Выдающиеся полководцы Великой Отечественной войны. Маршал Жуков Г. К. 1896 1974


МЧС РОССИИ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ СЛУЖБЫ

Контрольная работа по отечественной истории
Реферат на тему:
«Выдающиеся полководцы Великой Отечественной войны.
Маршал Жуков Г. К. (1896 – 1974)»
Слушателя Иванова Григория
Николаевича
Курс, группа 710 группа
Дата сдачи контрольной работы _________________
Оценка выполненной работы _________________
Санкт –Петербург 2011г.
Оглавление.
(План работы).
1. Введение………………………………………………………….….3
2. Основная часть……………………………………………………...4
2.1. Детство и юность………………………………………………4
2.2. Начало военной карьеры……………………………………....5
2.3. Великая Отечественная война………………………………..11
2.4. Послевоенные годы…………………………………………...20
3. Заключение…………………………………………………………23
4. Список литературы………………………………………………...26
1. Введение.
Георгий Константинович Жуков (1896 – 1974) прошёл путь от самых низов, от нищей крестьянской семьи до министра обороны армии, победившей сильного врага. Этот путь вел через голод, лишения, революции, мировые и гражданские войны, через славу и гонения. Стремление к обучению, совершенствованию, смелость в принятии рискованных решений и исправлении ошибочных – вот что сопутствовало Жукову.
Время рождает своих героев. Г. К. Жукову было суждено жить в великое время. В расцвете сил и военного таланта он встретил испытание, обрушившееся на наш народ, – великую и тягчайшую войну против озверевшего фашизма. Он жил этой войной, сделал все, что было в его силах, для Победы. В суровом военном противоборстве и проявились качества характера, которые сделали Жукова тем, кем он вошел в историю.
2. Основная часть.
2.1. Детство и юность.
Во второй половине XIX века в деревне Стрелковка Калужской губернии в ветхом, покосившемся домике жила бездетная вдова Аннушка Жукова.
Сердобольная женщина взяла из приюта двухлетнего мальчика, который был оставлен там трёхмесячным с запиской: «Сына моего зовите Константином». Это был отец будущего Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова, родившегося 2 декабря (19 ноября по старому стилю) 1896 года.
Стрелковка ничем не выделялась из тысяч других деревень того времени. Мужики промышляли в городе, в поле – женщины и дети. Отца Жуков видел редко, он сапожничал в городах. Мать билась на тяжёлой работе. Заработки… «Я думаю, - напишет на склоне лет Г. К. Жуков, - нищие собирали больше». Ещё он напишет: «Спасибо соседям, они всегда выручали нас то щами, то кашей. Такая взаимопомощь в деревнях была не исключением, а скорее традицией дружбы и солидарности русских людей, живших в тяжёлой нужде». Народ прошедший через войны и голод не может жить иначе.
Трудиться Георгий начал в семь лет, со взрослыми на сенокосе. Образование: три класса церковноприходской школы Жуков окончил с похвальным листом.
Как-то в девятилетнем возрасте, чтобы испытать свою волю, он поспорил с друзьями, что всю ночь проспит на кладбище. Победил. Проспал до рассвета, Завернувшись в овчину.
В 11 лет Георгия отдали «в люди» - обучаться у скорняка в Москве. Большой город поразил сельского паренька: «Я был как-то подавлен. Я никогда не видел домов выше двух этажей, мощёных улиц, извозчиков, или, как их звали, «лихачей», мчавшихся с большой скоростью на красавцах – орловских рысаках. Всё это поражало воображение».
Хозяин мастерской часто поколачивал своих учеников. «Он мог и без всякого повода отлупить так, что целый день в ушах звенело», - вспоминал Жуков. Как младшему ученику, ему доставалось больше всех.
В городе Георгий не терял не терял интереса к наукам и сумел закончить вечернее общеобразовательное училище.
Только после четырёх лет ученичества его на десять дней отпустили домой, в деревню. Как раз тогда в соседнем селе случился пожар. Георгий услышал крики доносившиеся из горящей избы. Он вытащил из огня двух перепуганных детей и больную женщину.
В 1911 г. Жуков закончил ученичество и стал самостоятельным человеком – подмастерьем.
2.2. Начало военной карьеры.
Первая мировая война. 7 августа 1915 г. Георгий Жуков был призван на фронт кавалеристом в драгунский полк. Обучение военному делу было нелёгким. Одного унтер-офицера солдаты особенно невзлюбили за побои и муштру. Они решили наказать его, рискуя угодить под военно-полевой суд. «Сговорившись, - рассказывал Жуков, - мы как-то подкараулили его в тёмном углу и, накинув ему на голову плащ-палатку, избили до потери сознания».
Ещё до фронта Г. К. Жуков прошёл обучение на унтер-офицера. Позднее он признавался: «Когда на войне очутился, поначалу была какая-то неуверенность под обстрелом, но она быстро прошла. Под пулями никогда не кланялся. Трусов терпеть не могу».
