтверждаемых показаниями органов чувств, другая – утверждает, что критерием истины является логика, то есть непротиворечивость одной мысли другой.
Что же может быть взято в качестве критерия истины? С одной стороны, он не должен находиться ни в рамках субъекта (ибо это чревато субъективизмом), ни в рамках объекта, ведь истина есть знание о нём самом. С другой стороны, критерий должен быть с ними тесно связан. Феноменом, отвечающим этим условиям, является практика.
Практика – это целенаправленная, предметная, преобразующая деятельность людей. Она не сводится к личному опыту индивида, а является материальной деятельностью людей во всём её объеме (производственном, потребительском, экономическом, научном, художественном и т.д.) и историческом развитии. Именно историчность, изменчивость практики обусловливает её относительный характер: на каждом конкретном этапе познания она имеет ограниченные возможности, которые не позволяют проверить все добытые знания.
Практика является хоть и решающим, но не единственным критерием истинности познания. К ним относятся также математический и логический способы получения знания, особенно в сферах, недоступных практической проверке.

Научное познание

Научное познание – это вид и уровень познания, направленный на производство истинных знаний о действительности, открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов. Оно становится над обыденным познанием, то есть стихийным познанием, связанным жизнедеятельностью людей и воспринимающим действительность на уровне явления.
Особенности научного познания:
Во-первых, основная его задача – обнаружение и объяснение объективных законов действительности – природных, социальных и мышления. Отсюда ориентация исследования на общие, существенные свойства объекта и их выражение в системе абстракции.
Во-вторых, непосредственная цель и высшая ценность научного познания – это объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами.
В-третьих, в большей мере, чем другие виды познания оно ориентировано на то, чтобы быть воплощённым на практике.
В-четвертых, наука выработала специальный язык, характеризующийся точностью использования терминов, символов, схем.
В-пятых, научное познание есть сложный процесс воспроизводства знаний, образующих целостную, развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов.
В-шестых, научному познанию присущи как строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов, так и наличие гипотез, догадок, предположений.
В-седьмых, научное познание нуждается и прибегает к специальным орудиям (средствам) познания: научной аппаратуре, измерительным инструментам, приборам.
В-восьмых, научное познание характеризуется процессуальностью. В своём развитии оно проходит два основных этапа: эмпирический и теоретический, которые тесно связаны между собой.
В-девятых, область научного знания составляют проверяемые и систематизированные сведения о различных явлениях бытия.
Уровни научного познания:
Эмпирический уровень познания – это непосредственное опытное, в основном индуктивное, изучение объекта. Он включает в себя получение необходимых исходных фактов – данных об отдельных сторонах и связях объекта, осмысление и описание на языке науки полученных данных, их первичною систематизацию. Познание на этом этапе остается ещё на уровне явления, но предпосылки для проникновения в сущность объекта уже созданы.
Теоретический уровень характеризуется глубоким проникновением в сущность изучаемого объекта, не только выявлением, но и объяснением закономерностей его развития и функционирования, построением теоретической модели объекта и её углубленным анализом.
Формы научного познания:
научный факт, научная проблема, научная гипотеза, доказательство, научная теория, парадигма, единая научная картина мира.
Научный факт – это исходная форма научного познания, в которой фиксируется первичное знание об объекте; он есть отражение в сознании субъекта факта действительности. При этом научным фактом является лишь тот, который поддается проверке и описан в научных терминах.
Научная проблема – это противоречие между новыми фактами и существующими теоретическими знаниями. Научная проблема также может быть определена как своего рода знание о незнании, поскольку она возникает тогда, когда познающий субъект осознает неполноту того или иного знания об объекте и ставит цель ликвидировать этот пробел. Проблема включает в себя проблемный вопрос, проект решения проблемы и её содержание.
Научная гипотеза – это научно обоснованное предположение, объясняющее те или иные параметры изучаемого объекта и не противоречащее известным научным фактам. Она должна удовлетворительно объяснять изучаемый объект, быть принципиально проверяемой и отвечать на вопросы, поставленные научной проблемой. Кроме того, основное содержание гипотезы не должно находиться в противоречии с установленными в данной системе знаний законами. Предположения, составляющие содержание гипотезы, должны быть достаточными для того, чтобы с их помощью можно было объяснить все те факты, относительно которых выдвинута гипотеза. Предположения гипотезы не должны быть логически противоречивы. Выдвижение новых гипотез в науке связано с необходимостью нового видения проблемы и возникновением проблемных ситуаций.
Доказательство – это подтверждение гипотезы.
Виды доказательства:
 практика, выступающая прямым подтверждением;
 косвенное теоретическое доказательство, включающее подтверждение аргументами с указанием на факты и законы (индуктивный путь), выведение гипотезы из других, более общих и уже доказанных положений (дедуктивный путь), сравнение, аналогия, моделирование и т.п.
Доказанная гипотеза выступает основой построения научной теории.
Научная теория – это форма достоверного научного знания о некоторой совокупности объектов, представляющая собой систему взаимосвязанных утверждений и доказательств и содержащая методы объяснения, преобразования и предсказания явлений данной объектной области. В теории в форме принципов и законов выражается знание о существенных связях обусловливающих возникновение и существование тех или иных объектов. Основными познавательными функциями теории являются: синтезирующая, объяснительная, методологическая, предсказательная и практическая. Все теории развиваются в рамках определённых парадигм.
Парадигма – это особый способ организации знаний и видения мира, влияющий на направление дальнейших исследований. Парадигму можно сравнить с оптическим прибором, через который мы смотрим на то или иное явление.
Множество теорий постоянно синтезируются в единую научную картину мира, то есть целостную систему представлений об общих принципах и законах устройства бытия.
Методы научного познания:
Метод (от греч. мetodos – путь к чему-либо) – это способ деятельности в любой её форме. В метод входят приёмы, обеспечивающие достижение цели, регулирующие деятельность человека и общие принципы, из которых вытекают эти приёмы. Методы познавательной деятельности формируют направленность познания на том или ином этапе, порядок проведения познавательных процедур. По своему содержанию методы объективны, т.к. определяются, в конечном счёте, характером объекта, законами его функционирования.
Научный метод – это совокупность правил, приёмов и принципов, обеспечивающих закономерное познание объекта и получение достоверного знания.
Классификация методов научного познания может осуществляться по различным основаниям:
Первое основание. По характеру и роли в познании выделяют методы-приёмы, которые состоят из конкретных правил, приёмов и алгоритмов действий (наблюдение, эксперимент и т.п.) и методы-подходы, которые указывают направление и общий способ исследования (системный анализ, функциональный анализ, диахронный метод и т.д.).
Второе основание. По функциональному назначению выделяют:
а) общечеловеческие приёмы мышления (анализ, синтез, сравнение, обобщение, индукция, дедукция и т.д.);
б) методы эмпирического уровня (наблюдение, эксперимент, опрос, измерение);
в) методы теоретического уровня (моделирование, мысленный эксперимент, аналогия, математические методы, философские методы, индукция и дедукция).
Третье основание – это степень общности. Здесь методы подразделяются на:
а) философские методы (диалектический, формально-логический, интуитивный, феноменологический, герменевтический);
б) общенаучные методы, то есть методы, направляющие ход познания во многих науках, но в отличие от философских методов, каждый общенаучный метод (наблюдение, эксперимент, анализ, синтез, моделирование и т.д.) решает свою, характерную лишь для него задачу;
в) специальные методы.
Некоторые методы научного познания:
Наблюдение – это целенаправленное, организованное восприятие предметов и явлений для сбора фактов.
Эксперимент – это искусственное воссоздание познаваемого объекта в контролируемых и управляемых условиях.
Формализация – это отображение получаемого знания в однозначном формализованном языке.
Аксиоматический метод – это способ построения научной теории, когда в её основу кладутся некие аксиомы, из которых логически выводятся все остальные положения.
Гипотетико-дедуктивный метод – создание системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых, в конечном счёте, выводятся объяснения научных фактов.
Индуктивные методы установления причинной связи явлений:
 метод сходства: если два случая и более изучаемого явления имеют лишь одно предшествующее общее обстоятельство, то это обстоятельство, в котором они сходны между собой, и есть, вероятно, причина искомого явления;
 метод различия: если случай, в котором интересующее нас явление наступает, и случай, в котором оно не наступает, во всем сходны, за исключением одного обстоятельства, то это единственное обстоятельство, в чем они различны между собой, и есть, вероятно, причина искомого явления;
 метод сопутствующих изменений: если возникновение или изменение предшествующего явления всякий раз вызывает возникновение или изменение другого, сопутствующего ему явления, то первое из них есть, вероятно, причина второго;
 метод остатков: если установлено, что причиной части сложного явления не служат известные предшествующие обстоятельства, кроме одного из них, то можно предположить, что это единственное обстоятельство и есть причина интересующей нас части исследуемого явления.
Общечеловеческие приёмы мышления:
Сравнение – установление сходства и различия предметов действительности (например, сравниваем характеристики двух двигателей).
Анализ – мысленное расчленение предмета, как целого (расчленяем каждый двигатель на составные элементы характеристики).
Синтез – мысленное объединение в единое целое выделенных в результате анализа элементов (мысленно соединяем лучшие характеристики и элементы обоих двигателей в одном – виртуальном).
Абстрагирование – выделение одних признаков предмета и отвлечение от других (например, изучаем только дизайн двигателя и временно не учитываем его содержание и функционирование).
Индукция – движение мысли от частного к общему, от отдельных данных к более общим положениям, а в итоге – к сущности (учитываем все случаи сбоев двигателя данного типа и, исходя из этого, приходим к выводам о перспективах его дальнейшей эксплуатации).
Дедукция – движение мысли от общего к частному (исходя из общих закономерностей работы двигателя, делаем прогнозы о дальнейшем функционировании конкретного двигателя).
Моделирование – построение мысленного предмета (модели) сходного с реальным, исследование которого позволит получить необходимую для познания реального предмета информацию (создание модели более совершенного двигателя).
Аналогия – вывод о сходстве предметов в одних свойствах, на основании сходства в других признаках (вывод о поломке двигателя по характерному стуку).
Обобщение – объединение отдельных предметов в некотором понятии (например, создание понятия «двигатель»).
Наука:
– это форма духовно-практической деятельности людей, направленная на достижение объективно истинных знаний и их систематизацию.
Научные комплексы:
а) Естествознание – это система дисциплин, объектом которых является природа, то есть часть бытия, существующая по законам, не созданным активностью людей.
б) Обществознание – это система наук об обществе, то есть части бытия, постоянно воссоздающейся в деятельности людей. Обществознание включает в себя социальные науки (социологию, экономическую теорию, демографию, историю и т.д.) и гуманитарные науки, изучающие ценности общества (этику, эстетику, религиоведение, философию, юридические науки и т.п.)
в) Технические науки – это науки, которые изучают законы и специфику создания и функционирования сложных технических систем.
г) Антропологические науки – это совокупность наук о человеке во всей его целостности: физическая антропология, философская антропология, медицина, педагогика, психология и т.д.
Кроме того, науки делятся на фундаментальные, теоретические и прикладные, имеющие непосредственную связь с производственной практикой.
Критерии научности: универсальность, систематизированность, относительная непротиворечивость, относительная простота (хорошей считается та теория, которая объясняет максимально широкий круг явлений, опираясь на минимальное количество научных принципов), объяснительный потенциал, наличие предсказательной силы, полнота для данного уровня познания.
Научная истина характеризуется объективностью, доказательностью, системностью (упорядоченностью на основе определенных принципов), проверяемостью.
Модели развития науки:
теория размножения (пролиферации) П. Фейерабенда, утверждающая хаотичность возникновения концепций, парадигма Т. Куна, конвенциализм А. Пуанкаре, психофизика Э. Маха, личностное знание М. Полани, эволюционная эпистемология С. Тулмина, научно- исследовательская программа И. Лакатоса, тематический анализ науки Дж. Холтона.
К. Поппер, рассматривая знание в двух аспектах: статике и динамике, разработал концепцию роста научного знания. По его мнению, рост научного знания – это повторяющееся ниспровержение научных теорий и их замена лучшими и более совершенными. От этого подхода радикально отличается позиция Т. Куна. Его модель включает в себя два основных этапа: этап «нормальной науки» (господство той или иной парадигмы) и этап «научной революции» (распад старой парадигмы и утверждение новой).
Глобальная научная революция – это смена общей научной картины мира, сопровождаемая изменениями идеалов, норм и философских оснований науки.
В рамках классического естествознания выделяются две революции. Первая связана со становлением классического естествознания XVII в. Вторая революция относится к концу XVIII - началу XIX в. и знаменует переход к дисциплинарно организованной науке. Третья глобальная научная революция охватывает период с конца XIX до середины ХХ в. и связана со становлением неклассического естествознания. В конце XX - начале XXI в. в основаниях науки происходят новые радикальные изменения, которые можно охарактеризовать как четвертую глобальную революцию. В ходе неё рождается новая постнеклассическая наука.
Три революции (из четырех) привели к утверждению новых типов научной рациональности:
1. Классический тип научной рациональности (XVIII-XIX вв.). В это время утвердились следующие представления на науку: появилась ценность объективного универсального истинного знания, наука рассматривалась как надёжное и абсолютно рациональное предприятие, с помощью которого можно решить все проблемы человечества, высшим достижением считалось естественно-научное знание, объект и субъект научных исследований представлялись в жёстком гносеологическом противостоянии, объяснение интерпретировалось как поиск механических причин и субстанций. В классической науке считалось, что подлинными законами могут быть только законы динамического типа.
2. Неклассический тип научной рациональности (ХХ в.). Его черты: сосуществование альтернативных концепций, усложнение научных представлений о мире, допущение вероятностных, дискретных, парадоксальных явлений, опора на неустранимое присутствие субъекта в изучаемых процессах, допущение отсутствия однозначной связи теории и реальности; наука начинает определять развитие техники.
3. Постнеклассический тип научной рациональности (конец ХХ – начало XXI в.). Для него характерны понимание крайней сложности исследуемых процессов, появление ценностного ракурса исследования проблем, высокая степень использования междисциплинарных подходов.
Наука и общество:
Наука тесно взаимосвязана с развитием общества. Это проявляется в первую очередь в том, что она, в конечном счёте, детерминирована, обусловлена общественной практикой и её потребностями. Однако с каждым десятилетием возрастает и обратное влияние науки на общество. Все более крепнет связь и взаимодействие науки, техники и производства – наука превращается в непосредственную производительную силу общества. В чём это проявляется?
Во-первых, наука обгоняет развитие техники, становится ведущей силой прогресса материального производства.
Во-вторых, наука пронизывает все сферы общественной жизни.
В-третьих наука всё в большей степени ориентируется не только на технику, но и на самого человека, развитие его творческих способностей, культуры мышления, на создание материальных и духовных предпосылок его целостного развития.
В-четвертых, развитие науки приводит к появлению паранаучного знания. Это собирательное название идейно-гипотетических концепций и учений, характеризующихся антисциентистской направленностью. Термин «паранаука» относится к утверждениям или теориям, которые в большей или меньшей степени отклоняются от стандартов науки и содержат в себе как существенно ошибочные, так и, возможно, истинные положения. Концепции, наиболее часто относимые к паранауке: устаревшие научные концепции, такие как алхимия, астрология и пр., сыгравшие определённую историческую роль в развитии современной науки; народная медицина и другие «традиционные», но в определённой степени оппозиционые современной науке учения; спортивные, семейные, кулинарные, трудовые и т.п. «науки», представляющие собой образцы систематизации практического опыта и прикладных знаний, но не соответствующие определению науки как таковой.
Подходы к оценке роли науки в современном мире:
Первый подход – сциентизм утверждает, что с помощью естественно-технического научного знания можно решить все общественные проблемы.
Второй подход – антисциентизм, исходя из негативных последствий НТР, отвергает науку и технику, считая их силами враждебными подлинной сущности человека. Общественно-историческая практика свидетельствует, что одинаково ошибочно как непомерно абсолютизировать науку, так и недооценивать её.
Функции современной науки:
1. Познавательная.
2. Культурно-мировоззренческая (обеспечение общества научным мировоззрением).
3. Функция непосредственной производительной силы.
4. Функция социальной силы (научные знания и методы широко используются при решении всех проблем общества).
Закономерности развития науки: преемственность, сложное сочетание процессов дифференциации и интеграции научных дисциплин, углубление и расширение процессов математизации и компьютеризации, теоретизация и диалектизация современного научного познания, чередование относительно спокойных периодов развития и периодов «крутой ломки» (научные революции) законов и принципов.
Наука и техника:
Техника в широком смысле слова – это артефакт, то есть все искусственно созданное. Артефакты бывают: материальные и идеальные.
Техника в узком смысле слова – это совокупность вещественно-энергетических и информационных устройств и средств, созданных обществом для осуществления своей деятельности.
Основой философского анализа техники стало древнегреческое понятие «техне», которое обозначало мастерство, искусство, умение нечто создать из естественного природного материала.
М. Xайдеггер считал, что техника – это способ бытия человека, способ его саморегуляции. Ю. Xабермас полагал, что техника объединяет всё «вещное», противостоящее миру идей. О. Тоффлер обосновал волнообразный характер развития техники и его влияние на общество.
Способом проявления техники является технология. Если то чем человек воздействует – это техника, то как воздействует – это технология.
Техносфера – это особая часть оболочки Земли, представляющая собой синтез искусственного и естественного, созданная обществом для удовлетворения своих потребностей.
Классификация техники:
По видам деятельности выделяют: материально-производственную, транспорта и связи, научных исследований, процесса обучения, медицинскую, спортивную, бытовую, военную.
По типу используемого природного процесса бывает техника механическая, электронная, ядерная, лазерная и прочая.
По уровню структурной сложности возникли следующие исторические формы техники: орудия (ручного труда, умственного труда и жизнедеятельности человека), машины и автоматы. Последовательность этих форм техники, в целом, соответствует историческим этапам развития самой техники.
Тенденции развития техники на современном этапе:
 Постоянно растут размеры многих технических средств. Так, ковш экскаватора в 1930 году имел объем 4 кубических метра, а сейчас 170 кубических метров. Транспортные самолеты поднимают уже 500 и более пассажиров и так далее.
 Обозначилась тенденция противоположного свойства, к уменьшению размеров техники. Например, реальностью стало создание микроминиатюрных персональных компьютеров, магнитофонов без кассет и т.д.
 Все в большей степени технические новшества осуществляются путём приложения научных знаний. Ярким примером тому служит космическая техника, ставшая воплощением научных разработок более двух десятков естественных и технических наук. Открытия в научном творчестве, дают толчок техническому творчеству с характерными для него изобретениями. Срастание науки и техники в единую систему, радикально изменившую жизнь человека, общества, биосферы называют научно-технической революцией (НТР).
 Идет интенсивнее сращивание технических средств в сложные системы и комплексы: заводы, электростанции, системы коммуникаций, корабли, и т.д. Распространённость и масштаб этих комплексов позволяет говорить о существовании на нашей планете техносферы.
 Важной и постоянно растущей областью применения современной техники и технологии становится информационная область.
Информатизация – это процесс производства, хранения и распространение информации в обществе.
Исторические формы информатизации: разговорная речь; письменность; книгопечатание; электрическо-электронные репродуктивные устройства (радио, телефон, телевидение и т.д.); ЭВМ (компьютеры).
В отличии от физических ресурсов, информация как ресурс обладает уникальным свойством – при употреблении она не сокращается, а, напротив, расширяется. Неистощимость информационных ресурсов резко ускоряет технологический цикл «знание – производство – знание», обуславливает лавинообразный рост числа людей, вовлеченных в процесс получения, формализации и обработки знаний (в США 77 % занятых вовлеченны в сферу информационной деятельности и услуг), оказывает воздействие на распространение систем массовой информации и манипулирование общественным мнением. Исходя из этих обстоятельств многие ученые и философы (Д. Белл, Т. Стоуньер, Й. Масуда) провозгласили наступление информационного общества.
Признаки информационного общества:
 свободный доступ для любого человека в любом месте, в любое в время к любой информации;
 производство информации в этом обществе должно осуществляться в объёмах необходимых для обеспечения жизнедеятельности личности и общества во всех его частях и направлениях;
 особое место в производстве информации должна занимать наука;
 ускоренная автоматизация и роботизация;
 приоритетное развитие сферы информационной деятельности и услуг.
Бесспорно, определённые преимущества и благо несёт в себе информационное общество. Однако нельзя не отметить и его проблемы: компьютерное воровство, возможность информационной компьютерной войны, возможность установления информационной диктатуры и террора провайдерных организаций и т.д.
Отношение человека к технике:
С одной стороны до наших дней дошли факты и идеи недоверия и враждебности к технике. В Древнем Китае некоторые мудрецы-даосы отрицали технику, мотивируя свои действия тем, что используя технику попадаешь от неё в зависимость, утрачиваешь свободу действий и сам становишься механизмом. В 30-е годы ХХ века О. Шпенглер в книге «Человек и техника» утверждал, что человек стал рабом машин и будет ими загнан на смерть.
В тоже время кажущаяся незаменимость техники во всех сферах человеческого бытия иногда порождает безудержную апологию техники, своеобразную идеологию техницизма. В чем это проявляется? Во-первых. В преувеличении роли и значения техники в жизни человека и, во-вторых, в переносе на человечество и личность характеристик присущих машинам. Сторонники технократии видят перспективы прогресса в сосредоточении политической власти в руках технической интеллигенции.
Последствия влияния техники на человека:
Благотворная составляющая включает в себя следующее:
 широкое распространение техники способствовало удлинению средней продолжительности жизни человека почти в два раза;
 техника освободила человека от стеснительных обстоятельств и увеличила его свободное время;
 новая информационная техника качественно расширила масштабы и формы интеллектуальной деятельности человека;
 техника принесла прогресс в процесс образования;
 техника подняла эффективность человеческой деятельности в различных сферах жизни общества.
Негативные воздействия техники на человека и общество таковы:
 техника некоторыми своими видами несёт опасность для жизни и здоровья людей, возросла угроза экологической катастрофы, увеличилось число профессиональных болезней;
 человек, становясь частицей какой-то технической системы, лишается своей творческой сущности; возрастающее количество информации вызывает тенденцию убывания доли знания, которым в состоянии обладать один человек;
 техника может быть использована как эффективное средство подавления, тотального контроля и манипулирования личностью;
 огромно воздействие техники на психику человека и через виртуальную реальность, и через замену цепочки «символ-образ» другой «образ-образ», что приводит к остановке развития образного и абстрактного мышления, а также появлению неврозов и психических заболеваний.
Инженер (с фр. и лат. означает «творец», «создатель», «изобретатель» в широком значении) – это человек, который мысленно создает технический объект и управляет процессом его изготовления и эксплуатации. Инженерная деятельность – это деятельность по мысленному созданию технического объекта и управлению процессом его изготовления и эксплуатации. Инженерная деятельность выделилась из технической деятельности в XVIII веке в период промышленной революции.

Тема 3. Научное исследование и его этапы. Основные проблемы методологии научных исследований.

Научное исследование и его этапы

Формой существования и развития науки является научное исследование.
Научное исследование – процесс изучения, эксперимента, концептуализации и проверки теории, деятельность, связанная с получением научных знаний. Это деятельность, направленная на всестороннее изучение объекта, процесса или явления, их структуры и связей, а также получение и внедрение в практику полезных для человека результатов.
Отличительные признаки научного исследования, как процесса:
 достижение осознанно поставленной цели и чётко сформулированных задач;
 творчество, поиск нового, открытие неизвестного, выдвижение оригинальных идей, новое освещение рассматриваемых вопросов;
 систематичность, т.е. систематизация и упорядоченность, как самого процесса, так и его результатов;
 строгая доказательность, последовательность обоснования сделанных обобщений и выводов.
Объектом научного исследования являются материальная или идеальная системы.
Предметом научного исследования – структура системы, взаимодействие её элементов, различные свойства, закономерности развития.
Цель научного исследования – определение конкретного объекта и всестороннее, достоверное изучение его структуры, характеристик, связей на основе разработанных в науке принципов и методов познания, а также получение полезных для деятельности человека результатов, внедрение их в производство с дальнейшим эффектом.
Результаты научных исследований оцениваются тем выше, чем выше научность сделанных выводов и обобщений, чем достовернее они и эффективнее. Они должны создавать основу для новых научных разработок.
Одним из важнейших требований, предъявляемых к научному исследованию, является научное обобщение, которое позволит установить зависимость и связь между изучаемыми явлениями и процессами и сделать научные выводы. Чем глубже выводы, тем выше научный уровень исследования.
Научные исследования классифицируются по различным основаниям. Так, например, с точки зрения социальных целей и значимости выделяются фундаментальные, и прикладные исследования.
Под фундаментальными научными исследованиями понимают экспериментальную или теоретическую деятельность, направленную на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды.
Прикладные научные исследования определяются как исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач. Иными словами, они направлены на решение проблем использования научных знаний, полученных в результате фундаментальных исследований, в практической деятельности людей.
Поисковыми являются научные исследования, направленные на определение перспективности работы над темой, отыскание путей решения научных задач.
Разработкой являются исследования, которые направлены на внедрение в практику результатов конкретных фундаментальных и прикладных исследований.
По источнику финансирования различают научные исследования бюджетные, хоздоговорные и нефинансируемые. Бюджетные исследования финансируются из средств бюджета РФ или бюджетов субъектов РФ. Хоздоговорные исследования финансируются организациями – заказчиками по хозяйственным договорам. Нефинансируемые исследования могут выполняться по инициативе ученого, индивидуальному плану преподавателя.
По длительности научные исследования можно разделить на долгосрочные, краткосрочные и экспресс-исследования.
В зависимости от форм и методов исследования можно дополнительно выделить экспериментальное, методическое, описательное, экспериментально-аналитическое, историко-биографическое исследование и исследование смешанного типа.
В науке можно выделить эмпирический и теоретический уровни исследования и организации знания. Теоретический уровень научного знания предполагает наличие особых абстрактных объектов (конструктов) и связывающих их теоретических законов, создаваемых с целью идеализированного описания и объяснения эмпирических ситуаций, т.е. с целью познания сущности явлений. Цель их – расширить знания общества и помочь более глубоко понять законы природы. Такие разработки используют в основном для дальнейшего развития новых теоретических исследований, которые могут быть долгосрочными, бюджетными и др.
Элементами эмпирического знания являются факты, получаемые с помощью наблюдений и экспериментов и констатирующие качественные и количественные характеристики объектов и явлений. Устойчивая повторяемость и связи между эмпирическими характеристиками выражаются с помощью эмпирических законов, часто имеющих вероятностный характер.
Итак, теоретический уровень исследования характеризуется преобладанием логических методов познания. На этом уровне полученные факты исследуются, обрабатываются с помощью логических понятий, умозаключений, законов и других форм мышления. Здесь исследуемые объекты мысленно анализируются, обобщаются, постигаются их сущность, внутренние связи, законы развития. На этом уровне познание с помощью органов чувств (эмпирия) может присутствовать, но оно является подчинённым.
Структурными компонентами теоретического познания являются проблема, гипотеза и теория.
Проблема – это сложная теоретическая или практическая задача, способы решения которой неизвестны или известны не полностью.
Различают проблемы неразвитые и развитые.
Неразвитые проблемы характеризуются следующими чертами:
а) они возникли на базе определённой теории, концепции;
б) это сложные, нестандартные задачи;
в) их решение направлено на устранение возникшего в процессе познания противоречия;
г) пути решения проблемы неизвестны.
Развитые проблемы имеют более или менее конкретные пути решения.
Гипотеза – это предположение, при котором на основе ряда факторов делается вывод о существовании объекта, связи или причины явления, причём вывод этот нельзя считать вполне доказанным.
Потребность в гипотезе возникает в науке, когда неясна связь между явлениями, причина их, хотя и известны многие обстоятельства, предшествующие или сопутствующие им, когда по некоторым характеристикам настоящего нужно восстановить картину прошлого или на основе прошлого и настоящего сделать вывод о будущем развитии явления. Однако выдвижение гипотезы на основе определённых фактов – это первый шаг.
Сама гипотеза требует проверки и доказательства предположения о причине, которая вызывает определённое следствие, о структуре исследуемых объектов и характере внутренних и внешних связей структурных элементов. Гипотеза является научной лишь в том случае, если она подтверждается фактами и она может существовать лишь до тех пор, пока не противоречит достоверным фактам опыта, в противном случае она становится просто фикцией. Гипотеза верифицируется соответствующими фактами опыта, в особенности экспериментом, получая характер истины. Таким образом, научная гипотеза должна отвечать следующим требованиям:
1) релевантности, т.е. относимости к фактам, на которые она опирается;
2) проверяемости опытным путем (исключение составляют непроверяемые гипотезы);
3) совместимости с существующим научным знанием;
4) обладания объяснительной силой, т.е. из гипотезы должно выводиться некоторое количество подтверждающих её фактов, следствий. Большей объяснительной силой будет обладать та гипотеза, из которой выводится наибольшее количество фактов;
5) простоты, т.е. она не должна содержать никаких произвольных допущений, субъективистских наслоений.
Различают гипотезы описательные, объяснительные и прогнозные.
Описательная гипотеза – это предположение о существенных свойствах объектов, характере связей между отдельными элементами изучаемого объекта.
Объяснительная гипотеза – это предположение о причинно-следственных зависимостях.
Прогнозная гипотеза – это предположение о тенденциях и закономерностях развития объекта исследования.
Факты опыта какой-либо ограниченной научной области вместе с осуществленными, строго доказанными гипотезами образуют теорию, которая, как было рассмотрено ранее, представляет собой целостную систему достоверных знаний, является наиболее высокой формой обобщения и систематизации знаний.

Основные проблемы методологии научных исследований

Методология в широком смысле слова представляет собой систему принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также – учение об этой системе. Существует другое определение методологии как учения о методе научного познания и преобразования мира.
Методология науки, в традиционном понимании, – это учение о методах и процедурах научной деятельности, а также раздел общей теории познания, в особенности теории научного познания (эпистемологии) и философии науки.
Методология науки даёт характеристику компонентов научного исследования, его объекта, предмета, задач, совокупности средств, необходимых для решения задач исследования, а также формирует представление о последовательности действий исследователя в процессе решения задачи.
Методология, в прикладном смысле, – это система (комплекс, взаимосвязанная совокупность) принципов и подходов исследовательской деятельности, на которые опирается исследователь (учёный) в ходе получения и разработки знаний в рамках конкретной дисциплины.
В современной литературе методология – это, прежде всего, объект, предмет, совокупность средств, необходимых для решения задач исследования; методология также формирует представление о последовательности действий исследователя в процессе решения задачи.
Методологическое знание может выступать либо в описательной форме, либо в нормативной, т.е. в форме прямых предписаний и указаний к деятельности. В таком виде методология прямо направлена на реализацию деятельности.
Различают 4 уровня методологии:
1. Философская методология – общие принципы познания.
2. Общенаучная методология (содержательные общенаучные концепции, воздействующие на достаточно большое число научных дисциплин – системный подход, кибернетический подход и др.).
3. Конкретно-научная методология (совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в той или иной научной дисциплине).
4. Методология данного конкретного исследования – методика и техника исследования, набор процедур, обеспечивающих получение эмпирического материала, его первичную обработку.
Методология в определённом смысле «шире» диалектики, т.к. изучает не только всеобщий, но и другие уровни методологического знания, а также их взаимосвязь, модификации и проч. Тесная связь методологии с диалектикой не означает тождественности этих понятий и того, что материалистическая диалектика выступает как философская методология науки. Материалистическая диалектика – одна из форм диалектики, а последняя – один из элементов (уровней) философской методологии наряду с метафизикой, феноменологией, герменевтикой и др.
Следует также отметить, что понятие «методология» несколько уже понятия «научное познание», поскольку последнее не ограничивается исследованием форм методов познания, а изучает вопросы сущности, объекта и субъекта познания, критерии его истинности, границы познавательной деятельности.
Методология научного исследования – система принципов, правил, способов и приёмов, предназначенных для успешного решения познавательных задач. Соответственно методология научного исследования таможенного дела может быть определена как учение о методах исследования применяемых в данной отрасли науки.
Метод научного исследования – это совокупность способов познания объективной действительности.
По сути метод представляет собой способ достижения определённой цели, совокупность приёмов и операций практического или теоретического освоения действительности. В области науки метод есть путь познания, который исследователь прокладывает к своему предмету.
Метод:
 обусловлен предметом исследования, т.е. тем, что именное исследуется (отдельные объекты или классы);
 не может оставаться неизменным, всегда равным самому себе во всех отношениях, а должен изменяться в своём содержании вместе с предметом, на который он направлен;
 имеет не только теоретический, но и практический характер, т.к. возникает из реального жизненного процесса и снова возвращается в него;
 не может быть дан весь, целиком до начала любого исследования, а в значительной степени формируется всякий раз заново в соответствии со спецификой предмета.
Метод включает в себя способы исследования феноменов, систематизацию, корректировку новых и полученных ранее знаний. Умозаключения и выводы делаются с помощью правил и принципов рассуждения на основе эмпирических (наблюдаемых измеряемых) данных об объекте. Базой получения данных являются наблюдения и эксперименты. Для объяснения наблюдаемых фактов выдвигаются гипотезы и строятся теории, на основании которых формулируются выводы и предположения. Полученные прогнозы проверяются экспериментом или сбором новых фактов.
Важной стороной научного метода, его неотъемлемой частью для любой науки, является требование объективности, исключающее субъективное толкование результатов. Не должны приниматься на веру какие-либо утверждения, даже если они исходят от авторитетных учёных. Для обеспечения независимой проверки проводится документирование наблюдений, обеспечивается доступность для других учёных всех исходных данных, методик и результатов исследований. Это позволяет не только получить дополнительное подтверждение путём воспроизведения экспериментов, но и критически оценить степень адекватности (валидности) экспериментов и результатов по отношению к проверяемой теории.
В зависимости от содержания изучаемых объектов различают методы естествознания и методы социально-гуманитарного исследования Методы исследования классифицируются по отраслям науки: математические, биологические, социально-экономические, правовые и проч.
В зависимости от уровня познания выделяют методы эмпирического и теоретического уровней. К методам эмпирического уровня относят наблюдение, описание, сравнение, счёт, измерение, анкетный опрос, собеседование, тестирование, эксперимент, моделирование и т.д. К методам теоретического уровня причисляют аксиоматический, гипотетический (гипотетико-дедуктивный), формализацию, абстрагирование, общелогические методы (анализ, синтез, индукцию, дедукцию, аналогию) и другие.
В зависимости от сферы применения и степени общности различают методы:
а) всеобщие (философские), действующие во всех науках и на всех этапах познания;
б) общенаучные, которые могут применяться в гуманитарных, естественных и технических науках;
в) специальные – для конкретной науки, области научного познания.
Само понятие «методы исследования» следует отличать от понятий: техники, процедуры и методики научных исследований.
Техника исследования – совокупность специальных приёмов для использования того или иного метода.
Процедура исследования – определённая последовательность действий, способ организации исследований.
Методика – совокупность способов и приёмов исследования, порядок их применения и интерпретация полученных с их помощью результатов. Она зависит от характера объекта изучения, общего уровня квалификации исследователя.
Способ – это действие или система действий, применяемые при исполнении какой-либо работы, при осуществлении чего-либо.
Любое научное исследование проводится определёнными приёмами и способами, по определённым правилам. Таким образом, методология не может быть сведена к какому-то одному, даже очень существенному методу. Методология также не является простой суммой отдельных методов, их механическим единством. Методология – это сложная, динамичная, целостная, субординированная (подчинённая) система способов, приёмов, принципов разных уровней, сферы действия, направленности, эвристических возможностей, содержаний, структур и проч.
Важной проблемой в области теории научного познания является проблема специфики машинного мышления и познания. Благодаря кибернетике, основоположником которой был американский математик Норберт Винер, и математической теории связи, разработанной его соотечественниками К. Шенноном и У. Уивером, в науку вошло заново переосмысленное понятие информации. Было создано несколько математических теорий информации. Появились исследования информации, взятой в разных аспектах: синтаксическом, семантическом, аксиологическом. Информация сделалась общенаучным понятием, которое стали применять очень широко не только в математической теории управления и связи, но и для характеристики самых разнообразных процессов, вплоть до мышления и общественных отношений.
Применение компьютерной техники для создания, хранения, передачи и использования информации потребовало создания целого направления в науке, которое получило название информатики, а сейчас используется и такое понятие, как компьютерная информатика. 80-е гг. стали периодом массовой компьютеризации в развитых странах, где количество компьютеров разных типов, ежегодно выбрасываемых на рынок, и в первую очередь персональных компьютеров, исчисляется десятками миллионов. Компьютеризация существенно влияет на процессы обучения, на постановку и решение научных задач, на исследования в области мышления и процессов познания. Моделирование мышления и других психических процессов стало одной из важнейших проблем современной науки, одной из важнейших проблем теории познания.
Проблема соотношения мышления человека и машинного мышления возникла уже на ранних этапах развития кибернетики. Дело в том, что способность системы поглощать информацию растет вначале довольно медленно по сравнению с количеством вложенной в нее информации. И лишь после того как вложенная информация перейдет за некоторую точку, способность машины поглощать дальнейшую информацию начнет быстро расти, приобретенная информация может не только сравняться с той, которая первоначально была вложена в машину, но и далеко превзойдет ее. С этой стадии сложности машина приобретает некоторые свойства живого существа.
Проблема соотношения человека и машины, мозга и компьютера занимала Винера до последних дней его жизни. Последняя его работа имеет характерное название «Творец и робот». Согласно библейскому мифу. Бог создал человека из глины и оживил его своим дыханием. Проблема создания человека-робота возникла в новых, уже современных условиях. Ее-то и обсуждает Винер. Он отмечает несомненные достоинства мозга человека как органа мышления по сравнению с машинами его времени. «Главное из этих преимуществ, – пишет Винер, – по-видимому, способность мозга оперировать с нечетко очерченными понятиями. В таких случаях вычислительные машины, по крайней мере в настоящее время, почти не способны к саморегулированию. Между тем наш мозг свободно воспринимает стихи, романы, картины, содержание которых любая вычислительная машина должна была бы отбросить как нечто аморфное.
Отдайте же человеку – человеческое, а вычислительной машине – машинное. В этом и должна, по-видимому, заключаться разумная линия поведения при организации совместных действий людей и машин. Линия эта в равной мере далека и от устремлений машинопоклонников, и от воззрений тех. кто во всяком использовании механических помощников в умственной деятельности усматривает кощунство и принижение человека».
За тридцать лет, прошедших с того времени, когда Винер высказал эти мысли, компьютерная техника и технология использования компьютеров развились настолько, что возник вопрос о разработке особой части теории познания, которая бы специально анализировала проблемы, возникающие в этой области. Для того чтобы отличить эту часть теории познания от традиционно рассматриваемых в теории познания проблем, было предложено обозначить новую область как «информационная эпистемология». Задача, стоящая перед информационной эпистемологией, формулируется в самом общем виде так: как могут формироваться знания в компьютерах? Решение этой общей задачи предполагает пересмотр или уточнение многих понятий, которые раньше воспринимались на уровне интуитивных представлений, как вполне ясные и понятные.

Тема 4. Всеобщие и общенаучные методы научного исследования.