В 1916 г. был тяжело контужен: взрывом мины его выбросило из седла. В сознание пришёл только через сутки. За боевую службу Жуков получил два Георгиевских креста, один из них – за пленение германского офицера.
Жуков пользовался уважением товарищей. После Февральской революции его единогласно выбрали главой эскадронного солдатского комитета. К осени 1917 г. армия стала постепенно растекаться по домам. Солдатский комитет решил своей волей отпустить всех домой.
В ноябре 1917 г. вернулся в Москву и Георгий Жуков.
Гражданская война. Мирная передышка 1917 – 1918 гг. была не долгой. Началась гражданская война. В августе 1918 г. Жуков пощёл добровольцем в кавалерию Красной армии. Сражался против Колчака, Деникина, Врангеля. Вступил в партию большевиков.
Во время сражения за Царицин в 1919 г. Жуков получил ранение в рукопашном бою. Осколки ручной гранаты ранили его в ногу и левый бок. После лечения ему дали отпуск, и он уехал в родную деревню.
Затем его отправили на курсы красных командиров. После этого Жуков стал командовать эскадроном. В 1920 -1921 гг. участвовал в подавлении «кулацкого» Тамбовского восстания. Здесь и познакомился с М. Тухачевским, который руководил этой операцией.
Во время боя весной 1921 г. выстрелом под Жуковым убило коня. При падении конь придавил седока, но помощь подоспела вовремя. В тот же день под Жуковым второй раз убило коня. Повстанцы хотели взять его в плен, и он в одиночку от них отбивался. И снова пришли на выручку красноармейцы.
За участие в подавлении Тамбовского восстания Г. К. Жуков получил свой первый орден Красного Знамени – очень почётную и редкую тогда награду.
Мирные годы. В 20 - 30 гг. Жуков продолжал свою службу в кавалерии. С апреля 1923 г. он уже командовал полком.
26-летний командир видел недостаток своего военного образования. И тогда, и в последующие годы он занимался самообразованием, изучал книги по военному искусству, истории прошлых войн, закончил Высшую кавалерийскую школу в Ленинграде.
Конечно, Жуков изучал и произведения Ленина и Маркса. По его собственному признанию, эти книги давались ему нелегко, особенно «Капитал» Карла Маркса.
В 36 лет Жуков уже командовал дивизией, в 40 лет – конным корпусом. В 1931 г. продолжилось его знакомство с М. Тухачевским, который произвёл на него сильное впечатление. «В нем чувствовался гигант военной мысли, звезда первой величины в плеяде военных нашей Родины,- писал Жуков. - Мы слушали его как зачарованные».
Победный путь полководца начался в 1939 г. в степях Монголии. На этот относительно короткий отрезок времени падает суровый и страшный период в истории человечества. Без преувеличения, то были годы, когда решался вопрос: существовать или нет цивилизации?
Халхин-Гол. 1 июня 1939 г. заместитель командующего Белорусским военным округом комдив Жуков был вызван в Москву к наркому обороны. Ворошилов сообщил Жукову, что он назначается командующим 1-й армейской группы советских войск в Монголии. Войска находились там по просьбе правительства Чойбалсана для защиты Монголии от посягательства Японии. Еще 1 июня со стороны Советского Союза было официально объявлено о том, что «границу Монгольской народной республики мы будем защищать как свою собственную». Суть советской дальневосточной политики заключалась в содержании старого противника на дальних рубежах в районе реки Халхин-Гол.
5 июня Жуков прибыл на место и возглавил советский военный корпус. Его сразу же возмутило, что штаб корпуса располагался за 120 км от поля боя. Он потребовал перенести штаб в район событий. Впервые Жукову были предоставлены неограниченные полномочия при ведении боевых действий. Вместе с Жуковым в Монголию прибыла и группа слушателей военных академий. Их он намеревался использовать в качестве своеобразного резерва для замещения командиров, не справляющихся со своими задачами. На Халхин-Голе Жуков испробовал и другую форму воздействия на подчиненных, впоследствии ставшую традиционной - расстрелы за невыполнение приказов. Такими методами он в кратчайший срок не только навел дисциплину в армейской группе, но и воспитал офицеров, которым потом мог доверять любое дело. По-жуковски они были решительны, тверды и могли действовать даже в самых чрезвычайных обстоятельствах.
За такой же короткий срок Жуков сумел разработать и план своей первой самостоятельной операции. Незадолго до ее начала он обратился к Сталину с предложением перейти в наступление и получил на это согласие. Наступление готовилось в строжайшей тайне, и никто из подчиненных Жукова не имел представления об общем замысле командующего. Красноармейцы и большая часть офицеров готовились к обороне, не представляя, что их ждет переход на территорию противника.
Жуков задумал окружение 6-й японской армии. Войскам центра предстояло сдерживать японские войска, а ударным фланговым группировкам, не ввязываясь в затяжные бои, обойти очаги сопротивления и сомкнуться в тылу противника.
При подготовке операции Жуков учитывал малейшие детали. Полевые аэродромы были вынесены далеко вперед, что позволяло не только экономить топливо, но и в кратчайший срок нагружаться боеприпасами. Ближе к передовой были вынесены базы снабжения и полевые госпитали, что также позволяло экономить время при ведении боевых действий. В ходе подготовки наступления Жуков запретил пользоваться радиосвязью. Связь осуществлялась по проводам специальными позывными.
Наступление началось 15 августа 1939 г. В 5 часов 45 минут началась авиационная и артиллерийская подготовка, а затем наступление танковых группировок. В ходе наступления оборона противника была прорвана. И уже через трое суток японские войска были окружены и разгромлены.
Победу на Халхин-Голе можно назвать и предтечей «блицкрига», и предтечей Сталинграда. Эта победа принесла Жукову славу, но она же в определенной степени явилась причиной его будущих неудач в предстоявшей войне с Германией. Но, во всяком случае, это была первая победа Красной Армии после конфликта на КВЖД в 1929 г. Жуков получил за нее звание Героя Советского Союза, производство в генералы армии и назначение на пост командующего Киевским особым военным округом – самым мощным округом Советского Союза. Ко времени возвращения Жукова из Монголии относится и его личное знакомство со Сталиным.
Перед Великой Отечественной войной. В 1940 г. новый командующий получил первое поручение вождя – подготовить для Политбюро доклад на тему «Характер современной наступательной операции». 24 декабря Жуков, наконец, выступил с подготовленным докладом. В основу доклада были заложены итоги победы на Халхин-Голе, перенесенные на Западный театр военных действий, а также уроки разгрома Польши и Франции германскими войсками. Жуков настаивал на том, что первый удар, нанесенный по противнику, должен быть такой силы, чтобы после него оказались выведенными из строя от трети до половины всех его войск. В своем выступлении на совещании он, взяв указку и обращая внимание генералов и маршалов, всех присутствовавших в зале военачальников на районы последних действий немецко-фашистских войск в Европе, подчеркнул, что они подбираются к границам Советского Союза не случайно: вот-вот может начаться война. Он указывал на схемах направления возможных ударов противника и контрударов Красной Армии. Становилось очевидным, что, несмотря на заключенный пакт Молотова – Риббентропа и договоров о дружбе и границе, именно Германия станет будущим противником СССР в новой войне.
Доклад командующего Киевским Особым военным округом был самым интересным, доходчивым и обоснованным из всех прочитанных докладов на том совещании высшего командного и начальствующего состава Красной Армии.
С утра следующего дня началась большая оперативно-стратегическая военная игра. В ней для участников создавались неожиданные условия, как в настоящей войне.
Войсками «синих» командовал Жуков, а «красными» - командующий войсками Белорусского военного округа генерал Павлов. Расстановка «синих» и «красных» была примерно такой, как она оказалась в начале Великой Отечественной войны. «Красным» пришлось в весьма трудных условиях сдерживать натиск противника.
После учения нарком обороны маршал Тимошенко, руководивший игрой, приказал командующим Павлову и Жукову провести разбор игры, в своих докладах отметить недостатки и положительные моменты в действиях обеих сторон.
Заключительное заседание состоялось в Кремле. На него пригласили руководителей Наркомата обороны, Генерального штаба и военных округов. Здесь же присутствовали Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин и другие члены Политбюро.
После того, как начальник Генерального штаба генерал К. А. Мерецков дал общую оценку руководителям и участникам военной игры, выступил маршал Тимошенко. Он отметил, что более правильно в этой игре действовали «синие». Они точно учитывали количество войск, их оснащение боевой техникой, правильно оценивали решения командиров.
Сразу после окончания игры в январе 1941г. он вызвал Жукова и назначил его начальником Генштаба красной армии. В это время Германия готовилась к началу войны с Советским Союзом. Сигналы о грядущей войне поступали со всех сторон. Об этом сообщали разведка, советские посольства, перебежчики из германских войск.
Сам Жуков не был готов к назначению на эту должность, о чем не замедлил сказать самому Сталину. Но тот ответил, что так решило Политбюро. Как доказали будущие события, Жуков действительно оказался неспособен к роли начальника Генерального штаба.
Уже в начале февраля 1941 г. Тимошенко и Жуков предложили Сталину полностью перевести страну на военные рельсы: преобразовать округа во фронты, сформировать фронтовые штабы, начать развертывание войск с призывом в них 800 тысяч человек. Промышленность также должна была увеличить выпуск военной продукции.
Но Сталин опасался, что немецкая разведка быстро вскроет начавшуюся мобилизацию, и это в свою очередь позволит Гитлеру нанести первым удар. И он отверг предложение наркома обороны и начальника Генерального штаба. Сталин надеялся воспользоваться подобным предложением лишь тогда, когда германские войска окончательно увязнут в войне с Англией.
В это же время Жуков попытался через разведку и НКВД добиться возможности ввода советских войск в Болгарию и Югославию. На первом этапе ему сопутствовал успех; такое предложение поддержали высшие чины обоих государств, но вскоре Болгария присоединилась к «Тройственному пакту», а Югославия была оккупирована немецкими войсками.