Среди всеобщих (философских) методов наиболее известными являются диалектический и метафизический. Эти методы могут быть связаны с различными философскими системами.
Для Гегеля диалектика есть использование в науке закономерности, заключенной в природе мышления, и в то же время сама эта закономерность – метафизический метод. Метафизика рассматривает вещи и явления изолированно, отдельно, независимо друг от друга. Метафизическая мысль устремлена к простому, единому и целостному.
Для марксистского диалектического материализма диалектика – есть, прежде всего, внутренняя закономерность экономического развития и – поскольку от последнего зависит всё остальное – закономерность всего происходящего вообще – диалектический метод.
При изучении предметов и явлений диалектика рекомендует исходить из следующих принципов:
1. Рассматривать изучаемые объекты в свете диалектических законов:
а) единства и борьбы противоположностей, который раскрывает связь между связанными единым отношением явлениями, между противоположностями (т. н. бинарными оппозициями), которые в своем единстве образуют главное противоречие, имманентно (т. е. внутренним образом) присущее вещи;
б) перехода количественных изменений в качественные, согласно которому изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определённого предела;
в) отрицания отрицания, характеризующий направление процесса развития, единство поступательности и преемственности в развитии, возникновения нового и относительной повторяемости некоторых моментов старого.
2. Описывать, объяснять и прогнозировать изучаемые явления и процессы, опираясь на философские категории: общего, особенного и единичного; содержания и формы; сущности и явления; возможности и действительности; необходимого и случайного; причины и следствия.
3. Относиться к объекту исследования как к объективной реальности.
4. Рассматривать исследуемые предметы и явления: всесторонне; во всеобщей связи и взаимозависимости; в непрерывном изменении, развитии; конкретно-исторически.
5. Проверять полученные знания на практике.
По существу каждая философская система имеет методологическую функцию, является своеобразным способом мыслительной деятельности. Поэтому философские методы не исчерпываются двумя названными. К их числу также относятся такие методы, как аналитический (характерный для современной аналитической философии), интуитивный, феноменологический (описательного изучения сознания, субъективности и переживаний человека) и др.
Общенаучные методы выступают в качестве своеобразной «промежуточной» методологии между философскими и специальными методами. Все эти методы можно разделить на три группы: общелогические, теоретические и эмпирические.
Общелогическими методами являются анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия.
Анализ – метод исследования, с помощью которого изучаемое явление или процесс мысленно расчленяются на составные элементы с целью изучения каждого в отдельности. Он лежит в основе аналитического метода исследования. Разновидностями анализа являются классификация и периодизация. Метод используется как в реальной, так и мыслительной деятельности.
Синтез – метод исследования, предполагающий мысленное соединение составных частей или элементов изучаемого объекта, его изучение как единого целого. Однако это не просто соединение, но и познание нового – взаимодействия частей как целого. Результатом синтеза является совершенно новое образование, свойства которого не есть только внешнее соединение свойств компонентов, но также и результат их взаимосвязи и взаимозависимости.
Методы анализа и синтеза взаимоувязаны, их одинаково используют в научных исследованиях.
Индукция – это движение мысли (познания) от фактов, отдельных случаев к общему положению. Индуктивные умозаключения «наводят» на мысль, на общее. При индуктивном методе исследования для получения общего знания о каком-либо классе предметов необходимо исследовать отдельные предметы, найти в них общие существенные признаки, которые послужат основой знания об общем признаке, присущем данному классу предметов. Индукция приводит к всеобщим понятиям и законам, которые могут быть положены в основу дедукции.
Дедукция – это выведение единичного, частного из какого-либо общего положения; движение мысли (познания) от общих утверждений к утверждениям об отдельных предметах или явлениях. Посредством дедуктивных умозаключений «выводят» определённую мысль из других мыслей.
Аналогия – это способ получения знаний о предметах и явлениях на основании того, что они имеют сходство с другими; рассуждение, в котором из сходства изучаемых объектов в некоторых признаках делается заключение об их сходстве и в других признаках. Степень вероятности (достоверности) умозаключений по аналогии зависит от количества сходных признаков у сравниваемых явлений. Наиболее часто аналогию применяют в теории подобия.
К методам теоретического уровня причисляют: аксиоматический, гипотетический, формализацию, абстрагирование, ранжирование, обобщение, восхождение от абстрактного к конкретному, исторический, метод системного анализа.
Аксиоматический метод заключается в том, что некоторые утверждения (аксиомы, постулаты) принимаются без доказательств и затем по определённым логическим правилам из них выводятся остальные знания.
Гипотетический метод основан на разработке гипотезы, научного предположения, содержащего элементы новизны и оригинальности. Гипотеза должна полнее и лучше объяснить явления и процессы, подтверждаться экспериментально и соответствовать общим законам диалектики и естествознания. Этот метод исследования является основным и наиболее распространённым в прикладных науках.
Разновидностью этого метода является гипотетико-дедуктивный метод исследования, сущность которого состоит в создании системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых выводятся утверждения об эмпирических фактах. В структуру данного метода входят:
 выдвижение догадки (предположения) о причинах и закономерностях изучаемых явлений и предметов;
 отбор из множества догадок наиболее вероятной, правдоподобной;
 выведение из отобранного предположения (посылки) следствия (заключения) с использованием дедукции;
 экспериментальная проверка следствий, выведенных из гипотезы.
В ряде случаев используют метод формализации. Сущность его состоит в том, что основные положения процессов и явлений представляют в виде формул и специальной символики. Путём операций с формулами искусственных языков можно получать новые формулы, доказывать истинность какого-либо положения. Формализация является основой для алгоритмизации и программирования, без которых не может обойтись компьютеризация знания и процесса исследования. Применение символов и других знакомых систем позволяет установить закономерности между изучаемыми фактами.
В научных исследованиях широко применяется метод абстрагирования, т.е. мысленное отвлечение от некоторых свойств и отношений изучаемого предмета и выделение интересующих исследователя свойств и отношений. Обычно при абстрагировании второстепенные свойства и связи исследуемого объекта отделяются от существенных свойств и связей.
Виды абстрагирования: отождествление, т.е. выделение общих свойств и отношений изучаемых предметов, установление тождественного в них, абстрагирование от различий между ними, объединение предметов в особый класс; изолирование, т.е. выделение некоторых свойств и отношений, которые рассматриваются как самостоятельные предметы исследования. В теории выделяются и другие виды абстракции: потенциальной осуществимости, актуальной бесконечности.
Иногда при анализе явлений и процессов возникает потребность рассмотреть большое количество фактов (признаков). Здесь важно уметь выделить главное. В этом случае может быть применён метод ранжирования, с помощью которого исключают всё второстепенное, не влияющее существенно на рассматриваемое явление.
Обобщение – установление общих свойств и отношений предметов и явлений; определение общего понятия, в котором отражены существенные, основные признаки предметов или явлений данного класса. Вместе с тем обобщение может выражаться в выделении несущественных, а любых признаков предмета или явления. Этот метод научного исследования опирается на философские категории общего, особенного и единичного.
Исторический метод заключается в выявлении исторических фактов и на этой основе в таком мысленном воссоздании исторического процесса, при котором раскрывается логика его движения. Он предполагает изучение возникновения и развития объектов исследования в хронологической последовательности. Примерами использования этого метода является, в частности, изучение таможенной политики государства российского с целью повышения эффективности системы мер, применяемых государством для установления определённого режима таможенного налогообложения на импортируемые в страну товары и совершение таможенных операций и таможенного контроля.
Восхождение от абстрактного к конкретному как метод научного познания состоит в том, что исследователь вначале находит главную связь изучаемого предмета (явления), затем, прослеживая, как она видоизменяется в различных условиях, открывает новые связи и таким путём отображает во всей полноте его сущность. Использование этого метода, например, для изучения экономических мер нетарифного регулирования предполагает наличие у исследователя теоретических знаний об общих их свойствах и вскрывает характерные черты и присущие им закономерности.
Метод системного анализа заключается в исследовании системы (т.е. определённой совокупности материальных или идеальных объектов), связей, её компонентов и их связей с внешней средой. При этом выясняется, что эти взаимодействия и взаимосвязи приводят к возникновению новых свойств системы, которые отсутствуют у составляющих её объектов.
При анализе явлений и процессов в сложных системах рассматривают большое количество факторов (признаков), среди которых важно уметь выделить критически важные (стокхольдеры) и исключить второстепенные.
К методам эмпирического уровня относятся: наблюдение, описание, счёт, измерение, сравнение, эксперимент, моделирование.
Первичным в познании физической и экономической сущности процессов выступают наблюдения.
Наблюдение – это способ познания, основанный на непосредственном восприятии свойств предметов и явлений при помощи органов чувств. В результате наблюдения исследователь получает знания о внешних свойствах и отношениях предметов и явлений. Каждое наблюдение может зафиксировать лишь некоторые факторы. Для того чтобы наиболее полно понять процесс, необходимо иметь большое количество наблюдений. Как метод научного исследования наблюдение применяется, например, для сбора социологической информации в области таможенного дела. В зависимости от положения исследователя по отношению к объекту изучения различают простое и включенное наблюдение. Первое состоит в наблюдении со стороны, когда исследователь – постороннее по отношению к объекту лицо, не являющееся участником деятельности наблюдаемых. Второе характеризуется тем, что исследователь открыто или инкогнито включается в группу, её деятельность в качестве участника. Если наблюдение проводилось в естественной обстановке, то его называют полевым, а если условия окружающей среды, ситуация были специально созданы исследователем, то оно будет считаться лабораторным. Результаты наблюдения могут фиксироваться в протоколах, дневниках, карточках, на кинопленках и другими способами.
Описание – это фиксация признаков исследуемого объекта, которые устанавливаются, например, путём наблюдения, измерения или эксперимента. Описание бывает:
 непосредственным, когда исследователь непосредственно воспринимает и указывает признаки объекта;
 опосредованным, когда исследователь отмечает признаки объекта, которые воспринимались другими лицами.
Счёт (количественный метод) – это определение количественных соотношений объектов исследования или параметров, характеризующих их свойства. Измерение – это определение численного значения некоторой величины путём сравнения её с эталоном. Измерение есть процедура определения численного значения некоторой величины посредством единицы измерения. Ценность этой процедуры в том, что она даёт точные, количественные определённые сведения об окружающей действительности. Важнейшим показателем качества измерения, его научной ценности, является точность, которая зависит от усердия исследователя, главным образом от имеющихся измерительных приборов.
Сравнение – это сопоставление признаков, присущих двум или нескольким объектам, установление различия между ними или нахождение в них общего. В научном исследовании этот метод применяется, например, для сравнения экономических систем, институтов различных государств и проч.
Наиболее важной составной частью научных исследований являются эксперименты. Это один из основных способов получить новые научные знания. От обычного, обыденного, пассивного наблюдения эксперимент отличается активным воздействием исследователя на изучаемое явление.
Эксперимент – это искусственное воспроизведение явления, процесса в заданных условиях, в ходе которого проверяется выдвинутая гипотеза. Основной целью эксперимента является проверка теоретических положений (подтверждение рабочей гипотезы), а также более широкое и глубокое изучение темы научного исследования. Эксперимент должен быть проведён по возможности в кратчайший срок с минимальными затратами при самом высоком качестве полученных результатов.
Эксперименты могут быть классифицированы по различным основаниям:
 по отраслям научных исследований – физические, биологические, социальные и проч.;
 по характеру взаимодействия средств исследования с объектом – обычные (экспериментальные средства непосредственно взаимодействуют с исследуемым объектом) и модельные (модель замещает объект исследования). Последние делятся на мысленные (умственные, воображаемые) и материальные (реальные).
Различают эксперименты естественные и искусственные:
 естественные эксперименты характерны при изучении социальных явлений (социальный эксперимент) в обстановке, например, непосредственной таможенной деятельности и т.п.;
 искусственные эксперименты широко применяются во многих естественнонаучных исследованиях. В этом случае изучают явления, изолированные до требуемой степени, чтобы оценить их в количественном и качественном отношениях.
Экспериментальные исследования бывают лабораторные и производственные:
 лабораторные экспериментальные исследования проводят с применением типовых приборов, специальных моделирующих установок, стендов, оборудования и т.д. Эти исследования позволяют наиболее полно и доброкачественно, с требуемой повторяемостью изучить влияние одних характеристик при варьировании других. Лабораторные эксперименты в случае достаточно полного научного обоснования эксперимента (математическое планирование) позволяют получить хорошую научную информацию с минимальными затратами. Однако такие эксперименты не всегда полностью моделируют реальный ход изучаемого процесса, поэтому возникает потребность в проведении производственного эксперимента;
 производственные экспериментальные исследования имеют целью изучить процесс в реальных условиях с учётом воздействия различных случайных факторов производственной среды.
Экспериментальное изучение объектов по сравнению с наблюдением имеет ряд преимуществ:
1. в процессе эксперимента становится возможным изучение того или иного явления в «чистом виде»;
2. эксперимент позволяет исследовать свойства объектов действительности в экстремальных условиях.
Выделить главное и затем глубоко исследовать процессы или явления с помощью обширной, но не систематизированной информации затруднительно. Поэтому такую информацию стремятся "сгустить" в некоторое абстрактное понятие – "модель". Под моделью понимают искусственную систему, отображающую основные свойства изучаемого объекта – оригинала.
Модель – это изображение в удобной форме многочисленной информации об изучаемом объекте. Модель находится в определённом соответствии с объектом, может заменить его при исследовании и позволяет получить информацию о нём.
Модели могут быть физические, математические, натурные.
Физическая модель – модель, создаваемая путём замены объекта моделирующим устройством, которое имитируют определённые характеристики либо свойства этого объекта. При этом моделирующее устройство имеет ту же качественную природу, что и моделируемый объект. Физические модели используют эффект масштаба в случае возможности пропорционального применения всего комплекса изучаемых свойств. Они позволяют наглядно представлять протекающие в натуре процессы. С помощью физических моделей можно изучать влияние отдельных параметров на течение физических процессов.
Математическая модель – модель объекта, процесса или явления, представляющая собой математические закономерности, с помощью которых описаны основные характеристики моделируемого объекта, процесса или явления. По сути это математическая абстракция, характеризующая физический, биологический, экономический или какой-либо другой процесс. Математические модели при различной физической природе основаны на идентичности математического описания процессов, происходящих в них в оригинале. Математические модели позволяют количественно исследовать явления, трудно поддающиеся изучению на физических моделях.
Натурная модель представляет собой масштабно изменяемый объект, позволяющий наиболее полно исследовать процессы, протекающие в натурных условиях.
При построении модели свойства и сам объект обычно упрощают, обобщают. Чем ближе модель к оригиналу, тем удачнее она описывает объект, тем эффективнее теоретическое исследование и тем ближе полученные результаты к принятой гипотезе исследования.
Стандартных рекомендаций по выбору и построению моделей не существует. Модель должна отображать существенные явления процесса. Мелкие факторы, излишняя детализация, второстепенные явления и т. п. лишь усложняют модель, затрудняют теоретические исследования, делают их громоздкими, нецеленаправленными. Поэтому модель должна быть оптимальной по своей сложности, желательно наглядной, но главное – достаточно адекватной, т. е. описывать закономерности изучаемого явления с требуемой точностью.
Для построения наилучшей модели необходимо иметь глубокие и всесторонние знания не только по теме и смежным наукам, но и хорошо знать практические аспекты исследуемой задачи.
Метод моделирования – изучение явлений с помощью моделей – один из основных в современных исследованиях.
Моделирование – метод научного познания, сущность которого заключается в замене изучаемого предмета или явления специальной аналогичной моделью (объектом), содержащей существенные черты оригинала. Таким образом, вместо оригинала (интересующего нас объекта) эксперимент проводится на модели, а результаты исследований распространяются на оригинал.
Моделирование – это один из главных методов научного исследования, с помощью которого можно ускорить существующие технологические процессы, сократить сроки освоения новых. Этот метод применяют при изучении различных технологий, режимов работы машин и агрегатов, распределения материальных ресурсов, логистизации процессов перемещения товаров и транспортных средств международной перевозки через таможенную границу и проч.
Различают физическое и математическое моделирование. При физическом моделировании физика явлений в объекте и модели и их математические зависимости одинаковы. При математическом моделировании физика явлений может быть различной, а математические зависимости одинаковыми. Математическое моделирование приобретает особую ценность, когда возникает необходимость изучить очень сложные процессы.
Важен ещё один аспект метода моделирования. Если для обычного эксперимента характерно непосредственное взаимодействие с объектом исследования, то в моделировании такого взаимодействия нет, так как изучается не сам объект, а некая система, отображающая его основные свойства.

Тема 5. Специальные методы научного исследования.

В социально-гуманитарных науках, помимо общенаучных методов применяются специальные методы исследования явлений и закономерностей. Специальные методы исследования используются только в какой-нибудь одной отрасли научного знания либо их применение ограничивается несколькими узкими областями знания. Например, к специальным методам относятся конкретно-социологические методы, которые основаны на применении методов конкретной социологии для изучения социальных явлений.
Конкретно-социологические исследования – это научное изучение, анализ и систематизация социальных фактов, явлений и процессов, относящихся к различным сферам жизни общества.
К методам такого рода исследований относятся: изучение документов (документальный метод), опросы в форме анкетирования и интервью, метод экспертных оценок и проч.
Важное значение имеют не только методы получения сведений о социальных явлениях, но и методы их сбора, обработки и оценки. К таким методам можно отнести:
 регистрации единичных событий (наблюдение, опрос, изучение документов и проч.);
 сбора данных (сплошное, выборочное или монографическое обследование);
 обработки и анализа данных (описание и классификация, типологизация, системный анализ, статистический анализ и проч.).
К наиболее распространённым методам конкретно-социологических исследований государственно-правовых явлений относятся: изучение документов; контент-анализ; опрос.
Изучение документов (документальный метод).
Документ – это объект исследования, содержащий информацию на любом материальном носителе (бумаге, диске и проч.) при помощи какой-либо знаковой системы.
Существует различная классификация документов. По общей значимости их можно разделить:
а) официальные, которые имеют «служебный» характер, поскольку они составлены государственными и муниципальными органами и учреждениями, коммерческими и некоммерческими организациями;
б) неофициальные, к которым относятся в основном личные документы, касающиеся жизни и деятельности лица или группы лиц (письма, мемуары, дневники, выступления и проч.).
По характеру знаковых средств фиксации информации документы делятся на текстовые и нетекстовые. В текстовых документах информация закреплена посредством письменных знаков (букв), в нетекстовых – неречевыми знаками.
Документы, какими бы достоверными они на первый взгляд ни казались, требуют к себе критического отношения, поскольку содержащиеся в них сведения могут оказаться неверными, неполными. Поэтому документ следует проанализировать, ответив на следующие вопросы: что он представляет собой по виду и форме; какова подлинность текста; кто его автор; время, место и обстоятельства возникновения документа; какова достоверность содержащихся в нём сведений; насколько полна закреплённая в документе информация; каковы цели создания документа.
При изучении документов может быть использован количественный метод, называемый контент-анализом. Его суть заключается в выделении в изучаемом документе определённых признаков (единиц анализа), подсчёте их количества и определении частоты употребления таких признаков в общем объёме имеющейся информации или в общем количестве изученных документов. Индикаторами, т.е. конкретными указателями на присутствие единиц анализа в документе, могут быть: употребленные в тексте понятия, события, наименования, имена собственные, устойчивые словосочетания; предложения (утверждения, вопросы, оценки и т.п.); совокупность высказываний на определённую тему.
Для количественного анализа составляют вопросник, содержащий набор вопросов на определённую тему, ответы на которые могут быть получены из документов.
Большое значение в сборе первичной информации со слов опрашиваемого имеет метод опроса. Метод опроса может проводиться заочно путём распространения, сбора и обработки анкет (анкетирования) либо очно, в форме беседы с опрашиваемым лицом.
Первый метод опроса требует разработки анкеты. Обычно она состоит из следующих частей:
1. преамбулы (вводной части), в которой указывается, кто проводит опрос, с какой целью, даётся инструкция по заполнению анкеты и её возврату, гарантия анонимности и высказывается благодарность за ответы;
2. паспортички (демографической части), содержащей вопросы по социально-демографической характеристике респондентов. Иногда эти вопросы помещают в конце анкеты;
3. контактных вопросов, позволяющих заинтересовать респондента и ввести его в изучаемую проблему;
4. основных вопросов, с помощью которых собирают ту информацию, ради которой проводят исследование;
5. заключительных вопросов, предоставляющих возможность опрашиваемому свободно высказаться по теме исследования.
Помимо перечисленных в анкету могут быть включены контрольные вопросы и вопросы-фильтры. Первые применяются для проверки правдивости ответов, а также для уточнения и дополнения сведений, получаемых из ответов на основные вопросы. Вторые предназначены для проверки того, относится ли респондент к группе людей, подлежащих опросу, компетентен ли он.
Имеет значение порядок расположения вопросов. Они должны располагаться в логической последовательности. Социологи рекомендуют в начале анкеты ставить простые вопросы, в середине – сложные, трудные, деликатные. Затем сложность вопросов убывает. В анкете не должно быть ненужных или наводящих вопросов.
Следует продумать содержание, форму и порядок не только вопросов, но и ответов на них. В зависимости от формы ответов различают вопросы закрытые, открытые и полузакрытые. Закрытые вопросы бывают:
а) с альтернативными ответами типа "да – нет" (иногда с добавлением "не знаю");
б) со шкальными ответами, например, для оценки интенсивности какого-либо явления в баллах;
в) с ответами-меню, из списка которых можно выбрать один или несколько ответов.
Открытые вопросы не содержат ответов, и респондент может дать любой, какой пожелает.
Полузакрытые вопросы имеют неполный перечень ответов, и опрашиваемый может ответить на них в строке "другое (иное)".
Для проверки правильности составления анкеты проводится пробный (пилотажный) опрос. Он состоит в том, что анкета размножается в небольшом количестве и распространяется среди специально подобранных, типичных респондентов. Если окажется, что, например, многие отказались ответить на вопросы анкеты либо среди опрошенных большой процент ответивших "не знаю (затрудняюсь ответить)" или вообще отсутствуют ответы на вопросы, то придется пересмотреть формулировки этих вопросов и ответов либо исключить их.
После пробного можно приступить к массовому опросу. Анкеты могут быть разосланы по почте (количество возвратившихся анкет около 30%) или непосредственно розданы респондентам (возвращается около 90%).
Опрос может быть сплошным или выборочным. Выборочный метод применяют тогда, когда обследуемый контингент превышает 500 человек. Его суть состоит в том, что вместо всей массы людей, называемой генеральной совокупностью, обследуют только выделенную по определённым правилам её часть, составляющую выборочную совокупность. Полученные результаты распространяют на генеральную совокупность.
Выборки бывают вероятностными и целенаправленными.
При вероятностной выборке каждый элемент генеральной совокупности должен иметь равную вероятность попасть в выборочную совокупность. Такая выборка может быть простой случайной, механической, серийной, гнездовой и др. Примерами простой случайной выборки являются жеребьевка, лотерейный метод. Механическая выборка состоит в том, что все элементы генеральной совокупности сводят в единый список, из которого через равные интервалы отбирают нужное число респондентов. При серийной выборке генеральная совокупность разбивается на однородные части (серии) по определенному признаку. Из каждой серии отбирается количество элементов пропорционально общему числу элементов в ней. Особенность гнездовой выборки заключается в том, что отбираются группы опрашиваемых с последующим их сплошным опросом.
При целенаправленной выборке не применяются правила теории вероятности. Имеются следующие её виды: стихийная (например, почтовый опрос), основного массива (опрашивают 60-70% от генеральной совокупности), квотная (в качестве квот могут быть данные о признаках элементов генеральной совокупности, например образование, возраст).
Выборка должна быть характерной, т.е. выборочная совокупность должна воспроизводить характеристики генеральной совокупности, достаточно верно отражать содержание и закономерности изучаемого явления. Разность между данными генеральной и выборочной совокупности называется ошибкой выборки. По мнению социологов, повышенная надёжность исследования допускает ошибку выборки до 3%, обыкновенная – от 3 до 10%, приближенная – от 10 до 20%, ориентировочная – от 20 до 40%.
Интервью – это беседа исследователя с респондентом по определённому плану. Интервью может проводить сам исследователь или его помощники. Исследователь, пользуясь вопросником, планом, бланком или карточкой, задаёт вопросы, направляет беседу, фиксирует ответы опрашиваемых.
Интервью может быть стандартизированным или свободным.
Стандартизированное интервью осуществляется по закрытым вопросам, и исследователю остается лишь пометить ответ подчеркиванием, крестиком либо записать его в балльной системе (1, 2, 3 и т.д.).
Свободное интервью – это беседа с респондентом по определённому кругу вопросов, по которым ему предоставляется свобода ответов.
По процедуре проведения различают интервью:
 панельное, т.е. многократное с одними и теми же лицами по одним и тем же вопросам через определённые промежутки времени;
 клиническое, т.е. длительное, глубокое;
 фокусированное, т.е. кратковременное по какому-либо конкретному вопросу.
Метод экспертных оценок заключается в изучении мнения специалистов, обладающих глубокими знаниями и практическим опытом в определённой сфере. В качестве экспертов отбираются как научные, так и практические работники (не более 20-30 человек). Для определения их компетентности применяются следующие способы:
 эвристический (интуитивные оценки, даваемые самими экспертами друг другу);
 статистический (оценки, полученные путём анализа суждений экспертов по изучаемому вопросу);
 тестовый (оценки, полученные путём тестовых испытаний экспертов);
 документальный (оценки, полученные путём изучения материалов, характеризующих экспертов);
 комбинированный (оценки, полученные с использованием нескольких из перечисленных способов).
Опрос экспертов может быть индивидуальным или групповым, очным или заочным. Индивидуальный опрос проводится путём анкетирования или интервью. Групповой опрос возможен в форме "круглого стола", в ходе которого происходит обмен мнениями между специалистами.
В экономических науках этот метод используется при разработке и реализации прогнозов деятельности предприятия, оценке внутреннего состояния предприятия, сильных и слабых его сторон, выявлении тенденций, позволяющих максимально использовать имеющие возможности, избегать негативных ситуаций, возможных угроз в будущем.
При проведении конкретно-социологических исследований государственно-правовых явлений используются и другие методы: социометрии, тестов, биографические, психологические и логико-математические.
Собранный с помощью рассмотренных способов эмпирический материал требуется обобщить и проанализировать. Для этого применяются методы сводки, группировки и статистического анализа.
Статистическая сводка состоит в том, что содержащиеся в анкетах, карточках и других материалах сведения систематизируются, сводятся в статистические совокупности и обозначаются обобщающими показателями (абсолютными числами, процентами и т.д.).
Группировка заключается в расчленении статистических показателей на качественно однородные группы по существенным признакам. В зависимости от целей выделяют следующие группировки:
 типологическая (например, деление всех участников внешнеэкономической деятельности по их организационно правовой форме, характеру и степени их общественной значимости);
 структурная (например, динамическая группировка доли ввозных таможенных пошлин в общем объёме таможенных платежей за 5 лет);
 аналитическая (например, группировка данных, показывающих зависимость таможенных платежей от множества факторов, в том числе таможенной стоимости, страны происхождения товаров, льгот, преференций и проч.).
Для измерения статистических связей между признаками изучаемого явления применяется корреляционный анализ.
Корреляционной связью называется такая форма причинной связи, при которой причина порождает следствие не однозначно, а лишь с определённой долей вероятности.
Различают корреляционные связи: простые и множественные (по количеству признаков связи), положительные и отрицательные (по направленности), прямолинейные и криволинейные (по аналитическому выражению).
Простая корреляция отображает связи между двумя признаками (например, количество участников внешнеэкономической деятельности и уровень таможенных правонарушений). При множественной корреляции экономическое явление рассматривается как совокупность влияния многих факторов (таможенная стоимость и факторы, её определяющие).
Положительная корреляция отражает изменение признаков в прямой пропорциональности. Когда увеличение (уменьшение) одного признака, сопровождается уменьшением (увеличением) другого признака, корреляция называется отрицательной. Прямолинейной называют связь, которая может быть выражена уравнением прямой линии. Для криволинейного вида связи, выражаемого уравнением кривой линии, характерно то, что с увеличением одного признака второй сначала увеличивается, а затем, после достижения определённого уровня развития, уменьшается.
Глубокое изучение явлений, процессов требует использования приёмов корреляционного анализа, который обеспечивает возможность выражения тесноты связи между количественными и качественными показателями, и использования их для построения теоретических моделей зависимости показателей от различных факторов.