В конце марта Жуков предпринял интенсивные попытки ускорить пополнение Красной Армии. Был ускорен выпуск из школ военных пилотов, сократившийся в мирное время до 9 месяцев, в военное – до 6, а общий налет для курсанта равнялся теперь суткам. Это вызвало рост аварийности в авиации и недовольство командующего ВВС П. С. Рычагова. Авиация ПВО была сосредоточена у западной границы, в результате чего многие города Советского Союза оказались без надлежащей защиты.
Жуков попытался заставить и наркома флота адмирала Н. Г. Кузнецова перевести морские училища на двухгодичный срок обучения вместо пятилетнего, а также сделать всех старшин офицерами. Однако натолкнулся в этом на сопротивление наркома.
Сталину импонировал Жуков, настойчиво выдвигавший идеи скорейшей мобилизации Красной Армии, и ему с трудом удавалось сдерживать его инициативу, вредящую пока общему замыслу вождя. Фактически Жуков превращал Генеральный штаб во второй наркомат обороны, главной задачей которого являлось распределение войск и техники на различные направления. Сам же начальник Генерального штаба по-прежнему видел свою задачу в организации предстоящего наступления.
По его плану ударные группировки сосредотачивались на Львовском и Белостокском выступах. Здесь же находились аэродромы, стратегические запасы и госпитали. Главный удар наносился из Львовского выступа, поскольку именно он позволил бы вывести войска в промышленные районы Силезии и отрезать Германию от их нефтяных запасов, а также и от их союзников по «Тройственному пакту». Войскам в Прибалтике ставились ограниченные задачи.
Уверенные в предстоящем успехе наступления, Тимошенко и Жуков игнорировали сведения военной разведки о скрытом сосредоточении новых немецких войск на западной границе. Уже с февраля 1941 г. началась скрытая переброска войск вермахта на линию Радом – Варшава. Соединения передвигались ночными маршами, а штабы размещались в расположении старых мест дислокации. К концу мая на границе было сосредоточено около 170 дивизий. Разведка докладывала, что войска, ранее сосредоточенные на побережье против Англии, куда-то увозят в эшелонах.
18 июня на участках границы началось разминирование линий-проходов, а затем и выдвижение войск в приграничную зону.
21 июня Жуков все же добился разрешения Политбюро развернуть в Тернополе штаб Южного фронта во главе с генералом армии И. В. Тюленевым и своего назначения координировать действия Юго-Западного и Южного фронтов. Вылететь в Тернополь Жуков должен был на следующий день. Следующим днем стало 22 июня.
В ночь на 22 июня всем сотрудникам Генерального штаба было приказано оставаться на своих рабочих местах. Сам Жуков находился в служебном кабинете наркома обороны.
Уже в 3 часа стал получать сообщения от командующих округами и флотами о налетах вражеской авиации. Он спешно соединился со Сталиным и доложил ему о нападении противника. В ответ Сталин приказал Жукову и Тимошенко немедленно прибыть в Кремль. Там он услышал слова наркома иностранных дел В. М. Молотова о том, что «германское правительство объявило нам войну».
2.3. Великая Отечественная война.
На следующий день после начала немецкого наступления Жуков, как это и предполагалось ранее, вылетел на Юго-Западное направление. Он должен был помочь командующему фронтом М. П. Кирпоносу организовать проведение контрудара по наступающим войскам противника. Контрудар был нанесен, но немецкие войска остановить не удалось, и Жуков вскоре вернулся в Москву, где доложил Сталину об отступлении советских войск в район Минска и Киева. Эти города ни в коем случае нельзя было сдавать, напротив, они должны были стать опорными пунктами для проведения нового контрудара.
Стало очевидным, что танковые клинья немцев, зажавшие в кольцо огромную массу советских войск на Львовском и Белостокском выступах, уже не останавливаются для их уничтожения, а продолжают стремительно двигаться вперед. Им уже удалось захватить огромные запасы горючего, в беспорядке складированного вдоль дорог и предназначенного для предполагавшегося ранее советского наступления. Огромная масса техники Красной армии выходила из строя, колонны красноармейцев в пешем порядке отступали в глубь страны.
28 июня пал Минск, в районе которого была окружена значительная группа советских войск. Прибегать к репрессиям в отношении наркома обороны и начальника Генерального штаба Сталин не стал, но уже на следующий день (30 июня) Тимошенко был послан командовать Западным фронтом вместо арестованного за поражение генерала Павлова. Верховное командование Красной армии перешло к Сталину, который стал Верховным главнокомандующим.