Тема 6. Философия науки, еЁ генезис и этапы развития.

Философия и наука: проблемы взаимосвязи и взаимодействия.
Аристотель утверждал, что философия – наука наук потому, что она познает природу сущего, а его внешнюю сторону и отдельные проявления оставляет на долю искусств и наук. Однако в это время знание древних, именовавшееся «философия», носило синкретический характер и содержало в себе зачатки и научного, и философского знания.
Начиная с ХІХ века популярным стало утверждение о величии науки и неполноценности философии, основанное, с одной стороны, на том, что в умозрительных размышлениях философов не только много гениальных догадок, но и много вздора. С другой – на практической ценности конкретного знания в условиях развития индустриальной цивилизации и промышленной революции. Позитивизм утверждал, что философия имеет познавательную ценность только в те периоды истории, когда еще не сформировалась наука.
Сегодня одни мыслители утверждают, что философия и наука различаются объектами исследований, другие, что граница проходит внутри исследуемых проблем, которые философия и наука рассматривают с различных сторон.
Философию и науку сближает то, что и философское, и научное знание, опираясь на опыт и разум, отражают мир в общих и абстрактных понятиях, общее для них – поиск истины и стремление логически обосновать знание, выразить его в теоретической форме.
Задача уяснения ценностных оснований науки и культуры в целом имеет философский характер, поскольку предметом философских размышлений является не мир сам по себе, а отношение «человек и мир».
В философии формируется самосознание науки, исследуются проблемы сущности и особенностей научно-познавательной деятельности.
Философия задает общие мировоззренческие ориентиры в выборе проблемы исследования, обосновании гипотез и оценке полученных результатов. Философский анализ, обобщение и интерпретация новых научных результатов не только устанавливает их связь и различие с ранее накопленным знанием, но и закладывает методологические основы формирования новой системы взглядов.
Философия выполняет по отношению к науке критическую функцию, интегрирует естественнонаучное, гуманитарное, техническое знание, формируя научную картину мира. Философские основания науки обеспечивают своеобразную «стыковку» нового научного знания с господствующим мировоззрением, культурой, включая его в социокультурный контекст эпохи; функцию обоснования уже добытых знаний; эвристическую функцию, участвуя в постройке новых теорий, перестройку нормативных структур науки и картин реальности.

Натурфилософия как историческая форма взаимосвязи философии и науки.
Натурфилософия – способ миропонимания, основанный на некоторых умозрительно установленных общих принципах и дающий общую картину, охватывающую всю природу в целом. Натурфилософия была исторически первой формой рационального мышления, направленного на познание природы, взятой в ее целостности.
Основными причинами «гибели» натурфилософии были:
 формирование естественных наук, достигших определенной степени зрелости;
 осознание ограниченности абстрактных умозрительных (спекулятивных) обобщений, критика натурфилософских построений со стороны крупных естествоиспытателей;
 критика натурфилософии позитивизмом (О. Конт, Дж.С. Милль, Г. Спенсер и др.), который возник в 30-е годы ХІХ в. и провозгласил решительный разрыв с философской («метафизической») традицией, считая, что наука не нуждается ни в какой стоящей над ней философией.

Возникновение философии науки и особенности ее развития.
В результате распада натурфилософии формируется особое направление в развитии философской мысли ХІХ в. – позитивизм (от латинского positivus – положительный) – объявляющее единственным источником истинного, действительного знания конкретные (эмпирические) науки и отрицающие познавательную ценность традиционного философского исследования.
Основные идеи позитивистского направления в философии:
 полная элиминация традиционных философских проблем, которые неразрешимы из-за ограниченности человеческого разума;
 поиск универсального метода получения достоверного знания и универсального языка науки;
 гносеологический феноменализм – сведение научных знаний к совокупности чувственных данных и полное устранение «ненаблюдаемого» из науки;
 методологический эмпиризм – стремление решать судьбу теоретических знаний исходя из результатов его опытной проверки;
 дескриптивизм – сведение всех функций науки к описанию.

Махизм (эмпириокритицизм) – направление в философии и методологии науки конца XIX – начала XX века, основано почти одновременно и независимо друг от друга Э. Махом и Р. Авенариусом (Швейцария). Дальнейшее развитие они получили в работах их учеников, а также в работах К. Пирсона (Великобритания) и П. Дюэма (Франция). Тем не менее, широкое распространение махизма (эмпириокритицизма в целом) связано с деятельностью Маха. Его влияние объясняется тем, что работы Маха возникли в качестве непосредственной реакции на кризис классической физики. Мах выступил с претензией объяснить этот кризис и предложить программу выхода из него.
Частичным синонимом термина «махизм» является термин «эмпириокритицизм»: иногда под махизмом понимается только учение Маха, но не учение Авенариуса. Махизм (эмпириокритицизм) считается вторым этапом эволюции позитивизма.
Махизм предложил своё решение психофизической проблемы, согласно которому душа и тело построены из одних и тех же «элементов» (ощущений), и поэтому нужно говорить не о соотношении реальных процессов – физиологических и психических, а о различных комплексах ощущений. Идеологически махизм близок философии Дж. Беркли и Д. Юма.
Основу учения Маха составляет теория (принцип) экономии мышления и идеал чисто описательной науки. Экономию мышления Мах объявляет основной характеристикой познания вообще, выводя её из изначальной биологической потребности организма в самосохранении, обусловливающей, по Маху необходимость приспособления организма к фактам. Ту же идею Авенариус выражает в принципе наименьшей траты сил.

В 60-е годы ХIХ в. в Германии возникло философское течение – неокантиантство. Так же как и позитивисты, неокантианцы утверждали, что познание есть дело только конкретных, «позитивных» наук. Философию в смысле учения о мире в целом они отбрасывают как «метафизику».
Неокантианцы сосредоточили внимание на активной, творческой, конструктивной деятельности разума, усматривая в ней основу всякого научного познания.
В рамках неокантианства сформировалось две научные школы – Марбургская школа – Герман Коген, Пауль Наторп, Эрнст Кассирер и Баденская школа – Вильгельм Виндельбанд, Генрих Риккерт.
Марбургская школа особое внимание обращала на изучение логических оснований философии И. Канта, отстаивая первенство «теоретического» разума над разумом «практическим», ставя в центр своих интересов метод интерпретаций явлений культуры, конституированных в сферах морали, искусства, права, религии, науки. При этом марбургская школа рассматривала математику как образец для социогуманитарного знания: способы образования понятий в математике полагались в качестве эталона для образования понятий вообще.
В отличие от марбургской школы неокантианства Баденская школа основное внимание уделяла психологическому истолкованию философии И. Канта, утверждая приоритет практического разума и обосновывая трансцендентальную, значащую природу ценностей, поэтому в центре исследований баденской школы была аксиологическая, культурологическая, антропологическая проблематика.
Неокантианство внесли существенный вклад в философию языка, философию мифа, философию культуры.

Прагматизм – философское течение, возникшее в конце XIX в. и получившее наибольшее распространение в США.
Своим рождением прагматизм обязан деятельности небольшой группы научных работников, собиравшихся в начале 70-х годов ХIХ в. в Кембридже, названной Пирсом «Метафизическим клубом». В 1871 году Чарлз Пирс (1839-1914) выступил с докладом, содержавшим основные идеи прагматизма, а в конце 1878 года изложил их в статьях «Закрепление верования» и «Как сделать наши идеи ясными», которые остались незамеченными. В 1898 году психолог и философ Уильям Джеймс (1842-1910) в статье «Философское понятие и практические результаты» возродил и развил идеи Пирса. В начале XX в. к прагматизму примкнули Джон Дьюи (1859-1952) и Джордж Герберт Мид (1863-1931), с конца 80-х годов ХХ в. идеи прагматизма занимают большое место в работах Ричарда Рорти (р. 1931), Хилари Патнэма (р. 1926).
Сторонники прагматизма утверждали, что философия должна быть не размышлением о первоначалах бытия и познания, а общим методом решения тех проблем, которые встают перед людьми в различных жизненных («проблемных») ситуациях.
Согласно теории Пирса процесс познания означал переход не от незнания к знанию, а от сомнения к вере (верованию), однако не субъективной, а коллективной или социальной.
В концепции Дьюи, как и во всем прагматизме, наука становится лишь умением решать проблемы, а ее цель – обслуживание индивидуальных или групповых интересов, связанных с текущим моментом.
Далее позитивизм как философия науки вынужден трансформироваться, стремясь ответить на новые проблемы, возникшие в развитии науки в 20-30-е годы ХХ в.
Суть этих проблем заключалась, прежде всего, в необходимости осмысления роли знаково-символических средств научного мышления в связи с математизацией и формализацией научных исследований; отношения теоретического аппарата науки и ее эмпирического базиса; необходимости анализа структурных характеристик научного исследования – соотношение анализа и синтеза, индукции и дедукции, логики и интуиции, открытия и обоснования, теории и фактов; решении проблемы демаркации – отделения науки от метафизики.

Неопозитивизм сформировался почти одновременно в четырех европейских странах – Австрии («Венский кружок»: Мориц Шлик, унаследовавший кафедру Маха, Отто Нейрат, Рудольф Карнап), Англии (Бертран Рассел, Альфред Айер), Польше (Львовско-Варшавская школа – Я. Лукасевич. К. Айдукевич, А. Тарский), Берлинская школа (Г. Рейхенбах) в 20-х годах ХХ в. Значительное влияние на взгляды участников «Венского кружка» оказал Людвиг Витгенштейн.
В отличие от махистов, внимание которых было сосредоточенно на анализе ощущений и чувственного опыта, неопозитивисты делали акцент на исследовании логического аппарата новейшего естествознания.
Противопоставляя науку философии, представители неопозитивизма считали, что единственно достоверным и научным знанием является только специально-научное знание. Традиционные философские вопросы объявлялись ими бессмысленной метафизикой на том основании, что они формулируются с помощью терминов (псевдопонятий), которые не поддаются эмпирической проверке.
В отличие от классического позитивизма О. Конта и Г. Спенсера, неопозитивизм видел задачу философии не в систематизации и обобщении специально-научного знания, а в деятельности по анализу языковых форм знания.
Как и логический позитивизм, лингвистическая философия утверждала, что все знания о мире дают наука и здравый смысл; философия занимается не установлением истин, а «проясняющей» аналитической деятельностью по различению осмысленного и бессмысленного, очищению языка от «систематически вводящих в заблуждение высказываний» (Дж. Райл).

Интересы представителей постпозитивизма концентрируются в основном вокруг следующих проблем: как возникает новая теория? Как она добивается признания, и каковы критерии сравнения и выбора конкурирующих научных теорий? Как развивается система научных знаний? От проблем структуры научного знания методологический анализ смещается к проблемам его роста, оспариваются кумулятивистские модели развития науки.
Общей особенностью постпозитивистских концепций является их стремление опереться на историю науки. Позитивизм не питал интереса к истории, он брал за образец научности теории математической физики и полагал, что все научное знание в конечном счете должно приобрести форму аксиоматических или гипотетико-дедуктивных теорий. Если какие-то дисциплины далеки от этого идеала, то это свидетельствует лишь об их незрелости. Представители постпозитивизма главным объектом исследования сделали развитие знания, поэтому они вынуждены были обратиться к изучению истории возникновения, развития и смены научных идей и теорий.

В 30-40-е годы ХХ в. под влиянием новых открытий в науке формируется не только неопозитивизм, но и антипозитивистское течение в философии и методологии науки – неорационализм, который ориентировался на достижения математического и теоретического естественнонаучного знания.
В его рамках можно различить методологически ориентированный неорационализм (Г. Башляр, Ф. Гонсет, Э. Мейерсон) и онтологически ориентированный неорационализм (А. Уайтхед).
Альфред Уайтхед в отличие от представителей позитивистски ориентированной философии науки ХХ в. остался верным традиционно-классическому идеалу философского (метафизического) знания. Уайтхед пытался осуществить всесторонний синтез классической философии с новейшими достижениями естествознания. В своей «философии процесса» он высказал целый ряд плодотворных диалектических идей – о взаимосвязи единого и многого, о процессе как субстанции мира, об органических саморазвивающихся системах, о единстве противоположностей. Не только жизнь человечества, по мнению Уайтхеда, но и вся история Вселенной есть процесс.
Для неорационализма в целом характерно преувеличение творчески-конструктивных аспектов познания за счет отображательных его моментов, что обусловлено сложностью и опосредованностью продвижения из сферы практического опыта к тому, что постулируется в качестве законов науки. В области философии математики и современной математической физики этот гиперконструктивизм обнаруживает свои положительные свойства, позволяя показать содержательность и эвристичность любых аксиоматик и преодолеть проблему так называемой «мистики чисел», поставить применительно к этой группе наук ту же проблему «разума в действии», что и по отношению к любым другим наукам.

Структурализм – общее название ряда направлений преимущественно в социогуманитарном познании XX в., связанных с выявлением структуры изучаемых систем и разработкой структурных методов исследования. Возникает структурализм как метод исследования в лингвистике, литературоведении, психологии, теории этнографии при переходе этих наук от преимущественно описательно-эмпирических к абстрактно-теоретическим исследованиям.
Основные представители структурализма Клод Леви-Стросс (этнолог), Жак Дерида, Мишель Фуко (история искусств), Жан Лакан (психоанализ), Ролан Барт и др. В своих исследованиях они стремились обосновать гуманитарное знание как теоретическую науку.
Характерную черту структурализма составляет стремление за сознательным манипулированием знаками, словами, символами обнаружить неосознаваемые глубинные структуры, скрытые механизмы знаковых систем, которые опосредуют отношение человеческого сознания и мира.

С конца 60-х - начала 70-х годов ХХ в. происходит переход к новому этапу развития структурализма – постструктурализму. В его рамках знание лишается ореола объективности, трактуется как средоточение социальных и политических сил, как воплощение стратегий власти, принуждений и побуждений. Акцент в исследованиях постструктуралистов смещается с анализа объективных нейтральных структур к анализу всего того, что лежит вне структуры, что относится к ее «изнанке».
Главные представители постструктурализма – Мишель Фуко (1926-1984), Жак Деррида (р. 1930), Жиль Делез (1925-1995), Жан Лиотар (р. 1924), Жан Бодрийар (р. 1929).
Одной из главных задач постструктурализма является критика западноевропейской метафизики с ее логоцентризмом, выявление за всеми культурными продуктами и умственными схемами языка власти и власти языка.

Феноменология – одно из наиболее распространенных, влиятельных и сложных философских течений в философии ХХ в. Основателем его был немецкий философ Эдмунд Гуссерль. Одна из центральных проблем, над которой размышлял Гуссерль, – проблема кризиса современного европейского мира и кризиса науки.
Для Гуссерля важнейшая задача философии – обращение к исходным смысловым проблемам культуры, наделение их конкретным смысловым звучанием. Не наука и научное познание сами по себе, но смысл науки для человека и человеческого общества – такова, по Гуссерлю, основная задача феноменологического анализа.
Задача феноменологии, утверждал Гуссерль – раскрытие смысла предмета, затемненного разноречивым мнением, словами и оценками. Это и будет основой рационализма нового типа.
Представители феноменологии: Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Ж.П. Сартр, П. Рикёр.

Основателем герменевтики Нового времени считают немецкого философа и теолога Фридриха Шлейермахера (1768-1834), который заложил основы герменевтики как общей теории интерпретации. Он рассматривал герменевтику как метод всех наук о духе (гуманитарных наук), доказывая, что с помощью психологического «вживания» можно проникнуть во внутренний мир авторов древних текстов, любых исторических деятелей и на этой основе реконструировать исторические события, понять их более глубоко, чем их осознавали сами участники этих событий.
Позднее, в конце ХIХ в., философская герменевтика разрабатывалась немецким философом Вильгельмом Дильтеем (1833-1911), который особое внимание уделял исследованию сущности процесса понимания.
Наиболее известные представители герменевтики – Ханс Георг Гадамер (1900-2002), Поль Рикёр (р. 1913), Жак Лакан (1901-1981), Карл Отто Апель (р. 1922).
Центральный методологический принцип герменевтики: для понимания целого необходимо понять его отдельные части, но для понимания отдельных частей уже необходимо иметь представление о смысле целого.

Тема 7. Теоретические модели и закономерности развития науки.

Кумулятивистская модель развития науки.
В историографии науки широко распространен так называемый кумулятивистский взгляд на развитие науки. Особенно отчетливо он выражен в работах французского историка науки Пьера Дюгема. Развитие науки представляется поступательным, последовательным возрастанием твердо установленных, то есть доказанных, эмпирически обоснованных истин. Научная картина мира только расширяется, но не изменяется коренным образом.
Новые открытия в науке на рубеже веков поставили под сомнение понимание процесса познания как зеркального отражения действительности, показали ограниченность идеалов и норм научного познания, которые сформировались под влиянием классической механики.
Оказалось, что наука развивается не путем постепенного накопления энциклопедической информации, а движется значительно сложным путем, включающем и кумулятивное накопление знаний.

Диалектико-материалистическая модель развития науки в к. XIX – н. XX в.
Опираясь на диалектико-материалистические идеи Ф. Энгельса, В. Ленин убедительно показал, что развитие науки идет не путем медленного последовательного наращивания новых знаний на старые, а через научные революции.
Развитие науки, по его мнению, подчиняется основным законам диалектики – закону взаимного перехода количественных и качественных изменений, закону единства и борьбы противоположностей, закону отрицания отрицания.

Постпозитивистские теоретические модели развития науки.
Особенностью большинства постпозитивистских концепций является отказ от кумулятивизма. Постпозитивизм признает, что в истории науки неизбежны существенные, коренные преобразования, когда происходит пересмотр не только теорий, но и фактов, методов, фундаментальных мировоззренческих представлений.
В современной западной философии науки можно условно выделить два основных направления разработки теоретических моделей развития научного знания. Одно из них опирается на логическую реконструкцию научного развития при помощи нормативных принципов логического характера, призванных регулировать это развитие (К. Поппер, И. Лакатос). Другое направление – стремится разработать социокультурную и социопсихологическую реконструкция развития научного знания и науки (Т. Кун, С. Тулмин).

К. Поппер: проблема роста научных знаний.
По мнению Карла Поппера, наука должна развиваться. В ней постоянно должны происходить выдвижение новых теорий, их проверка и опровержение. Наука прогрессирует благодаря смелым идеям, выдвижению новых и ниспровержению прежних теорий.
Рационально действует тот ученый, который строит смелые теоретические гипотезы, открытые самым разнообразным попыткам их опровержения. Синонимом рациональности являются бескомпромиссная критика, основанная на принципе фальсификации.
Теория, которая не может быть опровергнута каким бы то ни было мыслимым событием, согласно взглядам Поппера, не научна. Неопровержимость есть не достоинство теории (как часто думают), а ее недостаток.
Рост научного знания, по Попперу, можно описать так:
1) Формулирование исходной проблемы;
2) Выдвижение пробных теорий, предположительных решений;
3) Процедура удаления ошибок;
4) Постановка новой проблемы.
Важной особенностью подхода Поппера является концепция фаллибилизма. Суть ее заключается в том, что любое научное знание носит лишь гипотетический характер, подвержено ошибкам.
Поппер полагает, что в процессе роста научного знания старая теория всегда отбрасывается.
Вопреки мнению Поппера, с появлением новых теорий более глубокие и общие старые теории, если они давали относительно правильное знание, остаются в науке и продолжают использоваться в ней (теория Эйнштейна не привела к гибели законов Ньютона). Как правило, связь между теориями при этом подчиняется принципу соответствия.
Он рассматривает знание как особый – третий мир, мир идей, проблем, теорий, который существует как бы самостоятельно наряду с миром физических объектов и миром сознания человека.
Таким образом, поставив ряд важных проблем динамики научного познания: роста научного знания, роли гипотез в развитии науки, роли эмпирического опровержения и теоретической критики в развитии нового знания, соотношения старых и новых теорий и т.п., Поппер не смог до конца их решить. Но он активизировал их исследование.

И. Лакатос: методология научно-исследовательских программ.
Ученик и последователь Поппера Имре Лакатос, пытаясь учесть ошибки, разрабатывает концепцию научно-исследовательских программ (НИП).
Она является в значительной мере продолжением и модернизацией попперовской доктрины.
НИП – это метатеоретическое образование, в пределах которого осуществляется теоретическая деятельность; это совокупность сменяющих друг друга теорий, объединяемых определенной совокупностью базисных идей и принципов.
Развитие науки, по Лакатосу, – это последовательная смена НИП, могущих какое-то время сосуществовать или конкурировать друг с другом. Структура НИП включает в себя «жесткое ядро», «защитный (или предохранительный) пояс» и систему методологических правил («эвристик»).
«Жесткое ядро» научной исследовательской программы – это то, что является общим для всех ее теорий, совокупность утверждений, которые принимаются как неопровержимые: 1) наиболее общие представления о реальности; 2) основные законы взаимодействия элементов этой реальности; 3) главные методологические принципы, связанные с этой программой.
«Защитный пояс» – совокупность вспомогательных теорий и гипотез, инвариантом которых является «жесткое ядро». Он принимает на себя огонь критических аргументов и предохраняют ядро НИП от фальсификации, от опровергающих фактов.
«Эвристики» – методологические правила, одни из которых говорят, каких путей исследования следует избегать (отрицательные эвристики), а другие, каким путём следовать (позитивные эвристики) в рамках данной НИП
Эволюция конкретной программы происходит за счёт видоизменения и уточнения «предохранительного пояса», разрушение же «жёсткого ядра» теоретически означает отмену программы и замену её другой, конкурирующей.
Целью науки, с точки зрения Лакатоса, является защита «жесткого ядра». Поэтому и изменение теорий в значительной степени зависят от взаимоотношений «жесткого ядра» и «защитного пояса» и не очень зависит от эмпирической действительности.
Главным критерием научности программы Лакатос называет прирост фактического знания за счёт её предсказательной силы. Пока программа даёт прирост знания, работа учёного в её рамках «рациональна». Когда программа теряет предсказательную силу и начинает работать только на «пояс» вспомогательных гипотез, Лакатос предписывает отказаться от её дальнейшего развития.
Концепция Лакатоса вносит новые моменты в понимание развития научного знания, в частности пытается решить вопрос о его преемственности. Однако она решает его только в рамках эволюционных периодов развития науки, а вопрос же о преемственности в ходе смены программ остается открытым. Кроме того, НИП Лакатоса не отражает влияние на процесс развития науки социокультурных факторов. Вместе с тем эта концепция является продуктивным средством историко-научных исследований некоторых периодов развития науки.

Т. Кун: историческая динамика научных знаний.
Лидером социально-психологической реконструкции развития научного знания является Томас Кун.
В общем виде куновскую концепцию развития науки можно сформулировать следующим образом:
1) начальная допарадигмальная стадия развития науки. Она характеризуется наличием различных точек зрения, фундаментальных теорий, общепризнанных методов и ценностей;
2) создание единой парадигмы на основе консенсуса членов научного сообщества;
3) на основе этой парадигмы осуществляется нормальное развитие науки, накапливаются факты, совершенствуются теории и методы;
4) в процессе такого развития возникают аномальные ситуации, при водящие к кризису, а затем к научной революции;
5) научная революция – период распада парадигмы, конкуренции между альтернативными парадигмами – и утверждение новой парадигмы;
Законы и теории Кун называет «парадигмой». Парадигма (от греч. – образец) – это система норм, базисных теоретических взглядов, методов, фундаментальных фактов и образцов деятельности, которые признаются и разделяются всеми членами данного научного сообщества как логического субъекта научной деятельности.
Центральное место в концепции Куна занимает понятие парадигмы, или совокупности наиболее общих идей и методологических установок в науке, признаваемых данным научным сообществом. Парадигма обладает двумя свойствами:
1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы;
2) она содержит переменные вопросы, т.е. открывает простор для исследователей.
Парадигма – это начало всякой науки, она обеспечивает возможность целенаправленного отбора фактов и их интерпретации. Парадигма, по Куну, или «дисциплинарная матрица», как он ее предложил называть в дальнейшем, включает в свой состав четыре типа наиболее важных компонентов:
1) «символические обобщения» – те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму,
2) «метафизические части парадигм» типа: «теплота представляет собой кинетическую энергию частей, составляющих тело»,
3) ценности, например, касающиеся предсказаний, количественные предсказания должны быть предпочтительнее качественных,
4) общепризнанные образцы.
Все эти компоненты парадигмы воспринимаются членами научного сообщества в процессе их обучения, роль которого в формировании научного сообщества подчеркивается Куном, и становятся основой их деятельности в периоды “нормальной науки”. В период “нормальной науки” ученые имеют дело с накоплением фактов, которые Кун делит на три типа:
1) клан фактов, которые особенно показательны для вскрытия сути вещей. Исследования в этом случае состоят в уточнении фактов и распознании их в более широком кругу ситуаций,
2) факты, которые хотя и не представляют большого интереса сами по себе, но могут непосредственно сопоставляться с предсказаниями парадигмальной теории,
3) эмпирическая работа, которая предпринимается для разработки парадигмальной теории.
Однако научная деятельность в целом этим не исчерпывается. Развитие «нормальной науки» в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы.

Ст. Тулмин: эволюция матрицы понимания.
В рамках социально-психологического направления реконструкции процесса развития научных знаний лежит и концепция американского философа Стивена Тулмина (1922-1997).
Развитию науки, считает Тулмин, присущи не радикальные революции, а микрореволюции, которые связаны с каждым отдельным открытием.
Развитие науки осуществляется как развертывание сети проблем, определяемых ситуационно и исчезающих с изменением ситуации или в результате смены целей и поколений. Концепции, теории и объяснительные процедуры оцениваются не как истинные или ложные, а в терминах адаптации к окружающей среде, к интеллектуальному полю проблем.
Знания, по Тулмину, «размножаются» как поток проблем и понятий, наиболее ценные из них передаются от эпохи к эпохе и подвергаются известной трансформации.
Тулмин толкует научный процесс как постоянный и ненаправленный процесс борьбы идей за существование путем наилучшей адаптации к среде их обитания.
В отличие от биоэволюционной позиции Поппера или биосоциальной Куна, позицию Тулмина можно охарактеризовать как «селекционную» модель науки.
Важный элемент его концепции – привлечение данных социологии, социальной психологии, экономики, истории науки, утверждение конкретно-исторического подхода к развитию науки.

Дж. Холтон: тематический анализ науки.
Проблема зарождения, становления нового знания является исходной в исследованиях американского историка и философа науки, проф. Гарвардского университета Джеральда Холтона (р. 1922). С точки зрения Холтона, каждое событие в истории науки необходимо рассматривать как пересечение трех траекторий: индивидуальность ученого; состояние науки в данное время; особенностей социальных факторов, включая общий культурный контекст эпохи.
Им разработана концепция «тематического анализа науки».
«Темы» (или проблемы) включают в себя понятия, гипотезы, методологии, представляющие собой неявные предпосылки, эвристические правила, определяющие постановку вопроса, программу исследований, способы решения фундаментальных проблем, а также выражают личную оценку, индивидуальное предпочтение, отдаваемое ученым той или иной гипотезе, проблеме, теории.
«Темы» практически не меняются во времени и пространстве. Холтон утверждает, что истоки большинства «тем» очень древние и нередко уходят в пласты мифологического мышления.

П. Фейерабенд: методологический анархизм.
Особое место в философии науки принадлежит американскому философу Полу Фейерабенду (1924 – 1994), который в своей концепции сочетает положения критического рационализма, позднего Витгенштейна, идеологию контркультуры, влияние марксизма.
Рост знаний, по Фейерабенду, происходит в результате размножения несоизмеримых теорий (использующих разные понятия и методы), то есть теорий, между которыми нет логической и содержательной преемственности. Отсюда он делает выводы о невозможности создания хорошей эмпирической методологии и о равноценности всех методологических стратегий, правомерности принятия любой теоретической концепции.
На этой основе Фейерабенд отстаивает позицию теоретического и методологического плюрализма; существует множество равноправных типов знаний и методологий, и данное обстоятельство способствуют росту знаний и развитию личности. Принцип методологического плюрализма призывает создавать и разрабатывать теории, несовместимые с принятыми точками зрения, даже если последние и являются в высшей степени подтвержденными и общепринятыми.
Также он выдвигает идею методологического анархизма, которая отрицает возможность универсального метода познания.

Тема 8. Эпистемологический образ науки. Генезис науки и основные исторические этапы еЁ развития.

Проблема возникновения науки и влияние представлений о науке на решение вопроса о ее возникновении.
Некоторые исследователи предполагают, что наука возникает в рамках истории и культуры древних цивилизаций. Эта мысль основывается на том, что древнейшие цивилизации – Шумеры, Древний Египет, Вавилон, Месопотамия, Индия – выработали и накопили большое количество астрономического, математического, биологического, медицинского знания.
Вместе с тем, самобытные культуры древних цивилизаций были ориентированы на воспроизводство сложившихся социальных структур, стабилизацию исторически сложившегося образа жизни, господствующего на протяжении многих столетий.
Большинство современных исследователей истории науки считает, что наука возникает в древней Греции в VI-V вв. до н.э. Главной особенностью научного знания является опора на разум, стремление логически объяснить мир, используя теоретическую аргументацию и целенаправленное наблюдение.
На формирование теоретического сознания в античной культуре решающее влияние оказал социокультурный климат полисной демократии. Авторитет разума ставится на место авторитета традиции.
На развитие научного мышления эпохи Возрождения сильное влияние оказали сочинения немецкого ученого, философа и богослова Николая Кузанского (1401-1464). Кузанский выступал в пользу изучения естественных наук, рационального знания и невмешательства теологии в эту сферу деятельности человека.
Выделяют 3 этапа становления классической науки:
1-ый этап – связан с разрушением старой системы мироздания, основывающейся на физике Аристотеля и птоломеевской кинематике небесных движений (ср. XVI - ср. XVII вв.);
2-ой этап – появление картезианства как системы мира, заполнившего собой интеллектуальную пустоту, которая образовалась в результате критики Галилея, работ Кеплера;
3-ий этап – создание подлинной научной картины мира, связавшей в единое целое точные математические законы земной физики и гелиоцентрическую модель Вселенной. Основная заслуга в этом принадлежит Ньютону.
Коперник – создатель гелиоцентрической схемы мира.
Дж. Бруно (1548-1600) провозглашает философию бесконечного мира, более того бесконечных миров.
Кеплер в своей известной работе «Гармония мира» (1618) обосновывает вывод, что планеты движутся вокруг Солнца не по идеально-круговым орбитам, а по элиптическим; планеты совершают движение вокруг Солнца неравномерно.
Галилео Галилей (1564-1642) изложил не только новую картину мира, но и мировоззренчески обосновал основные принципы экспериментально-математического естествознания. Галилей выделял два основных метода экспериментального исследования природы: аналитический («метод резолюций»), Синтетическо-дедуктивный («метод композиции»). В отличие от Аристотеля Галилей был убежден, что подлинным языком, на котором могут быть выражены законы природы, является язык математики.
Рождение классической науки и научного метода обычно связывают с революцией Коперника – Галилея.

Научные программы и особенности классической науки.
Картезианская научная программа.
Важным шагом в формировании классической науки, новых идеалов и норм научного исследования было создание картезианской научной программы. Ее фундатором был французский математик, физик, философ Рене Декарт (1596-1650).
Задачу науки Декарт видит в том, чтобы из полученных очевидных начал, в которых больше невозможно усомниться, вывести объяснение всех явлений природы.
Основные правила метода Декарта:
 начинать с простого и очевидного, делить сложный вопрос на наипростейшие элементы, которые можно воспринимать ясно и неопровержимо;
 из него путем дедукции получать более сложные высказывания.
Согласно картезианскому рационализму, логическими признаками достоверного знания являются всеобщность и необходимость.
Декарт формирует механистическое понимание природы, механистическую картину мира.
В природе нет ничего неделимого – этот тезис является одним из основных в научной программе Декарта. Таким образом, отвергая атомизм как философское учение, он принимает его как физическую гипотезу в виде теории корпускул, которая получила всеобщее распространение в науке XVII-XVIII вв.
Атомистическая научная программа.
Привлекательность идеи атомизма для ученых XVII в. объясняется, стремлением механически объяснить природные явления. Само понимание мира как машины побуждает обращаться к атомистической гипотезе.
Однако популярность атомизма, обусловлена и культурно-историческими факторами, в частности тенденцией к «атомизации» самого общества в XVII-XVIII вв. Разрушается феодальная общественная структура, на первое место выступает частный капитал.
С философским обоснованием атомизма в XVII в. выступил Пьер Гассенди (1592-1655). Он противопоставил Аристотелю и Декарту атомистическое учение Эпикура. Атом у Гассенди – физическое неделимое тело.
Эвристичность атомистической научной программы заключатся в том, что на ее основании ученый может «как бы видеть» те процессы, которые в действительности не даны чувственному восприятию. Атомизм дает удобную и ясную модель тех умственных конструкций, которые создает естествоиспытатель.
Научная программа Ньютона.
В труде «Математические начала натуральной философии» (1687) Исаак Ньютон предложил ученому миру новую научную программу, которая спустя несколько десятилетий оттеснила на задний план остальные программы XVII в. и примерно с 50-х гг. XVIII в. стала ведущей не только на Британских островах, но и на континенте.
Содержание научного метода Ньютона (метода принципов) сводится к следующему:
 провести опыты, наблюдения, эксперименты;
 посредством индукции вычленить в чистом виде отдельные стороны естественного процесса и сделать их объективно наблюдаемыми;
 понять управляющие этими процессами фундаментальные закономерности, принципы, основные понятия;
 осуществить математическое выражение этих принципов, математически сформулировать взаимосвязи естественных процессов;
 построить целостную теоретическую систему путем дедуктивного развертывания фундаментальных принципов.
Ньютон разработал классическую механику, завершил построение новой для того времени картины природы, сформулировав основные идеи, понятия, принципы, составившие механическую картину мира.
Основными в механике Ньютона являются понятия силы, массы, пространства и времени, которые органически связаны между собой, и вне их связи невозможно осмыслить содержание каждого из них.
Однако если бесконечное изотропное пространство мыслится в картезианской программе как относительное, то Ньютон вводит понятие абсолютного пространства и времени. Ньютон вступает в полемику не только с картезианцами, но и с атомистами, и с Лейбницем. Вместе с понятиями абсолютного пространства и времени Ньютон вводит также понятие абсолютного движения. Эта концепция пространства и времени составляла основу механической картины мира.
В числе ученых XVIII в., работавших в рамках научной программы Ньютона – Пьер Симон Лаплас (1749-1827), выдающий французский математик и астроном. Подытожил развитие классической механики.
Лейбницева научная программа.
Одним из критиков ньютоновской научной программы был Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716). Он квалифицирует Ньютонов принцип тяготения (действия тел на расстоянии) как чудо или нелепость вроде оккультных качеств схоластов. Все в мире природы, как убежден Лейбниц, должно быть объяснено исключительно с помощью механических начал.
Лейбниц отрицал абсолютность пространства и времени и считал, что тела суть проявления нематериальных монад. Философским ядром научной программы Лейбница стала его – монадология. По мнению Лейбница, монада – это единое, или единица. Она не состоит из частей, неделима.
В методологии Лейбница происходит возрастание аналитической компоненты по сравнению с Декартом. Идеальным Лейбниц считал создание универсального языка (исчисления), который позволил бы формализовать все мышление.
Общее между научными программами Нового времени:
 понимание науки как особого рационального способа познания мира, основанного на эмпирической проверке или математическом доказательстве;
 убеждение, что все природные процессы полностью подчинены механическим законам;
 опора на эксперимент, поставляющий и проверяющий результаты;
 господство аналитического подхода, направляющего мышление на поиск простейших первоэлементов;
 понимание предмета и объекта познания как объективных, существующих реально и независимо от сознания познающего субъекта;
 существует потенциальная возможность достижения абсолютного знания о мире (в лапласовском смысле). Направленность научного познания на достижение, на реализацию этой возможности – методологическое требование, определяющее направления развития науки.
Познание рассматривалось как наблюдение и экспериментирование с объектами природы, которые раскрывают тайны человеческому суверенному разуму. Разум (субъект) трактовался как отдолённый от вещей, как бы со стороны наблюдающий и исследующий их.
Условием объективности знания считалась элиминация из теоретического объяснения и описания всего, что относится к субъекту, средствам и операциям его познавательной деятельности.
Идеалом объективности было построение абсолютно истинной картины природы. Главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных, «вытекающих из опыта» принципов, на базе которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты.

Предпосылки кризиса классической науки и революция в естествознании на рубеже XIX-XX вв.
В конце XVIII – начале XIX в. происходят радикальные перемены в естествознании, что приводит к выделению науки из натурфилософии, формированию дисциплинарно организованной науки. Натурфилософские системы природы, созданные до XIX в. И. Кантом, Ф. Шеллингом, Г. Гегелем, в XIX в. не могли уже выполнять функции теоретического анализа и обобщения новых научных данных.
Это было обусловлено, с одной стороны, тем, что натурфилософия давала умозрительную картину мироздания, в формировании которой участвовали этические, эстетические и религиозные взгляды, она часто опиралась на эмоциональные аргументы и фантазии. И, с другой стороны, – тем, что натурфилософия XVII-XIX вв. опиралась на механистическую картину мира, которая отождествлялась с точным естествознанием.
Начался процесс расшатывания механической картины мира, она теряет свой универсальный характер, расщепляясь на ряд частнонаучных картин. В середине ХІХ в. она окончательно утратила статус общенаучной.
В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством.
К середине XIX века наука из преимущественно собирающей становится упорядочивающей; происходит расширение сферы экспериментальных исследований, усиливается значение мыслительного эксперимента; усиливается процесс математизации естествознания; в науку проникают идеи развития.
Развитие науки средины XIX в. связано с открытием закона сохранения и превращения энергии (Ф. Майер, Дж. Джоуль, М.Р. Ленц), клеточной теории живого (П.Ф. Горяинов, М. Шлейден, Т. Шванн), эволюционной теории Ч. Дарвина. Эти законы вносили в науку новые идеи и представления.
В конце ХІХ – начале ХХ вв. было сделано ещё несколько открытий: опыты А. Майкельсона поставили под сомнения существование эфира и абсолютного пространства; Г. Герц доказал реальность электромагнитных волн и подтвердил теорию Дж.К. Максвелла; А.С. Беккерель открыл рентгеновские лучи, радиоактивность, а Дж. Томсон – электрон; специальная и общая теория относительности А. Эйнштейна поставила под сомнение положение об абсолютности пространства, времени и движения.
Новые открытия в науке не укладывались в господствующую механистическую картину мира, свидетельствовали об ее ограниченности. Фундаментальные естественнонаучные представления о материи, пространстве, времени, причинности потребовали серьезного философского анализа. Это привело к осознанию кризиса в естествознании (прежде всего в физике). Он проявлялся и на уровне понятий и принципов, и на уровне философско-методологических оснований, и на мировоззренческом уровне (материализм, идеализм).

Становление неклассической науки.
Осознание кризиса в естествознании приводит к необходимости коренной перестройки оснований науки – перестройки научной картины мира, идеалов и норм познания, философских оснований науки.
Становление новой научной картины мира во многом связано с формированием нового образа детерминизма.
В конце XIX - нач. XX вв. начался переход к новому типу рациональности, в основе которого представление о неразрывности субъекта и объекта исследования, невозможности устранения субъекта из научной картины мира.
Революция в науке на рубеже XIX-XX вв. привела к кардинальному изменению стиля научного мышления. В. Гейзенберг писал, что «сама природа, а не какие-либо человеческие авторитеты, заставляют нас изменить структуру мышления», ввести в науку новую (квантовую) логику, которая представляет собой, более общую логическую схему, чем аристотелевская, и включает последнюю в качестве предельного случая.
Проблемы формирования постнеклассической науки.
Новые качественные трансформации научного знания в 70-е годы XX в. обусловлены:
 изменением объекта исследования современной науки, которым все чаще становятся системы.
На предыдущих этапах наука была ориентирована преимущественно на постижение узкого фрагмента действительности. Специфику современной науки теперь определяют комплексные исследовательские программы и другие формы исследовательской деятельности.
 интенсивным применением научных знаний практически во всех сферах со-
циальной жизни;
 изменением самого характера научной деятельности, которое связано с революцией в средствах сохранения и получения знаний (компьютеризация).
Все это приводит, по мнению ряда исследователей, к рождению постнеклассической науки.
Эти трансформации усиливают те тенденции в методологии научного познания, которые сформировались в процессе становления неклассической науки:
 необходимость преодоления неадекватного и упрощенного представления об объекте познания и о реальности как внешнем по отношению субъекта познания мире;
 снятие противопоставления и отрыва субъекта познания от объекта;
 о редукции как основном методе научного познания.
Критическому пересмотру подвергается представление о научном познании как:
 процессе, который ориентирован на проявление закономерностей общего и универсального порядка, причинных связей и предполагаемых тенденций и игнорирование особого, единичного и случайного;
 ценностно-нейтральном процессе и отсечение от субъекта познания его ценностных ориентаций;
 кумулятивном процессе, в ходе которого происходит нагромождение все новых знаний и все более адекватных теорий, верифицируемых в сопоставлении с эмпирической реальностью.
Среди объектов современной науки особое место занимают природные комплексы, в которые как компонент включен сам человек.
Научное познание начинает рассматриваться в контексте его социального бытия как особая часть жизни общества, которая детерминируется на каждом этапе своего развития общим состоянием культуры данной исторической эпохи, ее ценностными ориентациями и мировоззренческими установками.

Тема 9. Онтологические проблемы современной науки.