10 июля началось Смоленское сражение, разгоревшееся по фронту в 650 километров. Еще раньше, 7 июля, началась битва за Киев, куда устремились германские войска группы армий «Юг». И на западе и на юге удалось замедлить продвижение войск противника, а затем заставить его перейти к обороне. Советским войскам было приказано не отступать ни шагу назад и в плен не сдаваться. Как начальник Генерального штаба, Жуков подписал приказ № 270, который говорил о расстрелах за сдачу в плен или за самовольный уход с позиций. Но сам он понимал необходимость более гибкого руководства войсками и в конце августа доложил Сталину о необходимости отвести большую часть войск Юго-Западного фронта за Днепр. Жуков говорил об опасности ее полного окружения немецкими танковыми группами, а также о необходимости организовать контрудар на ельнинском направлении, где в ходе Смоленского сражения образовался выступ, который командование группы армий «Центр» могло использовать для наступления на Москву. На вопрос Сталина, что же будет с Киевом в случае отвода войск, Жуков определенно ответил – придется оставить. Сталин вспылил, обругал Жукова, тот потребовал своей отставки с поста начальника Генерального штаба. Верховный объявил, что может обойтись и без него, и пусть теперь Жуков сам едет под Ельню и решает там вопрос, который сам поставил.
Наступление под Ельней. Под Ельней образовался выступ вражеских войск. Идея Жукова состояла в том, чтобы неожиданным ударом взять этот выступ в клещи. Около трех недель он стягивал сюда силы для нанесения такого удара. В конце августа Красная армия перешла здесь в наступление. «Горловина ельнинского выступа постепенно сжималась железными клещами наших войск и становилась все уже и уже», - писал Жуков.
Выступ превращался в «мешок». Чтобы спастись от окружения, немцы в последний момент быстро отступили. 6 сентября советские войска освободили от врага Ельню. Под Ельней Красная армия впервые показала, что может побеждать германскую. Через два дня после этой победы Жукова снова принимал Сталин.
В Ленинграде. Сразу же после окончания операции Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом. Маршал Ворошилов не справлялся со своими обязанностями и потому Жукову было необходимо вылететь в Ленинград и принять срочные меры по предотвращению его сдачи немцам. Жуков не мог знать, что почти одновременно с его прилетом в Ленинград Гитлер подписал директиву о блокаде города, но не о его штурме. Этого требовала изменившаяся обстановка на Центральном направлении, где войска группы армий «Центр» начинали новое наступление на Москву. Часть войск группы армий «Север», прежде всего танковые и моторизованные, поворачивали с севера на запад для участия в новом наступлении.
15 сентября командование группы «Север» предприняло последнюю попытку взять Ленинград и ударом на стыке двух армий захватило город Пушкин. Жуков пошел на крайние меры – снял войска с Карельского перешейка, действовавшие против финнов, поставил в тылу своих частей заградительные отряды из войск НКВД, которым приказал расстреливать любого, кто посмеет оставить позиции, стал формировать бригады из заводских рабочих. Таким образом ему удалось остановить продвижение немецких войск.
Битва под Москвой. 5 октября Сталин вызвал Жукова в Москву. Жуков прибыл к больному гриппом Сталину, и тот сообщил ему об окруженных советских войсках в районе Вязьмы и о том, что все подходы к Москве открыты. Особенно тревожная обстановка сложилась на Можайском направлении. Сталин не был уверен, что Москву удастся удержать, и теперь предлагал Жукову возглавить оборону города в качестве командующего войсками Западного фронта.
Жуков предложил стянуть все имеющиеся силы на Можайскую линию обороны, закрыв образовавшуюся брешь любыми силами – курсантами военных училищ, частями НКВД, дружинами народного ополчения. Такая оборона будет носить временный характер до прибытия на фронт войск из Сибири и Дальнего Востока. Позади Можайской линии должны быть сооружены и другие линии обороны, в том числе и в самой Москве, если придется отходить и туда.
Упорное сопротивление советских войск, жесткие меры, предпринимаемые Жуковым и самим Сталиным по организации обороны столицы, принесли свои плоды. Наступление противника захлебнулось. Между тем из Сибири и Дальнего Востока прибывали все новые войска, с ходу вступавшие в сражение, а в тылу формировались ударные армии, предназначавшиеся для будущего контрнаступления. Сталин пока не давал этих армий Жукову, поскольку не был уверен, что противник окончательно выдохся.
Но, получая все больше сведений о том, что противник оказался в заснеженных подмосковных полях в летнем обмундировании и что сотни немецких машин не могут выбраться из размытых дорог, он, наконец, понял, что германский «блицкриг» не состоялся. Сталин решил передать Жукову стратегические резервы, и 5 декабря командующий фронтом начал наступление. Немецкие войска стали отступать по всему фронту, и, в конце концов, Жуков предпринял попытку добиться полного окружения группы армий «Центр», выйдя на его тылы на гжатско – вяземском направлении левым крылом фронта.
Однако события показали, что Жуков переоценил свой успех – армии действовали без согласования друг с другом. Все окончилось окружением 33-ей армии, пленением большей части ее личного состава и гибелью командующего генерала М. Г. Ефремова.
И все же Жуков извлек урок из случившегося, и когда на совещании в Ставке Сталин стал настаивать на том, чтобы к концу 1942 г. противник был выбит с территории СССР, он объявил, что для этого ни средств, ни возможностей пока нет. Единственное, что рекомендовал осуществить Жуков, - ликвидировать ржевско-вяземский выступ, по-прежнему нацеленный на Москву.
Сталин был настолько напуган минувшим наступлением на столицу, что всё ещё опасался возобновления наступления. Поэтому все основные силы и средства отправлялись на центральное направление. Остальные фронты должны были осуществлять наступление имеющимися в их распоряжении силами.
Это привело к тому, что войска Юго-Западного фронта, начавшие наступать на Харьков, оказались в окружении. На Крымском полуострове был прорван Крымский фронт и взят Севастополь. Летом войска группы армий «Юг» начали наступление на Кавказ. Им противостояли малочисленные советские войска, и потому немецкая армия продвигалась почти без замедления. Поняв свою ошибку, Сталин приказал перебросить в район Сталинграда новые войска. Уже в конце лета 1942 г. за этот город завязались ожесточенные бои. События заставили Гитлера разделить силы группы армий «Юг» на две части. Одна из них рванулась на Кавказ, другая должна была, выйдя к Волге, взять Сталинград, прикрыв тыл Кавказской группировке. Это была крупная ошибка Гитлера, в очередной раз не рассчитавшего своих сил.
Сталинград. 27 августа 1942 г. Сталин вызвал Жукова и предложил ему отправиться в Сталинград. Дела там складывались очень плохо. Через день Жуков вылетел в город на Волге. 3 сентября Сталин направил ему телеграмму: «Положение ухудшилось. Противник находится в трех верстах от Сталинграда. Сталинград могут взять сегодня или завтра». 5 сентября по предложению Жукова Красная армия провела ответное наступление. Но особого успеха оно не принесло. Жуков, недавно назначенный заместителем Верховного главнокомандующего, принимал жесткие меры в отношении отступавших советских войск. Он стал одним из авторов печально известного приказа №227, который, как и изданный в 1941 г. приказ № 270, предусматривал расстрел за самовольное оставление позиций, а также создание штрафных батальонов и рот. Командиры могли направлять сюда своих подчиненных без всяких приговоров трибуналов.
Вместе с начальником Генштаба А. Василевским Жуков разработал неожиданный и знаменитый план наступления под Сталинградом. Он состоял в том, чтобы ударить с флангов по немецкому «клину», наступающему на Сталинград. Там находились войска германских союзников – итальянцев, румын, венгров. Они были слабее вооружены, их моральный дух был не столь высок, как у немцев. В течение двух месяцев под Сталинград в тайне перебрасывались огромные массы советских войск и техники.
19 ноября Красная армия начала наступление. Войска союзников Германии были опрокинуты. 23 ноября советские «клещи» замкнулись. В «мешке» оказалась вся Сталинградская группировка немцев: около 300 тыс. солдат и офицеров.
В дни Сталинградской битвы Жуков уже не командовал отдельным фронтом, но координировал действия фронтов в ранге представителя Ставки. Так было в Сталинграде, где Жуков был награжден орденом Суворова 1-й степени, под Ленинградом в январе 1943 г. за координацию прорыва блокады, после которого он получил звание Маршала Советского Союза.
Последние годы войны. Почти весь 1943 г. Жуков занимался координацией действий различных фронтов, не вступая в командование ни одним из них. Но когда в феврале 1944 г. в разгар подготовки Проскуровско-Черновицкой операции был смертельно ранен командующий войсками 1-ого Украинского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин, Жукову пришлось принять командование войсками фронта. Операция по освобождению Правобережной Украины задумывалась широко, охватывала огромную территорию, предусматривала нанесение мощных таранных ударов по обороне противника. В этом сражении Жуков впервые столкнулся с выдающимся стратегом Третьего рейха генерал-фельдмаршалом Э. фон Манштейном – ярким представителем активной обороны.
Используя трехкратное превосходство в силах, Жуков прорвал фронт группы армий «Юг» и зажал в кольцо значительную часть немецких войск. Манштейну пришлось вылетать в Ставку к Гитлеру и добиваться переброски новых войск с целью создания ударной группировки для спасения окруженных. Но, кроме того, фельдмаршал тщательно постарался скрыть направления своего будущего отступления. И Жуков поверил Манштейну. Его основные силы были сосредоточены у Днестра для перехвата путей отхода противника. И когда Манштейн, наконец, нанес удар по кольцу окружения, поддержанный встречным ударом окруженных войск, советские части оказались смяты. Значительная часть немцев вырвалась из котла, уйдя за Карпаты.
И все же большая часть советской территории была освобождена, во многих местах советские войска вышли к государственной границе. Жуков был награжден орденом «Победы» за №1.
После проведения операции «Багратион», в ходе которой была освобождена Белоруссия, советские войска вышли к границам Польши и во многих местах пересекли ее.
В конце 1944 г. Жуков был назначен командующим войсками 1-ого Белорусского фронта, нацеленными на берлинское направление. После овладения плацдармом на Одере войска Жукова были готовы к броску на столицу рейха. Перед ними фактически не было немецких войск, и Жуков был готов начать наступление на Берлин уже 20 февраля. Его план предусматривал оказание поддержки войскам 2-ого Белорусского фронта, застрявшим в Восточной Пруссии.