Проблемы структурной организации бытия в контексте современной науки.
В современной науке утвердилась мысль, что мир – это бесконечное и неисчерпаемое множество системных образований, особая целостность, которая характеризуется наличием элементов и связей между ними.
Под системно-структурным уровнем организации материи понимают такую совокупность различных видов реальности, в пределах которых они объединяются господствующим типом связей и взаимодействий.
Мир как система включает в себя три глобальных системно-структурных уровня организации: неорганическая природа, органическая природа и социальная природа.
Неорганическая природа.
В неорганической природе выделяют следующие уровни организации бытия: вакуум – субмикроэлементарный – микроэлементарный – ядерный – атомарный – молекулярный – уровень макроскопических тел – планеты – звездно-планетные комплексы – галактики – метагалактики.
Наиболее фундаментальным уровнем организации физической реальности является вакуум. В вакууме постоянно происходят сложные процессы, связанные с непрерывным появлением и исчезновением так называемых «виртуальных частиц». Некоторые исследователи считают вакуум потенциально самым «богатым» видом бытия.
В философском аспекте современные исследования вакуума активизировали изучение традиций понимания категории «небытие» в древневосточной философии. Древневосточная концепция небытия (ничто) в ряде существенных пунктов напоминает современную научную концепцию вакуума как субстанционально-генетического основания астрономической Вселенной.
Органическая природа.
В органической природе выделяют следующие системно-структурные уровни организации: уровень биомакромолекул (ДНК, РНК, белки) – клеточный – микроорганизменный – органов и тканей – организма в целом – популяционный – биоценозный – биосферный.
К важным свойствам живых систем относятся:
 способность создавать порядок из хаотического теплового движения молекул;
 живые системы характеризуются гораздо более высоким уровнем упорядоченности и асимметрии в пространстве и времени;
 способность к обмену с окружающей средой веществом, энергией и информацией;
 способность к избыточному самовоспроизводству.
Социальная природа.
Социальная действительность включает такие системно-структурные уровни организации: индивид (личность) – семья – коллектив – социальная группа – (класс) – нация – государство – общество в целом.
Между системно-структурными уровнями организации бытия и внутри каждого из уровней существуют отношения субординации: высшая форма возникает на базе низшей в результате появления новых системных свойств. При этом закономерности высших уровней обладают определенной спецификой и несводимы к закономерностям уровней, на базе которых они возникли.

Редукционизм. Эффективность и ограниченность редукционистских программ в науке.
Редукционизм – это методологическая позиция. В классической науке господствовало представление о возможности сведения всего многообразия мира к единому фундаментальному структурному уровню – к элементарным сущностям, описания и объяснения качественной определенности сложных материальных образований как результата различных сочетания этих элементарных сущностей. Такая методологическая позиция получила название редукционизм.
Процесс редукции как методологический прием решения определенной научной проблемы является неотъемлемой частью научного познания, наряду с идеализацией, моделированием.
Но в тех случаях, когда редукция абсолютизируется, когда предполагается, что все многообразие мира можно полностью свести к определенным элементарных уровням, этот прием становится основой механицизма (физикализма, биологизма, социал-дарвинизма).
В XX веке мечты о сведении всех наук к физике воплотились в методологической концепции «единой науки» (Р. Карнап). Карнап характеризует физикализм как требование адекватного перевода предложений всех наук на предложения, состоящие исключительно из терминов, которые употребляются в физике.
Неопозитивисты (Шлик, Карнап, Франк, Рейхенбах, Нейрат) рассматривали истинность какого-либо положения любой науки в зависимости от возможности его перевода на язык физики.
Во второй половине ХХ в. отмечается разочарование программой физикализма, отход от принципа радикального редукционизма. Одной из причин кризиса физикализма и редукционизма было осознание невозможности построить «всемогущие» формальные структуры (теорема Геделя о неполноте).
Физикализм в решении проблемы единства научного знания сам по себе не достиг цели, но он стимулировал интерес к созданию предпосылок для появления кибернетики, компьютерной логики, когнитологии.

Кризис элементаристских программ в науке ХХ в. Становление современной концепции холизма.
В классической науке господствовало понимание мира как совокупности изначально отделенных элементов, а в познании – стремление расчленить объекты на составные части, имеющие универсальные черты и построить на их основе все многообразие явлений природы. Онтологической основой его выступает понимание мира как совокупности четко ограниченных и индивидуализированных объектов («атомов»), которые лишь внешним образом связаны между собой.
Ограниченность такого понимания начинает осознаваться одновременно с кризисом механистической картины мира в конце ХІХ в. Однако более отчетливо кризис концепции элементаризма и множественного понимания мира проявился в ХХ в. под влиянием развитие современной науки.
Развитие исследований в области квантовой физики поставило под сомнения универсальность множественного понимания мира. Это ведет к необходимости формирования концепция миропонимания, альтернативной атомистической традиции классического естествознания, к становлению современной концепции целостности (холизма).
Основой для современных философско-методологических разработок альтернативных концепций целостности стало осознание факта не универсальности и относительности понятий «элемент» и «множество элементов» в описании физической реальности.
Формируется новая методологическая установка, направленная на более адекватное объекту современной науки понимание целостности. Данная установка ориентирует исследователя на сознательный учет феномена неделимости и неразложимости мира, саморазвивающихся систем на множества актуально и изначально существующих элементов.
Холистический подход основанный на понимании целого как немножественного, помогает более адекватно исследовать особенности мира бесконечного, его отличия от мира конечных вещей.

Пространственно-временная структура бытия.
Пространство и время – философские категории, посредством которых обозначаются формы бытия вещей и явлений.
Пространство – категория, выражающая сосуществование объектов, их расположение относительно друг друга, событие.
Время – категория, выражающая длительность протекающих процессов, последовательность смены состояний в ходе изменения и развития систем.
В истории философии и науки сформировалось две концепции пространства и времени – субстанциональная и реляционная.
Согласно субстанциональной концепции пространство и время существует независимо от природы, от объектов (классическая механика Ньютона).
Реляционная концепция пространства и времени утверждает, что все пространственные и временные характеристики являются отношениями, природа которых определяется характером взаимодействия объектов (общая и специальная теория относительности А. Эйнштейна). В ее рамках было доказано изменение пространственных характеристик объектов в зависимости от массы и зависимость временных характеристик от скорости перемещения объектов.
В начале XX в. физика выявила глубокую связь между пространством и временем. Оказалось, что время есть четвертое измерение мира (формула 3+1).
В последние десятилетия ХХ в. была высказана гипотеза о том, что свойства пространства и времени отличаются своеобразием для каждого структурного уровня бытия.
Социальное время – форма бытия общества, выражающая длительность исторических процессов, их смену, возникающую в ходе деятельности людей. Социальное время характеризуется не только неравномерностью протекания, но и многоуровневой структурой.

Проблема детерминизма в современной науке и философии.
Детерминизм – учение о всеобщей закономерной связи и взаимообусловленности всех явлений. В философии детерминистические концепции описываются с помощью категорий причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность. Идеи детерминизма появляются уже в античной философии (Демокрит). Дальнейшее развитие и обоснование детерминизм получает в естествознании и философии Нового времени (Бэкон, Декарт, Ньютон, Лаплас, Спиноза).
Концепция лапласовского детерминизма и ее ограниченность для построения современной картины мира.
Классическая философия и наука представляла все процессы, происходящие в мире, как обратимые во времени, предсказуемые на неограниченные промежутки времени. Наиболее отчетливо такое представление о детерминизме было сформулировано известным французским физиком и математиком Пьером Лапласом в работах «Опыт философии теории вероятностей» и «Аналитическая теория вероятности» и получило название лапласовского детерминизма. Значение координат и импульсов всех частиц во Вселенной в данный момент времени, с его точки зрения, совершенно однозначно определяет ее состояние в любой прошедший или будущий момент. Случайному как объективному явлению места нет. Только ограниченность наших познавательных способностей заставляет рассматривать отдельные события как случайные.
Детерминизм нашёл своё отражение в понятии динамические закономерности, которые выражают строго однозначную обусловленность изменений одних элементов другими, при которой данное состояние системы однозначно определяет ее последующее состояние, и описывают их абсолютно точно в форме связи вполне определенных физических величин.
В механистической детерминистической концепции предполагалось, что для поведения каждой частицы, каждого элемента имеется только одна с необходимостью осуществляющаяся возможность. Понятый таким образом детерминизм ведет к фатализму, принимает мистический характер и фактически смыкается с верой в божественное предопределение.
Статистические закономерности выражают такие связи, когда данное состояние системы определяет все ее последующие состояния не однозначно, а лишь с определенной вероятностью, являющейся объективной мерой возможности реализации заложенных в прошлом тенденций изменения.

Возможности и границы вероятностной картины мира.
Осознание ограниченности причинного типа объяснений на рубеже XIX – XX вв. привело к формированию философского и естественнонаучного индетерминизма. Индетерминизм полностью или частично отрицает существование причинно-следственных связей и возможность их детерминистического объяснения.
Существенный вклад в разработку новых представлений о детерминизме внесла квантовая механика – установление В. Гейзенбергом (1927) соотношения неопределенностей: чем меньше неопределенность координаты частицы, тем больше неопределенность ее импульса и наоборот. Осознание этого приводит к формированию вероятностной картины мира, для которой характерно введение статистических закономерностей.
Современная наука считает, что всякий достаточно сложный процесс развития подчиняется статистическим закономерностям, так как динамические закономерности являются лишь приблизительным выражением отдельных этапов этого процесса.
До появления квантовой механики считалось, что поведение индивидуальных объектов всегда подчиняется динамическим закономерностям, а поведение совокупности объектов – статистическим.
В последние годы новый импульс для обсуждений проблемы детерминизма придала проблема математического моделирования диссипативных систем, в которых пренебрежительно малые, неразличимые для нас и не учитываемые флуктуации приводят к резкому изменению эволюции системы.
В отличие от классической науки, стремившейся сводить все к простому и предсказуемому, современная наука работает с непредсказуемым, неопределенным, неточным и сложным, широко использует вероятностные методы и признает важную роль случайного и непредсказуемого. В ближайшем будущем, по-видимому, науку ожидает расширение и переосмысление многих классических понятий.

Телеологические концепции в современной науке. Антропный принцип и его философские истолкования.
Одной из разновидностей детерминации является целевая детерминация; принцип «конечных причин», согласно которому конечный результат, оказывает объективное воздействие на ход процесса, принимает различные формы в различных телеологических концепциях.
Впервые представление о целевой детерминации вводит Аристотель. Согласно ему, каждый предмет природы имеет цель, которая является источником «стремлений», реализующихся в процессе развития предмета (имманентная телеология).
Идеи имманентной телеологии в Новое время разрабатывали Лейбниц в учении о предустановленной гармонии, Шеллинг в учении о мировой душе.
Объективный идеализм, Гегель, неотомизм, неовитализм, неофинализм философские концепции исходят из наличия в мире объективных внечеловеческих целей и целесообразности (Мировой Разум, Бог).
В современной науке сформировался целевой подход, суть которого заключается в том, что научное исследование обращается к результату процесса как его цели, отправляясь от которой аналитически устанавливаются причины по их следствию.
В связи с рядом новых открытий в физике, космологии в науке возникла своеобразная «телеологическая проблема». Она состоит в необходимости объяснить чрезвычайно высокую и тонкую взаимосвязь ряда фундаментальных свойств и характеристик нашей Вселенной. При этом малейшее изменение этих свойств может привести к катастрофе всего мира. При чем многие свойства нашей Вселенной чрезвычайно благоприятны для существования жизни и разума.
На основании этого в 70-е годы ХХ в. был сформулирован антропный принцип, устанавливающий зависимость существования человека от физических параметров Вселенной. Физические расчеты показывают, что если бы изменилась
хотя бы одна из имеющихся фундаментальных постоянных, то стало бы невозможным существование тех или иных физических объектов – ядер, атомов.
Б. Картер сформулировал антропный принцип так: Вселенная обладает такими свойствами, что в ней на определенном этапе с необходимостью могла возникнуть жизнь и сознание (наблюдатель).
Антропный космологический принцип несет определенную философскую нагрузку – вызывает различные мировоззренческие интерпретации – материалистическую и идеалистическую. В мировоззренческим плане антропный принцип воплощает в себе идею взаимосвязи человека и универсума, высказанную еще в античности (Протагор, Анаксимандр) и развитую в эпоху Возрождения (Дж. Бруно) и в XX в. (К. Циолковский, Тейяр де Шарден, Ф. Крик, Ф. Хойл, Ф. Дайсон).

Глобальный эволюционизм и синергетика: в поисках нового миропонимания.
Вплоть до конца ХХ в. принцип эволюции не был доминирующим в естествознании. Во многом это было связано с тем, что лидирующей научной дисциплиной была физика, которая долгое время не включала в число своих постулатов принцип развития.
Наука второй половины ХХ в. ликвидировала противоположность биологии и физики в понимании эволюции. Идея развития, эволюции приобретает глобальное космическое значение. Это привело к формированию концепции глобального эволюционизма, как системы представлений о всеобщем процессе развития природы во всех его многообразных естественноисторических формах: социальной и биологической эволюции, эволюции Земли, солнечной системы, Вселенной. В этой Вселенной человек не просто активный внутренний наблюдатель, а действующий элемент системы.
Существенно важным для становления концепции глобального эволюционизма явилось исследование механизмов самопроизвольного возникновения упорядоченных структур в открытых нелинейных системах, что привело к формированию нового научного направления – синергетики.
Проблемное поле синергетики центрируется вокруг понятий «неустойчивость», «нестабильность», «неравновесность», «хаосомность», «случайность». Одной из важных идей, которую синергетика вносит в современную науку и картину мира, является идея необратимости и нелинейности.
Она открывает необычные стороны мира: его нестабильность, нелинейность и открытость. Она дает возможность шире взглянуть на процессы развития и глобальной эволюции и сформировать основные принципы современной концепции самоорганизации.
На основе этих исследований формируется ныне новый образ мира, который является не ставшим, а становящимся, не просто существующим, а непрерывно возникающим миром. Понятия «бытие» и «становление» объединяются в одни понятийные рамки, идея эволюции органично входит не только в науки о живом, но и в физику, и в космологию. Мир полон неожиданных поворотов, связанных с выбором путей дальнейшего развития.
В реальной картине бытия присутствует случайность, неустойчивость. Современная наука, таким образом, вновь открывает случайность как существенный элемент мира.
Синергетика создает предпосылки для раскрытия конструктивной роли случайности в процессах самоорганизации, исследует условия, в которых случайности могут привести к возникновению из хаоса порядка.
Главенствующую роль в окружающем мире играют не порядок, стабильность и равновесие, а неустойчивость и неравновесность. Устойчивость и равновесность – это тупики эволюции.
Концепция глобального эволюционизма, формирующаяся в современной науке и философии:
 характеризует взаимосвязь самоорганизующихся систем и объясняет генезис новых структур в них;
 рассматривает в диалектической взаимосвязи социальную, живую и неживую материю;
 создает основу для рассмотрения человека как объекта космической эволюции;
 является основой синтеза знаний в современной постнеклассической науке;
 служит важнейшим принципом исследования новых типов объектов – саморазвивающихся, целостных систем.

Тема 10. Логико-гносеологические проблемы современной науки.

Проблема реальности в современной науке.
Одной из особенностей современной науки является ее теоретизация, что обусловлено переходом от эмпирической стадии развития науки к теоретической.
Посредством упрощения, абстрагирования и идеализации каждая научная дисциплина вырывает из живой целостности мира объект познания и строит систему идеализированных объектов.
Природа исследуемой реальности связана не только с объективной реальностью самой по себе, но и с деятельностью человека.
Эйнштейн ввел термин «физическая реальность» и выделил два аспекта этого термина. Первое его значение использовалось им для характеристики объективного мира, существующего вне и независимо от сознания. Во втором своем значении термин «физическая реальность» используется для рассмотрения теоретизированного мира.
Реальность в научном исследовании – это не объективная реальность в смысле философской категории материи, а когнитивное образование, содержание которого наполняется объективно-реальными факторами и вместе с тем субъективными факторами – теоретической и экспериментальной деятельностью исследователя.
Законы, формулируемые в рамках теории и относящиеся к идеализированной реальности должны быть конкретизированы при их применении к изучению реальной действительности.

Трансформации объекта и идеала объективности. Проблема преодоление разрыва объекта и субъекта познания.
Классическая традиция европейской гносеологии, идущая от Аристотеля и Декарта, полагает объективность идеалом знания.
Классическое естествознание отождествляет объективность и объектность, предполагая, что к объективности ведет лишь только объектный способ рассмотрения вещей.
Развитие науки показало, что исключить субъективное вообще из познания полностью невозможно, даже там, где субъект играет крайне незначительную роль.
«Неклассическая» научная рациональность отказывается от принципов классической науки, которая исходила из относительности объекта к средствам, операциям и методам познавательной деятельности. Она утверждает, что не элиминация, а экспликация этих средств выступает как условие истинности знаний. Связь субъективного и объективного в знании более глубокая. Научное познание включает в себя программу условий, поддающихся проверке и репродукции, при которых осуществляется познание его предмета.
Изменения в понимании объекта научного познания имеют двоякий характер. Во-первых, расширяется и усложняется объектная сфера науки за счет включения в нее новых объектов, во-вторых, что мышление о таких объектах (о таком мире) неразрывно связано с характеристиками познающего субъекта.

Изменение идеалов и норм описания, объяснения, понимания.
Наука XX в. формирует новые идеалы и нормы описания и объяснения исследуемых объектов.
В современной науке сформировался особый вид описания – дополнительный способ описания, который был предложен Н. Бором. Он ввёл в методологию физики такие понятия как «способ описания», «принцип описания».
Суть его можно сформулировать так: для воспроизведения целостности явления на определённом этапе его познания необходимо применять взаимозаключающие и взаимноограничивающие друг друга классы понятий.
В методологии современной науки активно обсуждается проблема соотношения описания и объяснения как функций науки.
Реальной проблемой методологии современной науки является проблема соотношения объяснения и понимания. Длительное время существовало противопоставление между естественными и гуманитарными науками. Естествознание ориентировалось на постижение природы самой по себе. Его задачей было достижение объективно истинного знания. Гуманитарные же науки были ориентированы на постижение человека, человеческого духа, культуры. Для них приоритетное значение имело раскрытие смысла; не столько объяснение, сколько понимание.

Особенности формализации современной науки.
Процесс теоретизации современной науки тесно связан с процессом ее формализации.
Формализация – это совокупность познавательных операций, обеспечивающих отвлечение от значения понятий и смысла выражений научной теории с целью исследования ее логических особенностей. При этом результаты мышления отображаются в точных понятиях и утверждениях.
Метод формализации – это перевод содержательных фрагментов знания (в математике, физике, логике, химии) на искусственные символические, логико-математические и математические языки, подчиненные четким правилам построения формул и их преобразований.
Для построения любой формальной системы необходимо:
а) задание алфавита;
б) задание правил, по которым получены «слова», «формулы»;
в) задание правил, по которым можно переходить к другим словам и формулам.
Этапы формализации:
 запись исходных данных на некотором общепонятном языке, исключающем различные толкования;
 переработка исходной записи на основе некоторых точных правил;
 сравнение полученного решения с реальностью;
 оценка эффективности формализации.
Формализация позволяет:
 однозначно определить входные термины, уяснить существенные связи и отношения в структуре научного знания;
 вычленить и уточнить логическую структуру теории (аксиомы, фундаментальные принципы или законы);
 обеспечить стандартизацию используемого языка и понятийного аппарата, который используются в данной теории;
 постановку новых проблем и поиск их решения.
Формализация играет важную роль в:
 выявлении и уточнении содержания научной теории;
 систематизации той суммы знаний, которая накоплена содержательной теорией;
 синтезе смежных наук.
Различают два типа формализованных теорий: полностью и частично формализованные теории.
Возможности и границы формализации (философский смысл теорем Гёделя, Тарского).
В понимании основных проблем формализации – ее сущности, познавательной ценности, условий и границ применимости – среди философов, логиков и историков науки отсутствует единое мнение.
Давид Гильберт (1862-1943), основатель формалистической школы в математике, предполагал, что все наше знание, и прежде всего математическое, может быть полностью формализовано. Идеи Гильберта приняли многие талантливые математики: П. Бернайс, Дж. Гербрандт, В. Аккерман, Дж. Фон Нейман.
Однако в 1931 г. Курт Гёдель в статье «О формально неразрешимых предложениях «Principia Mathematica» и родственных систем» доказал известную теорему о неполноте формализованной арифметики. Он доказал, что в любой формальной системе, способной выразить арифметику натуральных чисел, имеются недоказуемые предложения. Теорема Гёделя свидетельствует о том, что арифметика натуральных чисел включает содержание, которое не может быть выражено исключительно на основе логических правил образования и преобразования соответствующей формальной системы. Таким образом, непротиворечивости нельзя достичь, используя инструменты, принадлежащие к той же формальной системе. Это было настоящее поражение программы Гильберта.
Кроме этого, Гёдель дал строго логическое обоснование невыполнимости идеи Р. Карнапа о создании единого, универсального, формализованного «физикалистского» языка науки.
Результаты работ Гёделя вызвали интенсивные исследования ограниченности формальных систем (работы А. Черча, С. Клини, А. Тарского).
Альфред Тарский в своих теоремах доказал внутреннюю ограниченность выразительных возможностей формализованных теорий – невозможность строго формальными методами передать все то познавательное содержание, которое выражается достаточно богатыми содержательными научными теориями, подвергшимися формализации. Теоремы Черча, Тарского и Гёделя также ещё называют ограничительными.