Однако Сталин приказал Жукову подождать, пока подтянется Рокоссовский. За это время немцы сумели подготовить Берлин к обороне, возведя вокруг столицы мощные укрепления, и стянули к ним все силы рейха.
Берлинская операция явилась одной из самых дорогостоящих как по потерям личного состава, так и по примененным в ходе нее новшествам. Многое из того, что планировалось при подготовке к ней, в действительности не применилось. 1-й и 2-й танковым армиям, ранее нацеленным на охват Берлина, теперь пришлось прорывать вражескую оборону с фронта. Темп войск снизился, а у Зееловских высот фронт совсем замер и войска понесли тяжелые потери. По приказу Сталина и по инициативе командующего войсками 1-ого Украинского фронта маршала Конева в сражение были введены 3-я и 4-я танковые армии, направленные в обход Берлина.
За взятие Берлина Жуков был награжден третьей Золотой Звездой Героя Советского Союза, а вскоре и вторым орденом «Победы». Сталин предоставил ему и особую честь – принимать вместо себя Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 г.
2.4. Послевоенные годы
Г. К. Жуков остался в Германии до апреля 1946 г., чтобы руководить оккупационными войсками и советской администрацией. Затем он стал заместителем министра обороны СССР.
Но в этом же году началась его первая опала. Один арестованный военачальник дал показания, что Жуков как-то заявил о Сталине: «Как был, так и остался штафиркой». Вопрос о Жукове обсуждало особое заседание Министерства обороны. Ряд военных выступил в защиту Жукова.
В конце этого заседания Сталин посоветовал Жукову уехать на время из Москвы. Маршал был снят со всех постов и отправлен в «ссылку» - командовать вначале Одесским военным округом, а потом – Уральским.
Со смертью И. Сталина в марте 1953 г. первая опала маршала кончилась. Ему довелось арестовывать Л. Берию. Он снова стал заместителем министра обороны, а с 1955 г. – министром. В 1956 г. в Будапеште он руководил подавлением Венгерского восстания.
В июне 1957 г. большинство членов Президиума ЦК попытались сместить Н. Хрущева. Жуков бросил им свою знаменитую фразу: «Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа». Поддержка Жукова, конечно, очень помогла Хрущеву. Но одновременно Никита Хрущев стал опасаться чрезмерного усиления влияния армии. Сам Жуков говорил про него, что «был момент, когда он зашатался, а я обеспечил ему поддержку армии. Он тогда меня искренне благодарил, но выводы сделал: а вдруг я пожелаю сесть на его место? Тогда Эйзенхауэр был уже президентом США; думал, наверное, что и я мечтаю стать главой государства. Напрасно! Я никогда не хотел государственной власти – я военный, и армия – мое прямое дело».
Последующее стало полной неожиданностью для маршала. В октябре 1957 г. он выехал с визитом в Югославию. Во время его отсутствия и было решено уволить его в отставку. 26 октября 1957 г. он был смещен со всех постов и отправлен на пенсию. Официально в печати осуждался его «бонапартизм». Жукова обвиняли в том, что он хотел «вывести вооруженные силы из-под контроля партии» и «установить в них культ собственной личности». Началась вторая опала маршала, которая отчасти прекратилась только в конце 60-х гг. Признаком ее окончания стала вышедшая в 1969 г. книга Г. Жукова «воспоминания и размышления».
Редактор книги Анна Минкина рассказывала: «Был мартовский солнечный день, когда на конвейере показались первые красные “кирпичи”. Такая нарядная, в пурпурном целлофановом супере была она, эта царь-книга! Георгий Константинович взял в руки книгу, поставил ее на стол, долго смотрел молча...». Она же вспоминала о необычайном успехе книги: «На Калининском проспекте к дому книги стояла колоссальная очередь, почти до конца проспекта, а на улице Кирова в здании магазина “Книжный мир” люди разбили витрины, и пошли насквозь – пришлось вызвать конную милицию».
В 1973 г. Жукова впервые снова пригласили на официальное мероприятие. Это было празднование Дня победы в Кремлевском Дворце съездов. Тысячи собравшихся ветеранов войны поднялись с мест и под крики «Слава Жукову!» устроили ему овацию.
18 июня 1974 г. Георгий Жуков скончался. Поэт Иосиф Бродский писал тогда:
Вижу колонны замерзших внуков,
Гроб на лафете, лошади круп.
Ветер сюда не доносит мне звуков
Русских военных плачущих труб.
Вижу в регалии убранный труп:
В смерть уезжает пламенный Жуков.
Воин пред коим многие пали
Стены, хоть меч был вражьих тупей,
Блеском маневра о Ганнибале
Напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо, в опале,
как Велизарий или Помпей.
3. Заключение.
Под конец жизни, Жуков часто возвращался к детству. Он помнил, как в церковноприходской школе семи лет попал к «хорошему человеку», первому учителю Сергею Николаевичу Ремизову. Мудрый народный учитель, вводивший своих маленьких питомцев в ХХ век. Учивший их, как подсказывало сердце, и никогда не повышавший голоса на деревенских ребят. «Отец Сергея Николаевича, - еще припоминал Жуков, - тихий и добрый старичок, был священником и преподавал в нашей школе закон божий».