Математизация современной науки.
Усиление процессов теоретизации и формализации научного познания органично связано с его математизацией – проникновением математических методов и языка математики в разные науки.
Роль математики в развитии познания была осознана довольно давно, ещё в античности.
Развитие науки – особенно в наше время – убедительно показывает, что математика – действенный инструмент познания, обладающий «непостижимой эффективностью».
Вместе с тем стало очевидным эффективность математизации, зависящая от двух основных обстоятельств:
 от специфики развития данной науки;
 от совершенства самого математического аппарата.
Определяющей причиной математизации современной науки является переход многих её отраслей на теоретический уровень исследования, изучение более глубоких внутренних механизмов, процессов, происходящих в природе и обществе.
Вторая причина математизации научного знания связана с разработкой нового математического аппарата, который даёт возможность выражать количественные и структурные закономерности объектов познания современной науки.
Важной причиной математизации современной науки является возможность использовать электронно-вычислительную технику.
Основные методы математизации научного знания.
Можно выделить два основных направления математизации современной науки. Одно из них основывается на использовании математических моделей, которые опираются на численные измерения величин – метрическое направление. Другое направление – неметрическое – основывается на использовании моделей структурного типа, где измерения величин не играют существенной роли. В них исследуются системно-структурные свойства и отношения явлений.
Оба направления используют математическое моделирование, которое связано с заменой исходного объекта соответствующей математической моделью и с дальнейшим её изучением.
В современной науке математическое моделирование приобретает новые особенности, связанные с успехами синергетики.
Метрическое направление математизации.
В XX в. в науке все больше распространение получают вероятностно-статистические методы исследования. Это обусловлено тем, что наука перешла к исследованию процессов массового характера. Оказалось, что целый ряд случайных событий обладает устойчивой частотой.
В конце XX в. появились новые, неклассические методы математики для исследования количественных отношений в социально-экономических науках и управлении – теория игр, теория принятия решений.
Метрическое направление математизации научного знания является доминирующим в большинстве применений математики к объектам естествознания и техники, потому что при исследовании количественных закономерностей в этих науках чаще всего приходится обращаться к различным математическим функциям.
Эффективность математизации всегда основывается на глубоком анализе качественных особенностей исследуемых явлений, ибо только в таком случае возможно обнаружить качественно однородное и существенно общее в них.
Неметрическое направление математизации.
Неметрические модели позволяют исследовать разнообразные структурные характеристики и отношения систем. Математические методы при этом таковы: проективная геометрия, теория групп, топология, теория множеств. Они дают возможность исследовать системы и процессы в теоретической физике, квантовой химии, молекулярной биологии, структурной лингвистике.
Математика как язык науки.
Математика не только наука, но и язык науки. Она является средством для точного выражения научной мысли, формулирования законов.
Преимущества языка математики:
 более точный и краткий по сравнению с естественным языком;
 позволяет точно и однозначно формулировать количественные закономерности исследуемых явлений.
Количественный язык уравнений, функций и других понятий служит для описания разнообразных процессов, изучаемых в конкретных науках. Он играет основную роль в математизации этих наук. Но наряду с ним и в математике, и в ее приложениях используются различные формализованные языки. Формализованный язык для логико-математического анализа научных теорий, их структуры, доказательств.
Творцы науки убеждены, что роль математики в частных науках будет возрастать по мере их развития.

Роль новейших информационных технологий в современной науке. Особенности компьютеризации научного познания.
Особую роль в современной науке играют новейшие информационные технологии и компьютерная техника. Использование компьютерной техники приводит к:
 возникновению новых методов исследования;
 развитию средств и методов формализации и математизации науки;
 возникновению новых научных направлений исследования;
 изменению характера научного поиска.
В силу затруднений практического характера или невозможности проведения реального эксперимента обычный эксперимент заменяется вычислительным экспериментом (исследование ряда проблем освоения космоса, эксперименты по управлению климатом). В подобных случаях именно вычислительный эксперимент открывает широкие перспективы, поскольку он сравнительно дешев, легко управляем, в нем можно «создавать» условия, недостижимые в лабораториях.
Возникновение вычислительного эксперимента стало возможным, во-первых, благодаря появлению компьютеров, работающих в режиме диалога; во-вторых, усовершенствованию теории и практики программирования и разработки теории численных методов и алгоритмов решения математических задач и, в-третьих, развитию и усовершенствованию методов построения математических моделей, использованию языка математики.
Структура вычислительного эксперимента:
 построение математической модели исследуемых процессов;
 нахождение приближенного численного метода решения задачи, сформулированной при построении математической модели;
 программирование вычислительного алгоритма для ЭВМ;
 расчет на ЭВМ;
 анализ и интерпретация результатов, полученных в ходе исследованияатематической модели, ее соответствие действительности, сопоставление с данными наблюдений и натурных экспериментов.
Аналитическое программирование позволило ЭВМ непосредственно работать с математическими формулами, совершая преобразования.
Создание и применение компьютерной графики позволило визуализацировать многие виды научной информации и создало принципиально новые возможности для исследования, поскольку не всегда результаты научных исследований можно выразить в текстовой форме.
Компьютеры включаются в научный поиск на всех стадиях, что приводит к повышению эффективности и качества научного поиска и проведения научного эксперимента.

Тема 11. Аксиологические проблемы современной науки.

Познание и ценности.
Одной из центральных проблем самосознания современной науки стала проблема соотношения истинности и ценности. В отличие от познавательного, ценностное отношение неизбежно включает в себя наряду с характеристикой объекта также и выражение присущих субъекту идеалов и устремлений.
Идеал – представляет собой ценностную характеристику определенного явления и выполняет роль стратегического ориентира на пути движения от сущего к должному.
Ценность есть основа выбора субъектом целей, средств, результатов и условий деятельности. Оценка есть средство определения значимости вещи для деятельности человека, для удовлетворения его интересов. Направленность субъекта в его деятельности на определенную ценность называется ценностной ориентацией. Идеалы и ценности служат важными регуляторами деятельности человека и общества.
Аксиологические проблемы науки – это проблемы социальной, нравственной, эстетической и культурной ценностной ориентации научных исследований и их результатов.
Чрезвычайно актуальными в этом отношении являются такие вопросы как:
 соотношения истинности и ценности естественнонаучных выводов, соотношения истины и добра, истины и красоты;
 соотношения свободы научного поиска и социальной ответственности ученого;
 соотношения науки и власти, возможностей и границ управления наукой;
 характер последствий развития науки, ее гуманистическая сущность и ряд других.
Справедливо считается, что фундаментальная постановка проблемы соотношения познания и ценности принадлежит И. Канту, который противопоставил сферу нравственности (свободы) сфере природы (необходимости). Он открыл новую сферу бытия – «мир должного» в отличие от «мира сущего», где господствует нравственный закон, абсолютная свобода, стремление к добру. «Мир должного» – это сфера практического разума. У Канта практическому разуму (моральному сознанию) была отведена ведущая роль в человеческой деятельности.

Современная фундаментальная наука стоит перед необходимостью не только осознания отдельных последствий своих результатов, но и установления аксиологического контроля за процессом постижения истины.
Тип рациональности, который формируется в постнеклассической науке характеризуется соотнесенностью знания не только со средствами познания, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности.
Есть 2 типа ценностных ориентаций в науке:
 ценностных ориентациях науки как социального института;
 ценностных ориентациях работающих в науке людей.
Многообразие и противоречивость ценностных ориентаций науки как социального института. Сциентизм и антисциентицизм в оценке роли науки в современной культуре.
Одной из важных проблем, имеющих аксиологический характер, является оценка места науки в системе общественных отношений, в культурной и интеллектуальной жизни. Наука всё больше внедряется во все сферы человеческой деятельности.

К средине XIX в. в западной культуре сформировалось две основные мировоззренческие позиции в решении проблемы соотношения науки и человеческих ценностей: сциентизм и антисциентизм.
Сциентизм – рассматривает науку и естествознание, как абсолютную ценность, преувеличивает и даже абсолютизирует ее роль и возможности в решении социальных проблем. Сциентизм исходит из того, что только наука способна решить все проблемы, стоящие перед человечеством, включая бессмертие. Представители: К. Ясперс.
Для сциентизма характерны абсолютизация стиля и методов «точных» наук, объявление их вершиной знания, часто сопровождающееся отрицанием социально-гуманитарной проблематики как не имеющей познавательного значения.
Сциентизм делает акцент на технологической стороне науки, но пренебрегает человеческими ценностями (идеи технократизма). Появляется концепция технологического детерминизма, основными концептуальными чертами которого являются:
 превращение НТП в основу всех социальных изменений;
 абсолютизация социальной ценности техники и технологии, которые автоматически, стихийно порождают новые общественные отношения;
отрицание зависимости развития науки и техники от социальных условий.
Представители: Д. Белл, У. Ростоу, Дж. Гэлбрейт, Й. Масуда, А. Тоффлер, Дж. Несбит, Р. Арон.
Примерно одновременно с формированием сциентизма возникают антисциентические концепции, которые возлагают на науку и ее технологическое применение ответственность за возрастающие глобальные проблемы.
Антисциентизм исходит из положения о принципиальной ограниченности возможностей науки в решении коренных человеческих проблем, а в своих проявлениях оценивает науку как враждебную человеку силу, отказывая ей в положительном влиянии на культуру. Представители антисциентизма в современной философии науки – К. Хюбнер, Т. Роззак, П. Фейерабенд, Г. Маркузе.
Сторонники антисциентизма критикуют науку за то, что она подавляет другие формы сознания, инициирует негативные социальные и природные процессы.

Эстетические критерии научного поиска.
Уже в эпоху Возрождения, когда опорой науки перестала быть традиция, истину называли дочерью времени, в число ее критериев включали эстетическую ценность, понятие красоты.
В XVII-XVIII вв. эстетический критерий выражает степень совершенства теории.
В современной науке укрепляются представления о необходимости соответствия научных концепций красоте и гармонии, об эстетической стороне познания, а красоте как эвристическом принципе, применительно к теориям, законам, концепциям.
Ценностные ориентации ученого: многообразие личностных мотиваций и ценностных ориентаций.
Ценностные ориентации ученого опираются на ценности научного познания как особого вида деятельности (когнитивные ценности) и на ценности, которым руководствуется ученый как личность (экзистенциональные и социальные ценности).
Традиционно главная когнитивная ценность науки – истина.

Нормы научной этики редко формулируются в виде специфических перечней и кодексов. Однако известны попытки выявления, описания и анализа этих норм. Так Р. Мертон дает описание этоса науки, который понимается им как комплекс ценностей и норм, воспроизводящихся от поколения к поколению ученых и являющихся обязательными для человека науки.
С точки зрения Мертона, нормы науки строятся вокруг четырех основополагающих ценностей:
 универсализм – убежденность в том, что изученные наукой природные явления протекают повсюду одинаково.
 общность – научное знание должно свободно становиться общим достоянием;
 бескорыстность – стимулом деятельности ученого является поиск истины свободной от соображений личной выгоды;
 организованный скептицизм – уважение к предшественникам и критическое отношение к их результатам.
Эти социальные нормы составляют основу профессиональной деятельности ученых и их поведения («этос науки»). Их ученый усваивает в ходе своей профессиональной подготовки.

Концепция «этической нейтральности» науки стала едва ли не догмой позитивистски ориентированной философии науки, в которой разграничивается контекст открытия и обоснования, и контекст познания и применения.
Свобода научного поиска и социальная ответственность ученого.
Осознание роли нравственного, этического начала в науке актуализирует вопрос о социальной ответственности ученого. Еще В.И. Вернадский подчеркивал, что ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы, научного прогресса. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Ф. Жолио-Кюри, после того как была открыта цепная реакция деления урана, беседовал со своими сотрудниками о моральном праве продолжать исследования, которые приведут не только к повышению индустриального и культурного потенциала, но и к созданию атомной бомбы. Ученые говорят: «Мы были убеждены, что это никогда не сможет обернуться злом, поскольку поиск истины есть добро само по себе».
Р. Оппенгеймер, отказался работать над водородной бомбой, исходя из этических соображений.
Особую остроту проблема нравственной ответственности приобрела в последнее время, в частности, в связи с прогрессом в области генной инженерии, поскольку это затрагивает интимные механизмы жизни.
Некоторые исследователи предполагают, что ответить на вопрос о социальной ответственности можно более конкретно, если помнить о различии между фундаментальными и прикладными исследованиями.
Если ученый, занятый в сфере фундаментальных исследований, догадывается о возможности использования того или иного достижения в науке в нежелательном для социума направлении он обязан предупредить об этом своих коллег и широкую общественность.
Прикладные исследования («ноу-хау») – исследования возможности применения фундаментальных знаний для получения практических эффектов, изменение природных объектов в нужном человеку направлении. Трудно провести грань между фундаментальными и прикладными исследованиями. Но она существует, так как одни ориентируются на познание объективных законов природы, другие – на создание новых веществ, машинных технологий.
По-видимому, все моратории и запреты должны относиться только к прикладным исследованиям. Требовать от ученого, занятого в сфере фундаментальных исследований, всегда учитывать возможные последствия своих открытий – значит выдвигать благие, но нереализуемые пожелания. Социальная ответственность ученых – это органическая составляющая научной деятельности, ощутимо влияющая на проблематику и направление исследований. Осознание этого приводит к гуманизации естественнонаучного и технического знания, росту уровня гуманитарного сознания ученых.
Одна из важнейших задач, которая стоит перед большой наукой, – это сказать, что нам не дозволено. Здесь на первый план выходит понятие экологический императив – это совокупность таких недопустимых нарушений равновесия природы, которые могут повлечь за собой дальнейшее неконтролируемое изменение характеристик биосферы, сделать существование человека на Земле невозможным.

Тема 12. Актуальные философско-методологические проблемы научного познания:
Проблема контекстуальной соразмерности анализа науки и научного знания.
Представление знаний, математизация и компьютеризация научного знания.
Проблемы научной рациональности и антропоразмерности науки и научного знания.

Проблема контекстуальной соразмерности анализа науки и научного знания
Наука представляет собой целостное многогранное социокультурное явление, а научное знание – одну из его составляющих (совокупность накопленных и теоретически систематизированных представлений о природной, социальной и духовной реальности, т.е. результат научного познания). О науке судят, прежде всего, по её результату – степени содержательной оригинальности и композиционной стройности имеющейся системы знаний, т.е. по специфике одного из её аспектов.
Этот аспект – система накопленного знания – был исторически первым естественным контекстом анализа науки. С ней сопоставляли обыденные представления (мнения), теологические построения и метафизические конструкции и, выстраивая более широкие мировоззренческие системы, научному знанию далеко не всегда отводили ведущую роль.
Фактически одновременно с этим происходило осмысление специфики науки и научного знания в контексте представлений о науке как специфической деятельности, поскольку научное знание выделялось из совокупности прочих представлений о реальности, прежде всего по способам его получения – достаточно отчётливо фиксированным, воспроизводимым и контролируемым, чего нельзя было сказать о мифологических, религиозных, художественных, житейских представлениях о мире.
Определённое разведение данных аспектов науки, которое имеет место, когда говорится о том, что наука как специфическая деятельность, была осмыслена несколько позже науки как системы знаний, отражает ряд важных обстоятельств в её развитии. Во-первых, на определённом этапе развития науки (Новое время) интенсивность интеллектуальных усилий учёных по осмыслению специфики своей деятельности достигла такой степени, какой не знала вся предшествующая наука (учения о методе Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Ньютона). Во-вторых, только в это время результаты осмысления науки как специфической деятельности становились достоянием более широкой интеллектуальной среды, т.е. наряду с повышением интенсивности анализа науки как специфической деятельности, отмечался рост масштабов социального резонанса по поводу этой работы. В-третьих, только в это время надлежащую роль сыграл рост значимости эмпирического знания, прежде всего, экспериментальных данных, получаемых в исследовательской работе.
Дальнейшее расширение масштабов экспериментальных исследований и их стоимости, увеличение численности научного сообщества и качественные изменения форм его организации настолько усложнили связи науки с обществом, что игнорировать своеобразие науки как системы знания, специфической деятельности и социального института было невозможно. И первой реакцией научного сообщества была концепция ценностно-нейтральной науки XIX в., в определённой мере подготовленная событиями Нового времени (документы, регламентирующие деятельность Лондонского королевского общества и др.).
Не только отмеченные аспекты науки, но и представления о науке как производительной силе и форме общественного сознания, неоднократно служили своеобразным контекстом исследования её актуальных проблем, прежде чем в XX в. были выделены пять основных аспектов науки, которые являются не только формами её социального бытия, но и взаимодополняющими контекстуальными составляющими философско-методологического анализа науки. Особенно наглядно это проявилось в лингвистическом анализе, прагматизме, поструктурализме, где для изучения сугубо методологических проблем используется широкий контекст духовно-культурного и материального бытия социума, в котором функционирует наука.
В осмыслении системы научного знания как одного из аспектов науки достаточно отчётливо прослеживается постоянный поиск репрезентативных форм, которые выступали в качестве доминирующего объекта методологического анализа. В каждый исторический период, отмеченный крупными достижениями науки, наблюдалось выделение определённой формы научного знания, анализ содержания которой позволял, по мнению членов научного сообщества, во-первых, связать воедино всю совокупность имеющихся знаний в той или иной области исследования (и даже в целом в науке); во-вторых, объяснить его основания и пути получения (приращения).
Первые попытки отчётливой фиксации репрезентативных форм как объекта методологического анализа научного знания были предприняты в античной науке. В этом качестве выделялись, прежде всего, системы математического знания, организованные по дедуктивно-аксиоматическому принципу; классификации и системы знаний, организованные на эссенциалистских принципах, где в основе системы (формы) знания лежали представления о сущности (качестве) исследуемой реальности.
В Новое время доминирующей формой выражения научного знания считалась гипотетико-дедуктивная система в естествознании и дедуктивно-аксиоматическая система в математике. Всё накопленное в той или иной сфере исследования знания надлежало анализировать (выявляя методы его получения) и систематизировать по данным образцам.
Под воздействием методологических концепций позитивизма представления о репрезентативной форме методологического анализа научного знания качнулись в сторону описаний и корреляций, не связанных едиными постулатами. Но, тем не менее, доминирующим по-прежнему осталось представление, ориентирующее на поиск наиболее системной и информационно ёмкой формы знания, способной ассимилировать в своём содержании результаты всей совокупности познавательных процессов в конкретной области исследований и объяснять их значение. Такой формой была признана так называемая развитая теория.
Однако существование конкурирующих и эквивалентных (одинаковых по содержанию, но различных по форме выражения) теорий обусловило появление в методологическом обиходе более масштабных предметных единиц методологического анализа. В их числе необходимо назвать парадигму, исследовательскую программу, идеалы и нормы научного исследования, научную картину исследуемой реальности, стиль научного мышления, исследовательский инструментарий науки, рациональный базис познавательной деятельности, научную традицию. Их функциональный диапазон, взаимодополняемость и внутренняя динамика постоянно находятся в проблемном поле философско-методологической рефлексии над научным познанием и наукой в целом. Это та непосредственная предметная область, посредством изучения которой научное познание исследует самого себя.
Возникает естественный вопрос: только ли внутренние потребности (внутренняя логика) науки стимулировали поиск новых репрезентативных форм знания как своеобразных предметных единиц философско-методологического анализа системы научного знания и деятельности по его приращению? Очевидно, нет. Научное знание не было сопряжено с философско-методологической рефлексией, но довольно жёстко его особенности обусловливались практическими факторами. В Средние века специфика форм выражения научного знания во многом обуславливалась содержанием и структурой теологических систем. Эта традиция в определённой мере сохранилась и в науке эпохи Возрождения. В настоящее время интенсивно развивается технологическая направленность как специфическая характеристика форм выражения научного знания.
Отмеченные особенности форм выражения научного знания детерминированы не столько внутренней логикой его развития, сколько влиянием духовного и социального окружения науки, т.е. спецификой социального статуса науки в определённый исторический период. Но диапазон такого влияния не может быть очень широким, в противном случае науке грозит потеря её особого гносеологического статуса. Эта проблема (потеря наукой её особого гносеологического статуса) обострилась в конце XX в. и остается актуальной в настоящее время. Адекватный контекст её анализа задается содержанием понятий «социальный статус науки» и «когнитивный статус науки». Тем самым достигается контекстуальная соразмерность анализа науки и научного знания: оппозиция названных понятий задаёт содержательный диапазон, в рамках которого можно найти рациональное объяснение выходу на передний план философско-методологической рефлексии конкретных форм научного знания и осуществлять поиск новых, более адекватных современному социальному статусу науки форм знания.
В принципе функции репрезентативного объекта методологического анализа способна выполнять и реально выполняет любая из форм научного знания (понятие, категория, закон, принцип, алгоритм, программа и др.). Тем не менее, необходимы интегративные единицы, главными из которых являются и в настоящее время теория и метод, как формы знания, ассимилирующие большой массив предметного и нормативного знания и способные «контактировать» с содержанием практически любой из форм фиксации научного знания. Поиск новых репрезентативных объектов методологического анализа научного знания осуществляется непрерывно. Важнейшей особенностью этого процесса является его органическая связь с процессом становления новых форм представления знаний, выступающих онтологической основой методологической рефлексии.