На склоне лет Жуков нет-нет, да и задавался вопросом - кто были его предки. Ответа так и не нашел. Но он не был обескуражен, что не мог проследить свою родословную по линии отца дальше его самого. Георгию Константиновичу было достаточно - отец родился в России, был главой небольшой, сплоченной семьи, воспитал по своему разумению трудового, честного человека. А если прибегнуть к обобщению – сыном русского народа.
Кровную связь с народом Г. К. Жуков пронес через всю свою жизнь. Судьбы Родины и семьи для него были неотделимы. В семье, в окружающей его жизни он черпал силы для служения Отчизне, а на священной службе Отчизне выполнил свой долг перед семьей, народом. Защищая Родину, он защищал жизнь родных и близких. Жуков жил только интересами войны, которую расценивал как вдохновенный труд фронта и тыла. Всего народа. Так и будет завоевана, обязательно завоевана Победа. А личный вклад в нее? Маршала мало заботила слава сама по себе. О ней позаботилась история.
Чем дальше в прошлое уходят годы Великой Отечественной войны, тем все рельефнее и крупнее вырисовывается на фоне величайших битв тех лет облик верного сына нашей Родины и четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова.
Много видных полководцев дали годы Великой Отечественной войны. Первым из них по праву всенародно признан Г. К. Жуков.
Широта и глубина охвата явлений и событий при оценке военной и военно-политической обстановки, глубина проникновения в замыслы и действия противника, реализм в оценке соотношения сил, несгибаемая воля в достижении поставленных целей в самых сложных условиях (под его руководством иногда невозможное становилось реальностью, как это было при обороне Москвы), величайшая активность и навязывание своей воли противнику (как это было под Ленинградом), решительность и отсутствие каких-либо колебаний при выполнении крупных оперативно-стратегических решений, когда обстановка была до предела сложной и запутанной, - всеми этими чертами выдающегося полководца во всей полноте обладал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. И вместе с тем он никогда не пытался делать все сам. Он обладал важнейшим качеством – умением сплачивать и привлекать к самой активной работе подчиненных – командующих и командиров, штабы и политорганы. Жуков был признанным организатором боевой работы крупных военных коллективов, руководивших фронтами и группами фронтов.
Общеизвестно и другое. Сколько упорного труда он вложил, чтобы развить в себе качества видного военачальника! Как он умел учиться сам и настойчиво, творчески и инициативно учить других в мирное время и на войне!
Об этом говорят его боевые друзья – видные советские полководцы. Боевой соратник Жукова Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, служивший с ним плечом к плечу, вспоминал о двадцатых годах, когда их пути сошлись во время учебы в Высшей кавалерийской школе в Ленинграде: «Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки. Заглянем в его комнату – все ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего».
Так чему же он учился? Жуков овладевал теми знаниями, которые давала советская военная теория. Недавний кавалерист, он буквально вживался в теорию современного глубокого боя – проведение операций танковыми и механизированными соединениями. Пытался, и очень успешно, оценивать роль авиации в военном искусстве. Он отлично знал футурологические по тем временам концепции зарубежных военных теоретиков – Дуэ, Митчелла, Фуллера. Выделял рациональное зерно из их во многом путаных рассуждений, брал то, что применимо в боевых действиях, как они, по предвидению Жукова, должны были развиваться. Он был человеком, отличавшимся «решительным и жестким характером», - напишет о Г. К. Жукове его другой боевой товарищ, Маршал Советского Союза А. М. Василевский. И далее: «Жуков решал вопросы смело, брал на себя полностью ответственность за ведение боевых действий... Думаю, не ошибусь, если скажу, что Г. К. Жуков – одна из наиболее ярких фигур среди полководцев Великой Отечественной войны». Его место в плеяде прославленных маршалов, приведших нашу армию к Победе! Теперь в официальных случаях мы перечисляем их по алфавиту, но список-то открывает Жуков. Первый среди равных!
4. Список литературы:
1. «100 великих полководцев Второй Мировой», Ю. Н. Лубченков,2005. ООО «Издательский дом Вече», 2005.
2. Знаменитые россияне 18 – 19 веков: Биографии и портреты. По изданию великого князя Николая Михайловича «Русские портреты 18 – 19 столетий» / Сост. Е. Ф. Петилова- 2-е изд. – СПб.: Лениздат, 1996 – 958 с., ил.
3. История России в лицах: Биографический словарь (Рапов О. М., Вдовина Л. Н., Федоров В. А., Терещенко Ю. Я.) Под общ. Ред. Проф. В. В. Каргалова. М.: Русское слово, Русское историческое общество. 1997 – 544 с.: ил.
4. Энциклопедия для детей. Т. 5, ч. 3. История России. ХХ век / Сост. С. Т. Исмаилова. – М.: Аванта+, 1996. – 672 с.: ил.



Приложенные файлы


Добавить комментарий