Представление знаний, математизация и компьютеризация научного знания
В настоящее время взаимосвязь отмеченных в заглавии процессов не только проявляется достаточно отчётливо, но и составляет одну из неотъемлемых характеристик познавательных процессов в научном познании. В совокупности близких по значению терминов – выражение, оформление, фиксация, представление знаний, последний из них не был постоянно доминирующим. Наблюдалось более или менее равнозначное их употребление для характеристики содержания одной из заключительных стадий научного исследования, а именно, для характеристики формы (способа существования) полученного результата. Преимущественно с параметрами конечного результата, на ранних этапах развития науки была связана и математизация: при помощи математически выраженных отношений описывалось строение и законы исследуемых объектов (представления о взаимном расположении небесных тел, орбитах их движения, гармонии, связывающей воедино количество планет, цвета радуги и основные элементы звукоряда, пропорции в строении человеческого тела и чертах лица и др.).
По мере дальнейшего развития научного познания и его математизации всё более отчётливо проявлялась необходимость корректного выражения (представления) не только конечного результата, но и промежуточных стадий на пути к нему, в том числе и средствами математики. Соответственно возрастающее значение приобретал инструментальный аспект математизации науки – математика всё более масштабно проявляла себя как средство не только выражения, но и приращения знания. Компьютеризация науки – значительно более позднее явление – актуализировала прежний набор проблем, связанный с представлением знаний, добавив новый, воспроизводящий технические и антропоразмерные аспекты процесса.
В самом широком плане проблема представления знаний актуальна, прежде всего, с точки зрения практической необходимости иметь средства выражения, способные системно ассимилировать растущий объём циркулирующего в обществе знания и обеспечить эффективные каналы его накопления и движения. В широком спектре выражающих её содержание вопросов исторически предшествующими были проблемы выражения обобщённого знания и построения классификаций, должных непротиворечиво системно зафиксировать накопленное знание. На первых порах они ставились, исследовались и решались в рамках формальной логики, в частности, при исследовании специфики процедур построения, ограничения и обобщения понятий, индуктивных и дедуктивных выводов, логической структуры гипотез и др.
В Новое время выяснилось, что одних логических средств для обобщения знаний недостаточно. Дальнейшая перспектива виделась в разработке средств концептуализации научного знания, важнейшим из которых считалась гипотеза. Гипотеза в вероятностной модели научного знания Нового времени была не только средством научного поиска (приращения научного знания), но и формой знания, обобщающей эмпирический материал (данные наблюдений и экспериментов), а также конкретизирующей содержание исходных принципов (начал) системы знания применительно к конкретной области исследований.
На рубеже XIX-XX вв. главным средством концептуализации знания (его обобщения и системного представления) признаются модели и прежде всего наглядные механические модели. «Объяснить явление – значит построить его механическую модель», – утверждал Кельвин. Тем не менее, значение этого высказывания не стоит преувеличивать, поскольку уже в то время его содержание расценивалось как частный случай более общего подхода, получившего название репрезентатизма. В соответствии с ним проблема обобщения знания решалась путем построения абстрактного конструкта, репрезентирующего исследуемый объект и его связи с другими объектами.
XX в. отмечен поисками всё более масштабных форм представления знаний, тем или иным образом воздействующих на характер выдвигаемых гипотез и теорий. К ним относятся предпосылочные формы знания и прежде всего научная картина исследуемой реальности как схема изучаемого объекта. Одновременно набрали интенсивность исследования, воспроизводящие сопряжённость научного поиска по созданию новых абстрактных конструктов, репрезентирующих исследуемые объекты, и творческих усилий в сфере их математических описаний, эвристический потенциал которых обеспечивал поиск новых онтологических схем исследуемых объектов как бы сверху (исходя не из данных экспериментов, а из математических систем, интерпретируемых на исследуемой предметной области).
Такого рода исследования квалифицировались как одно из наиболее значимых проявлений математизации научного познания. Наряду с ними в современной науке отмечают ещё несколько форм математизации знания, масштабы и значение которых непрерывно возрастают. Общим условием эффективного использования математических методов и структур в научных исследованиях является наличие в системе знания той или иной конкретной науки достаточно развитого концептуального аппарата, содержащего ряд абстракций, репрезентирующих конкретные предметы, процессы и явления исследуемой реальности в виде качественно однородных, а поэтому количественно и структурно сравнимых теоретических конструктов.
К настоящему времени достаточно отчётливо выкристаллизовались три основные формы математизации научного знания, отражающие исторический опыт использования достижений математики в конкретно-научном познании:
количественный анализ и количественная формулировка качественно установленных фактов, обобщений и законов конкретных наук;
построение специальных математических моделей и создание особых (математических) разделов математизируемой науки;
использование математических и логических методов для построения и анализа конкретных научных теорий и, в частности, их языка.
В отличие от первой и третьей форм, чьё содержание составляют математические операции, осуществляемые на основании качественных представлений, выработанных в той или иной конкретной науке, вторая форма математизации научного знания связана с совокупностью операций, посредством которых собственные абстрактные структуры математики интерпретируются на материале теоретических представлений конкретных наук. Полученные математические модели служат базой для новых концептуальных представлений конкретных наук, поскольку предполагается, что они в силу их обоснованности общими структурами математики отражают наиболее общие и глубокие отношения между элементами конкретных систем.
Внедряя в конкретно-научное познание абстрактные структуры математики, учёный тем самым стремится найти выход в более широкий контекст исследования, обеспечивающий систему исходных посылок, по его мнению, должных быть в принципе достаточными для решения актуальных вопросов данной науки.
Поскольку в сравнении с многообразием качественных структур в конкретно-научном познании число наиболее общих математических структур в силу их высокой степени общности не может быть очень большим, основной тенденцией развития концептуальных представлений конкретных наук является последовательное освоение известных абстрактных структур математики.
Развитие методов научного познания, реализуемое в условиях взаимодействия математики и конкретных наук, происходит путём адаптации методов математики, основанных на её абстрактных структурах, к исследованию конкретных систем. Адаптация в данном случае связана с появлением в имеющейся совокупности математических средств конкретно-научного познания принципиально новых методов. Так можно квалифицировать, например, использование теоретико-групповых методов в естественнонаучном познании, а также понятий и методов теории игр и теории принятия решений в ряде обществоведческих дисциплин. Не вызывающим сомнений показателем интенсивного развития методов научного познания, осуществляемого в рамках математизации научного познания, является возникновение математического эксперимента.
Значение математики как фактора концептуального взаимодействия науки и развития методов научного познания тесно связано с местом и ролью в системе научного знания кибернетики, поскольку многие математические дисциплины (теория алгоритмов, теория игр, абстрактная теория автоматов и др.) возникли или развиваются при непосредственном развитии кибернетики. Соответственно и кибернетика оказывает воздействие на другие науки во многом через свои математические разделы. Однако решающее значение, на наш взгляд, имеет непосредственное концептуальное воздействие кибернетики на другие конкретные науки, в частности, перенос во взаимодействующую науку основных концептуальных схем кибернетики: представлений о сложноиерархизированном системном строении объектов, включающем, с одной стороны, подсистемы со стохастическим взаимодействием между элементами, а с другой – некоторый управляющий уровень, который обеспечивает целостность системы. Известна эффективность использования таких представлений в экономической науке, психологии, физиологии, биологии, социологии.
Наиболее значимые масштабы и актуальность проблема представления знаний приобрела в связи с разработкой в рамках кибернетики проблемы искусственного интеллекта и компьютеризацией общественного познания. Здесь на первый план вышли вопросы о соотношении истинностных характеристик знания, традиционно анализируемых в рамках классического репрезентатизма, и его эффективности в сфере коммуникации, техническом творчестве и материальном производстве, для анализа которых, пожалуй, впервые были настоятельно затребованы результаты лингвистического позитивизма и в целом «философии языка». Результаты, полученные там несколькими десятилетиями ранее, предстоит использовать для исследования языков представления знаний, основных классов моделей представления знаний, в том числе наиболее фундаментальной – фреймовой.
В итоге гносеологическая проблема представления знаний в русле компьютеризации научного познания (прежде всего, в рамках проблемы искусственного интеллекта, разработки экспертных систем, языков общения между компьютером и пользователем, средств распознавания образов и в целом информационных технологий) приобрела строгую экспликацию ((от лат. explicatio – разъяснение) – уточнение понятий и утверждений естественного и научного языка с помощью средств символической логики) и новое содержательное и глубокое прочтение в когнитивном, техническом и социальном аспектах. В определённой мере это сказалось и на характере философско-методологической рефлексии над научным познанием, прежде всего, за счёт актуализации результатов, полученных в сфере «философии языка», а также более детального учёта специфики технических и социальных аспектов проблемы представления знаний.

Проблемы научной рациональности и антропоразмерности науки и научного знания
Проблема научной рациональности, рассматриваемая с позиции её системного анализа, способна ассимилировать содержание аспектов науки, предписывая осмысливать это содержание с точки зрения разумности. Однако наблюдается достаточно отчётливое доминирование в качестве предметного поля данной проблемы двух её аспектов. Прежде всего, науки как специфической деятельности и научного знания как её результата. Но и здесь акцент делается на анализе науки как деятельности (её целенаправленности, последовательности, обоснованности, регулируемости (контролируемости), воспроизводимости и др.). Иногда эта интенция проявляется в редукции проблемы научной рациональности к проблеме научного метода, должного обеспечить приращение предметного знания.
Соответственно научная рациональность мыслится, прежде всего, как совокупность критериев (правил) осуществления научно-исследовательской деятельности и оценки её результатов. Одна из наиболее известных их типологий предложена К. Хюбнером. Он выделяет пять основных критериев научной рациональности:
1) инструментальные (регулирующие процесс получения и оценки результатов измерений);
2) функциональные (дающие возможность оценивать адекватность законов и закономерностей, выведенных из результатов наблюдений и измерений);
3) аксиомы, задающие граничные условия при формулировке законов и экспериментальных предсказаний;
4) оправдательные, включающие принципы фальсификации и верификации, которые ставят принятие или неприятие теорий в зависимость от данных эксперимента;
5) нормативные, определяющие некоторые общие характеристики теории как результата научно-исследовательской деятельности, к которым относятся принципы простоты, наглядности, эвристичность, согласованность и др.
Данные критерии, составляющие ядро научной рациональности, связаны с широкой совокупностью более общих характеристик научной рациональности, отражающих положение науки в обществе, её связь с другими сферами общественной жизнедеятельности, с социальной организацией общества и инструментами регулирования общественных и межиндивидуальных отношений, а также с характеристиками рациональности в самом общем значении этого термина.
В современных философско-методологических исследованиях показано, что о рациональности можно говорить там, где имеет место рефлексивная деятельность субъекта (рациональная критика), в ходе которой осмысливаются цели, предпосылки, условия, инструментарий деятельности, характер её результатов и последствия их использования. В этом смысле также говорят о рациональной культуре как способе бытия общества.
В рефлексивном осмыслении научной рациональности на первый план выходят два основных ее аспекта:
1) целерациональность, понимаемая как характеристика научного познания, гарантирующего получение достоверного в предметном плане или полезного в прикладном аспекте знания;
2) объекторациональность (законосообразность) – характеристика научного познания, выражающая его обоснованность знанием об объективных законах познавательного осваиваемой реальности.
Второй аспект далеко не всегда находится в центре внимания, когда анализируются формы общественного сознания, различные идейные образования, ценностные ориентации, определённые образы (модели) действий в их отношении к предметному миру и его объективным законам. Его игнорирование ограничивает характеристики вненаучных типов рациональности набором проекций из субъективной сферы, делает её понимание формальным и, в конечном счёте, бесполезным в сфере науки.
Научная рациональность реализуется в устойчивом нормативном функционировании определённой совокупности форм регламентации познавательной деятельности в науке, являющимся рациональным базисом науки. В него входит:
во-первых, добытое в конкретных науках достоверное предметное знание, конкретно-научные и общенаучные формы его фиксации, средства и методы исследования;
во-вторых, это система предпосылочного знания, включающая основания научного поиска, философские идеи, принципы и категории, выражающие специфику познавательного отношения человека к миру, естественные и искусственные языки науки, логические формы, правила и законы, стиль научного мышления в целом;
в-третьих, это система мировоззренческих представлений, включающая совокупность онтологических, социально-политических, религиозных, нравственных, эстетических принципов, идеалов и убеждений, тем или иным способом воздействующих на познавательный процесс.
Одна из актуальных проблем современной науки – выявление тенденций эволюции рационального базиса, а в рамках этого процесса – анализ системного взаимодействия факторов, определяющих её направленность. Результаты такого анализа позволяют выявлять, за счёт чего формируется продуктивный потенциал рационального базиса современной науки, интегрирующий целе- и объекторациональные аспекты научно-исследовательской работы.
Такого рода интеграция является основой особого эпистемологического статуса науки. Она нехарактерна для других форм духовного и духовно-практического освоения мира, ныне активизировавшихся в конкуренции с наукой за духовное лидерство в социуме. Следовательно, основным фактором формирования и развития продуктивного потенциала науки в целом, и её рационального базиса в частности, по-прежнему является содержание накопленного наукой предметного и регулятивного знания. Из других сфер, как и прежде, могут быть заимствованы в качестве эвристических элементов определённые фрагменты, но не их типы рациональности, где доминируют целерациональные ориентации, индуцированные субъективными акцентациями.
В контексте проблем научной рациональности в общих чертах обозначается и проблема антропоразмерности науки и научного знания. Стимулирующие факторы развития антропологической составляющей находятся как в самой сфере науки и её методологического сознания, так и в социуме, в котором она существует.
Действие внутринаучных факторов во многом связано с философско-методологическим осмыслением познавательных возможностей человека и создаваемых им средств в научном освоении природной, социальной и духовной реальности. Всё более тонкой оценке подвергались возможности чувственных каналов восприятия, памяти, механизмов идеального конструирования реальности, его языкового воспроизведения и др. В итоге в сфере философско-методологической рефлексии неуклонно набирали влияние течения, в которых названные аспекты были представлены наиболее полно (критический реализм, лингвистический позитивизм, структурализм, постструктурализм и др.).
Особое значение имел начавшийся во второй половине XIX в. процесс разработки научной методологии исследования социальных явлений и, в частности, методологии исторического познания. В неокантианстве, философии жизни, марксизме практически одновременно в сфере философско-методологической рефлексии оказались вопросы о специфике объектов социального познания, методов их исследования, формах организации и обоснования социального знания, критериях его достоверности. Этот процесс осуществлялся во многом под знаком успехов естествознания, что создавало предпосылки для взаимоисключающих ориентаций при осмыслении проблем методологии социального познания. Если в марксизме общественная жизнь рассматривалась как общественно-исторический процесс в принципе ничем не отличающийся от природных процессов (хотя при этом постоянно подчёркивалось, что в обществе действуют не стихийные природные силы, а одарённые сознанием и волей люди), то в неокантианстве (Г. Риккерт) специфика исторического познания общества ставилась в противоположность особенностям естественнонаучного познания. В частности, на первых порах акцентировалось значение понимания как познавательной процедуры в противовес процедуре объяснения в естественнонаучном познании, ценности как социальной нормы в противовес объективному знанию, индивидуализирующих методов исследования в противовес генерализирующим. Однако в ходе дальнейших методологических исследований, осуществляемых, прежде всего, в рамках герменевтической традиции (Ф. Шлейермахер, В. Дильтей, Р. Арон и др.) была выработана модель анализа социальных явлений («интерпретационный круг»), которая органически сочетает в себе как идущие от естествознания детерминистские дедуктивные схемы объяснения, так и понимание как специфическую познавательную процедуру, раскрывающую значение и механизмы действия субъективных факторов. Её суть в идее взаимосвязи части и целого: специфику целого выражают законы как знание общего, специфику части – представления о мотивах, целях, интересах и других особенностях сознания и воли субъектов социального (исторического) действия. Вместе с тем закон в своём генезисе – это то, что выражает равнодействующую проявлений сознания и воли, а они (сознание и воля субъектов), в свою очередь, детерминированы особенностями целого, выраженного в законах. Соответственно и научная мысль, претендуя на раскрытие специфики социальных явлений, должна осуществлять челночное движение поочередно от общих законов к конкретным характеристикам и действиям социальных субъектов и от них к законам с целью их корректировки.
В итоге в методологии социального познания тезис о человеко-размерности (экзистенциальном) характере научного результата (истины) приобрёл статус одного из основополагающих, не противореча ни одному из положений общенаучной методологии, выработанной в основном на материале естествознания.
С другой стороны, сама наука, а точнее естествознание было отмечено небывалым ранее явлением в сфере его методологических оснований – выдвижением на авансцену антропного принципа. В самом общем плане антропный принцип – это ответ на вопросы: почему природа, частью которой мы являемся, устроена именно так, как она устроена, а не иначе? Почему законы Вселенной именно такие, какими мы их познаём, а не иные? – потому что во Вселенной, развивающейся по другим законам (прежде всего, по законам, конкретный вид которых не предполагает ныне установленных количественных значений ряда фундаментальных физических констант – скорости света, постоянной тяготения, массы элементарных частиц и др.), наше существование было бы невозможным. При этом утверждается, что количественные значения фундаментальных физических констант были заданы на начальных этапах эволюции Вселенной с высокой точностью как бы для гарантии, что на определённом этапе этой эволюции появится человек, и что в целом эволюция Вселенной имела ту общую направленность, в результате которой на одном из её последних этапов обеспечивалась возможность появления человеческого разума, позволяющего Вселенной «осознать себя».
Более конкретные выражения антропного принципа:
«слабый» вариант – «наше положение во Вселенной с необходимостью является привилегированным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием в качестве наблюдателей» и
«сильный» вариант – «Вселенная (и, следовательно, фундаментальные постоянные, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей».
Однако и представителей конкретных наук, и тем более «консервативных» философов не может не настораживать чрезвычайная лёгкость решения на основании этого принципа фундаментальных логико-гносеологических проблем, самообольстительность антропо-центристских мировоззренческих ориентаций (имеющих печальные исторические аналогии и параллели), а также полная неясность перспектив воздействия «антропной» науки на человеческое сообщество, на судьбы техногенной цивилизации, возросшей на творческом потенциале качественно иной (в основном классической) науки.
Даже если не брать во внимание окрашенный далеко не в радужные тона факт, что использование в науке антропного принципа даёт мощный импульс теологическим спекуляциям, а также его достаточно очевидную тавтологичность и предметную тривиальность, то уж во всяком случае нельзя проигнорировать то обстоятельство, что результаты его применения не дают ответа на вопросы: почему появление во Вселенной человека с его разумом было обеспечено в виде предпосылок на столь ранней ступени её эволюции, каким образом более позднее событие в жизни Вселенной (появление человека и его разума) могло повлиять на содержание и характер протекания более ранних событий? Само по себе постулирование такого влияния не сопровождается установлением желаемой во всяком объяснении каузальной связи.
Реакцией на возникшие трудности с ответами на эти вопросы стало свёртывание онтологического аспекта антропного принципа и акцентирование его методологических аспектов, в частности, эвристического потенциала. Например, эвристические свойства антропного принципа были использованы Ф. Типлером для доказательства несостоятельности модели стационарной Вселенной. Он показал, что существование Вселенной в неизменном виде бесконечно продолжительное время привело бы к тому, что жизнь в ней зародилась бы повсюду с бесконечной вероятностью, а за законченный промежуток времени Вселенная оказалась бы заполненной проявлениями жизни целиком. Но этого не произошло. Гипотезы о космических пришельцах пока не имеют достаточно надежных фактических подтверждений.
Разумеется, онтологическая проблематика, индуцированная антропным принципом, полностью не иссякла. Продолжаются попытки поиска его новых прочтений («аргумент от замысла», «версия участия», «редукционистская» и «антиредукционистская» (синергетическая) программы). Однако выбор сделан явно в пользу других аспектов, а именно, гносеологического и научно-этического.
Научно-этический аспект антропного принципа концентрирует в себе, по крайней мере, две проблемы, точнее сказать два основных постулата как следствия антропного принципа, на основе которых формируются и предлагаются в качестве фундаментальных и первоочередных два круга проблем:
первый постулат выразим словами академика Н.Н. Моисеева – «развитие мира происходит при условии крайней неустойчивости по отношению к его определённым параметрам»;
второй постулирует возможность дальнейшего существования и развития человека лишь при условии очень высокой согласованности эволюции человеческого общества и эволюции природы, т.е. лишь в условиях их коэволюции.
В итоге новые горизонты приложения конструктивных способностей познающего субъекта, открывающиеся ему на основе антропного принципа, оказываются вовсе не бесконечными, а очень строго очерченными. Очерченными, прежде всего количественными параметрами и характером связей фундаментальных физических констант, отражающих структуру реальности, направления и законы её эволюции. Соразмерность человека процессу творения этих структур и законов у истоков космической эволюции на современном этапе обязала его глубже отражать их и строить свои мыслительные и предметные конструкции, не преодолевая «сопротивление материи» (Г. Башляр), а настраиваясь с нею «на резонанс».
Определённый тип антропоразмерности науке и научному знанию предлагает и социум, в котором существует наука. Прежде всего, по каналам целеполагания.
О целях и целеполагании очень много написано в обоснование идеи о должной подчинённости всего многообразия целей человеческой деятельности, в том числе и научного познания, раскрытию и реализации многогранных способностей и возможностей человека, раскрытию его «сущностных сил» и удовлетворению растущих потребностей. Идеи гуманной, идущей почти от времен зарождения философии, конкретизированной в виде закона о возрастании человеческих потребностей.
Но как быть с неожиданно горьким финалом на практике, где к настоящему времени первейшей целью оказалось физическое выживание человечества, причём во многом благодаря негативным последствиям научно-технического прогресса, оказавшего доминирующее воздействие на все сферы человеческой жизнедеятельности?
Возникшие в русле развития современной техногенной цивилизации противоречия (между потребностями расширенного воспроизводства материальных благ и ограниченностью сырьевых ресурсов, особенно невосполнимых и трудновосполнимых, в рамках существующих технологий; между потребностью совершенствования существующих, разработки принципиально новых технологий и реальной возможностью потери контроля над технологическими процессами; между потребностью потенциально бесконечного развития способностей человека к адекватному познанию и конструктивному преобразованию среды обитания и его конечными возможностями как биологического существа (объём памяти, скорость протекания психофизиологических процессов); клубок противоречий, связанных с военным противостоянием различных систем и государств и социальным и психологическим отчуждением личности в современном мире), явились решающим фактором «корректировки» целей человеческой деятельности в ущерб тому множеству гуманных, самообольстительных и «комфортабельных» целей, вокруг которых, разумеется, никогда не иссякнут разговоры и дела, в силу естественного, явно или неявно выраженного желания человека к самореализации и самоутверждению. Новейшим вариантом такого рода корректировки, а точнее её идеологией явился постмодернизм как широкое интеллектуально-философское течение, кредо которого выражено в афоризме «действуй локально, думай глобально». Более детальное представление о месте и значении науки в деятельности людей, ориентированной не на глобальное переустройство во всех сферах жизнедеятельности, а осмотрительное постепенное изменение, ориентированное набором определённых жизненно важных, телеологически не иерархизированных критериев, можно получить, проанализировав современные проблемы «большой науки».








13PAGE \* MERGEFORMAT145315



Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 5 Заголовок 615

Приложенные файлы

  • doc 9443170
    Размер файла: 627 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий